Задать вопрос юристу
 <<
>>

Глава 1. Россия в современной мировой системе и региональных подсистемах международных отношений

Человечество вступило в XXI столетие в условиях коренной ломки прежней системы миропорядка и нарастания различных, порой взаимоисключающих явлений и тенденций в международных отношениях, внутри государств, в жизни людей.

Нынешние хаотичность и нестабильность, расплывчатость перспектив вынуждают все без исключения государства задумываться о своей роли и месте в мировом сообществе, искать пути и методы приспособления к действительности, обеспечения собственного выживания и других базовых интересов.

Эта задача особенно остро стоит перед Россией, которая вошла в последнее десятилетие XX в. полная оптимизма по поводу судеб человечества и своего будущего, а выходит из него разочарованная, ослабленная и униженная. Радужные надежды на то, что после окончания «холодной войны» народы заживут дружной семьей и на земле возобладают мир, стабильность, порядок и добрососедство, оказались утопией. Развеялись иллюзии относительно того, что Запад является для новой России самым надежным идеологическим и политическим союзником, щедрым и бескорыстным донором, идеальным образцом для подражания в вопросах социально-экономического развития. С высоты сегодняшнего дня выглядят беспочвенными первоначальные представления российских демократов о том, что бывшие союзные республики, благодарные Москве за предоставленную свободу и разделяющие с ней общие идеалы, будут стремиться к сохранению «братских уз» с преобразившейся метрополией. Шоком для россиян явилось то, что экс-партнеры Кремля по Варшавскому договору и СЭВ дистанцировались от России и буквально «ринулись» в НАТО. Одновременно выяснилось, что идеалистически прозападная внешнеполитическая ориентация поставила под угрозу позиции Москвы в важнейших для нее регионах, в частности, на Ближнем и Дальнем Востоке.

Наивная внешняя политика вкупе с неудачей «шоковой терапии» во внутренних реформах, с нарастанием социальноэономических трудностей в стране уже успели привести к значительному ослаблению позиций России на мировой арене. A 3TO не только чревато издержками престижно-статусного характера, но наносит нашему государству и ее гражданам конкретный и нарастающий ущерб в политической, правовой, экономической и социальной сферах.

Нет сомнений, что негативную тенденцию необходимо пресечь. Вопрос заключается в том, чтобы, решая одни проблемы, мы одновременно не порождали другие. Чтобы в погоне за престижем мы не ставили под угрозу свою безопасность и экономические интересы. Чтобы в стремлении добиться доверительного партнерства с каким-то влиятельным государством, Россия не подтачивала фундамент сотрудничества на других азимутах.

Правильный ответ на волнующие нас вопросы зависит от трезвого взгляда на современный мир, от выбора оптимальной внешнеполитической стратегии, от разумных подходов как к глобальным вызовам, так и к взаимоотношениям с различными регионами и странами.

Современный мир

Современный мир, действительно, противоречив. С одной стороны — налицо позитивные явления и тенденции. Покончено с ракетно-ядерным противостоянием великих держав и разделением землян на два антагонистических лагеря. На путь демократии и рыночных преобразований вступили многие нации Евразии, Латинской Америки и других районов, которые до этого жили в условиях несвободы.

Нарастающими темпами формируется постиндустриальное общество, которое кардинально перестраивает весь уклад жизни человечества: постоянно обновляются передовые технологии, нарождается единое общемировое информационное пространство, человек с его высоким образовательным и профессиональным уровнем становится главной пружиной прогресса.

Углубляются и диверсифицируются международные экономические связи.

Интеграционные объединения в различных частях света приобретают все больший вес, превращаются в существенный фактор не только мировой экономики, но и военной безопасности, политической стабильности, миротворчества. Растет число и множатся функции международных институтов и механизмов в системе ООН, стягивающих человечество в одно целое, способствующих взаимозависимости государств, наций, людей. Происходит глобализация экономической, а вслед за этим политической жизни человечества.

Но столь же очевидны явления и тенденции совершенно иного порядка, провоцирующие разобщенность, противоречия и конфликты. Все постсоветское пространство переживает мучительный процесс приспособления к новым геополитическим, идеологическим и экономическим реалиям. Взорвалась после десятилетий спокойствия ситуация на Балканах, болезненно

напомнив о событиях, приведших к развязыванию Первой мировой войны. Конфликты вспыхивают на других континентах. Имеют место попытки дробления международного сообщества а замкнутые военно-политические блоки, конкурирующие кономические группировки, соперничающие религиозные и националистические движения.

Планетарных масштабов достигли явления терроризма, сепаратизма, наркоторговли, оргпреступности. Продолжается распространение оружия массового уничтожения, во весь рост встают экологические угрозы.

Глобализация, наряду с новыми возможностями социально-экономического прогресса, расширения человеческих контактов, порождает и новые опасности, особенно для отстающих государств. Растет риск зависимости их экономики и информационной системы от воздействия извне. Усиливается вероятность крупномасштабных финансовоэкономических кризисов. Глобальный характер приобретают катастрофы природного и техногенного характера, усугубляется экологический дисбаланс. Многие проблемы вырываются из-под контроля, опережая способность мирового сообщества своевременно и действенно реагировать на них.

То, что новая, устойчивая система международных отношений до сих пор не сложилась, усугубляет трения и противоречия. В этой связи в научно-политической среде рождаются и получают широкое распространение алармистские сценарии развития мировой политики — предрекаются, в частности, столкновения между цивилизациями (западной, китайской, исламской, восточно-славянской и т.д.), регионами, богатым Севером и бедным Югом, прогнозируется даже тотальный распад государств и возвращение человечества в первобытное состояние.

Есть, однако, основания полагать, что в XXI в. главными действующими «лицами» на мировой арене останутся суверенные государства, и жизнь на земле будет и впредь определяться взаимоотношениями между ними. Государства продолжат сотрудничать или соперничать в соответствии со своими интересами, которые комплексны, многогранны, разнообразны и далеко не всегда совпадают с цивилизационными, региональными и прочими векторами. В конечном счете, возможности и позиции государств будут по-прежнему зиждиться на их совокупной мощи.

К сегодняшнему дню уцелела лишь одна сверхдержава: Соединенные Штаты, и многим начинает казаться, что наступает эра беспредельного американского господства «Паке Америка-на». США, несомненно, имеют основания претендовать на роль мощнейшего центра силы на длительную перспективу. Они накопили внушительный экономический, военный, научно-технический и информационно-культурный потенциал, который проецируется на все главные сферы жизни современного мира. При этом у Америки растет тяга руководить другими. Американская официальная доктрина провозглашает наличие в мире зоны влияния США (так называемой стержневой зоны), в которую предполагается включить в конечном счете подавляющее число государств. Соединенным Штатам благоприятствует в этой политике то, что альтернативные общественные модели (социализм, некапиталистический путь развития) на данном этапе обесценены, потеряли привлекательность, и многие страны добровольно копируют США и принимают их лидерство.

Тем не менее мир не станет однополюсным. Во-первых, у США не хватит на это финансовых и технических ресурсов. Тем более, что беспрецедентно затянувшийся подъем американской экономики не будет все-таки вечным, он рано или поздно прервется депрессией, а это неизбежно поубавит амбиции Вашингтона на мировой арене. Во-вторых, в США нет единства в вопросах внешней стратегии, отчетливо звучат голоса против перегрузки США международными обязательствами, вмешательства во все и вся. В-третьих, есть государства, которые не просто сопротивляются американскому влиянию, но сами способны быть лидерами. Это прежде всего Китай, стремительно набирающий совокупную государственную мощь, в более отдаленной перспективе — Индия, возможно, объединенная Европа, Япония. Заявку на лидерство в

региональном масштабе могут на каком-то этапе сделать АСЕАН, Турция, Иран, ЮАР, Бразилия и т.д.

Что касается России, то и она, несмотря на переживаемые трудности, не намерена входить в зону чужого влияния. Более того, наше государство обладает необходимым потенциалом для постепенного превращения в процветающий и уважаемый центр силы в многополярном мире — это и огромная территория, и колоссальные природные, научнотехнические и человеческие ресурсы, и выгодное географическое положение, и военная мощь, и традиции, и воля к лидерству, и, наконец, востребованность России в качестве влиятельной державы в различных регионах земного шара (СНГ, Ближний Восток, АТР, Латинская Америка).

Движение к многополярности — реальный и естественный процесс, ибо он отражает волю сложившихся или перспективных центров силы. Вместе с тем переходный период, будучи связан с борьбой за влияние, с изменением соотношения сил, чреват конфликтами. Нет гарантий -и того, что соперничество между крупными державами и объединениями государств автоматически исчезнет после сформирования новой системы международных отношений. Из истории известно, что многополярная система, созданная в итоге Первой мировой войны, не предотвратила развязывание нового, еще более разрушительного конфликта через два десятилетия.

Никто не знает, как поведут себя новые центры силы в XXI в., ощутив собственное превосходство. Их отношения со средними и малыми странами вполне могут продолжать нести заряд конфликтности из-за нежелания последних подчиняться чужой воле. Это видно на примере нынешних взаимоотношений США с КНДР, Кубой, Ираком, Ираном и т.д. Характерно и то, что даже те страны, которые по собственной воле входят в зоны влияния центров силы, гораздо энергичнее отстаивают свои права, чем в эпоху «холодной войны». Так, европейцы по-прежнему готовы сотрудничать с США, но одновременно крепят региональные институты, подумывают о чисто континентальных оборонных усилиях, отказываются во всех вопросах «маршировать под американские барабаны». Немало различий и разногласий существует между Вашингтоном и его партнерами в Латинской Америке, на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии. Есть проблемы в отношениях Китая, России, Японии, Индии с их меньшими соседями.

Еще одна реальность современного мира, которая сохранится, очевидно, в XXI в., — противоречия между самими средними и малыми государствами. После окончания «холодной войны» их количество даже возросло из-за ликвидации прежней блоковой дисциплины, когда сверхдержавы держали подопечных «в узде», отсутствия региональных лидеров в ряде районов земного шара (прежде всего в Африке и на Ближнем Востоке), распада СССР и Югославии.

Человечество вступает в новое тысячелетие с грузом многочисленных территориальных, религиозно-этнических, идеологических споров. Конфликты, как и прежде, могут порождать такие мотивы, как борьба за ресурсы, экология, миграция, беженцы, терроризм, обладание ядерным оружием и т.п.

Отличительной чертой нынешней эпохи является наличие значительного числа государств, которые испытывают серьезные внутренние трудности. Причем, как показал недавний финансовый кризис в Азии, от срывов не застрахованы и динамичные экономические системы. Угроза стабильности в государстве может исходить от политической системы — как тоталитарной, рано или поздно обреченной на крах, так и демократической. Бурная демократизация дала волю различным деструктивным процессам: от сепаратизма до расизма, от терроризма до прорыва мафиозных структур к рычагам государственной власти. Очевидно и то, что даже в наиболее развитых странах сохраняются узлы религиозно-этнических противоречий. При этом внутренние проблемы все стремительнее вырываются за государственные границы, вторгаются в сферу международных отношений. Несмотря, однако, на сохраняющийся в современном мире высокий потенциал конфликтности, есть все-таки основания смотреть в XXI в. с определенным оптимизмом. Внушает его, в первую очередь, уже упоминавшаяся растущая взаимозависимость государств. Ушли в прошлое времена, когда крупные страны изо всех сил стремились обескровить друг друга. Россия не желает, чтобы рухнула американская экономика или разлилась смута по Китаю. В обоих случаях наши интересы пострадают. Хаос в России или в Китае в равной степени ударит по Америке. Взаимозависимость современного мира будет и дальше возрастать под воздействием

таких факторов, как:

ускоряющаяся революция в средствах транспорта, связи и коммуникаций, в микроэлектронике;

все более полное включение в мировые связи бывших коммунистических стран, а также КНР, государств «третьего мира», отказавшихся от некапиталистического пути развития; беспрецедентная либерализация мирохозяйственных связей и, как следствие, углубление взаимодействия национальных экономик большинства государств; интернационализация финансового и производственного капитала (уже сейчас транснациональные корпорации контролируют 1/3 активов всех частных компаний); общие задачи человечества по противостоянию возрастающим угрозам глобального характера: терроризму, наркоторговле, организованной преступности, распространению ядерного оружия, голоду, экологическим катастрофам.

Внутреннее развитие любого государства зависит сейчас от внешнего окружения, поддержки и помощи других «игроков» на мировой арене, поэтому глобализация, при всех ее изъянах, «подводных камнях», опасностях, предпочтительнее полной разъединенности государств.

Смягчению противоречий на международной арене должна способствовать демократизация, которая охватила значительную часть планеты. У государств, придерживающихся схожих идеологических установок, меньше оснований для взаимных противоречий и больше возможностей их мирного преодоления.

Прекращение гонки вооружений между «сверхдержавами» и их блоками, осознание опасности безоглядного наращивания ракетно-ядерного потенциала способствуют демилитаризации мирового сообщества. А это фактор, также работающий на гармонизацию международных отношений.

Основания для оптимизма дает и то, что в эпоху глобализации совершенствуется система международного права, его нормы находят все большее признание.

Большинство современных государств подписывается под такими понятиями как отказ от агрессии, мирное разрешение конфликтов, подчинение решениям СБ ООН и других международных институтов, борьба с расизмом, уважение прав народов и прав человека, избираемость правительств, их подотчетность населению и т.д.

Наконец, еще одно достояние человечества на пороге XXI в. — это уже упоминавшийся рост системы глобальных и региональных организаций, которые имеют мандат на углубление взаимодействия между государствами, предотвращение и улаживание конфликтов, осуществление коллективных действий по политическим и экономическим вопросам и т.п. ООН — это универсальный форум, который постепенно способен эволюционировать в сторону превращения в своего рода мировое правительство.

Если такая тенденция будет развиваться, то остается надежда, что силовая политика и безудержное соперничество государств начнут отходить на задний план.

Стратегия России в современном мире

На протяжении всего последнего десятилетия XX в. Россия в целом сохраняла приверженность курсу на преодоление самоизоляции и обособленности, на вхождение в мировую экономику, расширение политических, военных, культурных и других связей со всеми без исключения странами мира, на использование иностранного опыта и ресурсов для своего внутреннего развития. Процесс этот отличался и продолжает отличаться противоречивостью, болезненностью, медленными темпами. Причин тому несколько. Во-первых, современное мировое сообщество оказалось не столь идеальным, каким оно виделось на заре реформ. Как выяснилось, не все беды порождались «холодной войной», коммунистической идеологией и политикой. Многие государства, как развитые, так и развивающиеся, создают проблемы и угрозы в международных отношениях, в том числе и для России.

Во-вторых, возродившаяся после непродолжительной паузы тяга России к независимой и наступательной внешнеполитической линии встречает противодействие со стороны Вашингтона, уже выработавшего вкус к единоличному лидерству в глобальных масштабах. Откорректированный курс Москвы провоцирует подозрения и страхи в Европе, особенно в Восточной, в ряде стран СНГ, которые опасаются рецидивов нашей имперской политики.

В-третьих, исторический синдром неприязни к России усиливается из-за нынешнего состояния нашего общества — криминализация, рост оргпреступности, социально экономический кризис, этнические конфликты, терроризм и сепаратизм, выплескивающиеся во внешний мир, — отпугивают от России потенциальных партнеров, ведут к потере у них веры в наше нормальное будущее. Линия федерального центра на наведение порядка на Северном Кавказе силовыми методами вызывает еще большее отторжение.

В-четвертых, заметно сузилась ресурсная база российской внешней политики: экономическая, военная, информационно-культурная. Нам все труднее отстаивать свои интересы на мировой арене.

Тем не менее, благодаря ориентации на демократизацию общества и рыночную экономику, а также за счет прагматичной дипломатии, ослабевающей России все же удается добиваться определенных успехов во внешней сфере: Москва сохраняет неконфронтационные отношения с Западом; она принята в «большую восьмерку», в основные экономические и финансовые институты современного мира; Россия получает помощь по линии международных организаций; у нас нет открыто враждебных отношений ни с одним правительством и т.д.

Вместе стем к концу истекшего столетия возник и расширился целый «букет» угроз безопасности России как спровоцированных нашими ошибками и слабостью, так и имеющими независимое происхождение. Это следующие угрозы.

В политической сфере:

действия, угрожающие территориальной целостности Российской Федерации, в первую очередь — через поощрение сепаратистских сил на этнонациональной или конфессиональной основе;

расшатывание наших позиций в ключевых институтах в области международной безопасности, а также подрыв или обход компетенции таких институтов, как Совет безопасности ООН;

попытки реализации доктрины «гуманитарного вмешательства» при игнорировании суверенитета России;

противодействие интеграционным процессам в СНГ; создание на пространстве СНГ замкнутых объединений государств, действующих вразрез с российскими интересами.

В экономической сфере:

дискриминационные меры против российских экспортеров;

блокирование кредитного сотрудничества России с международными финансовыми организациями по политическим мотивам; незаконный вывоз капитала за пределы РФ;

хронические крупномасштабные неплатежи за поставляемые в страны СНГ топливноэнергетические ресурсы.

В военной сфере:

действия США, подрывающие нашу способность к ядерному сдерживанию (создание национальной системы противоракетной обороны (ПРО);

укрепление военно-политических блоков и союзов, прежде всего расширение НАТО на восток и принятие этим альянсом новой военной доктрины;

возможность появления в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз и крупных воинских контингентов;

распространение ядерного и других видов оружия массового уничтожения и средств его доставки;

конфликты и очаги напряженности, особенно в прилегающих к РФ районах.

В гуманитарной сфере:

нарушения законных прав российских граждан и русскоязычной диаспоры за рубежом.

В криминальной сфере:

международный терроризм, в первую очередь — в Северокавказском регионе; деятельность международных преступных группировок, вовлеченных в наркобизнес, торговлю людьми, крупномасштабные экономические преступления.

В экологической сфере:

использование территории РФ для захоронения ввозимых из-за рубежа отходов вредных производств и размещения таких производств;

последствия экологических катастроф в сопредельных государствах.

Нейтрализация и устранение перечисленных и всех других возможных угроз является важнейшей задачей. Другая масштабная задача — создание оптимальных внешних

условий для социально-экономического развития страны, демократических преобразований, соблюдения прав и свобод человека. Третья задача заключается в превращении нашего государства в авторитетный центр влияния в мировом сообществе, в его участии в формировании справедливого и стабильного миропорядка.

Для решения перечисленных основополагающих задач Россия должна и может проводить открытую, прагматичную, маневренную, многовекторную и сбалансированную политику.

Только такая политика способна противостоять упоминавшимся угрозам национальной безопасности, поскольку эти угрозы многообразны и возникают на самых различных направлениях.

Ни военный потенциал, ни нынешнее геостратегическое и экономическое положение не позволяют России допустить новую «холодную войну» с Западом. На Юге и Востоке возникают и могут возникать в будущем угрозы, которые придется отражать вместе с Западом. Кремль должен быть заинтересован в тесном взаимодействии с КНР для блокирования натовского диктата в международных делах и противодействия исламскому экстремизму на Юге. Необходима сбалансированность в рамках СНГ: любое сближение России с одной из конфликтующих

сторон в ущерб другой ставит под удар стабильность на всем постсоветском пространстве.

Такая же линия необходима для успешного решения внутренних проблем. Страна нуждается в больших количествахсовременныхтехнологий, инвестиций, товаров. Без внешнего фактора экономика будет пробуксовывать. Даже в разгар бомбардировок Югославии Москва, с одной стороны, объявила о приостановлении всех контактов с НАТО, а с другой — провела переговоры с МВФ и получила от него очередную порцию финансовой помощи.

Итак, у России нет иного выхода, как продолжать курс на связи с Западом в интересах своего внутреннего развития. Но одновременно надо расширять связи с партнерами на восточном и южном направлениях. Срыв в отношениях с ближайшими соседями — странами СНГ — может лишить нас доступа к транспортным магистралям, природным ресурсам, полигонам и т.д. Так, разлад сАзербайджаном затруднит доступ к каспийской нефти, недоразумения с Казахстаном помешают использованию космодрома в Байконуре и центров по испытанию вооружений. Раскол с Беларусью поставит под угрозу коммуникации, соединяющие Россию с Европой, — железнодорожные, авиационные, электрические и прочие. Чрезвычайно важны для российской экономики связи со странами АТР, Ближнего Востока и т.д.

Ту же логику можно применить к линии на возрастание роли России в мире. Поскольку мы не в состоянии, как прежде, соперничать с Вашингтоном за мировое лидерство, то нам выгодно пропагандировать идею многополярности в международных отношениях, которая требует сбалансированного подхода к различным блокам и странам, невзирая на их идеологическую расцветку (в отличие от периода 1991—1992 гг., когда Россия активно подыгрывала Западу в распространении в мире демократического «евангелия»).

При этом России следует ратовать за такую многополярную систему, которая будет создана совместными усилиями государств и которая исключит традиционное противоборство отдельных центров силы.

Позиции России по глобальным проблемам Внешнеэкономическое сотрудничество

Перспективы российского государства, в том числе его безопасность, будут определяться нашими успехами в социально-экономическом развитии. Эти успехи, в свою очередь, напрямую зависят от эффективного использования внешнего фактора. Россия должна в кратчайшие сроки полноправно интегрироваться в мировую хозяйственную систему, обеспечить себе

надежные и устойчивые каналы получения финансовых и технологических ресурсов, рынки сбыта собственных товаров. Конкретные задачи на данном направлении в порядке приоритетности следующие:

привлечение в национальную экономику иностранных инвестиций, прежде всего, в современные, наукоемкие, технологические отрасли;

подключение российских компаний к крупным транснациональным проектам, в том числе по разработке и передаче энергоносителей;

всемерная поддержка российского экспорта за счет создания, в частности, соответствующего федерального агентства, продвижения на мировые рынки конкурентоспособной продукции, решительного противодействия дискриминации отечественного производителя за рубежом;

приостановление бегства из России капиталов и бесконтрольного вывоза ценных ресурсов;

защита отечественных производителей;

вступление России в ВТО и другие ведущие организации, наше участие в регулировании международных экономических отношений, в преодолении негативных побочных последствий глобализации — растущего разрыва между «богатыми» и «бедными» нациями, интернационализации локальных политических, финансово-экономических, техногенных и других кризисов и т.д. Решая упомянутые задачи, необходимо осознавать и учитывать, что никто ни на Западе, ни где бы то ни было еще не собирается «нянчиться» с Россией, никто не горит желанием «выкормить» нового супергиганта. Но по-иному и быть не может. Ни одно государство не стремится создать себе конкурента и соперника. Смешно думать, что французы не спят ночами, озабоченные тем, как бы усилить Германию. Или что испанцы трудятся в поте лица, чтобы вернуть былое величие Англии, а китайцы грезят о превращении Японии в сверхдержаву.

Конкуренция — неизбежное и естественное явление. Поэтому России, как и другим странам, придется бороться за место под солнцем. При этом борьба вполне сочетается с сотрудничеством и сотрудничество может преобладать, как это происходит в послевоенной Западной Европе (несмотря на то, что на протяжении веков нынешние партнеры почти беспрерывно воевали между собой).

Формирование устойчивой системы международных отношений в XXI веке В условиях глобализации, углубляющейся взаимозависимости государств формирование устойчивой системы международных отношений является неотложной потребностью. Устойчивой же может быть лишь многополярная система, базирующаяся на равноправии, взаимном уважении и взаимовыгодном сотрудничестве, способная обеспечить всестороннюю безопасность каждого государства. Мировое сообщество должно научиться совместно, на основе кооперативных механизмов, управлять процессами глобализации и всеми другими аспектами современного бытия.

Решающее значение имеет здесь ООН — это проверенный временем, закаленный в баталиях «холодной войны» универсальный институт по обеспечению мира и безопасности на нашей планете. Другого нет, и изобрести его невозможно. Именно ООН должна стать «краеугольным камнем» многополярности в международных отношениях, коренным образом отличной от прежней системы баланса сил, которые неоднократно приводили к войнам, в том числе в XX в.: ООН будет сотрудничать с региональными организациями, сливая их в многоярусные, разноцелевые механизмы обеспечения безопасности, координации усилий в политической, экономической и других областях. Насущная задача ООН — всемерно укреплять ее роль на международной арене, в частности:

сохранить главную ответственность СБ ООН за поддержание мира, усиливая его контрольные функции за возникновением и урегулированием конфликтов; добиваться всеобщего признания того, что только этот орган правомочен санкционировать применение силы в целях принуждения к миру; повышать эффективность Совета безопасности за счет расширения состава, наращивания и модернизации его потенциала антикризисного реагирования, осуществления миротворческой деятельности;

отстаивать нерушимость основополагающих принципов ООН и универсальный характер их применения.

Упрочение всей международно-правовой основы миропорядка, обеспечение верховенства права должны постоянно находиться в центре внимания мирового сообщества. Это предполагает:

неуклонное соблюдение общепризнанных принципов международного права и международных обязательств, выработка их согласованного и целостного толкования в общечеловеческих интересах, прогрессивное развитие международного права; недопустимость военных акций в обход СБ ООН, в т. ч. для предотвращения гуманитарных катастроф, необходима выработка ясного толкования этих катастроф;

мировое сообщество вправе и даже обязано реагировать на массовые нарушения прав человека, но делать это исключительно от имени СБ ООН и в строгом соответствии с нормами международного права, в

адекватных размерах; следует исключить использование лозунгов самоопределения для подрыва территориальной целостности и политического единства суверенных и независимых государств, для поощрения и поддержки сепаратистских движений; более широкое использование контрольно-имплементаци-онных и судебных механизмов и процедур для дополнительных гарантий против обхода международного права; совершенствование и активное применение методов мирного разрешения споров, включая повышение роли Международного суда, а также всемерное поощрение практики «добрых услуг» Генерального секретаря ООН, посреднических усилий его представителей.

В интересах России самым энергичным образом участвовать в ООН, «большой восьмерке», других международных организациях и форумах, отстаивая там и продвигая в жизнь наше видение новой международной системы.

<< | >>
Источник: А. Д. Воскресенский. Восток/Запад: Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений. Учебное пособие / Под редакцией. — М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет); «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). - 528 с.. 2002 {original}

Еще по теме Глава 1. Россия в современной мировой системе и региональных подсистемах международных отношений:

  1. Глава 5. Центральная Азия как региональная подсистема международных отношений
  2. А. Д. Воскресенский. Восток/Запад: Региональные подсистемы и региональные проблемы международных отношений. Учебное пособие / Под редакцией. — М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет); «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). - 528 с., 2002
  3. Глава 3. Эволюция наднациональных институтов Европейского союза в региональной подсистеме международных отношений
  4. Глава 4. Азиатско-Тихоокеанский регион на раннем этапе становления региональной подсистемы международных отношений (1900—1920-е годы XX в.)
  5. § 4 РОССИЯ В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  6. ГЛАВА I СССР и США в современной системе международных отношений
  7. ГЛАВА II США и два других главных капиталистических «центра силы» в современной системе международных отношений
  8. ГЛАВА IV Зависимость США от внешнего мира как качественно новый комплексный фактор их положения в современной системе международных отношений
  9. Глава 17. МИРОВАЯ ПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  10. § 2. ГЕНЕРАЛЬНАЯ СИСТЕМА ТОРГОВЫХ ПРЕФЕРЕНЦИЙ (ГСТП) РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН - ОДНА ИЗ ФОРМ РЕГИОНАЛЬНОЙ УНИФИКАЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ТАМОЖЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  11. Глава 21. СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И МИРОВОЙ ПРАВОПОРЯДОК
  12. § 1. ВСЕОБЩАЯ (ОБЩАЯ) СИСТЕМА ПРЕФЕРЕНЦИЙ - НАЧАЛЬНАЯ СТАДИЯ ГАРМОНИЗАЦИИ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ ФОРМ ТАМОЖЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВ МИРОВОГО СООБЩЕСТВА
  13. Глава 1. Международные отношения после окончания первой мировой войны
  14. Глава 11. Международные отношения на заключительном этапе второй мировой войны (1945 г.)
  15. § 9. МЕЖДУНАРОДНЫЕ РЕГИОНАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ТАМОЖЕННЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВ МИРОВОГО СООБЩЕСТВА
  16. ГЛАВА 3. Система отношений собственности в современной экономике
  17. ГЛАВА ЗО. Международный рынок капиталов. Валютная система мирового хозяйства
  18. Глава V. СОГЛАСОВАНИЕ ПОЗИЦИЙ И ГАРМОНИЗАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ ФОРМ ТАМОЖЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВ МИРОВОГО СООБЩЕСТВА
  19. Государственная региональная политика и международные отношения.
  20. Тема 5. Россия в новой системе геополитических отношений
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология -