<<
>>

Индивидуальные группы интересов и патрон-клиентельные сети

Индивидуальные группы интересов являются древнейшей и наиболее распространенной формой коммуникации общества со структурами власти. Обращения людей к структурам власти позволяют артикулировать интересы, когда они носят однотипный характер или связаны с просьбами влиятельных персон.

Как и в любом авторитарном государстве, данный канал артикуляции интересов приобретает очень важное значение в Республике Беларусь из-за закрытости для простых граждан других каналов коммуникации с властями.

Поэтому беседы с управленцами самых разных уровней, письма в Администрацию президента с жалобами на действия чиновников, письма в газеты и на телевидение, иногда, но крайне редко, сбор подписей соседей под обращением в исполком с просьбой решения какой-то локальной проблемы - вот те немногие формы индивидуальных контактов белорусских жителей с правительством, с помощью которых они пытаются участвовать в артикуляции своих интересов. Власти в таком случае получают обратную связь, помогающую им проследить, каким же образом общество реагирует на их решения и политику.

Несмотря на популизм лукашенковского правления, обратные связи в белорусской политической системе являются крайне неразвитыми. Это находит свое выражение в фактическом запрете критики действий первого должностного лица государства, принимающего львиную долю всех политических решений. Ни нижестоящие чиновники, ни официальные СМИ, ни рядовые граждане этого делать не могут. Конечно, есть политическая оппозиция и независимые средства массовой информации, которые регулярно критикуют президента, но именно из-за этого они и оказались вытесненными из политической системы и искусственно отгорожеными от массовой публики. То же самое можно сказать и о критике высших должностных лиц. Это - задача в первую очередь, главы государства, который не устает преподносить подобные действия в качестве проявления отеческой заботы о своем народе.

Конечно, политическая система с ослабленными обратными связями не может функционировать нормально. В ней накапливаются проблемы, которые не решаются годами, здесь граждане отчуждены от власти в гораздо большей степени, чем в любой, даже самой коррумпированной и неэффективной демократии.

Патрон-клиентельные сети. Донесение своих интересов до верхнего уровня политической системы является гораздо более простой задачей в Беларуси для ограниченного числа влиятельных акторов, которые в этом случае используют личные связи с президентом и людьми из его окружения. Подобная форма существования групп интересов называется патрон-клиентельной сетью. Она также имеет богатую историю, но в современных политических системах ее роль и влияние ограничены. Особенностью нашего государства является то, что патрон-клиентелизм играет доминирующую роль не только при артикуляции интересов, но и при их агрегации.

Согласно японскому политологу Мацузато, Беларусь, в отличие от других стран СНГ, развивает только одну клановую структуру, которая была создана президентом и занимает монопольное положение (см. тему 17). За время своего правления глава государства продемонстрировал умение подавлять опасных конкурентов в административном аппарате, парламенте, регионах, отраслях экономики и т.п. [2].

Поддерживать монопольное положение Лукашенко помогает непубличная, но яростная конкуренция между несколькими клановыми группировками, которые ведут между собой борьбу за "доступ к телу" президента и обеспечение принятия выгодных для них кадровых, экономических и политических решений.

Белорусский политолог Андрей Ляхович выделил среди них главные и второстепенные.

Прежде всего, это шкловско-могилевская группа. Она состоит из лиц, которые были хорошо знакомы с нынешним белорусским президентом еще во время его работы на разных должностях в Шклове и Могилеве. Получив места в структурах центральной власти после избрания Лукашенко президентом, они потянули за собой в столицу своих знакомых и друзей. В эту "славную когорту" входит А. Попков бывший первый секретарь Шкловского райкома КПБ, который дослужился до должности первого заместителя (с 2006 г. заместителя) руководителя Администрации президента.

Друг детства Лукашенко В. Коноплев сделал еще более головокружительную карьеру. Обычный инспектор по делам несовершеннолетних Шкловского отдела внутренних дел "взлетел" на пост председателя Палаты представителей Национального собрания в 2004-2007 гг. В конце концов, Коноплев был вынужден уйти в отставку по состоянию здоровья (в независимых СМИ прошла информация о его причастности к одному из громких коррупционных скандалов).

Из опальных представителей этой группы следует назвать также И. Титенкова (бывшего первого секретаря Краснопольского райкома КпБ), получившего пост первого управляющего делами президента и вынужденного в конце 90-х гг. эмигрировать из страны, чтобы избежать уголовного преследования за нецелевое использование средств; а также - О. Божелко, бывшего прокурора Шкловского района и генерального прокурора Республики Беларусь в 19942000 гг. Последний был снят с должности Лукашенко за мужественный поступок: несогласие с действиями государственного секретаря Совета Безопасности, которые препятствовали следствию по делу об исчезновении известных белорусских политиков. Менее влиятельные позиции в этой клановой группировке занимают бывший ректор Могилевского педагогического университета, а ныне министр образования А. Радьков, а также В. Савченко (бывший председатель Круглянского райисполкома), который с 2001 г. руководит Гродненским облисполкомом.

В течение длительного времени успешную конкурентную борьбу с шкловско- могилевской группой за влияние на президента вела группа Виктора Шей- мана. Ее лидер - бывший депутат Верховного Совета РБ двенадцатого созыва - вошел в доверие к президенту, благодаря активному участию в избирательной кампании 1994 г. и личной причастности к так называемому "лиоз- ненскому выстрелу" (не доказанному покушению на жизнь тогда еще кандидата в президенты Лукашенко), который резко увеличил популярность основного конкурента Кебича. Он также причастен, по мнению ряда независимых экспертов, к исчезновению известных белорусских политиков и журналистов в 1999-2000 гг.

Не будучи публичным политиком, В. Шейман завоевал себе репутацию "серого кардинала", мастера закулисных интриг и комбинаций. На всех постах, которые он занимал, Шейман обеспечивал преобладание над соперниками, благодаря умению сосредоточивать в своих руках главные властные ресурсы и окружать себя преданными людьми. Вышеназванные качества позволили В. Шейману до июля 2008 г. быть фигурой № 2 во властной иерархии Беларуси после самого А. Лукашенко. Он занимал посты государственного секретаря Совета Безопасности в 1994-2000 гг., генерального прокурора Республики Беларусь в 20002004 гг., руководителя Администрации президента в 2004-2006 гг. и снова государственного секретаря Совета Безопасности в 2006-2008 гг.

К клиентеле В. Шеймана относятся такие влиятельные фигуры, как бывший министр внутренних дел В.

Наумов, бывший заместитель главы Администрации президента Ю. Сиваков, действующий председатель Конституционного суда П. Миклашевич, бывший шеф КГБ С. Сухоренко (до 2007 г.), бывший глава Администрации президента Г. Невыглас, наконец, подозреваемый в причастности к исчезновению известных оппонентов режима недавно отправленный в отставку командир СОБРа Д. Павличенко.

Опасный дисбаланс сил в пользу одной группировки, интриги со стороны конкурентов (особенно представителей молодого поколения), а также потребность в демонстрации Западу "позитивных перемен" в Беларуси для получения экономической поддержки стоят за громкой отставкой Шеймана, произошедшей после взрыва бомбы в Минске 4 июля 2008 г. Осенью того же года Лукашенко обвинил влиятельных должностных лиц в структурах МВД и прокуратуры в коррумпированности, что привело к недавней отставке Наумова и переводе на другую работу Миклашевича. Отстранение от власти "непотопляемого" Шеймана делает необходимым внести корректировку в название группы. Теперь ее правильнее называть силовики. Это - наиболее консервативная по своим взглядам группа давления в ближайшем окружении президента.

вместе с тем ослабление позиций силовиков не следует преувеличивать. в ситуации, когда будет востребована их помощь президентом, они снова могут выйти на первый план. тем более, что у них есть опыт успешного противодействия опасным конкурентам из числа так называемых прагматиков. имеется в виду длительная борьба между Шейманом и латыповым, которая завершилась в 2004 г. полным поражением последнего.

У. латыпов так и не стал лидером еще одной успешной патрон-клиентельной группы интересов, несмотря на то, что имел неплохие шансы на это. Кадровый офицер КГБ СССР, заведующий кафедрой специальных дисциплин института национальной безопасности Республики Беларусь, он сделал блестящую карьеру после прихода Лукашенко к власти. В 1998-2000 гг. Латыпов занимал пост министра иностранных дел, в 2000-2001 гг. был государственным секретарем Совета Безопасности, в 2001-2004 гг. - руководителем Администрации президента. Неприязненно относящийся к силовику Шейману, дипломат и контрразведчик латыпов оказал определенное содействие усилению позиций других важных фигур в ближайшем окружении Лукашенко - председателя Комитета государственного контроля А. Тозика и главы Управления делами президента Г. Журавковой. Однако уже в 2003 г. основные полномочия вышеназванного комитета были переданы в ведение прокуратуры (во главе с Шейманом). В феврале 2004 г. была арестована Журавкова, обвиненная в хищениях в особо крупных размерах. В ноябре 2004 г. следственные органы возбудили уголовное дело против начальника Главного управления контроля за сферой материального производства КГК Н. Чередниченко, "правой руки" Тозика. Его шеф был отправлен в "почетную ссылку" - возглавлять посольство РБ в КНР. В сложившейся ситуации отставка Латыпова была делом времени. Теперь неудачный конкурент Шеймана возглавляет консультативный совет зарубежного представительства Лукойл-Беларусь [3].

Группа молодых прагматиков, как окрестили ее некоторые независимые журналисты, во весь голос заявила о себе после отставок В. Шеймана и Г. Невы- гласа летом 2008 г. За полтора года до этого произошло еще одно событие, которое резко изменило соотношение сил конкурирующих группировок на минском политическом Олимпе. Неожиданно для многих экспертов и в нарушение закона О государственной службе Александр Лукашенко подписал указ о назначении своего сына Виктора Лукашенко членом Совета Безопасности. До этого молодой человек, которому тогда едва исполнилось 32 года, работал обычным помощником президента. Как справедливо заметили некоторые журналисты, "статус старшего сына Лукашенко оказался фактически приравнен к статусу председателя КГБ либо руководителя МВД" [4].

Все это означало, что А. Лукашенко стал всерьез думать о реализации операции "преемник", подготовке условий для передачи высших государственных полномочий в руки Виктора Лукашенко. Для этого его старшему сыну нужен был опыт административной работы, а также доверенные люди в самых разных структурах власти. Это, в свою очередь, означало, что в 2007 г. открылись новые возможности для ряда честолюбивых чиновников, потенциал которых был не до конца востребован. Вокруг В. Лукашенко стала быстро формироваться собственная клиентела. В нее вошли бывшая пресс-секретарь президента Н. Петкевич (в настоящее время она является первым заместителем главы Администрации), влиятельный шеф личной канцелярии президента В. Макей, долгое время занимавшийся организацией личной охраны президента и его сына ю. Жадобин, заместитель и. Рачковского (председателя Госпогранкомитета и однокашника виктора) в. Зайцев.

Сделанные президентом в октябре 2008 г. назначения в Совет Безопасности усилили группировку молодых прагматиков. Государственным секретарем Совета стал ю. Жадобин, туда же попали новый глава КГБ в. Зайцев и новый руководитель Администрации президента в. Макей. последнего некоторые независимые журналисты и эксперты стали называть чуть ли не "визитной карточкой государства" и необходимым "посредником в диалоге с Западом". На наш взгляд, все эти оценки являются большим преувеличением. Конечно в. Макей, получивший диплом Австрийской дипломатической академии и долго работавший представителем Беларуси в Евросоюзе, лучше подходит на роль переговорщика с Западом, чем в. Шейман или Г. Невыглас, но не следует забывать и о других фактах биографии этого чиновника. в течение 12 лет он доблестно занимался аналитической военной контрразведкой, находясь в составе группы советских войск в Германии. в любом случае, инициатива в переговорах с Европой будет исходить не от Макея, а от Лукашенко, верным исполнителем воли которого этот чиновник является [5].

Можно согласиться с мнением Ляховича о том, что помимо основных патрон- клиентельных групп интересов в Беларуси действуют и другие, гораздо менее влиятельные. Это так называемые вассалы президента, оказавшиеся при высоких должностях без содействия со стороны шкловско-могилевской группы или силовиков Шеймана. Примером является в. Долголев, долгое время возглавлявший Службу контроля при президенте. Наверное, можно отнести к данной категории сменившего А. Тозика на посту председателя КГК З. Ломатя.

"в качестве достаточно самостоятельной группы в составе правящей элиты можно выделить и так называемую медиа-культурную группу. Писатели- публицисты Николай Чергинец и Эдуард Скобелев, главный редактор Советской Беларуси Павел Якубович, телепропагандисты Юрий Козиятко, Александр Зимовский, Юрий Азаренок, Евгений Новиков. все они - на виду у А. Лукашенко. Эта группа имеет патроном самого президента" [6].

Наконец, группа технократов или профессионалов-управленцев в составе правительства во главе с премьер-министром С. Сидорским занимает самое незавидное положение. Несмотря на деловые и личные качества главы белорусского правительства, он зависимая фигура и, скорее, выступает в роли технического директора, нежели политика, могущего отстоять перед президентом новую стратегию развития страны. в пользу этого свидетельствует и то, что в соответствии с Конституцией 1996 г. у премьера нет даже полномочий самостоятельного формирования своей команды. Состав правительства полностью определяется главой государства.

Таким образом, монополизация функций артикуляции и агрегации интересов патрон-клиентельными группами интересов в политической системе Беларуси свидетельствует об архаизме ее структуры. Современные государства используют для этих целей разветвленную сеть политических институтов. Приоритет личных и групповых интересов над институциональными не может не ослаблять белорусское государство как определенную систему правления. 

<< | >>
Источник: Владимир Ровдо. Сравнительная политология: учеб. пособие. В 3 ч. Ч. 3. 2009

Еще по теме Индивидуальные группы интересов и патрон-клиентельные сети:

  1. § 4. «Группы давления» и «группы интересов»
  2. ИНТЕРЕС И ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ.
  3. в)Государственные интересы и индивидуальная свобода
  4. Группы интересов
  5. § 3. Криминалистическое исследование патронов
  6. Группы с различными интересами
  7. Развитие групп интересов
  8. Место и роль групп интересов в политике
  9. Политическая репрезентация интересов социальных групп
  10. ПРОТИВОРЕЧИЯ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ КЛАССОВИ ГРУПП
  11. Формулирование интересов: группы давления с и комитеты политических действий (КПД)
  12. 2.3. К ВОПРОСУ О ПОНИМАНИИ ИНТЕРЕСА, ПРАВОВОГО ИНТЕРЕСА И ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ИНТЕРЕСА
  13. Место всеохватывающего интереса занимают узкие интересы
  14. 2. Принцип сочетания интересов государственного управления с интересами отдельных граждан, государственных и общественных организаций.
  15. Что таков коммуникационные сети?
  16. 7.6. Коммуникационные сети
  17. 19.3.3. Коммуникационные сети
  18. 4.4.3. Раскрашенные сети Петри
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -