Особенности аномических действий в современной Беларуси


Аномические группы интересов являются неупорядоченными и неорганизованными. Они представляют собой спонтанные действия, которые быстро вспыхивают и быстро идут на спад. Как правило, такие группы интересов связаны с неорганизованной протестной активностью самых разных людей, которых объединяет вместе только чувство возмущения теми или иными политическими событиями [7].

Несмотря на свою кажущуюся бесполезность для политических элит, последние научились извлекать выгоду из массовых аномических действий. Это было наглядно продемонстрировано во время антикоммунистической революции в Восточной Европе в 1988-1990 гг. и бывшем СССР в 1990-1991 гг. Часто стихийные демонстрации, митинги и забастовки выступали в качестве того грозного “оружия безоружных”, которое в конечном итоге и вынуждало номенклатуру расстаться с властью или идти на радикальные реформы политической и экономической системы. В дальнейшем аномический протест был использован для отстранения от власти коррумпированного режима Шеварнадзе в Грузии в 2003 г. и Акаева в Кыргызстане в 2005 г. Еще раньше, в 2000 г., обнародование записей бывшего телохранителя Кучмы о причастности украинского президента к убийству независимого журналиста Гонгадзе вызвало волну стихийного возмущения. Она была умело использована некоммунистической оппозицией, смогшей объединиться и сформировать ядро будущей победоносной “оранжевой коалиции” в Украине [8].
Как известно, склонность населения к аномическим действиям в значительной степени определяется политической культурой, наличием или отсутствием традиций уличной политической борьбы. Известно, что в Беларуси такие традиции почти отсутствуют. Тем не менее, в эпоху волны антикоммунистического протеста, захлестнувшей Восточную Европу и СССР, она докатилась и до берегов считавшейся спокойной и покорной Беларуси. Имеются в виду рабочие забастовки весной 1991 г. До последнего времени они остаются самыми массовыми и масштабными акциями протеста, которые оказали серьезное влияние на развитие политической ситуации в нашей стране.
Все начиналось за год до этого события: 26 апреля 1990 г. в годовщину Чернобыльской катастрофы рабочие ряда гомельских предприятий остановили работу, чтобы выразить свой протест против слишком медленного темпа реализации мероприятий государственной программы по преодолению последствий аварии на чернобыльской АЭС.
В марте 1991 г. в СССР была проведена так называемая "павловская реформа". Союзный премьер-министр В. Павлов вначале объявил обмен денег и таким образом изъял у населения крупные купюры, хранившиеся на "черный день", а затем ввел так называемый президентский пятипроцентный налог с продаж, от чего на эти же пять процентов повысились цены в пустующих магазинах.
На следующий день после повышения цен на территории СССР, 3 апреля 1991 г., минские рабочие начали стихийную забастовку протеста. Это были не бунтари из БНФ, не члены молодежных неформальных объединений, а обычные трудящиеся с тракторного завода, автомобильного завода, Интеграла и других предприятий. Они шли к зданию Верховного Совета на площадь Ленина (теперь Независимости). К рабочим присоединились студенты некоторых минских вузов. На площади прошел стихийный митинг.
По некоторым оценкам, количество участников акции достигло 100 000 человек. На следующий день, 4 апреля, забастовка минчан была поддержана трудящимися Бреста, Бобруйска, Жодино, Гомеля, Орши. Был создан республиканский забастовочный комитет, в работе которого активную роль сыграли члены оппозиции БНФ, прежде всего депутат С. Антончик. Это привело к тому, что уже 5 апреля наряду с экономическими требованиями, связанными с повышением заработной платы, рабочие стали выдвигать и политические: ликвидация парткомов на предприятиях, "декоммунизация" профсоюзных комитетов, проведение новых выборов Верховного Совета, отставка правительства Горбачева, придание декларации о суверенитете Беларуси статуса конституционного закона и др. В течение нескольких дней колонны рабочих минских заводов в количестве до 20 000 человек с бело-красно-белыми знаменами шли к зданию парламента, как на работу.
Президиуму Верховного Совета и Совету Министров БССР только 9 апреля удалось несколько утихомирить рабочее движение. Лидеры забастовочного комитета были втянуты в длительный и бесплодный процесс переговоров с правительством, которое обещало повысить заработную плату на ряде предприятий, взамен за снятие рабочими своих политических требований. Правительство выполнило свое обещание, что привело к тому, что массовые выступления пошли на спад. Правда, повышение заработка вскоре было съедено ростом инфляции [9].
После рабочих выступлений в апреле 1991 г. казалось, что Беларусь может пойти по польскому пути: установлению тесного союза между рабочим классом и интеллигенцией, направленного против коммунистического господства. Однако в Беларуси так и не возник свой Комитет защиты рабочих (KOR), созданный польскими интеллектуалами и правозащитниками еще в 70-е гг. для завоевания доверия рабочего класса. Существовала и еще одна проблема: белорусские рабочие в массе своей поддерживали антикоммунистическую программу БНФ, но были далеки от понимания необходимости быстрой белорусизации образования и общественной жизни в целом.
К тому же после забастовок события развивались стремительно. Именно рабочие выступления продемонстрировали всю слабость власти КПБ-КПСС. Номенклатура была напугана. Председатель президиума Верховного Совета Н. Дементей, задолго до создания ГКЧП, предлагал ввести на всей территории Советского Союза чрезвычайное положение. В августе 1991 г. коммунистическая власть в Беларуси пала. В это время хватило мобилизации десятков тысяч активистов БНФ для того, чтобы не только выполнить, но и перевыполнить все политические требования белорусских рабочих, которые они выдвигали в апреле того же года. Те политические события были достаточно хорошо организованы оппозицией и поэтому не попадают в рубрику аномических (неупорядоченных) действий.
В дальнейшем в истории суверенной Беларуси не было других случаев масштабных стихийных протестов, хотя поводы к ним были. Такие действия не стали фактом, когда после дефолта в России в 1998 г. резко упала покупательная способность белорусского населения; к ним не привела гибель нескольких десятков молодых людей в давке на станции метро “Немига” после концерта 30 мая 1999 г.; белорусский народ хранил выдержку и после взрыва бомбы в Минске в ночь с 3 на 4 июля 2008 г., в результате которого получили ранения около 50 человек. Наверное, в подобном поведении и проявляются такие черты национального характера, как спокойствие и терпимость. К тому же белорусские власти извлекли уроки из ошибок прошлого. Экономический рост, начиная с 1996 г., позволял президенту “делиться” доходами с рабочими, не допуская значительного падения уровня оплаты труда. В 2003 г. к “золотым цепям” рабочего класса были добавлены административные в виде контрактной системы, что сильно ударило по независимым профсоюзам на предприятиях.
Однако белорусские власти не должны почивать на лаврах. Даже один пример успешных аномических действий может привести к их повторению. Вероятность эта усиливается во время экономических кризисов. Хорошо известно, что период благоприятной экономической конъюнктуры для Беларуси близится к своему завершению. Урок должна извлечь и оппозиция, которая за последние годы утратила надежды на использование в своих целях стихийных выступлений трудящихся. Все это может привести к тому, что в “день X” демократические партии и неправительственные организации могут оказаться пассивными наблюдателями аномических действий народа, которые приведут к власти новый авторитарный режим. 
<< | >>
Источник: Владимир Ровдо. Сравнительная политология: учеб. пособие. В 3 ч. Ч. 3. 2009

Еще по теме Особенности аномических действий в современной Беларуси:

  1. СОЮЗ БЕЛАРУСИ И РОССИИ.
  2. § 2. Особенности первоначальных следственных действий Особенности осмотра неопознанного трупа или частей трупа
  3. § 2.5. Современная адвокатура: реформа в действии
  4. § 2. Особенности первоначальных следственных действий
  5. 3. Особенности современного международного права.
  6. § 2. Особенности тактики следственных действий
  7. § 3. Особенности последующих следственных действий
  8. 4.1. Об особенностях проявления и действия законов в экономике
  9. § 9. Особенности современной российской преступности и борьбы с ней
  10. § 3. Особенности последующих следственных действий
  11. 1.2. ключевые особенности современной системы взглядов на менеджмент
  12. § 3. Особенности тактики отдельных следственных действий
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -