<<
>>

§ 3 ПАРТИИ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ

Политические партии играют исключительную роль в функционировании современных политических систем. Именно они, прежде всего, обеспечивают связь системы и окружающей среды, выполняя функции артикуляции и агрегации социальных интересов. В свое время С. М. Лип- сет и С. Роккан дали убедительное политологическое обоснование функции партий как политических выразителей глобальных социальных расколов. Они назвали четыре основных раскола — между центром и периферией, государством и церковью, городом и деревней, работодателями и рабочими, — которые и дали толчок к появлению в Европе политических партий с различными социальными базами (региональными, конфессиональными, этническими, классовыми).

Политические партии берут на себя и формулирова ние коллективных целей для социума, предлагая различные цели и стратегии общественного развития.

Современные правительства, как правило, партийные правительства, партийные фракции определяют «лицо» современных парламентов, поскольку через партии реализуются еще две важнейшие политические функции — политического представительства и рекрутирования политической элиты.

Наконец, партии являются наиболее эффективным и легитимным инструментом борьбы за власть и участие в принятии значимых политических решений.

Политические партии — один из немногих политических институтов, рождение которых неразрывно связано с генезисом либеральной демократии. «Демократия мыслима не иначе, чем выраженная через партии», — пишет, например, американский политолог Г. Штатшнай- дер. Хотя политическая история знает не только демократические, системные, но и антисистемные, революционные партии. Отмечая особую роль и значение партий, многие исследователи (причем и те, кто позитивно, и те, кто негативно оценивают данный институт) называют современное государство «партийным государством».

Группы интересов, в большей или меньшей степени организованные, всегда были неотъемлемым атрибутом политики, в связи с этим можно вспомнить «партии» пополяров и оптиматов времен кризиса Римской республики, гвельфов и гибеллинов средневековой Европы, политические объединения, возникавшие в ходе английской революции XVII в. и Великой французской революции конца XVIII в. и др. Однако партии в современном смысле слова —» относительно недавнее «изобретение». Они появились лишь во второй половине XIX в.

Непосредственные их предшественники — «внутренние партии» или «партии — политические клубы» возникли примерно столетием раньше на «родине классического парламентаризма» в Великобритании. Это знаменитые «тори» и «виги», представлявшие в английском парламенте интересы двух фракций господствующего класса: земельных собственников (тори) и промышленников (виги). Правда, политический строй, который существовал в этот исторический период в Англии, был очень отличен от современной демократии. Он опирался на очень ограниченное избирательное право (только чуть более двух процентов населения имело право голоса). Парламент состоял из лиц, тесно связанных происхождением, общими интересами и даже родством. Дебаты в палатах носили деловой, зачастую чисто технический характер. Не случайно В. Зомбарт сравнивал английский парламент этого исторического периода с советом акционерной компании, где обсуждается, как вести предприятие, в успехе которого все одинаково заинтересованы и о делах которого все осведомлены.

Однако именно с этого времени и начинается изучение данного феномена.

В середине XVIII в. Д. Юм предлагает, по всей видимости, первую типологию политических партий. По его мнению: 1) на почве общего интереса возникают «партии по интересам»; 2) на привязанности к тому или иному лидеру строятся «партии по аффектам»; 3) на основе общих принципов создаются «партии по принципам». Несколько позже появляется и классическое определение «политической партии», принадлежащее одному из «отцов-основателей» европейского консерватизма, английскому мыслителю и политическому деятелю Э. Берку: «Партия — группа людей, придерживающаяся общих принципов и объединившаяся для обеспечения общими усилиями национальных интересов».

Сегодня существует огромное количество дефиниций политической партии. Как заметил однажды немецкий политолог X. Д. Клингеманн, «природа партий, как и природа красоты, зависит от взгляда наблюдателя». Однако практически все определения носят функциональный характер.

Поэтому достаточно условно все их множество можно разделить на две большие группы: 1.

Их авторы считают важнейшими для партий функции артикуляции и агрегации социальных интересов и формулирования общенациональных целей; такого рода определения близки по содержанию к берковскому. 2.

Исследователи, принадлежащие к этой группе, акцентируют в качестве ключевой для партий функцию борьбы за власть и участия во власти. Такова дефиниция Й. Шумпетера: «Партия — это не группа людей, способствующая осуществлению общенационального интереса, скорее это группа людей, которая, исходя из общих принципов, стремится к политической власти». Или более современное и в большей степени соответствующее природе нынешних массовых партий определение К. фон Бейме: «Партии — это общественные организации, конкурирующие между собой на выборах во имя достижения власти».

Более широкое определение, которое охватывает партии, использующие не только состязательные и сдерживающие, но и подрывные стратегии в борьбе за власть, предложил К. Джанда: «Партия — это организация, преследующая цель замещения правительственных должностей своими признанными представителями».

Пытаясь сформулировать универсальное определение «политической партии», американский политолог Д. JIa Паломбара указал на четыре образующих партию признака: 1.

Любая партия есть носитель идеологии или особого видения мира и человека (мировоззрения). 2.

Партия — это организация, то есть достаточно длительное институализированное объединение людей на разных уровнях политики (от местного до международного). 3.

Цель партии — завоевание и осуществление власти. 4.

Каждая партия старается обеспечить себе поддержку народа — от голосования за нее до активного членства.

Причем первый и третий признаки — это то, что отличает политические партии от заинтересованных групп, а второй и третий — это то, что отличает их от общественных движений.

«Общественное движение представляет собой коллективное образование, действующее в течение достаточно длительного времени. Его цель — содействие или сопротивление социальным изменениям в обществе или группе, частью которой оно является», — пишут американские социологи Р. Тернер и Л. Киллиан.

В определении подчеркивается два основных параметра движения: их коллективный характер и целенаправленность действий.

От них производны такие признаки движения, как: •

общие ценности, воплощенные в идеологии движения; •

общая коллективная идентичность; •

наличие системы норм и правил поведения для «своих» (внутренний этос) и правил взаимодействия с окружением (внешний этос).

Поскольку движения в условиях демократии, как правило, не ставят своей задачей борьбу за власть, постольку они рассматриваются партиями как ресурс поддержки в избирательной борьбе. По мнению ряда исследователей, открытая политическая система (американская) делает наиболее вероятными три сценария развития общественных движений национального масштаба: 1) распад движения; 2) включение активистов движения в одну из политических партий (кооптация); 3) создание групп давления, которые пытаются оказать влияние на правительство и парламентские партии. В странах с относительно закрытой политической системой (Западная Европа), где партии возникли по классовому признаку, третий вариант маловероятен, однако возможно создание на базе движения новой политической партии (например партия зеленых в ФРГ).

Простейшая и наиболее распространенная классификация политических партий — деление их на «левые» и «правые» — обязана своим происхождением Великой французской революции. Так уж случилось, что в 1789 г., когда созванные королем Генеральные штаты провозгласили себя Национальным Конвентом, противники короля, сторонники радикальных мер и приверженцы принципа «народного суверенитета» сидели слева от председательствующего, а сторонники монархии, сохранения «статус-кво» и завершения революции — справа. Современное употребление этих терминов связано с появлением социал-демократических и коммунистических партий. К левым стали относить тех, кто признает высшей ценностью социальную справедливость и борьбу за нее провозглашает своей целью; смещение вправо в этом случае означает постепенный отказ от этой ценности.

Развитием данной типологии стала классификация партий в зависимости от идеологических предпочтений, в соответствии с ней партийно-политический спектр включает (слева направо): левых радикалов (коммунисты), левых реформистов (социал-демократы), либералов, консерваторов, правых радикалов (фашисты). Линейный характер спектра и содержательные критерии типологии затрудняют определение места тех или иных реально существующих, а значит динамично развивающихся партий в этой классификации. Особенно трудно это сделать в условиях радикальных изменений политической системы.

Поэтому классификацию политических партий чаще всего осуществляют по признакам внутрипартийных структур. Наиболее распространенной является типология М. Дюверже, который предложил разделять партии на массовые и кадровые. Различие кадровых и массовых партий не строится на их численности, поскольку речь идет не о внешних различиях, а об особенностях организационных структур, основных направлениях деятельности, организационной стабильности, принципах руководства.

Примером массовой партии для Дюверже являются европейские социал-демократические партии (прежде всего Французская социалистическая партия), большинство из которых возникло во второй половине XIX в. в условиях введения всеобщего избирательного права, как политические организации рабочего класса и как анти- системные партии протеста, что и предопределило некоторые особенности их организации. «Привлечение новых членов представляет для нее (массовой партии. — В. А) фундаментальную потребность с двух точек зрения — политической и финансовой. Она стремится прежде всего осуществить политическое воспитание рабочего класса, выделить в его среде элиту, способную взять в свои руки правительство и управление страной; члены партии, таким образом, составляют саму ее основу, субстанцию ее деятельности. Без членов партия представляла бы собой учителя без учеников. С финансовой точки зрения, она в основном опирается на членские взносы, уплачиваемыми ее членами».

Кадровые партии — это, по словам М. Дюверже, «объединения нотаблей» («лучших людей») с целью подготовки и проведения выборов с последующим сохранением контактов с избранными. М. Дюверже различает несколько категорий нотаблей; 1) нотабли, которые своим именем или престижем повышают авторитет кандидата в депутаты и завоевывают ему дополнительные голоса; 2)

нотабли, умеющие организовывать избирательную кампанию; 3) нотабли-финансисты. «То, что массовые партии достигают числом, кадровые партии добиваются путем отбора... Если понимать под членством то, что имеет признаком обязательство перед партией и, далее, регулярную уплату членских взносов, то кадровые партии не имеют членов», — писал М. Дюверже. Пик активности кадровых партий — это время выборов, в промежутках между ними они как бы «засыпают».

Классическое исследование данного типа партий (прежде всего американских и английских) осуществил в начале XX в. наш соотечественник М. Острогорский, пессимистически оценивший перспективы демократического развития в условиях сосредоточения средств контроля и манипулирования политическим поведением масс в руках небольшого числа людей, входящих в так называемый партийный «кокус». Его выводы перекликаются с теми, которые получил немецкий социолог Р. Михельс при анализе эволюции массовой партии (СДПГ). Именно он сформулировал так называемый «железный закон олигархии», фиксирующий неизбежность олигархического перерождения демократических партий в условиях прихода масс в политику.

Первоначально кадровые партии, в отличие от массовых, ориентировались на политическую мобилизацию прежде всего среднего класса и были «системными партиями».

Ныне эти различия во многом нивелировались, кадровые партии были вынуждены заимствовать или имитировать многие структуры партий массовых, в значительной степени нивелировались идеологическая и классовая определенность, радикализм политических требований бывших партий протеста.

В связи с этим М. Дюверже выделяет категорию по- лумассовых партий. Это, например, партии, состоящие не только из индивидуальных, но и коллективных членов. Классический пример такого рода лейбористская партия Великобритании. С финансовой точки зрения это массовая партия, так как партийные расходы покрывались преимущественно за счет взносов членов тред-юни- онов, которые и были коллективными членами партии. Однако, во-первых, она никогда не была марксистской, а значит и антисистемной партией, во-вторых, как отмечает М. Дюверже, «общее членство остается весьма отличным от индивидуального: оно не предполагает ни действенного включения в политическую жизнь, ни пер сональных обязательств перед партией. Это глубоко трансформирует ее природу».

Позднее классификация М. Дюверже неоднократно дополнялась. Так, французский политолог Ж. Шарло предложил дополнить ее категорией партий избирателей. Он обратил внимание на то, что созданная Ш. де Голлем партия Союз демократов за республику (ЮДР) имела чрезвычайно неопределенные идейные установки и этим напоминала кадровую партию. В то же время ЮДР широко использовала методы вовлечения масс в политическую жизнь, практикуемую массовыми партиями, что и обеспечивало объединение вокруг партии и ее лидера избирателей даже «с противоположными интересами».

Фиксируя изменения, происходящие в современных демократических парламентских партиях, политологи стали выделять еще три типа партий: 1)

«партии хватай всех» (Д. JIa Паломбара), универсальные или «народные» партии — утратившие идеологическую определенность и ориентирующиеся на максимальную мобилизацию электората, вне зависимости от его социальной принадлежности и идейных предпочтений; 2) «картельные» партии — политические профессиональные объединения, готовящие выборы и мало отличающиеся друг от друга; 3) проблемно-ориентированные партии — новые партии, ставящие своей целью разрешение проблем, чуждых традиционным политическим объединениям. Ярким примером здесь могут служить проблемы защиты окружающей среды, ставшие предметом заботы «зеленых», и т. д. Появление данного типа партий — свидетельство кризиса партийных систем Запада. Некоторые авторы даже приводят целый список причин, обуславливающих «упадок партий», — это «изобилие, усиление государства, появление универсальных партий, неокорпоратизм, средства массовой информации, новые политические проблемы и расколы (например, между интересами экономического роста и защитой окружающей среды), трудности в функционировании государства, постиндустриализм» (Г. Рейтер). Однако политических институций, более эффективно выполняющих все многообразие функций политических партий, пока не появилось.

Обращаясь к более подробному исследованию организационного устройства политических партий, М. Дюверже предложил также типологию, критериями которой выступают — специфика первичных организаций и принципы взаимоотношений центральных органов партии и ее «первичен». Он выделяет четыре разновидности: а) партии-комитеты; б) партии-секции; в) партии- ячейки; г) партии-милиции (или штурмовые отряды).

<< | >>
Источник: В. А. АЧКАСОВ и др.. Политология (проблемы теории). — СПб.: Издательство «Лань». — 384 с. (Мир культуры, истории и философии).. 2000

Еще по теме § 3 ПАРТИИ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ:

  1. Модуль 2. Лекция 3. Политические партии, партийные системы и общественно-политические движения
  2. Статья 17. Документы, представляемые для государственной регистрации политической партии, созданной путем преобразования в политическую партию общероссийской общественной организации или общероссийского общественного движения
  3. Статья 17. Документы, представляемые для государственной регистрации политической партии, созданной путем преобразования в политическую партию общероссийской общественной организации или общероссийского общественного движения
  4. Статья 14. Учредительный съезд политической партии либо съезд общероссийской общественной организации или общероссийского общественного движения, созываемый для их преобразования в политическую партию
  5. Статья 14. Учредительный съезд политической партии либо съезд общероссийской общественной организации или общероссийского общественного движения, созываемый для их преобразования в политическую партию
  6. ГЛАВА 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ И ОБЩЕСТВЕННО- ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
  7. Тема 5. Политические партии, партийные системы, неполитические общественные объединения в зарубежных странах
  8. §3. Взгляды политических партий и общественно-политических движений на проблемы власти
  9. Общественно-политические движения
  10. ДВИЖЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -