<<
>>

ПРОЦЕСС РАЗВИТИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРИНЦИПОВ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТИ В РОССИИ

Формирование свободного демократического правового государства, концепции которого вырабатывались в мировой юридической науке десятилетиями, требуют выявления «самобытности» преломления мировых общечеловеческих ценностей к Российскому государству и обществу.

В посланиях Федеральному Собранию Российской Федерации Президент России назвал в качестве одной из существенных черт нашей жизни «низкий уровень доверия граждан к отдельным институтам государственной власти»66, призывая найти собственные пути к строительству демократического, свободного и справедливого общества и государства: «Полагаем, что эти действия должны условно осуществляться как минимум в трех направлениях: первое - меры по развитию государства; второе - укрепление закона и развитие политической системы, повышение эффективности правосудия; и, наконец, третье - развитие личности и гражданского общества в целом67.

Данные направления невозможно осуществить без процесса глобализации науки сравнительного конституционного права. Необходимо существенное расширение и углубление пределов конституционноправового регулирования, совершенствование конституционных основ всех главных сторон общественной жизни в их взаимосвязи. Конституция в этом смысле становится универсальным актом, воздействующим на все общезначимые сферы жизни общества - социальную и экономическую область, политику, духовное состояние общества и его право- вую жизнь68. Анализ конституционных институтов в России позволяет выявить следующие противоречия и тенденции в развитии российской государственности. 1.

Закрепление в конституционном законодательстве России постулатов правового государства (верховенство закона, гарантированность прав и свобод человека, разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную и других) привело на практике к недооценке роли государства как регулятора и самостоятельного участника общественных отношений. В научной литературе больше внимания стало уделяться гарантиям прав человека и «конституционализму» как новому конституционно-правовому явлению, без выделения такой значимой составляющей, как «государственность». Осуществляется критическое сравнение конституционных принципов и норм с реальностью. «В аспекте главы I «Основы конституционного строя» наблюдается огромная степень фиктивности, эклектичности и заимствования зарубежных конституционных форм при всей их нестыковке друг с другом и чужеродно- сти отечественной конституционной почве. Девальвация конституционных ценностей неизбежно девальвирует саму роль конституционного права в системе российского права, принижает в его категориальном аппарате такие понятия, как народный суверенитет, народовластие, народное достояние, общенародная собственность, низводит роль государства до функции частного собственника. В результате многие авторы заговорили об утрате конституционным правом своей ведущей роли. Но соглашаться с концепциями принижения конституционного права не следует»69.

Новый подход к конституционно-правовому регулированию развития российской государственности позволил сформировать ряд институтов, которые укрепили вертикаль власти, систему основ конституционного строя с целью обеспечения «баланса публичных и частных интересов».

Изменился принцип формирования Государственной Думы Федерального Собрания РФ: переход на следующих выборах к полной пропорциональной системе70 позволяет значительно усилить развитие многопартийности, осуществление взаимного контроля и ответственность партий за проводимые реформы в стране, повысить эффективность работы палаты и депутатов в законотворческой деятельности.

Начинает осуществляться избирательная реформа в субъектах Федерации: реализуются новые требования федерального

законодательства71 о введении пропорциональной системы выборов, в результате чего во многих субъектах Федерации начинает применяться смешанный тип избирательной системы.

Сегодня возникает необходимость создавать в региональных парламентах систему представительства местного самоуправления, что возможно путем создания двухпалатного парламента.

Важнейшим фактором укрепления государства является единство исполнительной власти, закрепленное в ст. 77 Конституции Российской Федерации. В целях обеспечения совместной деятельности Федерации и её субъектов, единства государственной власти и последовательного развития федерализма была изменена процедура формирования исполнительных органов власти. Согласно новой редакции ст. 18 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», предложение о кандидатуре высшего должностного лица субъекта Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти) вносится Президентом России в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ. Перед внесением этого предложения Президентом Российской Федерации проводятся соответствующие консультации по кандидатуре. Законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации рассматривает представленную Президентом Российской Федерации кандидатуру высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) в течение 14 дней со дня внесения представления. Решение законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации о наделении гражданина Российской Федерации полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации считается принятым, если за него проголосовало более половины от установленного числа депутатов.

Данное изменение законодательства неоднозначно было оценено в конституционной среде; вызвало обращение в Конституционный Суд РФ пятидесяти восьми граждан; а принятое постановление по данному вопросу72 не «поставило точку» в научном споре, обусловив даже «особые мнения судей»73. 2.

Государственная власть - явление многогранное, определяемое в литературе как организованное руководство делами общества со стороны государства и его органов. Суть государственной власти выражается в принятии актов (совершении действий), имеющих государственно-обязательную силу, обеспечиваемых авторитетом, организационными мероприятиями, а при необходимости и принуждением со стороны государства74. Такой подход к сущности государственной власти (несмотря на общепризнанные конституционные институты референдума и выборов) исключает из реально действующей политической системы другие не менее (а иногда и более) важные институты народного представительства. В Послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации провозгласил: «.только народ - через институты демократического государства и гражданского общества - вправе и в состоянии гарантировать незыблемость нравственных и политических основ развития страны на многие годы вперед. Вместе с тем мы обязаны дать критическую оценку и состоянию нашей демократии. Является ли политическая система в ее нынешнем виде инструментом реального народовластия? И насколько продуктивен диалог власти и общества? .Без зрелого гражданского общества невозможно эффективное решение насущных проблем людей»75.

В новом тысячелетии понимание сущности и форм государственной власти в России постепенно меняется. Для науки конституционного права чрезвычайно важна тенденция определения государственной власти как системы деятельности народа, составляющих его общностей и индивидов, а также создаваемых ими органов по осуществлению принадлежащих им публичных прав, свобод, предоставленных полномочий и возложенных обязанностей, выражающих их социальные качества и потребности76.

Правовой характер гражданского общества, его соответствие высшим требованиям справедливости и свободы является важнейшей качественной характеристикой такого общества. Именно в конституционном праве должны быть отражены функциональные характеристики гражданского общества. Они связаны с тем, что основой функционирования такого общества является не просто создание определенного поля (пространства) реализации частных интересов, формально - юридически независимого от государственной власти, но достижение высокого уровня самоорганизации, саморегуляции общества. Основные функции по налаживанию совместной деятельности членов гражданского общества в отдельных сферах (предпринимательства и других форм экономической деятельности, семейных отношений, личной жизни и т.п.) должны осуществляться в этом случае не с помощью орудий и средств стоящей над обществом государственной власти как «особой публичной власти», а самим обществом на подлинно демократических, самоуправленческих началах, а в сфере рыночной экономики - прежде всего на началах экономической саморегуляции. В этом плане новая функциональная характеристика гражданского общества заключается не в том, что государство великодушно «уступает» определенную сфе ру частных интересов самому обществу, «отдает» ему на откуп решение тех или иных проблем. Напротив, само общество, достигая нового уровня своего развития, приобретает способность самостоятельно, без вмешательства государства осуществлять соответствующие функции. И в этой части уже не государство «поглощает» общество, устанавливая тотальные государственные формы руководства и контроля за развитием соответствующих сфер, а происходит обратный процесс «поглощения» государства гражданским обществом: возникает (по крайней мере в этих областях «гражданской жизни») примат гражданского общества над государством.

Институты гражданского общества как формы непосредственной демократии включаются в механизм реализации государственной (и местной) власти на разных уровнях, обеспечивая процессуальные механизмы агрегации воли индивидов в групповое решение, имеющее юридическое значение (юридический факт). К сожалению, непосредственная демократия так и не стала равноправной составляющей в системе осуществления государственной власти, что вызывает отчуждение последней от её носителя. 3.

Важная тенденция укрепления государственности - дальнейшее совершенствование баланса ветвей государственной власти - законодательной, исполнительной и судебной. При формировании обновленной двухуровневой системы законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти на практике возникло не только разделение, но прежде всего - обособление ветвей власти. Принцип разделения власти предполагает, что одновременно с разграничением предметов ведения и полномочий каждой из ветвей государственной власти должны были начать функционировать её многообразные механизмы сдержек и противовесов: однако система последних оказалась явно недостаточной. Формы воздействия парламента на правительство - сильно ограничены. Механизмы же координации всех ветвей власти в части получения конечных результатов деятельности государства в интересах всех категорий населения - явно не получили своего конституционного развития.

Отсутствие законодательно закрепленных форм взаимодействия и взаимоконтроля между ветвями власти77 позволяет бюрократизироваться государственному аппарату, несмотря на то, что конституционный принцип разделения власти означает не только рассредоточение, распределение, демонополизацию власти, но и действительное, реальное, ее взаимное уравновешивание в целях эффективного управления процессами экономического и социального развития субъекта Российской Федерации и в интересах его населения. Анализ решений Конституционного Суда РФ показывает, что в системе управления единым госу дарством регулярно возникает дисбаланс в реализации властных полномочий.

Конституция РФ в ст. 5 предусмотрела сочетание принципа разделения властей с принципом разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации. Такое разграничение осуществляется прежде всего Конституцией РФ путем определения предметов ведения (как исключительных, так и совместных).

Важнейшим средством разграничения властных полномочий Федерации и субъектов является Федеративный договор от 31 марта 1992 г. в части, не противоречащей Конституции, а также заключение иных Договоров и соглашений, на основе принципов, предусмотренных новой редакцией Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Реализация статей 71, 72 и 73 Конституции явилась основой для такого первичного разграничения предметов ведения между РФ и субъектами. Но заключаемые договоры между ними, к сожалению, не достигли своей цели, поскольку требовали, помимо политического решения, итеративных координирующих действий многих отраслевых органов исполнительной власти, высокой квалификации юридических служб и ответственности при их реализации. В результате подавляющее большинство договоров завершили свое действие, не исчерпав свой правовой потенциал.

Практика Конституционного Суда РФ выявила множество нестыковок не только между федеральными органами государственной власти РФ, но и между органами государственной власти субъектов Федерации. К этим вопросам присоединяется, по словам Президента, «нечеткость в разграничении полномочий с региональными органами власти, а также неопределенность в том, за что именно должны отвечать государственные органы, а за что - органы местного самоуправления». Провозглашая правомерность договорных отношений между Российской Федерацией и её субъектами, а также между государственными органами Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, между органами государственной власти субъекта и органами местного самоуправления о передаче (наделении) той или иной части государственных полномочий, безусловно должен быть поставлен вопрос об ответственности за неисполнение таких видов договоров (в целом или отдельной его части). Эти виды конституционноправовых договоров сегодня и юридически, и фактически также регулируют механизмы конституционной ответственности. Поскольку конституционно-правовой договор является источником регулирования конституционной ответственности, целесообразно поставить вопрос о его обязательной ратификации законодательными (представительными) органами власти сторон заключаемого Договора.

А.П. СУНЦОВ,

руководитель аппарата комитета Тюменской областной Думы по государственному строительству и местному самоуправлению, доктор юридических наук, профессор

А.А. МИШУНИНА,

соискатель кафедры конституционного и муниципального права Тюменского государственного университета, кандидат юридических наук

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 21 - 22 октября 2008 г. / Под ред. доктора юрид. наук, профессора М.С. Матейковича. Тюмень: Тюменская областная Дума, Тюменский государственный университет. - 244 с.. 2008
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ПРОЦЕСС РАЗВИТИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРИНЦИПОВ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТИ В РОССИИ:

  1. 2 Конституционная модель разделения властей в России
  2. Раздел 2 Конституционные следствия из действия принципа разделения властей
  3. РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ
  4. СУДЕБНЫЕ ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ И СТАБИЛЬНОСТЬ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  5. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ БЮДЖЕТНОГО ПРОЦЕССА ОРГАНАМИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
  6. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ КАК СПОСОБ ОРГАНИЗАЦИИ ВЛАСТИ
  7. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СФЕРЕ
  8. Принцип разделения властей
  9. Принцип разделения властей Ш. Монтескье
  10. ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОЙ ГАРАНТИИ НАСЛЕДОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ
  11. 5. Разделение властей как принцип правового государства
  12. 5. Особенности принципа разделения властей в Великобритании
  13. Разделение властей в России: традиция и реформы
  14. ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ НА ПРИМЕРЕ КОНСТИТУЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЭСТОНИИ
  15. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ МЫСЛЬ РОССИИ XIX - НАЧАЛА XX ВВ. О РАЗДЕЛЕНИИ ВЛАСТЕЙ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ СОВРЕМЕННОГО ЭТАПА
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -