<<
>>

РЕАЛИЗАЦИЯ СУБЪЕКТАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

Закрепив в Конституции положение о том, что Российская Федерация является правовым государством (ст. 1), наша страна приняла на себя обязательства за всемерное внедрение в законодательство и практику его применения таких основополагающих принципов, как: разделение властей, верховенство права (закона), общественный контроль за деятельностью органов государственной и муниципальной власти и т.п.

В литературе обоснованно указывается, что развитие советского государства долгое время шло по пути формального, а не фактического разделения исполнительной, законодательной и судебной ветвей власти200. К сожалению, в практике строительства современного Российского государства начала XXI в. принцип разделения властей реализуется далеко не всегда последовательно и бесконфликтно. Противоречия возникают не только между разными ветвями государственной власти, но даже внутри каждой ее разновидности.

В сфере функционирования законодательной власти требуют своего решения проблемы определения границ и объема компетенции органов власти Федерации и её субъектов.

Конституция называет три вида законов, отличающихся друг от друга по своей юридической силе, и правила их соотношения: законы субъектов не могут противоречить федеральным, а последние, в свою очередь, - федеральным конституционным (чч. 3 и 4 ст. 76). Из этого можно сделать вывод, что запрет, введенный федеральным законом, не может быть изменен законом или другим нормативным правовым актом субъекта РФ. Такое предположение кажется верным только на первый взгляд, поскольку при таком подходе придется признать, что не допускаются любые противоречия законодательства о труде субъектов РФ федеральному трудовому законодательству. Следовательно, возможности их собственного нормотворчества в сфере самостоятельного регулирования трудовых отношений почти полностью сводятся лишь к дублированию норм, закрепленных на федеральном уровне. К такому неутешительному выводу приводит анализ действующего регионального законодательства о труде.

Между тем ч. 3 ст. 41 Трудового кодекса РФ предоставляет право работодателям и органам государственной власти субъектов РФ за счет собственных средств устанавливать дополнительные по сравнению с законодательством (имеется в виду прежде всего федеральное) трудовые и социально-экономические льготы для отдельных категорий работников или коллектива в целом. Не подлежащими применению, согласно ч. 4 ст. 8, ч.2 ст. 9 ТК РФ, являются только такие условия договоров о труде, которые ухудшают положение работников.

Таким образом, между текстом ч. 5 ст. 76 Конституции, запрещающей принятие любым образом противоречащих федеральным законам нормативных правовых актов субъектов РФ (законов, постановлений приказов и т.д.), и ч. 4 ст. 8, ч.2 ст. 9 ТК РФ, допускающим отступление от этого правила в направлении улучшения положения наемных работников, возникает коллизия. Она приобретает еще более острый характер, если принять во внимание другие статьи Конституции. В частности, п. «в» ст. 71, относящей к сфере исключительной компетенции Российской Федерации регулирование и защиту прав и свобод человека и гражданина.

Включение в ч. 3 ст. 5 ТК РФ правила, аналогичного ч. 2 ст. 3 ГК РФ, - о приоритете Трудового кодекса РФ перед другими федеральными законами, - не положило конец, как ожидалось, спорам о том, что кодексы имеют приоритетное значение в регулировании соответствующей области общественных отношений и, следовательно, должны наделяться большей юридической силой.

Думается, дебаты будут продолжаться до внесения необходимых изменений в Конституцию РФ.

Правовые нормы, фиксируемые в федеральных законах, обладают большей степенью общности и распространяют свое действие на всю территорию Российской Федерации (если только в соответствующем акте нет исключений на этот счет). Им не должны противоречить не только законы и кодифицированные акты субъектов РФ, но и конституции республик, входящих в состав Федерации, уставы краев, областей и т.д., в которых также могут содержаться правила, регулирующие трудовые отношения.

Такой вывод, в частности, вытекает из анализа ч. 1 ст. 77 Конституции РФ, согласно которой система органов государственной власти субъектов Федерации, хотя и определяется ими самостоятельно, но в соответствии с общими принципами организации представительных и исполнительных органов власти, установленными федеральным законом. Как известно, порядок организации системы органов государственной власти субъекта относится к числу принципиальных вопросов и их разрешение предусматривается именно в конституциях республик, уставах краев, областей и т.д.

Структуру действующих в Российской Федерации законов можно представить в виде следующей иерархии построения актов по их юридической силе: Конституция РФ - федеральный конституционный закон -

федеральный закон - конституция (устав) субъекта РФ - трудовой кодекс субъекта РФ - закон субъекта РФ.

На основе ст. 5 ТК РФ стало проще решать вопросы определения возможности изменить или отменить нормативно-правовым актом субъекта РФ норм, содержащихся не в федеральных законах, а иных видах актов. Наиболее простой случай - нахождение соотношения между юридическими средствами, находящими отражение в актах одного вида, но разного уровня. Например, запрет, введенный указом главы исполнительной власти субъекта РФ, не должен противоречить правилу, закрепленному в указе Президента России.

Ситуация резко усложняется, когда нужно определить юридическую силу правовых норм, в случае их месторасположения в различных по видам актах.

Один из возможных вариантов решения этого вопроса предложен ст. 5 ТК РФ, где записано, что нормативные правовые акты органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации не должны противоречить не только Трудовому кодексу РФ, иным федеральным законам, указам Президента Российской Федерации, постановлениям Правительства Российской Федерации, но также и нормативным правовым актам федеральных органов исполнительной власти. Иначе говоря, губернатор Омской области обязан при издании своих указов следовать приказам, скажем, Федеральной службы по труду и занятости, входящей в структуру Министерства здравоохранения и социального развития.

Следовательно, возможно сделать заключение не только о том, что акты глав исполнительной власти субъектов Федерации не должны вступать в конфликт с указами Президента РФ (а также, соответственно, акты коллегиальных органов исполнительной власти субъектов с актами Правительства РФ), но и о том, что акты Правительства России обладают большей юридической силой, чем акты глав исполнительной власти субъектов РФ.

Исходя из такого решения вопроса, следует подходить к определению возможности изменения содержания нормы, установленной в Указе Президента РФ или постановлении Правительства РФ, актами субъектов Федерации. Здесь цепочка возрастания юридической силы нормативных запретов и ограничений будет следующей: постановление коллегиального органа субъекта РФ (правительства, администрации области края и т.п.) - акт главы исполнительной власти субъекта РФ - акты федеральных органов исполнительной власти - постановление Правительства РФ - Указ Президента РФ.

Наиболее трудным представляется уяснение соотношения норм, закрепленных в подзаконных актах федерального законодательства и законах субъектов РФ. В свете предложения о целесообразности отнесения трудового законодательства к сфере исключительного ведения Российской Федерации возможно следующее решение вопроса. Правила, содержащиеся в актах о труде субъектов РФ, в том числе и в законах, не могут противоречить правовым нормам, установленным на уровне Федерации (как законами, так и подзаконными актами Президента и Правительства РФ). Однако законы субъекта РФ по своей юридической силе можно поставить на ступеньку выше, чем акты отрасле вых министерств и ведомств, и, соответственно они смогут блокировать приказы указанных структур исполнительной власти. Но здесь необходима оговорка: такое правомочие субъекты РФ вправе осуществлять лишь в отношении находящихся в их подчинении предприятий и организаций и только за счет собственных средств.

Таким образом, право субъектов Российской Федерации на установление собственных правил регулирования трудовых отношений или на изменение уже предусмотренных федеральным законодательством имеет довольно узкие рамки.

Во-первых, возможность собственного нормотворчества субъектов Федерации в решении определенных вопросов может быть прямо предусмотрена в федеральном нормативно-правовом акте. Так, например, согласно ст. 2 ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации и статью 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 22 июля 2008 г. № 157-ФЗ, к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, относится теперь и осуществление мероприятий в области охраны труда, предусмотренных трудовым законодательством.

В этом случае субъект РФ вправе урегулировать соответствующие отношения в актах любого вида (как в законах, так и иных нормативных актах).

Во-вторых, субъекты РФ могут за счет имеющихся собственных средств повышать по сравнению с федеральным законодательством уровень юридических и материальных гарантий для отдельных или всех работников.

В.Н. Скобелкин считает, что «подобный подход вполне приемлем и для всех или части предприятий, действующих на территории субъекта (за исключением тех, которые входят в систему федеральных)»201. Думается, оговорка излишняя и противоречит принципу справедливости в трудовых отношениях: если субъект РФ на своей территории устанавливает дополнительные льготы и социально - трудовые выплаты, например, для ветеранов труда и лиц, добившихся особо выдающихся достижений в трудовой деятельности (бесплатный проезд на общественном транспорте, надбавка к пенсии или заработной плате и пр.), то он вправе, поскольку финансирует всё это из своего бюджета, распространить действие этих правил на работников не только региональных, но и федеральных предприятий.

Хотя такая ситуация представляется сегодня мало реалистичной и круг поощряемых из региональных бюджетов лиц довольно узок, но хочется надеяться, что по мере укрепления российской экономики субъекты РФ смогут предусматривать дополнительные гарантии для людей, чей трудовой вклад в культурное, политическое и экономическое развитие отдельно взятого региона является особенно значимым.

Во многих субъектах существует, например, институт почетного гражданина данной территории (в Омской, Ленинградской, Московской и других областях). В Омской области действует система премиального вознаграждения за победу в так называемом трудовом соперничестве при уборке урожая. Стала возрождаться система морального поощрения (областные, краевые Доски почета и т.п.).

Сегодня приобретает особую актуальность проблема привлечения молодых кадров для работы в учреждениях медицинского, образовательного профиля и т.д., особенно в сельской местности. Многие регионы используют возможности, предоставленные федеральным законодательством, за собственный счет устанавливать меры, способствующие закреплению выпускников вузов на «непрестижных» и мало оплачиваемых профессиях. В качестве одного из инструментов используется помощь государства по приобретению жилья.

Так, согласно ст. 6 Закона Амурской области «О государственной поддержке кадрового потенциала агропромышленного комплекса Амурской области» от 03 февраля 2004 г. № 298-ОЗ руководителю сельскохозяйственной организации, вновь избранному (назначенному) в установленном порядке, или молодому специалисту при поступлении на работу в сельскохозяйственную организацию из средств областного бюджета предоставляется субсидия на строительство (приобретение) жилья в границах землепользования данной сельскохозяйственной организации. Основанием для предоставления такой субсидии является заключение трудового договора (контракта) на срок не менее 5 лет, а также договора между руководителем или молодым специалистом и соответствующим органом исполнительной власти области о предоставлении субсидии. При этом величина подлежащей возврату суммы уменьшается на 50 % по истечении 5 лет непрерывной работы в сельскохозяйственной организации: для руководителей - при условии увеличения объемов реализации сельскохозяйственной продукции; а для молодых специалистов - в случае добросовестного исполнения трудовых обязанностей202.

И все же следует признать, что возможности субъектов РФ в правовом регулировании трудовых отношений на предприятиях, принадлежащих частным лицам или Российской Федерации, минимальны. Под такое воздействие подпадают прежде всего организации, основанные на собственности субъектов РФ (т.е. они выступают по отношению к данным предприятиям в качестве собственников либо вышестоящих органов хозяйственного управления) и находящиеся в их подчинении. В первую очередь это относится к регулированию труда государственных служащих.

В случае пробельности в федеральном трудовом законодательстве, когда отсутствует необходимая для урегулирования возникающих на практике общественных отношений правовая норма на уровне РФ, субъекты Федерации могут вводить собственные запреты нежелательных вариантов поведения. Например, в соответствии с ч. 2 ст. 5 Закона Кабардино-Балкарской Республики от 19 июля 2002 г. № 42-РЗ, должностные лица, являющиеся руководителями, заместителями руководителей органов государственной власти Кабардино-Балкарской Республики и органов местного самоуправления, виновные в нарушении прав работника на полную и своевременную оплату труда, могут быть уволены за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей в соответствии с действующим законодательством203.

Субъекты Российской Федерации вправе активизировать собственное правотворчество в сфере экономико-правового регулирования трудовых отношений в направлении развития и конкретизации норм, предусмотренных в федеральных законах и подзаконных нормативных актах.

А. А. ЧУКРЕЕВ,

доцент кафедры трудового и предпринимательского права Института государства и права Тюменского государственного университета, кандидат юридических наук

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 21 - 22 октября 2008 г. / Под ред. доктора юрид. наук, профессора М.С. Матейковича. Тюмень: Тюменская областная Дума, Тюменский государственный университет. - 244 с.. 2008
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме РЕАЛИЗАЦИЯ СУБЪЕКТАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В ЭКОНОМИКО-ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ:

  1. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ИМЕЮЩИХ В СВОЕМ СОСТАВЕ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ЕДИНИЦЫ С ОСОБЫМ СТАТУСОМ
  2. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЕ
  3. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ТРУДОВЫХ КОНФЛИКТОВ В ОРГАНАХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТРУДОВОЙ ИНСПЕКЦИИ
  4. СУДЕБНЫЕ ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ И СТАБИЛЬНОСТЬ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  5. ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ НА ПРИМЕРЕ КОНСТИТУЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЭСТОНИИ
  6. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ ПРИНЦИПОВ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ ПО КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  7. Статья 26.1. Предложение политической партии о кандидатуре высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации)
  8. 5.2. Принципы правового регулирования конкуренции и монополии Российской Федерации
  9. Щербакова Олеся Васильевна. Влияние моральных норм и нравственных принципов на правовое регулирование трудовых отношений, 2017
  10. Правовое регулирование взаимоотношений органов государственной власти и местного самоуправления в Российской Федерации А. А. Заматаев, начальник юридического отдела Управления по вопросам местного самоуправления Администрации Президента Российской Федерации
  11. § 2. Современная система органов государственной власти субъектов Российской Федерации, ее нормативные правовые основы, общие требования к организации и деятельности
  12. 5. Разделение властей в Российской Федерации
  13. Методы и формы конкурентного регулирования, установленные в законодательстве Российской Федерации в области внешнеэкономической деятельности, и основные полномочия уполномоченных органов исполнительной власти по их применению. Правовое положение, цели, функции, задачи, полномочия Комиссии Правительства Российской Федерации по защитным мерам во внешнейторговле и таможеннотарифной политике
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -