<<
>>

Власть как средство коммуникации

Основным из основных направлений философского осмысления феномена власти в современной политической теории является разработка проблемы ее позитивной, созидательной функции. Признавая важным и существенным негативные функции власти, которые выступают как ?

власть над* кем-то, как возможность осуществления принуждения по отношению к кому-то, сторонники этого направления акцентируют внимание на функции власти убеждать или разубеждать кого-то, достигая определенного соглашения.

Как отмечает X. Арендт, «стоит только перестать сводить общественную жизнь лишь к господству кого-то над кем-то (т. е. к «власти над»), как живая жизнь предстанет перед нами во всем своем подлинном многообразии».

Понимание политики и власти как принуждения и господства, присущее философии Нового времени, современной политической теорией рассматривается как слишком узкое и ограниченное. Власть в современном обществе призвана быть не столько разрушающей, сколько созидающей, а политика не столько разъединяющей людей, социальные группы, этнические образования и т. д., сколько их объединяющей. Как пишет американский ученый Т. Болл, власть «убеждать — возможно, уникальная сторона более широкой сферы власти, которой homo sapiens обладает наряду с другими существами, — способностью общения посредством речи, символов и знаков. Общением создаются и поддерживаются человеческие сообщества».

В коммуникативных теориях власть рассматривается как важнейший элемент коммуникации современного общества, а сам анализ понятия власти строится на основе теории коммуникации, или «коммуникативных действий». Именно в этом направлении развиваются все современные концепции власти. X. Арендт, Ю. Хабермас,

Э. Гидденс в своих работах делают упор именно на коммуникативном аспекте власти. Любопытно, что многие исследователи этого направления, по точному наблюдению Болла, прибегают к одному и тому же примеру, иллюстрируя .проявление теории коммуникативного действия на практике.

В качестве примера они указывают на отношения регулировщика и шофера. Регулировщик, стоя на перекрестке, с помощью свистка, жезла и жестов заставляет шофера сделать то, чего тот сам бы не сделал: остановиться, повернуть направо или налево и т. д. Регулировщик дает команду (автомобилист ей подчиняется или нет), — но тот и другой осмысливают ее именно как команду, приказ, а не просьбу или предложение. Регулировщик применяет свою власть, находясь лицом к лицу с шофером. Они пользуются языком, общим для обоих. На этом языке можно «командовать», «приказывать», на нем не просят и не предлагают, а командуют и приказывают. Сам факт повиновения автомобилиста содержит в себе признание данного приказа. Общение между регулировщиком и автомобилистом было бы невозможным без власти, и сама власть не могла бы проявить себя вне рамок их общения.

Может возникнуть возражение: власть можно использовать и без общения. Отвечая на это возражение, Болл пишет следующее: «Регулировщик мог бы застрелить шофера или заставить его подчиниться с помощью дубинки.

Но тогда подобное вовсе нельзя назвать применением власти: ото акт насилия. Например, — продолжает Т. Болл, — я, будучи облеченным властью, грожаю применить силу, чтобы принудить кого-то к чему-то: если угроза не подействовала, я прибегну к насилию. В таком случае это не „применение власти1', а ее отсутствие». Именно на данном моменте сходятся такие не похожие друг на друга исследователи, как Арендт, Хабермас, Гидденс.

Этот пункт является чрезвычайно важным в современной политической философии, которая стремится выявить отношения между регулятивными факторами политики, благодаря которым можно было бы преодолеть противоречия между силой и насилием, правом, законом и другими регулятивными механизмами общества. Сама по себе проблема не нова, ее истоки уходят в философские учения античности, ищущие политическую истину и гармоническое правление. В данном направлении современной политической философии мы встречаемся с новой попыткой ее решения.

Согласно теории коммуникативного действия отношения между людьми выходят за рамки властных отношений, как только в сферу общения включается насилие, имеющее целью утвердить чью-либо точку зрения в качестве господствующей.

Сторонники данной теории отвергают насилие в качестве средства общения. Насилие, по их мнению, неспособно осуществлять коммуникативную функцию. Оно лишь способно низводить индивида или группу индивидов до уровня пассивного объекта, лишенного субъективности, разрушая тем самым основу коммуникации. Подлинное проявление власти состоит в ее способности убедить другого в целесообразности совместных действий, прийти к определенному соглашению. Если же власть оказывается неспособной убедить в целесообразности совместных действий и в качестве последнего аргумента использует насилие, то это свидетельствует не столько о силе власти, сколько о ее бессилии или слабости. Использование властью насилия об ссиливает ее и придает действию нелегитимный характер. Подобный взгляд на вещи, присущий теоретикам этого направления, имеет много общего с концепцией ненасильственного сопротивления М. Ганди и JI. Кинга, идеями В. Гавела о «власти безвластных», которые были широко распространены в Чехословакии во время так называемой «бархатной революции», покончившей с коммунистическим режимом в 1989 г.

Очевидно, что сторонники этого направления делают различия между силой и насилием. Они признают за властью наличие силы. Но проявление этой силы должно быть строго регламентировано, иметь определенные правовые рамки. Но ограничивать власть только правовыми рамками они считают недостаточным. Она должна быть еще морально ответственной за применение силы. Власть по своей природе, подчеркивает Гидденс, не является угнетением, она «просто есть способность выбирать образ действий или возможность добиваться результатов».

Но власть в таком ее понимании не может стрем ться к достижению результата любыми средствами. Если же власть оставляет за собой право добиваться цели любыми средствами, то она тем самым делегитимизирует себя. Сильная власть обладает способностью соотнесения своей силы с моральной ответственностью ее применения. Псевдовласть, наоборот, лишена такой способности. Сила власти и насилие власти являются, таким образом, двумя полярными точками, характеризующими поле властных отношений. Между ними существуют различные степени власти, которые могут быть выражены через такие понятия, как «авторитет власти», «влияние власти», «господство власти», «отчуждение власти» и т. д. Они указывают на специальные каналы осуществления власти и способы ее функционирования.

<< | >>
Источник: В. А. АЧКАСОВ и др.. Политология (проблемы теории). — СПб.: Издательство «Лань». — 384 с. (Мир культуры, истории и философии).. 2000

Еще по теме Власть как средство коммуникации:

  1. СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ КАК ВАЖНЕЙШИЕ СРЕДСТВА КОММУНИКАЦИИ
  2. Аспекты выбора средств коммуникации
  3. Oбзор средств маркетинговых коммуникаций
  4. ОЦЕНКА АУДИТОРИЕЙ СРЕДСТВ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ
  5. 18.2. Значение средств массовой информации в коммуникации риска
  6. ВОСПРИЯТИЕ АУДИТОРИЕЙ СРЕДСТВ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ
  7. РОЛЬ СРЕДСТВ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ В ПРОЦЕССЕ ПОКУПОК
  8. ГЛАВА 5. ВОСПРИЯТИЕ АУДИТОРИЕЙ СРЕДСТВ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ
  9. МИРОВОЙ ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС СРЕДСТВ МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ И РАЗВИВАЮЩИЕСЯ СТРАНЫ
  10. 10.Как судебная власть соотносится с иными ветвями государственной власти
  11. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ КАК СПОСОБ ОРГАНИЗАЦИИ ВЛАСТИ
  12. Коммуникация как общение
  13. 3. 2. 1. Коммуникация как реальность значений и описания действительности
  14. ФЕЛЬЕТОН КАК ЖАНР ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ А. Е. Истомина
  15. Глава 3 КОММУНИКАЦИЯ КАК ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
  16. 3.3. Организационная коммуникация как система
  17. 39. Роль эффективной коммуникации в работе менеджера. Виды коммуникаций.
  18. СЛУЖЕБНОЕ ОБЩЕНИЕ ЮРИСТА КАК ФОРМА КОММУНИКАЦИИ
  19. 7.2. Виды коммуникаций в организации. Классификация коммуникаций
  20. Информационный лист «Психологическая наблюдательность. Барьеры восприятия людьми друг друга как помехи коммуникации»
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -