<<
>>

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА КИТАЯ


Население

1 236,9 млн человек

Территория

3 705 386 кв. миль

Год обретения независимости

221 г. до н.э.

Год принятия ныне действующей конституции

1982 г.

Глава государства

президент Цзян Цзэминь

Глава правительства

премьер Чжу Жунцзи

Язык(и)

нормативный китайский, или мандаринский (путунхуа на основе пекинского диалекта), Юэ (кантонский диалект), У (шанхайский диалект), Минь (фуцзянский диалект), Хакка, Ган, языки национальных меньшинств

Религия

даоизм, буддизм, ислам (2-3%), христианство (1%).
Атеизм принят в качестве государственной доктрины
/>
Мао Цзэдун, революционер, который стоял во главе китайских коммунистов в период войны против японских интервентов, потом перешедшей в войну гражданскую, 1 октября 1949 г. провозгласил окончательную победу, установление нового режима и пришествие новой эры. С трибуны, воздвигнутой у пекинских «Ворот Небесного Спокойствия», насчитывавших много столетий, Мао Цзэдун официально объявил о создании Китайской Народной Республики (КНР), воскликнув: «Китайский народ выстоял!» Вслед за тем на протяжении
почти тридцати лет, до самой своей смерти в 1976 г., Мао оставался главным «архитектором» и идеологом грандиозного проекта, предусматривавшего революционные преобразования, которые должны были привести отсталую аграрную страну к модернизации, процветанию
и,              в конечном итоге, к коммунизму. Но спустя несколько лет после кончины Мао его преемники официально и публично отказались от стратегии, от большей части предпосылок и результатов этого революционного проекта, в сущности признав тем самым, что он не удался. Они дали старт новому этапу социалистических реформ, продолжающемуся и по сей день. Следует отметить, что реформы в постмао- истском Китае были не столь радикальны и протекали не так бурно, как в большинстве стран «народной демократии», где революции 1989- 1990 гг. свергли коммунистические режимы. Тем не менее смена курса весьма впечатляет.
Не отказываясь на словах от конечной цели — построения коммунизма, преемники Мао Цзэдуна, разрабатывая и реализуя ближайшие планы, стали оперировать не расплывчатыми идеологическими терминами, а прагматическими и конкретными экономическими категориями. Экономический рост и личное процветание были объявлены высшими приоритетами государства и основной задачей коммунистической партии, которой пришлось для этого во многом отступить от тридцатилетней практики администрирования экономики. Открыто признав превосходство капиталистического способа производства, китайские реформаторы развивают «социалистическую рыночную экономику», где находится место и для иностранных инвесторов, и для частных предпринимателей, и для семейных ферм, и для общинных корпораций. Внедрение этой новой модели экономического развития как ничто другое позволило китайским лидерам укрепить свое положение.
Однако, поощряя рыночную экономику, руководители КНР отвергают политический плюрализм. Коммунистическая партия полностью проявила свою суть во время событий 4 июил 1989 г.
на центральной пекинской площади Тяньаньмынь и прилегающих к ней улицах, когда Народно-Освободительная Армия Китая (НОАК) применила танки и автоматы против многотысячной манифестации протеста. Режим нетерпим к любой открытой попытке оспорить монопольную власть компартии. Для большинства рядовых граждан КНР, численность населения которой составляет 1,2 млрд человек, политическая реформа заключается прежде всего в том, что власть признает законность частного сектора экономики и толерантно относится к политической апатии своего народа. По сравнению с эпохой Мао Цзэдуна, когда грозный ярлык «буржуазного перерожденца» приклеивали за стремление возделывать свой крохотный клочок земли или за пристрастие к музыке Бетховена, многие аспекты теперешнего существования китайских граждан оказались «вне политики». Более того, при
новом режиме рядовым гражданам больше нет необходимости рьяно и ревностно демонстрировать поддержку официальному политическому курсу и политической системе. Не допускается лишь активное противодействие тому и другому. Коммунистические лидеры КНР не пролагают путей к либеральной демократии или, по крайней мере, не делают этого осознанно и целенаправленно. Можно сказать, что в Китае всепроникающий тоталитаризм сменился довольно умеренным авторитаризмом.
Да, реформы, начавшиеся в Китае после смерти Мао Цзэдуна, были чем-то значительно большим, нежели отказ государства от жесткого регулирования экономики и сокращение политических требований, которым подвергались рядовые граждане. В стране идет процесс создания политических институтов, совокупность которых должна будет обеспечить прозрачность, стабильность, доступность. В первую очередь эта инфрастуктура будет способствовать инвестициям и внедрению передовых технологий, призванным поддерживать на прежнем уровне экономический рост, но преемники Мао преследуют здесь и политические цели. Они стремятся построить «прочную организационную и рабочую системы», которые обезопасили бы страну от произвола диктаторов и деструктивной политики [1] и предусматривали бы принятие более продуманных законов и новое понимание самого термина «законность», появление более влиятельных представительных органы и лидеров, не только всенародно избранных, но и вышедших из самой гущи народных масс.
Многие из совершающихся в Китае преобразований лишь с оговоркой можно счесть непосредственным результатом «политики реформ». С тем же правом перемены могут быть признаны «побочным эффектом» этой политической линии. Реформа привела в действие и придала определенное ускорение процессу экономических, политических, социальных перемен, который теперь уже почти не контролируется лидерами государства. Вот несколько примеров. Частичная отмена запрета на перемещение населения по стране привела к появлению приблизительно 100 млн «внутренних мигрантов», большинство которых — выходцы из сельской местности, ищущие в крупных и средних городах работу; многие из них самовольно вселяются в пустующие помещения и живут там. Появление феномена «флуктуации населения» ярко демонстрирует не существовавший ранее конфликт между государственным контролем и возможностями рыночной экономики. Муниципальные власти, пользуясь возможностями новой налоговой политики, основанной на принципах федерализма, обере- 1ают свои притязания и добиваются их выполнения, а происходит это за счет все большего ослабления центрального правительства, доля доходов которого постоянно уменьшается. Рост благосостояния и начавшаяся в 90-е годы «телекоммуникационная революция» позволили связываться с внешним миром через Интернет двум с лишним мил
лионам человек, и количество китайских «пользователей» растет стремительней, чем в любой другой стране. 
<< | >>
Источник: Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р.. Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор: Учебное пособие. 2002

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА КИТАЯ:

  1. Политическое будущее Китая
  2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ДРЕВНЕГО КИТАЯ
  3. § 3. Политическая и правовая мысль Древнего Китая
  4. Правовая система Китая.
  5. § 5. Правовые системы Индии, Китая и Японии
  6. 78. РАЗВИТИЕ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ КИТАЯ ПОСЛЕ ОБРАЗОВАНИЯ КНР
  7. Янь Цзин. НЕФТЕГАЗОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО КИТАЯ И РОССИИ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВЕКОВ: ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук, 2018
  8. 1.4.5. Политические отношения Политическая власть и политическая система
  9. Модуль 2. Лекция 3. Политические партии, партийные системы и общественно-политические движения
  10. 58. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КАК ОСНОВНОЙ ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ, ЕЕ ФУНКЦИИ
  11. Политическая стабильность: гражданские и преторианские политические системы
  12. 40. Какую роль играют в политической системе политические партии
  13. Социология политических систем и концепции политического развития
  14. Пути социалистической индустриализации Китая.
  15. ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА КИТАЯ
  16. § 3. Правовые системы обществ, однородность которых обеспечивается за счет внутренней политической группы (относительно рационализированные системы)
  17. Глава 20 ОСНОВЫ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА КИТАЯ
  18. Риторические приемы: образные системы, интонационные, графические акценты, системы и способы аргументации, мобилизации. Образы в политическом тексте
  19. Политико-правовая мысль Древнего Китая
  20. «ОБ ИТОГАХ СОВМЕСТНЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ГОДОВ РОССИИ И КИТАЯ»
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -