<<
>>

Президент и его место в политической системе


Функции президента. По форме Конституция 1996 г. выглядит как Основной Закон смешанной (президентско-парламентской) республики. Президент является главой государства и гарантом Конституции, избираемым гражданами на всеобщих выборах сроком на пять лет.
Он, с одобрения парламента, назначает премьер- министра и основных членов Совета Министров (последняя структура осуществляет исполнительную власть). У президента Республики Беларусь есть право роспуска парламента. У депутатов Палаты представителей (нижней палаты парламента) есть право вынесения вотумов недоверия правительству.
Более того, статья 6 Конституции утверждает, что “государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. Государственные органы в пределах своих полномочий самостоятельны: они взаимодействуют между собой, сдерживают и уравновешивают друг друга” [19]. Нам представляется, что и буква, и дух Основного Закона 1996 г., а также реальная политико-правовая практика в нашей стране в гораздо большей степени соответствуют не данной конституционной норме, а хорошо всем известному высказыванию А. Лукашенко о том, что “президентская власть в Беларуси - это ствол”, другие же властные структуры - это “ветки, из него растущие” (см. рис. [20].
Как подчеркивает известный белорусский юрист, бывший заместитель председателя Конституционного суда Фадеев, "Конституция Беларуси в редакции 1996 г. основательно изменила компетенцию органов власти, при этом произошел "сильный крен" в сторону исполнительной власти. Были существенно расширены полномочия президента. Он получил, в частности, право назначать: республиканские референдумы, всех судей (судей и председателей высших судов - с согласия Совета Республики); назначать половину членов Центризбиркома, шесть судей Конституционного суда; освобождать от должности председателя и судей Конституционного суда, председателя и судей Верховного суда, председателя и судей Высшего Хозяйственного суда, председателя и членов Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов, Генерального прокурора, председателя и членов Правления Национального банка по основаниям, предусмотренным законом, с уведомлением Совета Республики.
Однако самое главное, что самым прямым образом сказалось на реализации принципа разделения властей, заключалось в том, что президент получил законодательные полномочия, и в стране формально образовалось два центра с высшими законодательными полномочиями. Статья 101 Конституции предусматривает возможность издания президентом декретов, имеющих силу закона. При этом если согласно части первой этой статьи полномочия на издание декрета могут быть делегированы парламентом (за весь период действия Конституции 1996 г. такого не случалось), то согласно части третьей в силу особой необходимости президент может издавать временные декреты [21]. По настоящее время (2006 г.) президент издал 258 декретов, и все они изданы на основании части третьей ст. 101, т.е. как временные. Временные декреты должны быть в трехдневный срок представлены для последующего рассмотрения Палатой представителей, а затем Советом Республики. Эти декреты сохраняют силу, если они не отменены большинством не менее 2/3 голосов от полного состава каждой из палат...
За прошедшее время ни один, даже самый спорный декрет, парламентом не был отменен. С другой стороны, парламент часто оказывается в своеобразной "ловушке": когда он хочет в законе изменить некоторые нормы по-своему, он не может это сделать, поскольку существует не отмененный акт президента, в котором эти нормы даны в определенной редакции. Так было, например, при принятии Закона о потребительской кооперации, в котором депутаты попытались по-иному, чем в президентском указе, изложить нормы о порядке избрания председателей районных потребительских обществ. В результате редакция депутатов не прошла, и норма была принята в редакции президента.
Есть и еще одна проблема, которая, как представляется, недостаточно обсуждается и принимается во внимание. Дело в том, что согласно части второй ст. 101 Конституции 1996 г., "не допускается делегирование полномочий президенту на издание декретов, предусматривающих изменение и дополнение Конституции, ее толкование; изменение и дополнение программных законов; утверждение республиканского бюджета и отчета о его исполнении; изменение порядка выборов президента и парламента; ограничение конституционных прав и свобод граждан" [22]. Закон о делегировании законодательных полномочий президенту не может разрешать ему изменение этого закона, а также предоставлять право принимать нормы, имеющие обратную силу. Представляется, что если даже парламент не может делегировать президенту полномочия на издание декретов по указанным вопросам, то тем более он не может издавать их по своей инициативе. На самом же деле президент издал целый ряд временных декретов, ограничивающих права и свободы граждан. Обосновывая необходимость издания президентом декретов, апологеты всегда приводят опыт Франции. Однако при этом "стыдливо" опускают тот факт, что там декреты требуют контрассигнации (подписи) соответствующего министра либо премьера, а, учитывая политический расклад в эшелонах власти Франции, получить такое согласие не просто.
Наряду с приданием высшей законодательной силы декретам, "в законодательство страны введена также норма о том, что указы президента могут рассматриваться на предмет соответствия Конституции, а на соответствие законам - только в случае, когда полномочия на их издание были делегированы законом. В сущности, это означает, что в ряде случаев указы даже выше декретов, поскольку декрет хотя бы формально может быть отменен палатами парламента". Принцип разделения властей нарушен и в отношении судебной системы. Многие специалисты считают, что формально провозглашенные принципы независимости судов нарушаются, на самом деле - они находятся в сильной зависимости от других ветвей государственной власти. Так, к примеру, бывший судья Конституционного суда Республики Беларусь профессор Михаил Пастухов пришел к следующему выводу: "Суды фактически утратили остатки своей независимости, превратились в аппарат по обслуживанию интересов исполнительной власти. Они выносят решения, которые красноречиво свидетельствуют об их ангажированности и политической пристрастности" [23]... Есть и еще одна крайне серьезная в последнее время проблема, связанная с прямым вторжением исполнительной власти в сферу судебной компетенции. Уже существуют два указа президента, согласно которым он имеет право освобождать за отдельные преступления от уголовной ответственности (указ от 12 сентября 2005 г. № 426) и освобождать от экономической ответственности (указ от 17 октября 2005 г. № 481), даже если уже состоялось судебное решение. Полагаем, наличие таких норм - яркое доказательство того, что судебная система пока на деле не стала независимой властью в стране" [24].
Важным институтом, обеспечивающим фактическую монополию президента в законотворческой деятельности, является Центр законопроектной деятельности при президенте Республики Беларусь. Он наделен правом рассмотрения всех предложений, которые исходят от субъектов, обладающих правом законодательной инициативы, и таким образом выступает в качестве важного фильтра, не пропускающего не выгодные высшей власти проекты нормативных актов.
Другие структуры исполнительной власти. Согласно Конституции 1996 г., президент не является главой исполнительной власти в Беларуси. Для реализации таких полномочий создается Совет Министров (правительство), ответственное перед президентом и парламентом. Его председателя (премьер-министра) определяет президент и утверждает нижняя палата парламента. Глава государства назначает всех министров. Более того, у президента есть право отправить премьера или отдельных министров в отставку в любое время, не дожидаясь вынесения вотума недоверия депутатами Палаты представителей.
В действительности, в нарушение Основного Закона, подлинным главой исполнительной власти в Беларуси является президент. В отличие от других государств со смешанной формой правления, в нашей стране так и не сложился так называемый двуглавый исполни-
и .              и              «              • gt;gt;
тельный орган, предполагающий определенное разделение властей между главой государства и главой правительства. Белорусский президент часто председательствует на заседаниях Совета Министров, дает задания отдельным членам правительства, отчитывает их за невыполнение программных показателей, устраивает публичные разносы и отправляет в отставку провинившихся.
В сложившейся ситуации белорусское правительство перестало быть политической структурой и превратилось в хозяйственноадминистративный орган при главе государства. Инициирование новой политики - задача президента, задача же министров и премьера - это безукоризненное выполнение поставленных главой государства заданий. Ответственность правительства перед депутатами Национального Собрания, начиная с 1996 г., приобрела абсолютно формальный характер. С тех пор не было ни одного случая, когда бы Палата представителей набралась мужества и проголосовала вотум недоверия правительству. Снятие с должности отдельных министров и премьеров превратилось в сугубо президентскую прерогативу. Как правило, он идет на эти шаги, когда обостряются экономические проблемы государства. Тогда важнейшей функцией правительства становится роль “козла отпущения”, на которого глава государства с удовольствием перекладывает ответственность за собственные ошибки. На рубеже 2000-х гг. в нашей стране довольно часто происходила смена руководителей правительства и министров, однако с 2003 г. пост премьер-министра прочно удерживает в своих руках С. Сидорский.
Правительство Республики Беларусь, равно как и парламент, по своим полномочиям существенно уступают таким властным структурам, как Администрация президента и Совет Безопасности.
Они получили конституционное закрепление в Основном Законе
1996 г. Согласно ст. 84, п. 5, “президент образует, упраздняет и реорганизует Администрацию президента Республики Беларусь, другие органы государственного управления, а также консультативносовещательные и иные органы при президенте”. Пункт 27 той же статьи говорит о том, что “президент формирует и возглавляет Совет Безопасности Республики Беларусь; назначает на должность и освобождает от должности Государственного секретаря Совета Безопасности” [25].
Администрация президента является важнейшим резервуаром кадров для высших подразделений государственного управления в центре и в регионах. Его многочисленные отделы дублируют работу министерств и ведомств правительства, задавая им определенный вектор развития, как в свое время это делали отделы ЦК КПБ по отношению к советскому правительству. Кроме того, в Администрации сосредоточены силы, которые обеспечивают “руководящую и направляющую” роль президента в его взаимодействии с органами законодательной и судебной власти. Это, в частности, находит свое выражение в разработке в стенах Администрации основных законопроектов, которые потом спускаются депутатам парламента для утверждения. В 2008 г. руководителем Администрации президента был назначен В. Макей, долгое время исполнявший обязанности первого помощника президента.
Совет Безопасности включает в свой состав “силовых министров”, руководителя Администрации президента, председателя Совета Министров, руководителя Службы охраны президента, председателей палат Национального Собрания, а также других лиц по распоряжению президента. В начале 2007 г. на должность члена Совета Безопасности неожиданно был назначен старший сын Александра Лукашенко Виктор, до этого исполнявший обязанности обычного помощника президента. В Беларуси термин “безопасность” понимается весьма расширительно: от продовольственной до военной. Это дает основание данной структуре выступать в роли одного из самых влиятельных центров силы и привлекать под свою деятельность большие ресурсы. Значение Совета Безопасности заметно выросло, когда ее возглавлял В. Шейман (1994-2000 гг., 2006-2008 гг.). В 2008 г. на должность государственного секретаря Совета Безопасности был назначен бывший шеф КГБ Ю. Жадобин.



alt="" />





В первое время своего правления "тиран приветливо улыбается всем... дает много обещаний частным лицам и обществу. притворяется милостивым ко всем и кротким", - пишет Платон. Это необходимо, говоря современным языком, для легитимации режима, консолидации личной власти, подавления оппозиции. "Когда же он примиряется кое с кем из своих врагов, а иных уничтожает, так что они перестанут его беспокоить, первой его задачей будет постоянно вовлекать граждан в какие-то войны, чтобы народ испытывал нужду в предводителе".
В современную эпоху развязывать войны - дорогое удовольствие для диктатуры: можно и проиграть. Аргентинская хунта потерпела сокрушительное поражение в войне за Фолкленды (1982), а авантюра греческих "черных полковников" с переворотом на Кипре и попыткой присоединения острова к Греции (1974) закончилась полным провалом. Поэтому используются другие методы для того, чтобы у простых людей постоянно присутствовала "потребность в предводителе". В Беларуси, в частности, апробированы такие приемы, как борьба с "внутренними врагами", которые "мешают президенту"; укоренение в общественное сознание мифа "осажденной крепости" (страна окружена со всех сторон врагами).
Не менее важным для укрепления власти тирана является и то, чтобы "из-за налогов люди обеднели и перебивались со дня на день, меньше злоумышляя против него". В современной Беларуси эта черта тирании проявляется в полном объеме. Кроме того, высшее руководство государства заинтересовано в искусственном занижении уровня потребностей людей, сведении их к примитивному минимуму: "чарки и шкварки" среди материальных и "славянских базаров" и "дожинок" среди духовных. Отсутствие свободного времени у большинства трудоспособных граждан, вынужденных работать на нескольких работах, чтобы обеспечить более-менее сносный уровень жизни себе и своим близким, ставит их вне политики. Государство у нас остается основным работодателем и привязывает почти рабскими узами трудящихся к предприятиям и учреждениям (контрактная система). Последние безропотно выполняют волю начальства, потому что дорожат своим местом, не ввязываются в оппозиционную деятельность, так как боятся увольнений. Важнейшим средством укрепления тирании является борьба со свободолюбивыми людьми. "Таких людей тиран уничтожает под предлогом, будто они предались неприятелю", - указывает Платон. "Способствует возможному сохранению тирании и то, чтобы “подрезывать" всех чем-либо выдающихся людей", - конкретизирует Аристотель. "Тирану надо зорко следить за тем, кто мужественен, кто великодушен, кто разумен, кто богат. Велико же счастье тирана: он поневоле враждебен всем этим людям и строит против них козни, пока не очистит от них государство", - делает вывод Платон. Эта мера, в конце концов, приводит тому, что рядом "не останется никого ни из друзей, ни из врагов, кто бы на что-то годился'.. У тирана не остается иного выбора, кроме как "обитать вместе с толпой негодяев, притом тех, кто его ненавидит" Политическая наука в наши дни называет эту проблему "нарушением процесса циркуляции элит" Последний, согласно итальянскому социологу Парето, означает обновление правящей элиты за счет выходцев из низших слоев общества, приносящих с собой энергию и волю для удержания власти.
Правящая элита также восстанавливается и благодаря тому, что теряет своих наиболее деградировавших членов. любой персоналистский режим в большей степени, чем другие, сталкивается с такой проблемой. остановка же циркуляции элит или наличие значительных препятствий для нее приводит со временем к катастрофическим для господствующей группировки последствиям. поскольку положение управленцев в структурах власти в Беларуси не зависит от их профессионализма и компетентности, но целиком определяется личной преданностью президенту, а их инициатива сковывается из-за боязни допустить непоправимую ошибку (не угодить "всенародно избранному"), в нашей стране происходит быстрое накапливание "не элитных элементов" в господствующем классе, а "элитных" - среди управляемых." У тиранов в почете люди, держащие себя униженно, а это свойство льстецов. Вследствие этого тирания любит все дурное; ведь тираны рады, когда им льстят, а этого не станет делать ни один свободный человек, обладающий разумом". К этой блестящей характеристике тирании, сделанной Аристотелем, нечего добавить. в современную эпоху диктатуры личной власти опираются на те же "традиционные" приемы удержания абсолютного господства, сделав их, правда, более изощренными, благодаря развитию технических средств насилия и массового "промывания мозгов".
вектор развития современной цивилизации делает тиранию, по крайней мере в Европе, диковинным и извращенным отклонением от демократической нормы. Слабыми местами тираний всегда были "ненависть" и "презрение" к ним со стороны граждан. Платон сравнивал тиранов с "отцеубийцами и плохими кормильцами". Народ - отец тирании. В силу своего невежества он "из подчинения свободным людям попадает в услужение к деспотической власти и свою неумеренную свободу меняет на самое тяжкое и горькое рабство - рабство у рабов". Сам тиран - заложник своих дурных наклонностей, которые загоняют его в тюрьму, ограничивают передвижение, делают затворником... "Тираны за всю жизнь свою ни разу ни с кем не были друзьями; они вечно либо господствуют, либо находятся в рабстве: тиранические натуры никогда не отведывали ни свободы, ни подлинной дружбы". Когда же такая натура оказывается у руля государства, "в рабстве у него будет содержаться и воспитываться некогда милая ему родина-мать, то есть отечество. Вот конечная цель вожделений такого человека". Это объясняет, почему во все времена и у всех народов борьба с тираниями была благим, патриотическим делом граждан.
Древнекитайский философ Шэнь Дао утверждал, что "мудрость недостаточна для приведения к покорности порочных, но влиятельное положение достаточно, чтобы согнуть мудрых. Поэтому, когда мудрый подчиняется порочному, это указывает на слабость власти". Слабой является власть белорусского президента, который пытается учить уму-разуму всех и вся в этой стране. Он лучше агрономов знает, когда сеять, а когда убирать; лучше директоров предприятий разбирается в том, как наладить производство; лучше врачей - как лечить болезни; лучше режиссеров и артистов - какие спектакли ставить и почему; лучше докторов наук и академиков понимает актуальные вопросы общественных наук.
Разработка государственной идеологии президентом является ярчайшей иллюстрацией своеобразного понимания высшим должностным лицом белорусского государства модели взаимоотношений между экспертами, специалистами, интеллектуалами и политической властью. первые предстают в виде этаких недоумков, зацикленных на абстрактных теоретических схемах, неспособных разглядеть за ними нужды и чаяния простых людей. Кажется, что времена воинствующего антиинтеллектуализма эпохи ранней большевистской диктатуры, когда слово "интеллигенция" ассоциировалось только со "смачным" ленинским определением, возвращаются в нашу страну.
Лукашенко любит апеллировать к правде жизни, доступной только ему, - народному президенту. Эразм Роттердамский в Похвальном слове глупости (эту книгу стоило бы сделать настольной у главы нашего государства) по этому поводу писал: "Если рассудительность прежде всего сказывается в деловой сноровке, то кто... имеет право притязать на почетное звание человека рассудительного - мудрец ли, который частью по излишней совестливости, частью по душевной робости ничего не решается предпринимать, или на все дерзающий дурак, не сдерживаемый ни стыдом, которого не имеет, ни опасностью, которой не сознает? Мудрец обращается к древним писаниям и выискивает в них разные бесполезные тонкости. Дурак, напротив того, постоянно вращаясь в самой гуще жизни, тем самым доказывает истинную свою рассудительность".
Воинствующий характер антиинтеллектуализма проявляется в том, что глава белорусского государства получает истинное наслаждение от унижения любого человека, который больше знает, лучше образован, более талантлив, чем Александр Григорьевич. Иногда возникает ощущение, что он сознательно лукавит: перегибает палку, говорит явные глупости, чтобы добиться полного согласия с его точкой зрения высокопоставленных, облаченных должностями и титулами экспертов. Но бог с ними, они сами сделали свой выбор.
Существует мнение, что Лукашенко постепенно, под влиянием внутренних и внешних процессов должен измениться в лучшую сторону. Хотелось бы верить, но это возможно только в том случае, если наша высшая власть вдруг научится учиться, а не поучать. Пока же все происходит с точностью наоборот [27].
Мать бедного генерала-диктатора в романе Маркеса Осень патриарха как-то воскликнула на дипломатическом приеме: "Если бы я только знала, что мой сын станет президентом республики, я бы выучила его грамоте, сеньоры!'.. Но, получив высшую власть, генерал так и не научился читать и писать. Окруженный сонмищем дипломированных политиканов, наглых пройдох и подхалимов, он решил, что не стоит портить себе кровь крючкотворными писаными законами, требующими щепетильности, "и стал править страной как бог на душу положит, и стал вездесущ и непререкаем". Эта непререкаемость власть предержащих автократов, наверно, является общей закономерностью, а не особенностью отдельных стран, которым не повезло с политическими лидерами. Монополия на абсолютное господство развращает и очень скоро приводит к выводу: раз я получил высшую власть, значит я лучше других, лучше несчастных "умников" и у меня есть право их учить и ими понукать.
Конечно, не следует преувеличивать угрозу. Лукашенко - это не Гитлер и не Сталин, хотя он и стремится походить на них. о полной моральной деградации власть предержащих граждане Беларуси смогли воочию убедиться 25 июня 2003 г., в день похорон василя Быкова. трагическая смерть этого великого человека на мгновение приоткрыла пропагандистскую завесу лжи и лицемерия, за которой белорусский президент и его окружение прятали от доверчивых сограждан чрезвычайно простую истину: интересы белорусского народа и интересы той группировки, которая его именем управляет страной с 1994 г. коренным образом расходятся. Если, как заявил А. Лукашенко, узнав о смерти писателя, "мы по-разному понимаем суверенитет и независимость, но нельзя отказать этому человеку в жажде страстной борьбы за свободу нашей страны", то за чей же суверенитет так страстно борется всенародно избранный президент Беларуси? За свой личный или вверенного ему в управление государства? Вопрос риторический.
Быков никогда не обладал и не стремился обладать даже толикой власти.
Он всегда занимал бескомпромиссную, неудобную для него лично позицию, писал и говорил правду, какой бы горькой и неудобной и для властей, и для народа она ни была. Быков имел право сказать: "Особенно теперь я начинаю думать, что пока мы старались для народа, клялись именем народа - у нас его украли... Теперь крестьянства нет... Город, урбанизированное население городов, - боюсь, это уже не белорусский народ; оно с Беларусью ничего общего не имеет, кроме, разве что территории проживания. Минск - город "белорусский" только потому, что он находится на территории Беларуси, а в остальном - каково его отличие, скажем, от Смоленска, твери, Москвы? Чем он от них отличается?". У Быкова было право говорить эти горькие слова белорусам, потому что нравственный долг людей его масштаба не льстить народу, а говорить правду, поднимать острые, кричащие проблемы. Потому что кто другой, если не он, мог бы это сделать? Не может быть двух резко отличающихся друг от друга пониманий независимости и свободы, как не может быть двух противоположных, но одинаково верных ответов на один и тот же вопрос. Правда всегда одна, только пути к ней ведут разные. 25 июня продемонстрировало, что лучшая, совестливая часть народа была с Быковым, а не с Лукашенко. Значит, есть надежда на то, что блуждания в лабиринтах лжи и самообмана не вечно и белорусы обязательно выберутся на свою дорогу к правде.
(См.: Аристотель, Политика. М.: Мысль, 1997; Платон, "Государство" // Филеб, Государство, Тимей, Критий. М.: Мысль, 1999; История китайской философии. М.: Прогресс, 1989; Роттердамский Э., Похвальное слово глупости. М.: Мысль, 2001).
Таким образом, президент в политической системе Беларуси является главным действующим лицом в сферах законодательной и исполнительной власти; он также косвенно влияет на осуществление важнейших судебных функций. Политическая власть выступает в высшей степени централизованном и сконцентрированном в одних руках виде, что делает белорусскую политическую систему крайне неразвитой по сравнению даже с другими менее персоналист- скими авторитарными режимами. Такая чрезмерная концентрация полномочий в “президентском стволе” ведет к атрофии других государственных институтов: в первую очередь парламента и судебной системы. Причины подобной ситуации связаны и с особенностями личности главы белорусского государства (см. вставку 18.2). 
<< | >>
Источник: Владимир Ровдо. Сравнительная политология: учеб. пособие. В 3 ч. Ч. 3. 2009 {original}

Еще по теме Президент и его место в политической системе:

  1. 9.1. Контроль и его место в системе менеджмента
  2. 2. Место и роль государства в политической системе
  3. 1.1. Предмет, метод и система конституционного права России, его место в системе национального права
  4. Какое место занимает в политической системе государство
  5. МЕСТО И РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВА
  6. § 1. Понятие договора подряда и его место в системе смежных обязательств
  7. § 1. Уголовно-процессуальное право, его место в системе российского права
  8. Глава VII. МЕСТО ГОСУДАРСТВА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВА
  9. § 10.7. Место и роль современного государства в политической системе общества
  10. Тема 4. Право Европейских Сообществ, его место и роль в системе международных отношений
  11. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА . И МЕСТО В НЕЙ ГОСУДАРСТВА
  12. Тема 1. Место международного права в глобальной нормативной системе. Его соотношение с национальным правом.
  13. 3.3. Структура законодательства в информационной сфере и его место в системе российского законодательства
  14. §6. Место конституционного права в системе права Российской Федерации. Тенденция его развития на современном этапе
  15. Глава 2 ОБЪЕКТЫ, МЕТОДЫ И ЗАДАЧИ УПРАВЛЕНЧЕСКОГО АНАЛИЗА, ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  16. 14.1. Порядок избрания Президента РФ и прекращения его полномочий
  17. §4. Гарантии Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -