<<
>>

Монологические, деловые и виртуальные отношения

Помимо политического общения, другой разновидностью актуализированных субъект-контрсубъектных политических отношений являются монологические политические отношения (обозначим их символами ОП-МН754), когда ОП-МН е (ОП = Опа).
(5.5.1) Это такие отношения, которые отличаются как от политической деятельности, так и от политического общения, когда Так же как политическая деятельность и политическое общение, они существуют внутри объективных субъект-контрсубъектных политических отношений, а также внутри различных форм общественных отношений, внутри человеческого бытия, реального процесса человеческой жизни, «вставлены» в них и определяются, детерминируются ими. Однако, в отличие от объективных политических отношений, когда ОП-МН Ф °П-О. (5.5.3) монологические политические отношения представляют собой субъективноактивную сторону субъект-контрсубъектных политических отношений. Это есть субъективно-активные субъект-контрсубъектные политические отношения, т. е. отношения, которые непосредственно зависят от находящихся в них субъектов и контрсубъектов политики, от их психических образований (в том числе их сознания) и осуществляемой ими политической деятельности, когда ОП-МН — °П-С . (5.5.4) Это такие отношения, в которых, так же как в политической деятельности и политическом общении, субъективируются и реализуются объективные политические отношения. Это есть форма субъективно-активного отношения субъектов и контрсубъектов политики друг с другом, есть особая форма их политической активности. Монологические политические отношения могут быть либо индивидуализированными (полностью индивидуализированными), т. е. отношениями между индивидуальными субъектами и контрсубъектами политики, индивидами- субъектами и индивидами-контрсубъектами (обозначим их символом 0П(ч-С-ч-С)_ МН), когда °П-МН — °П(ч-С-ч-С' )-МШ (5.5.5) либо индивидуально-групповыми (частично индивидуализированными), т.
е. отношениями между одним индивидуальным субъектом политики, индивидом- субъектом и каким-либо коллективным контрсубъектом политики (обозначим их символом Оп(ч-с-Ко-с')-мн), когда °П-МН — °П(ч-С-Ко-С' )-МН. (5.5.6) Индивидуализированные монологические политические отношения - это прежде всего такие представленные формулами (5.1.12)-(5.1.19) актуализированные политические отношения, в которых ответные акты-отклики находящихся в них индивидов-контрсубъектов (или индивидов-субъектов) на политические высказывания индивидов-субъектов (или индивидов-контрсубъектов) ограничиваются либо только политико-психическими актами, либо только политико-психическими актами и политическими действиями. Иначе говоря, в их ответных актах на политические высказывания (ментально-знаковые акты) партнёров отсутствуют актуальные, реальные политические высказывания, т. е. данные ответные акты - это не политические ментально-знаковые или действенно-ментально-знаковые акты, а либо только политические ментальнонезнаковые, либо только политические действенно-ментально-незнаковые акты. Например, один депутат парламента (депутат-субъект) рассказывает другому депутату (депутату-контрсубъекту) о том, почему необходимо голосовать за тот или иной законопроект. Депутат-контрсубъект внимательно слушает депу- тата-субъекта, слышит, воспринимает и, возможно, даже осмысливает и понимает то, что ему говорят, но в ответ молчит, никак не высказывается - ни словами, ни жестами, ни мимикой, и при этом либо не совершает никаких политических действий, либо совершает определённое политическое действие - голосует за данный законопроект или против него. Или партийный босс высказывает просьбу какому-либо функционеру своей партии присутствовать на уже начавшемся партийном мероприятии, а тот, услышав, восприняв, осмыслив и поняв его просьбу-высказывание, молчит, никак не высказывается, но при этом либо немедленно идёт на данное мероприятие, либо игнорирует просьбу своего руководителя, не идёт на собрание и уходит домой.
Отметим при этом, что ответные политико-психические акты и политические действия, политические ментально-незнаковые и действенно-ментальнонезнаковые акты, а также само по себе молчание индивидов-субъектов и инди- видов-контрсубъектов по своей природе и сути не являются высказываниями. Не являются высказываниями и произнесённые вслух или написанные индиви- дами-субъектами и индивидами-контрсубъектами слова и словосочетания, акты их произнесения или написания, т. е. словесные акты, если они не восприняты - не услышаны или не прочитаны - партнёрами. Дело в том, что высказыванием является лишь такое слово индивидов-субъектов и индивидов-контрсубъектов, которое не только ими произнесено или написано, но и рано или поздно воспринято - услышано или прочитано - кем-либо, в частности, партнёрами по политическим отношения. Точно также не являются высказываниями и осуществлённые индивидами-субъектами и индивидами-контрсубъектами невербальные акты - жесты, мимика и иные телесные движения, акты использования кодовосимволических средств, рисунков, фотографий и других изобразительных средств, если они не восприняты («не прочитаны») их партнёрами. В этом случае они остаются незнаковыми, ничего не говорящими материально-телесными актами, т. е. действиями, действенно-ментально-незнаковыми актами, так же как не воспринятые (не услышанные или непрочитанные) партнёрами слова остаются набором незнаковых, ничего не говорящих им звуков или написанных на бумаге закорючек. Поэтому без ответных высказываний индивидов- субъектов и индивидов-контрсубъектов на высказывания партнёров, а также «там, где нет слова, нет языка, не может быть диалогических отношений»1, в том числе диалогических политических отношений, а без восприятия и, следовательно, осмысления и понимания (или непонимания) индивидами-субъектами и индивидами-контрсубъеками политических высказываний партнёров не может быть не только диалогических, но и монологических политических отношений. Индивидуализированные монологические политические отношения - это также и такие представленные формулами (5.1.8)—(5.1.11) актуализированные политические отношения, в которых в ответ на монологические (например, не терпящие возражений) политические высказывания (например, высказывания- приказы) индивидов-субъектов воспринимающие их индивиды-контрсубъекты осуществляют либо политико-психические акты и монологические (в частности, вынужденные) политические высказывания, т. е. монологические ментально-знаковые политические акты, либо политико-психические акты, монологические (вынужденные) политические высказывания и политические действия, т. е. монологические действенно-ментально знаковые акты. Например, партийный босс-функционер высказывает какому-либо депутату парламента - члену своей партии - не терпящий возражений приказ проголосовать за некий законопроект. Депутат, восприняв этот приказ, либо ограничивается вербальным или невербальным (например, одобрительным кивком головы или каким-либо другим жестом) высказыванием своей готовности исполнить данный приказ, либо, кроме того, ещё осуществляет соответствующее политическое действие - голосует за данный законопроект. Во всех этих случаях политико-психические акты и политические действия, а также монологические политические высказывания индивидов- контрсубъектов (или индивидов-субъектов) политики - это такие их акты, которые, подчеркнём ещё раз, осуществляются в ответ на монологические политические высказывания партнёров, т. е. являются ответными актами, ответными откликами. Причём не только политические действия или монологические политические высказывания, но и политико-психические акты, в том числе акты восприятия, осмысления и понимания (или непонимания) высказываний партнёров. «В самом деле, слушающий, воспринимая и понимая значение (языковое) речи, одновременно занимает по отношению к ней активную ответную позицию: соглашается или не соглашается с ней (полностью или частично), дополняет, применяет её, готовится к исполнению и т. п.; и эта ответная позиция слушающего формируется на протяжении всего процесса слушания и понимания с самого его начала, иногда буквально с первого слова говорящего. Всякое понимание живой речи, живого высказывания носит активно ответный характер (хотя степень этой активности бывает весьма различной). Итак, всякое реальное целостное понимание активно ответно и является не чем иным, как начальной подготовительной стадией ответа (в какой бы форме он ни осуществлялся). И сам говорящий установлен именно на такое активно ответное понимание: он ждёт не пассивного понимания, так сказать только дублирующего его мысль в чужой голове, но ответа, согласия, сочувствия, возражения, исполнения и т. д. Более того, всякий говорящий сам является в большей или меньшей степени отвечающим: ведь он не первый говорящий, впервые нару шивший вечное молчание вселенной, и он предполагает.наличие каких-то предшествующих высказываний - своих и чужих, - к которым его данное высказывание выступает в те или иные отношения (опирается на них, полемизирует с ними, просто предполагает их уже известными слушателю»1. Поэтому индивидуализированные монологические политические отношения, так же как и диалогические политические отношения, т. е. политическое общение, - это не односторонне-активные, а двусторонне-активные отношения, когда Оп(ч-с-ч-с')-мн = (ч-Сд ч-С'п)1^ = (ч-Сп ч-С'п)1^. (5-5.7) Ответные монологические политические высказывания, политикопсихические акты и политические действия индивидов-субъектов и индивидов- контрсубъектов, осуществляющих монологические политические отношения, интегрально связаны не только с другими их высказываниями, психическими актами и действиями, но с действиями и высказываниями, а через них и с психическими актами высказывающихся партнёров. Поэтому данные отношения, так же как и политическое общение, - это такие актуально- индивидуализированные политические отношения, которые представляют собой систему (интегрально связанную, целостную совокупность) политических актов. Однако, в отличие от политического общения, это не диалогическая, а монологическая система. Доминирующими в ней являются не психические акты (ментально-незнаковые политические или неполитические акты) или действия (действенно-ментально-незнаковые политические или неполитические акты) и не любые, в том числе диалогические, политические или неполитические высказывания (ментально-знаковые политические или неполитические акты), а монологические политические высказывания (монологические ментальнознаковые политические акты). При этом необходимо учитывать, что монологические политические ментально-знаковые акты включают в свой состав не только актуальные политико-психические акты и монологические политические высказывания, но и потенциальные политические действия, а политические ментально-незнаковые и политические действенно-ментально-незнаковые акты - потенциальные политические высказывания. Индивидуализированные монологические политические отношения - это, следовательно, такая система политико-психических актов, потенциальных и актуальных политических высказываний и действий индивидов-субъектов и индивидов-контрсубъектов, в которой доминируют актуально-монологические политические высказывания либо каждого из них, когда речь идёт о монологических политических отношениях, представленных формулами (5.1.8)—(5.1.11), когда Оп(ч-с-ч-с')-мн = (ч-Сп ч-С'д)1^ = (ч-Сп ч-С'п)1^ = — 1"{[(па-п ^ Вд-мн) ^ (па-п ^ Дп-а ^ Дп)]ч-Сп ^ Х [(па'-п Х В'п-мн)^ (па'-п Х Дп-а * Дп)]ч-С'п}, (5.5.8) либо, когда речь идёт о монологических политических отношениях, представленных формулами (5.1.12)-(5.1.19), только индивидов-субъектов, когда Оп(ч-С-ч-С')-МН - (ч-Сп Ч-С'п)1^ - (ч-Сп ^ Ч-С'п)1^ (5.5.9) или только индивидов-контрсубъектов, когда Оп(ч-С-ч-С')-МН = (ч-Сп Ч-С'п)1^ = (ч-Сп ^ Ч-С'п)1^ 1{[(па-п ^ ВП-а) ^ (па-п ^ Дп-а ^ Дп)]ч-Сп (5.5.10) Индивидуализированные монологические политические отношения - это такая система политико-психических актов, потенциальных и актуальных политических высказываний и действий индивидов-субъектов и индивидов- контрсубъектов, в которой политико-психические акты и политические действия выполняют либо подчинённую, вспомогательную роль, либо выступают в качестве ментально-незнакового или действенно-ментально-незнакового ответа-отклика на монологические политические высказывания партнёров. Это такие двусторонне-активные субъект-контрсубъектные политические отношения, в которых монологические политические ментально-знаковые или монологические политические действенно-ментально-знаковые отношения одних индивидуальных субъектов политики интегрированы либо с монологическими политическими ментально-знаковыми или монологическими действенно-ментальнознаковыми отношениями других индивидуальных субъектов (контрсубъектов) политики, когда речь идёт о монологических политических отношениях, представленных формулами (5.1.8)-(5.1.11), когда либо с политическими ментально-незнаковыми или политическими действенно-ментально-незнаковыми отношениями этих индивидуальных контрсубъектов политики, когда речь идёт о монологических политических отношениях, представленных формулами (5.1.12)-(5.1.19), когда Оп(ч-С-ч-С')-МН = (ч-Сп Ч-С'п)1^ = (ч-Сп ^ Ч-С'п)1^ = ^ = 1 [(ОП-МЗ v ОП-ДМЗ-ч v ОП-ДМЗ-пл)С'п ^ (ОП-МНЗ v ОП-ДМНЗ-ч v ОП-ДМНЗ-пл)Сп]МН = = l[(On-M3V Од-ДМЗ-ч V Оп-ДМЗ-пл)с'п ^ (On-MH3V Оп-ДМНЗ-чV Оп-ДМНЗ-пл)сп]МН.(5.5.13) При этом необходимо учитывать, что индивидуализированные монологические политические отношения - это неличностные политические отношения, когда [(ч-Сп ч-С'п) = (ч-Сп ^ ч-С’п)]“ Ф [(Лп Л'п) = (Лп f? Л'п)].(5.5 Л4) так же как осуществляющие их индивиды-субъекты и индивиды- контрсубъекты - это неличностные индивиды-субъекты и индивиды- контрсубъекты, когда (ч-Cn л ч-C'n) Ф (ЛП л Л'П). (5.5.15) Необходимо учитывать и то, что эти индивиды-субъекты и индивиды- контрсубъекты, восприняв, осмыслив и поняв монологические политические высказывания партнёров, как правило, в ответ на них рано или поздно могут совершить не только молчаливые политико-психические (политические ментально-незнаковые) акты или политические действенно-ментально-незнаковые акты, но и определённые внешнеречевые (словесные, вербальные) или неречевые (несловесные, невербальные) политические высказывания, политические ментально-знаковые акты, причём не только монологические, но и диалогические. Иначе говоря, ответные политико-психические акты и политические действия, ментально-незнаковые и действенно-ментально-незнаковые политические акты индивидов-субъектов и индивидов-контрсубъектов содержат в себе их потенциальные ответные политические монологические и диалогические высказывания, монологические и диалогические ментально-знаковые и действенно-ментально-знаковые политические акты, а их монологические политические высказывания, монологические ментально-знаковые и действенно- ментально-знаковые политические акты содержат в себе потенциальные диалогические высказывания, диалогические ментально-знаковые и действенно- ментально-знаковые политические акты. Их ответно-политическое ментальнонезнаковое и действенно-ментально-незнаковое молчание, так же как и их монологическое высказывание, может рано или поздно закончиться. Более того, они не могут, оставаясь субъектами и контрсубъектами политики, рано или поздно не ответить на монологические высказывания партнёров своими собственными монологическими или диалогическими высказываниями, ибо любой индивид-субъект и индивид-контрсубъект «не может, оставаясь субъектом, стать безгласным»1 на всю свою последующую политическую жизнь. «Всякое понимание... чревато ответом и в той или иной форме обязательно его порождает: слушающий становится говорящим. Пассивное понимание значений слышимой речи - только абстрактный момент реального целостного активно ответного понимания, которое и актуализируется в последующем реальном громком ответе. Конечно, не всегда имеет место непосредственно следующий за высказыванием громкий ответ на него: активно ответное понимание услышанного (например, команды) может непосредственно реализоваться в действие (выполнение понятого и принятого к исполнению приказа или команды), может остаться до поры до времени молчаливым ответным пониманием — , но это, так сказать, ответное понимание замедленного действия: рано или поздно услышанное и активно понятое откликнется в последующих речах или в поведении слышавшего»755. Поэтому индивидуализированные монологические политические отношения представляют собой лишь определённые абстрактные моменты, элементы, «урезанные», неполные формы «разорванных» во времени», незавершённых, «отложенных» на время диалогических политических отношений, ибо «каждый монолог является репликой диалога (речевого общения определённой сферы)», а «каждая реплика сама по себе монологична (предельно маленький монолог)»756. Иначе говоря, монологические индивидуализированные политические отношения могут со временем трансформироваться в диалогические политические отношения, когда ОП(ч-С-ч-С')-МН ^ ОП(ч-С-ч-С')-ДА. (5.757.16) Вместе с тем, диалогические политические отношения также могут на какое-то время принять форму монологических политических отношений - индивидуализированных или индивидуально-групповых, когда ОП(ч-С-ч-С' )-ДА ^ (ОП(ч-С-ч-С' )-МН V ОП(ч-С-Ко-С' )-МН) (5.5.17 ) При этом, однако, необходимо отличать диалогические и монологические политические отношения, не путать их. Как отмечает В. Франкл, «диалог без 34 логоса , диалог, в котором отсутствует направленность на интенциональный референт5, - это в действительности взаимный монолог, всего лишь взаимное самовыражение. Диалог, ограниченный только самовыражением, не входит в самотрансцедирующее758 качество человеческой реальности. Истинное общение-встреча - это модус со-существования, открытый логосу, дающий партнёрам возможность трансцедировать себя к логосу, даже способствующий такой взаимной самотрансцедентации. Истинное общение-встреча основывается на самотрансцедентации, а не на простом самовыражении. В частности, истинное общение-встреча трансцендирует себя к логосу. Псевдовстреча, с другой стороны, основывается на ’диалоге без логоса”, это только платформа для взаимного самовыражения»759. Поскольку, как было показано в гл. 5.3, индивиды-субъекты и индивиды- контрсубъекты, осуществляющие диалогические политические отношения, выступают в них, согласно формуле (5.3.3), в качестве личностных индивидов- субъектов и индивидов-контрсубъектов, то смена монологических политических отношений диалогическими политическими отношениями предполагает и означает трансформацию неличностных индивидов-субъектов и индивидов- контрсубъектов в личностные индивиды-субъекты и индивиды- контрсубъекты, когда (ч-Cn л ч-C'n) ^ (Лп л Л'п). (5.5.18) Существуют различные виды индивидуализированных монологических политических отношений. Они могут быть дифференцировано как по их форме, так и по их содержанию. В частности, по степени их монологичности: от минимальной до максимальной, предельной. «Возможны разные степени монологичности. Монологизм в пределе отрицает наличие вне себя другого равноправного и ответно-равноправного сознания, другого равноправного я (ты). При монологическом подходе (в предельном или чистом виде) другой всецело остаётся только объектом сознания, а не другим сознанием. От него не ждут такого ответа, который мог бы всё изменить в мире моего сознания. Монолог завершён и глух к чужому ответу, не ждёт его и не признаёт за ним решающей силы. Монолог обходится без другого и потому в какой-то мере овеществляет всю действительность. Монолог претендует быть последним словом. Он закрывает изображаемый мир и изображаемых людей» . В этом случае монологические индивидуализированные политические отношения представляют собой не столько субъект-контрсубъектные политические отношения, сколько разновидность субъект(контрсубъект)-объектных отношений, разновидность политической деятельности, направленной на «объективированных» («овеществлённых») человеческих индивидов. Минимизированные монологические индивидуализированные политические отношения могут нести в себе определённое диалогическое содержание, когда монолог того или иного индивида-субъекта может быть построен в форме его диалога с другими потенциальными индиви- дами-субъектами (индивидами-контрсубъектами). Монологические индивидуализированные политические отношения могут быть либо негрупповыми диадическими и непубличными, когда они осуществляются при отсутствии каких-либо сторонних наблюдателей («один на один», «с глазу на глаз») между двумя индивидами-субъектами - индивидуальными субъекта и контрсубъектами политики, т. е. когда Ощч-с-ч-с )-мнк_ = 1(ч-Сд1 ч-С'ш)1^ = 1(ч-Сд1 ч-С'ш)]1^, (5.5.19) либо негрупповыми диадическими и публичными, когда они осуществляются при наличии сторонних наблюдателей между двумя индивидами-субъектами - индивидуальными субъекта и контрсубъектами политики, т. е. когда Оп(ч-с-ч-с')-мнк-= ^ , (5.5.20) либо внутригрупповыми и непубличными, когда они осуществляются при отсутствии сторонних наблюдателей между тремя или более индивидами- субъектами - индивидуальными субъектами и контрсубъектами политики, т. е. когда ^ ч-С2ч™ '< v i , ** 4 л (5.5.21) либо внутригрупповыми и публичными, когда они осуществляются при наличии сторонних наблюдателей между тремя или более индивидами-субъектами - индивидуальными субъектами и контрсубъектами политики, т. е. когда -CL - —п.МН Ощч-с-ч-с)-мнк ^ п , (5.5.22) либо частично-внутригрупповыми и непубличными, когда они осуществляются при отсутствии сторонних наблюдателей между одним индивидуальным субъектом политики и несколькими (двумя или более) другими, не находящимися в актуально-индивидуализированных отношениях друг с другом, индивидами- субъектами - индивидуальными субъектами и контрсубъектами политики, т. е. когда МП и/ и (5.5.23) либо частично-внутригрупповыми и публичными, когда они осуществляются при наличии сторонних наблюдателей между одним индивидуальным субъектом политики и несколькими (двумя или более) другими, не находящимися в актуально-индивидуализированных отношениях друг с другом, индивидами- субъектами - индивидуальными субъектами и контрсубъектами политики, т. е. когда Cir = (5.5.24) Индивидуализированные монологические политические отношения могут быть либо опосредованными другими политическими или неполитическими индивидуальными или коллективными субъектами-посредниками (обозначим эти отношения символом 0П(ч-С-ч-С)-МН-0П, а неполитических и политических индивидуальных и коллективных субъектов-посредников соответственно сим- волами ч-С'', ч-С''П, КО-С'' и КО-С''П), когда ^(ч-С-ч-С'НМН-ОП — [ч-СП ^ (ч-С'' v ч-C''n V КО-С'' v КО-С''П) ^ Ч-С'П)]МН — = [(ч-Сп ^ (ч-сп V ч-С"п V Ко-С" V Ко-С"п) ^ ч-С'п]^, (5.5.25) либо не опосредованными ими, т. е. непосредственными (обозначим эти отношения символом 0П(ч-С-ч-С')-МН-НП), когда Оп(ч-с-ч-с')-мн-нп - (ч-Сп ч-С'п)1^ - (ч-Сп ^ ч-С'д)1^. (5.5.26) Первые из них, т. е. опосредованные индивидуализированные монологические политические отношения, могут формироваться и, как правило, формируются не только благодаря политической деятельности находящихся в них инди- видов-субъектов и индивидов-контрсубъектов, но политической и иной деятельности их субъектов-посредников, когда Рис. 5.5.1. Опосредованные индивидуализированные монологические политические отношения Причём в качестве субъектов-посредников могут выступать журналисты и другие представители средств массовой информации, политологи, социологи, юристы, экономисты, философы и другие учёные, различного рода политические консультанты, чиновники, а также политические партии, группы лоббистов, профсоюзы, другие общественные организации и заинтересованные группы. В частности, индивидуализированные монологические политические отношения главы государства с отельными гражданами (например, гражданами, обратившимися к нему с какой-либо письменной просьбой или жалобой ), как правило, формируются не только благодаря их собственной политической деятельности, но и благодаря деятельности чиновников, журналистов и других представителей средств массовой информации или учёных, в той или иной мере опосредованы ими. Монологические индивидуализированные политические отношения - это, как правило, индивидуально-ориентированные отношения, направленные на формирование или изменение (в том числе совершенствование, унификацию или разрушение) каких-либо индивидуальных характеристик партнёров, в том числе на приобщение их к определённым ценностям или их отторжение от определённых ценностей. В них может доминировать стремление высказывающегося (говорящего или пишущего) индивида-субъекта к самовыражению, самоутверждению, самооправданию или самосохранению, самозащите своей индивидуальности, а также стремление представить, презентовать, предъявить её противостоящему индивидуальному или коллективному контрсубъекту политики, навязать ему своё «я», свою позицию, свою точку зрения. В рамках этих отношений у высказывающегося индивида-субъекта может доминировать и, как правило, доминирует стремление контролировать противостоящего ему ин- дивида-контрсубъекта, в том числе его психические акты, политические и/или иные высказывания и действия, а также ту жизнённо-политическую ситуацию, в которой осуществляются данные отношения. Чтобы повысить эффективность такого контроля, он иногда стремится лучше понять тех, кого хочет контролировать, а также искренне желает, чтобы и они поняли (и тем самым оправдали!) его. Монологические индивидуализированные политические отношения могут быть рациональными или эмоционально-внерациональными, формализованными, полуформализованными или неформализованными. Они могут быть инструментально-деловыми, предметно-ориентированными, социально ориентированными, ритуально-обрядовыми, манипуляционными, неравноправными, непаритетными, в том числе субординационными, когда осуществляющие их индивиды-субъекты и индивиды-контрсубъекты неравноправны, имеют не одинаковые (не равные) права и обязанности. В некоторых случаях они могут быть неуважительными (основанными на неуважении друг друга осуществляющими их индивидами-субъектами и индивидами-контрсубъектами, на их недоверии друг другу), недоброжелательными, в том числе злонамеренными и агрессивными (основанными на нежелании добра или намерении причинить зло, вред друг другу). Они могут быть ознакомительными, поверхностными, неглубокими или более-менее глубокими, затруднёнными (имеющими определённые трудности, препятствия), в том числе конфликтными, когда в них проявляются, актуализируются недружеские, неприязненные или даже враждебные отношения друг к другу индивидов-субъектов и индивидов-контрсубъектов. Они могут быть агрессивно-конфликтными и оборонительно-конфликтными. В агрессивно-конфликтных отношениях индивиды-субъекты и индивиды- контрсубъекты стремятся не только радикально изменить, но и подавить индивидуальность друг друга, причинить зло, политический, психический, духовный, социальный, экономический или даже физический (телесный) вред друг другу. Они стремятся навязать свою волю, своё мнение, свои идеи и ценности друг другу, полностью удовлетворить свои собственные интересы и полностью игнорировать интересы партнёров. В оборонительно-конфликтных отношениях индивиды-субъекты и индивиды-контрсубъекты активно сопротивляются, препятствуют попыткам изменить друг друга, причинить зло, какой-либо вред, навязать свою волю, своё мнение, свои идеи и ценности друг другу, игнорировать интересы друг друга. В конечном счёте, они стремятся завершить конфликт и, учитывая не только собственные интересы, но и интересы друг друга, перейти от обороны к компромиссу, а затем, возможно, и к сотрудничеству. Индивидуализированные монологические политические отношения могут формироваться и осуществляться во время различного рода персональных (личных) встреч индивидуальных субъектов и контрсубъектов политики друг с другом. Например, во время персональной (личной) встречи главы государства с премьер-министром, кем-либо из министров, руководителем той или иной партии. Или во время персональной встречи кандидата в депутаты с кем-либо из избирателей. Они могут формироваться и осуществляться путём передачи одним индивидуальным субъектом политики другому индивидуальному субъекту (контрсубъекту) политики какого-либо письменного, телефонного, телеграфного, радио, телевизионного и иного электронного аудио- или аудиовизуального сообщения, послания, обращения, заявления, распоряжения или приказа. Человеческие индивиды, выступающие в качестве индивидуальных субъектов и контрсубъектов политики, находятся не только в индивидуализированных политических отношениях друг с другом, но и, как уже отмечалось, в индивидуально-групповых (частично индивидуализированных) политических отношениях (обозначим их символом ОП(Ч-С-ко-С)), т. е. в отношениях «индивид- группа» и «группа-индивид», представляющих собой разновидность субъект- контрсубъектных политических отношений. При этом они либо являются, либо не являются членами этих групп, коллективов. Говоря иначе, индивидуальногрупповые политические отношения - это отношения индивидуальных субъектов и контрсубъектов политики с любыми политическими коллективами, выступающими в качестве коллективных субъектов политики: как с теми, членами которых они являются, так и с теми, членами которых они не являются. Например, отношения избирателя с партией, членом которой он является, или его отношения с партией, членом которой он не является. В первом случае данные отношения являются внутригрупповыми (обозначим их символом ОП(Ч-С-ко-С)к), во втором случае - внегрупповыми (обозначим их символом ОП(Ч-С-ко-С )к-), когда (Оп(ч-С-Ко-С')к А Оп(ч-С-Ко-С')к-) Е Ощч-С-Ко-С')- (5.5.27) Индивидуально-групповые политические отношения - это отношения не только индивидов-субъектов к тем или иным политическим коллективам, но и отношения политических коллективов к индивидам-субъектам. Например, отношения той или иной партии к своим членам, своему руководителю, премьер- министру, главе государства, тому или иному избирателю, депутату, министру. Это отношения индивидов-субъектов, выступающих в качестве индивидуальных субъектов политики, с политическими коллективами, выступающими в качестве коллективных контрсубъектов политики. И наоборот, это отношения политических коллективов, выступающих в качестве коллективных субъектов политики, с индивидами-субъектами, выступающими в качестве индивидуальных контрсубъектов политики. И те, и другие - и политические индивиды - субъекты, и политические коллективы - являются соответственно индивидуальными или коллективными субъектами и контрсубъектами данных отношений, а также субъектами и контрсубъектами тех индивидуальных или коллективных политических деятельностей, которые они осуществляют «внутри» или за пределами этих отношений. Иначе говоря, индивидуально-групповые политические отношения, как и любые другие субъект-контрсубъектные политические отношения, - это двусторонние, взаимные отношения. Индивидуально-групповые политические отношения, так же как и индивидуализированные политические отношения, имеют как объективную, так и субъективную стороны своего существования. Их объективная сторона проявляется в том, что они, так же как и индивидуализированные политические отношения, определяются, детерминируются объективными политическими отношениями, объективными общественными отношениями и человеческим бытием, реальным процессом человеческой жизни в целом и существуют «внутри» них. Она может быть как неформализованной, так и в той или иной мере формализованной, в том числе может носить институциональный, безличный характер, иметь определённую нормативно-правовую основу, может регламентироваться и регулироваться законами, указами, уставами, постановлениями, приказами, регламентами, инструкциями и другими нормативно-правовыми актами. Субъективная сторона этих отношений проявляется в их зависимости от находящихся в них политических коллективов и индивидов-субъектов, от их психических образований (в том числе от «коллективного» и индивидуального сознания) и осуществляемой ими политической деятельности. Иначе говоря, это такие отношения, субъекты и контрсубъекты которых находятся в объективной и субъективной зависимости друг от друга, объективно и субъективно зависят и друг от друга, а также влияют друг на друга. Индивидуально-групповые политические отношения, так же как и индивидуализированные политические отношения, могут находиться как в потенциальном, так и актуальном, актуализированном состоянии. Однако, в отличие от индивидуализированных политических отношений, которые актуализируются как в форме диалогических, так и в форме монологических отношений, индивидуально-групповые политические отношения могут быть актуализированы не в форме диалогических отношений, а в форме монологических отношений. Монологические индивидуально-групповые политические отношения, в отличие от монологических индивидуализированных политических отношений, - это такие актуализированные субъект-контрсубъектные политические отношения, которые существуют между индивидом-субъектом, индивидуальным субъектом политики и группой, коллективом - общностью, объединением или организацией - индивидов-субъектов, находящихся в определённых объективных и субъективно-активных политических отношениях друг с другом и выступающих в качестве коллективного контрсубъекта политики. Это такая разновидность субъективно-активных субъект-контрсубъектных политических отношений, в которой субъективируются и проявляются, реализуются объективные политические отношения и, следовательно, объективная сторона индивидуально-групповых политических отношений. Это есть форма активного отношения индивидуальных субъектов политики и коллективных контрсубъектов политики друг с другом, есть особая форма их политической активности. Находящийся в этих отношениях индивидуальный субъект политики осуществляет ментально-знаковые или действенно-ментально-знаковые акты, а находящиеся в них индивиды-субъекты, образующие определённую группу, выступающую в качестве контрсубъекта политики, осуществляют либо только ответные ментально-незнаковые акты, либо только ответные действенно-ментальнонезнаковые акты. Причём данные акты индивидуального субъекта политики и коллективного контрсубъекта политики (группы индивидов-субъектов) интегрированы друг с другом и образуют соответствующую индивидуально - групповую монологическую систему политических отношений. Поскольку это так, то монологические индивидуально-групповые политические отношения, так же как диалогические и монологические индивидуализированные политические отношения, - это не односторонне-активные, а двусторонне-активные отношения, когда О При этом необходимо учитывать, что сама по себе группа не осуществляет и не может осуществлять в принципе ни ментально-знаковые, ни действенно- ментально-знаковые акты. Сама по себе она не может ни говорить, ни писать. Говорить и писать, т. е. высказываться, осуществлять ментально-знаковые, действенно-ментально-знаковые, а также ментально-незнаковые и действенно- ментально-незнаковые акты могут только входящие в неё и противостоящие ей индивиды-субъекты и индивиды-контрсубъекты. Необходимо учитывать и то, что монологические индивидуально-групповые политические отношения могут смениться монологическими индивидуализированными или диалогическими политическими отношениями, так же как и монологические индивидуализированные политические отношения могут смениться монологическими индивидуально-групповыми или диалогическими политическими отношениями, а диалогические политические отношения - монологическими индивидуализированными или монологическими индивидуально-групповыми. Монологические индивидуально-групповые политические отношения могут быть непубличными, когда осуществляются без сторонних наблюдателей, так и публичными, когда осуществляются при сторонних наблюдателях. Первые могут быть представлены формулой (5.5.28), а вторые - формулой Индивиды-субъекты, находящиеся в монологических политических отношениях с теми или иными группами, коллективами, согласно формуле (5.5.27), могут либо быть, либо не быть членами этих групп, коллективов. Говоря иначе, монологические индивидуально-групповые политические отношения - это отношения индивидуальных субъектов и контрсубъектов политики с любыми политическими коллективами: как с теми, членами которых они являются, так и с теми, членами которых они не являются. Например, отношения избирателя с партией, членом которой он является, и его отношения с партией, членом которой он не является. В первом случае данные отношения являются внутригрупповыми (обозначим их символом ОП(ч-С-ко-С')-МНк), во втором случае - внегруппо- выми (обозначим их символом ОП(ч-С-ко-С')-Мнк-), когда (ОП(ч-С-Ко-С')-МНк А ОП(ч-С-Ко-С')-МНк Индивидуально-групповые монологические политические отношения, так же как и индивидуализированные монологические политические отношения, могут быть либо опосредованными другими политическими или неполитиче- скими индивидуальными или коллективными субъектами-посредниками (обозначим эти отношения символом ОП(Ч-С-ко-С')-МН-ОП), когда ОП(ч-С-Ко-С')-МН-ОП = [Ко-Сп « (ч-С'' v ч-С''п v Ко-С'' v Ко-С'п) ~ Ко-С'п)]мн = = [(Ко-Сп f± (ч-С" V ч-С"п V Ко-С" v К0-С"п) Ко-С'п]™, (5.5.31) либо не опосредованными ими, т. е. непосредственными (обозначим эти отношения символом Оп(ч-с-ко-с')-мн-нп), когда Оп(ч-с-ко-с')-мн-нп = (К0-Сд Ко-С'п)1^ = (К0-Сд ^ Ко-С'п)1^. (5.5.32) Индивидуально-групповые монологические политические отношения - это, как правило, социально-ориентированные отношения, направленные на формирование или изменение (в том числе совершенствование, унификацию или разрушение) политических и иных коллективов - общностей, объединений или организаций. Так же как и индивидуализированные монологические политические отношения, они могут инструментально-деловыми, предметноориентированными, рациональными или эмоционально-внерациональными, формализованными, полуформализованными или неформализованными, ритуально-обрядовыми, манипуляционными, неравноправными, непаритетными, в том числе субординационными, а также неуважительными, недоброжелательными, в том числе злонамеренными и агрессивными. Они могут быть ознакомительными, поверхностными, неглубокими или более-менее глубокими, затруднёнными, конфликтными, неприязненными, враждебными, агрессивноконфликтными или оборонительно-конфликтными. Индивидуально-групповые монологические политические отношения могут формироваться и осуществляться во время персональных встреч индивидуального субъекта политики с каким-либо политическим коллективом - коллективным контрсубъектом политики. Например, во время выступления Президента России с ежегодным президентским посланием Федеральному Собранию Российской Федерации. Или во время персональных встреч кандидата в депутаты с группой избирателей. Или во время выступления того или иного члена партии на партийном собрании. Эти отношения могут формироваться и осуществляться во время радио, телевизионного или Интернет выступления индивидуального субъекта политики перед тем или иным политическим коллективом - коллективным контрсубъектом политики. Или путём передачи ему письменного, телефонного, телеграфного, радио, телевизионного и иного электронного аудио- или аудиовизуального сообщения, послания, приказа, распоряжения, заявления или обращения (в том числе имеющего форму так называемого «обращения к народу»). Во всех этих случаях, так же как и при осуществлении индивидуализированных монологических политических отношений, существуют свои особенности и правила. Актуально-индивидуализированные субъект-контрсубъектные политические отношения, согласно формуле (5.2.1), - это не только диалогические и монологические, но, кроме того, либо симметрические ментально-незнаковые, либо несимметрические действенно-ментально-незнаковые, либо симметрические действенно-ментально-незнаковые отношения. Первые из них могут быть представлены формулой (5.1.20), вторые - формулами (5.1.21) и (5.1.22), третьи - формулой (5.1.23). Таковыми же могут быть и индивидуально-групповые (частично индивидуализированные) политические отношения. Все эти отношения характеризуются тем, что их участники, выступающие в качестве субъектов и контрсубъектов политики, осуществляют различные политико-психические акты, но не осуществляют какие-либо актуальные, реальные (действительные, подлинные) политические высказывания. Поэтому они не являются ни диалогическими, ни монологическими. Все эти отношения, как и любые другие субъективно-активные субъект-контрсубъектные политические отношения, являются не односторонне-активными, а двусторонне-активными отношениями. Все они существуют внутри объективных субъект-контрсубъектных политических отношений, внутри различных форм общественных отношений, внутри человеческого бытия, реального процесса человеческой жизни, «вставлены» в них и определяются, детерминируются ими. Вместе с тем, они представляют собой субъективную сторону субъект-контрсубъектных политических отношений, являются разновидностью субъективно-активных субъект-контрсубъектных политических отношений, т. е. непосредственно зависят от находящихся в них субъектов и контрсубъектов политики, от их психических образований (в том числе их сознания) и осуществляемой ими политической деятельности. Это отношения, в которых субъективируются и реализуются объективные политические отношения. Они представляют собой особую форму активного отношения субъектов и контрсубъектов политики друг с другом, особую форму их политической активности, которая отличается как от их политической деятельности, так и от их диалогических и монологических отношений друг с другом. Специфика симметрично-ментально-незнаковых политических отношений состоит в том, что их участники, выступающие в качестве субъектов и контрсубъектов политики, осуществляют политико-психические акты, однако они не осуществляют не только какие-либо актуальные, реальные политические высказывания, но и какие-либо актуальные, реальные политические действия. Эти психические акты недоступны непосредственному восприятию партнёров, но могут быть сконструированы ими, в том числе такими их психическими актами, как акты представления, воображения или мышления, и в той или иной мере репрезентированы в их психических образованиях. Кроме того, в представлении, воображении или мышлении партнёров могут быть сконструированы и репрезентированы не только политико-психические акты, но и потенциальные политические действия и высказывания друг друга. Поэтому каждый участник этих отношений осуществляет политико-психические акты, которые являются ответами-откликами на сконструированные им самим политико-психические акты, политические действия и высказывания партнёров. Причём данные ответы-отклики ограничены актуальными, реальными политико-психическими каждого участника этих отношений; они не содержат ни какие-либо актуальные, реальные политические высказывания, ни какие-либо актуальные, реальные политические действия, но могут нести в себе определённые потенциальные политические действия, высказывания и политико-психические акты, в том числе сконструированные его собственными актами представления, воображения или мышления. Симметрично-ментально-незнаковые политические отношения - это такие отношения, которые возникают, существуют и осуществляются лишь в представлении, воображении или мышлении их участников, в том числе как при их непосредственных персональных встречах, так и вне таких встреч или иных контактов друг с другом. Они, следовательно, являются виртуальными, виртуально-актуализированными, точнее, виртуально-ментально- актуализированными (виртуально-психическими, в том числе виртуально- представляемыми, виртуально-воображаемыми или виртуально-мыслимыми) политическими отношениями. Будучи лишь в представлении, воображении или мышлении их участников, они, естественно, недоступны непосредственному восприятию партнёров и всех других людей, а потому являются непубличными политическими отношениями. Специфика несимметрических действенно-ментально-незнаковых политических отношений состоит в том, что одни их участники, выступающие в качестве субъектов политики, осуществляют не только политико-психические акты, но и определённые политические действия, тогда как другие участники, выступающие в качестве контрсубъектов политики, ограничиваются лишь политико-психическими актами. Специфика симметрических действенно- ментально-незнаковых политических отношений состоит в том, что все их участники, выступающие в качестве субъектов и контрсубъектов политики, осуществляют не только психические акты, но и определённые политические действия. И те и другие отношения, так же как и симметрично-ментальнонезнаковые политические отношения, могут возникать, существовать и осуществляться как при непосредственных персональных встречах их участников, так и вне таких встреч или иных контактов друг с другом. Они, так же как и симметрично-ментально-незнаковые политические отношения, характеризуются тем, что их участники не осуществляют какие-либо актуальные, реальные политические высказывания. Это такие отношения, в которых ответы-отклики каждого их участника на политико-психические акты или действенно- ментально-незнаковые политические акты (политико-психические акты и политические действия) партнёров ограничиваются либо только политикопсихическими актами, либо действенно-ментально-незнаковыми политическими актами, т. е. политико-психическими актами и политическими действиями. При этом необходимо учитывать, что в политических действиях участников этих отношений в той или иной мере репрезентированы (представлены, отображены) не только осуществляемые ими политико-психические акты, но и их потенциальные политические высказывания, а также их потенциальные политические действия и потенциальные политико-психические акты. Эти действия могут быть либо непосредственно восприняты, осмыслены и определённым образом интерпретированы партнёрами, либо они, так же как и политикопсихические акты, непосредственно не воспринимаются ими, но могут быть сконструированы, в той или иной мере репрезентированы в их представлении, воображении или мышлении и интерпретированы ими. В любом случае репрезентированные в этих действиях актуальные и потенциальные политикопсихические акты и политические действия, потенциальные политические высказывания участников этих отношений также могут быть более-менее адекватно осмыслены, интерпретированы и в той или иной мере репрезентированы партнёрами в их ответных политико-психических или действенно-ментальнонезнаковых политических актах. Иначе говоря, ответы-отклики каждого участника этих отношений являются ответами-откликами как на актуальные политико-психические или действенно-ментально-незнаковые политические акты партнёров, так и на их потенциальные (и ожидаемые каждым партнёром) политические высказывания, политико-психические или действенно-ментальнонезнаковые акты. Они не содержат какие-либо актуальные политические высказывания, могут содержать или не содержать актуальные политические действия, а также определённые потенциальные (и ожидаемые партнёрами) политические высказывания, действия и психические акты. Действенно-ментально-незнаковые политические отношения, в том числе как несимметрические, так и симметрические, - это, следовательно, такие отношения, которые в одних случаях осуществляются посредством актуальных политических действий как разновидности «внешних» субъект(контрсубъект)- объектных актов участвующих в этих отношениях людей, в других случаях возникают, существуют и осуществляются лишь в их собственном представлении, воображении или мышлении, как особого рода репрезентант-конструкции. В первом случае они являются внешне актуализированными, во втором случае - виртуальными, виртуально-актуализированными, точнее, виртуально- ментально-актуализированными (виртуально-психическими), в том числе виртуально-ментально-сконструированными, виртуально-представляемыми, виртуально-воображаемыми или виртуально-мыслимыми, и, следовательно, непубличными политическими отношениями. Причём внешне актуализированные действенно-ментально-незнаковые политические отношения могут быть либо непубличными, когда они осуществляются при отсутствии сторонних наблюдателей, либо публичными, когда они осуществляются при наличии сторонних наблюдателей. Другой же разновидностью непубличных и публичных внешне актуализированных политических отношений являются диалогические и монологические ментально-знаковые и действенно-ментально-знаковые политические отношения, представленные в гл. 5.3-5.5. Внешне актуализированные действенно-ментально-незнаковые политические отношения, так же как действенная часть внешне актуализированных действенно-ментально-знаковых политических отношений, образуют так называемые действенно-деловые, проще говоря, деловые политические отношения, которые могут быть симметричными и несимметричными. Это такие отношения, в которых экстериоризируются, реализуются, воплощаются политикопсихические образования (в том числе политические мысли, ментальнонезнаковые проекты, замыслы) людей, составляющие содержание их политико- ментально-незнаковых актов, реализуется, воплощается содержание их политических высказываний (политико-ментально-знаковых актов) и политикоментально-знаковых субъект-контрсубъектных отношений. Это такие отношения, в которых формируется и проявляется политическая субъектность человеческих индивидов (и коллективов!), так же как она формируется и проявляется в их политико-психических (политико-ментально-незнаковых) актах, политических высказываниях (политико-ментально-знаковых актах) и политико- ментально-знаковых субъект-контрсубъектных отношениях. Это такие отношения, в которых только и может быть проявлена подлинно-личностная политическая субъектность, а также может быть реализовано единство, тождество слова и дела, мысли и дела (а через них мысли и слова), единство, тождество политического мышления и политического бытия, в котором политика всегда испытывала острую нужду. Симметрические деловые политические отношения - это такие субъект- контрсубъектные политические отношения, в которых между политическими субъектами и контрсубъектами (индивидуальными или коллективными) осуществляется обмен политическими действиями, а также результатами, объектами или средствами этих действий. Это отношения, в которых обе стороны - и субъект, и контрсубъект политики - являются деловыми (действенноделовыми), совершают политические действия (политико-ментальнонезнаковые акты) и передают их результаты, объекты или средства друг другу. Несимметрические деловые политические отношения - это такие субъект- контрсубъектные политические отношения, в которых одни субъекты политики передают, транслируют результаты, объекты и средства своих политических действий и содержащиеся в них материальные образования другим субъектам (контрсубъектам) политики, которые получают их в своё распоряжение в качестве материальных ресурсов своих потенциальных (будущих) политических действий. Деловые политические отношения отличаются от диалогических ментально-знаковых политических отношений, в которых между субъектами и контрсубъектами политики осуществляется обмен диалогическими политическими высказываниями и содержащейся в них политической информацией. Они отличаются и от монологических ментально-знаковых политических отношений, в которых одни субъекты политики передают, транслируют свои (и чужие!) монологические политические высказывания и содержащуюся в них политическую информацию другим субъектам (контрсубъектам) политики, которые осознанно или неосознанно воспринимают и перерабатывают эту информацию своими психическим актами и могут использовать её в своих потенциальных (будущих) или актуальных политических высказываниях, а также в своих потенциальных (будущих) или актуальных политических действиях. Деловые политические отношения - это такие отношения, благодаря которым их участники, осуществляя свои политические действия, делают (осуществляют) реальную политику, а не только созерцают (воспринимают) её, размышляют (думают), говорят или пишут о ней. Это такая часть политической практики, благодаря которой они реально, в действительности, не на словах, а на деле изменяют (преобразуют) либо политику в целом, либо её отдельные элементы, сегменты, стороны, проявления. Политико-психические акты, осуществляемые участниками ментальнонезнаковых и действенно-ментально-незнаковых политических отношений, в том числе их ответные политико-психические акты-отклики, могут проявляться как в форме внеречевых (первосигнальных), так и в форме внутриречевых (второсигнальных) политико-психических актов, в частности, в форме «внутриречевых высказываний». Эти «внутриречевые высказывания», также как и другие политико-психические акты каждого участника, недоступны непосредственному восприятию партнёров, но могут быть сконструированы ими, в том числе политико-психическими актами мышления, и в той или иной мере репрезентированы в их политико-психических образованиях. Причём такое конструирование может быть осуществлено либо путём непосредственного мысленного конструирования этих «внутриречевых высказываний», либо на основе восприятия и «прочтения» (интерпретации) тех актуальных, реальных политических высказываний и действий партнёров, в которых в той или иной мере репрезентированы данные «внутриречевые высказывания». И в том и в другом случаях участники этих отношений могут мысленно «разговаривать» как сами с собой, так и со своими партнёрами, в том числе отвечать своими «внутриречевыми высказываниями» на их «внутриречевые высказывания», в частности, на те, которые сами они и сконструировали своими собственными психическими актами мышления. Этот мысленный (внутриречевой) «разговор» может носить как виртуально-монологический, так и виртуально-диалогический характер, поэтому виртуально-ментально-актуализированные ментально-незнаковые и действенно-ментально-незнаковые политические отношения могут быть как виртуально-монологическими, так и виртуально-диалогическими. Поскольку данные отношения возникают, существуют и осуществляются лишь в мышлении их участников, то они, естественно, недоступны непосредственному восприятию ни партнёров, ни всех других людей и, следовательно, являются непубличными монологическими или диалогическими виртуально-ментально- актуализированными политическими отношениями. Таким образом, наряду с внешне актуализированными ментальнознаковыми, действенно-ментально-знаковыми и действенно-ментально незнаковыми политическими отношениями существуют виртуально-ментально- актуализированные политические отношения, каковыми являются ментальнонезнаковые и действенно-ментально-незнаковые политические отношения, возникающие, существующие и осуществляемые лишь в представлении, воображении или мышлении их участников. При этом необходимо учитывать, что внеречевые (первосигнальные) и внутриречевые (второсигнальные) психические акты (в том числе «внутриречевые высказывания») участников этих отношений рано или поздно могут проявиться во внешне вербальных («внешнеречевых») и невербальных политических высказываниях. Они могут также рано или поздно проявиться и в их актуальных, реальных политических действиях. Благодаря этому виртуально-ментально-актуализированные ментально незнаковые и действенно-ментально-незнаковые политические отношения рано или поздно могут проявиться в непубличных и публичных внешне актуализированных действенно-ментально-незнаковых, ментально-знаковых или действенно-ментально-знаковых политических отношениях. Причём они могут совпадать или не совпадать с ними и по своему содержанию и по своей форме. Так, представляемые, воображаемые или мыслимые политические отношения субъектов и контрсубъектов политики могут существенно отличаться от политических отношений, которые они провозглашают в своих политических высказываниях и в действительности осуществляют или реализуют в своих политических действиях, так как они представляют, воображают или думают о своих политических отношениях друг с другом одно, высказывают (говорят, пишут) о них в своих политических высказываниях другое, а в действительности осуществляют и реализуют в своих политических действиях совсем иные политические отношения. Точно так же как их политические отношения друг с другом, провозглашаемые ими в их политических высказываниях, могут не совпадать по своему содержанию и по своей форме с политическими отношениями, которые они в действительности осуществляют и реализуют в своих политических действиях, так как они высказывают (говорят, пишут) о своих политических отношениях друг с другом одно, а в действительности осуществляют и реализуют в своих политических действиях совсем иные политические отношения. В обеих этих случаях виртуальными являются не только виртуально- ментально-актуализированные ментально-незнаковые и действенно- ментально-незнаковые, но и внешне актуализированные действенно- ментально-незнаковые, ментально-знаковые или действенно-ментальнознаковые политические отношения. Так, одни и тот же политик может публично заявлять (высказывать) о своей политической оппозиционности в отношении других политиков, а на деле, т. е. всеми своими политическими действиями, поддерживать их политические высказывания и действия. Например, представители партии «Справедливая Россия» или ЛДПР часто высказывают представителям партии «Единая Россия» о том, что они находятся в политической оппозиции к ним, а на деле, своими реальными политическими действиями (в частности, голосованием в Государственной думе) почти всегда по наиболее важным и принципиальным вопросам поддерживают их. Политики могут публично демонстрировать дружески-деловой характер своих отношений друг с другом, а на самом деле эти отношения являются недружескими, конкурентными и совсем не деловыми. Поэтому значительный пласт политики содержит в своём составе не только реальные, действительные, подлинные, но и виртуальные политические отношения; в ней наряду с подлинной, действительной политической реальностью, существует особая - мнимая, ложная, виртуальная - политическая реальность, существенная часть которой представлена, как уже отмечалось, на телеэкранах, киноэкранах, страницах газет и журналов, в политических буклетах, плакатах, листовках, Интернет-ресурсах, радиопередачах, а также во время персональных или иных встреч субъектов и контрсубъектов политики друг с другом (в частности, политических кандидатов и избирателей). Более того, политики могут осуществлять свои политические отношения с другими людьми в целях прямой, непосредственной манипуляции ими. В этих же целях они могут демонстрировать не только друг другу, но и другим людям свои политические отношения, показывая (демонстрируя) их не такими, каковыми эти отношения являются на самом деле. Такие отношения могут быть определены как преднамеренно-манипуляционные политические отношения, о которых шла речь в гл. 4.5.
<< | >>
Источник: Гомеров И. Н. Политическая субъектность в структуре политических отношений: теория и российские реалии. 2011

Еще по теме Монологические, деловые и виртуальные отношения:

  1. 13.5. Этика деловых отношений
  2. Деловая игра «Разработка ценовой стратегии» на базе немецкой интерактивной компьютерной деловой игры «Никсдорф Дельта»**
  3. ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗАНЯТИЕ Деловая игра «Проведение делового совещания»
  4. 86. ВИРТУАЛЬНЫЕ КОРПОРАЦИИ
  5. Философия виртуального пространства
  6. Коррекция виртуальной действительности
  7. Виртуальная организация
  8. 7.3. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ ВИРТУАЛЬНОГО ОФИСА ПРОЕКТА
  9. Создание виртуальных объектов и манипулирование ими в афганской войне
  10. Виртуальный мир
  11. КАТАЛИЗИРУЙТЕ ВИРТУАЛЬНОЕ СООБЩЕСТВО
  12. Виртуальные подсказки для мира реалий
  13. УВЕЛИЧЕНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВИРТУАЛЬНЫХ ИЛИ ГЕОГРАФИЧЕСКИ РАСПРЕДЕЛЕННЫХ КОМАНД
  14. Нервная система виртуальных команд
  15. ПО ТУ СТОРОНУ МЕРЫ (ВИРТУАЛЬНОЕ)
  16. Руководство виртуальной командой
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -