<<
>>

1 ХАРАКТЕРИСТИКИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В США

История рабочего движения США восходит ко времени возникновения американской нации и государства. Еще до революции были местные организации взаимопомощи ремесленников и рабочих, в период революции рабочие объединялись в антианглийские организации и даже устраивали то, что мы сейчас называем политическими забастовками, например отказывались разгружать английские суда.
Зародыши профсоюзов возникают еще в конце XVIII — начале XIX в. Таким образом, рабочее движение в США имеет более длительную историю, чем рабочее движение многих европейских наций.

Более того, именно в США впервые в мире возникают политические партии, сознательно ориентирующиеся на рабочий класс и называющиеся «партиями рабочих людей». Это группа местных партий, возникших в 1828 г. на волне джексонианства. Но уже судЪба и характер этих партий в какой-то степени могли быть предвозвестниками того, что рабочее движение США будет иметь очень своеобразную историю и выработает очень своеобразную идеологию и организационные формы. «Партии рабочих людей» джексоновской эпохи — типично американские партии со слабой дисциплиной и аморфной идеологией, созданные исключительно для выборов (на уровне местного самоуправления и законодательных собраний штатов). Программа этихлартий очень умеренна— дешевые государственные школы, ликвидация тюремного заключения за долги, более дешевая судебная система и т. д.155 В целом они — левый фланг джексонианства, и для современных американских историков остается загадкой, были ли они плодом политики демократов, стремившихся привлечь рабочих, или, наоборот, плодом заговора вигов, раскалывавших блок джексонианцев, или же они «истинные», спонтанно возникшие партии (122; 56). Просуществовали они очень недолго и уже в начале 30-х годов повсюду распались, что, очевидно, связано с тем, что «большие» партии взяли на вооружение часть их требований. Два момента привлекают наше внимание в этих партиях — умеренность требований (и соответственно аморфность идеологии и слабая дисциплина) и трудность выступать с такими требованиями на американской политической сцене в качестве третьей силы (122; гл.

II).

Здесь не место, разумеется, описывать историю американского рабочего движения. Отметим лишь некоторые особенности этой истории.

Умеренность требований свойственна на только «партиям рабочих людей», но и другим большим рабочим организациям— предшественницам Американской федерации труда (АФТ)—Национальному рабочему союзу (1866 г.— начало 70-х годов) и «Рыцарям труда» (1869 г.— конец 80-х годов), хотя у последних маячил некий смутный идеал «кооперативного общества». Эти организации не имеют четкой идеологии и не устанавливают сколь-либо прочных связей с левыми интеллектуалами. (Эта умеренность требований массовых рабочих организаций странным, на первый взгляд, образом контрастирует с часто очень жестоким, насильственным способом проведения стачек. О причинах этого будет сказано в дальнейшем.)

Неудачи выхода в политику в качестве «третьей силы» постигают и Национальный рабочий союз, и «Рыцарей» (122; гл. III).

Организации эти были очень непрочны, что, очевидно, связано с их неопределенным, половинчатым характером: они, с одной стороны, не были ориентированы исключительно на достижение узких, легко обозримых материальных результатов, а с другой стороны, не обладали достаточно мощной идеологией, приверженность к которой могла сохраняться вне зависимости от реальной выгоды и наперекор любой выгоде.

Лишь один тип организации был относительно прочным— это профсоюзы квалифицированных рабочих, ориентированные исключительно на экономические цели и опирающиеся на редкость и высокую ценность «товара»— квалифицированной рабочей силы. Из таких профсоюзов в 1886 г. С. Гомперсом была создана АФТ — организация, продолжающая существовать и по сию пору и провозгласившая своими принципами отказ от создания партии и активного участия в политике, упор на коллективные до говоры, узкоэкономические цели борьбы и враждёбность всякой «интеллигентской» идеологии (122; гл. IV). И, когда С. Гомперс говорил, что эти принципы являются выводом из уроков всей предшествующей истории американских рабочих организаций и единственным средством для рабочей организации уцелеть, он по-своему, «по-оппортунистически», был прав: при узости политических целей третьей партии в США уцелеть трудно — любые узкие цели могут быть взяты в программы двух «больших» партий.

Вместо того чтобы иметь нечеткую идеологию, легко «растворяющуюся» в котле американской политической жизни, лучше вообще не иметь особой идеологии и полностью сосредоточиться на цели, которую никакая политическая партия похитить не может,— цели материального благополучия данной узкой группы рабочих156.

Создание АФТ на гомперсовских принципах и обретение ею относительной устойчивости — момент переломный, ибо любая организация, если ей удается просуществовать достаточно долго, начинает черпать силу и устойчивость из самого факта этого долгого существования — из традиционной приверженности к ней ее членов, из психологической легкости для них идти по уже проторенной этой организацией дороге и психологической трудности поисков новых путей. Когда организация существует, она «занимает место», которое могло бы быть занято другими организациями.

АФТ охватывала лишь верхушку рабочего класса — квалифицированных рабочих, редкость и сложность профессий которых была мощным средством борьбы за коллективные договоры. На низы рабочего класса ориентировалась созданная в 1905 г. организация «Индустриальные рабочие мира» (ИРМ), очень «неинтегрированная» в американскую систему, провозгласившая приверженность революционным методам борьбы. Но организация эта, с одной стороны, имела сильную тенденцию к неидеологичности (ее идеология представляет собой упрощенный вариант анархизма) и «антиинтел- лигентскую» тенденцию, с другой стороны, распространялась в относительно «периферийных» слоях рабочего класса — среди наиболее неквалифицированных рабочих Запада и среди иммигрантов-текстильщиков на Востоке. ИРМ гибнет отчасти под ударами чудовищных репрессий, обрушившихся на нее в годы 1-й мировой войны и в 20-е годы, отчасти по причинам, повлекшим гибель и иных организаций,— идеологической туманности, не позволившей создать четкую организацию, способную устоять в любых условиях, и незначительности реальных результатов ее деятельности.

Важной критической, переломной ситуацией и в истории АФТ, и в истории американского рабочего движения в целом была ситуация массового объединения в профсоюзы полуквалифицированных и неквалифицированных рабочих в годы «Нового курса».

Профессиональный принцип объединения, на котором была основана АФТ, здесь не годился. Возникла новая организация — Конгресс производственных профсоюзов, распространяющаяся в более широких слоях рабочих, более «левая». Большую роль в ее организации играли коммунисты и социалисты. Но руководство оказалось в руках людей типа Льюиса — прагматичных и во многом циничных «профсоюзных баронов». Через некоторое время коммунистов «выживают» из КПП, а в 1955 г. КПП объединяется с АФТ. Идейных разногласий между ними нет. Они «пришли к одному знаменателю».

Громадная, массбвая, богатая АФТ—КПП, с деятельностью которой американские рабочие во многом и до сих пор связывают свое относительно высокое материальное положение, организация, обладающая мощной традицией и прочно «вписанная» в систему американской общественной жизни,— это очень надежно «занятое место» и это уменьшившиеся по сравнению с ранним периодом шансы на то, что американское рабочее движение примет какие-либо принципиально иные формы.

Современное организованное американское рабочее движение представляет собой наиболее интегрированный в буржуазное общество и наиболее «деидеологи- зированный» вариант рабочего движения. Перечислим его самые характерные черты.

Прежде всего это слабость действующих в очень трудных условиях партий, идеологически апеллирующих к рабочему классу,— социал-демократической, коммуни стической и вообще отсутствие массовой партии, ориентирующейся прежде всего на рабочий класс157.

Это означает, что рабочий класс не имеет массовой партии с идеологией, альтернативной американской буржуазной идеологии. Свои интересы и свой социальный протест он выражает в сфере электорального поведения лишь в умеренной ;и «внутрисистемной» форме голосования за «партию бедных людей» — демократов158, а также в том, что рабочие голосуют значительно реже, чем американские «средние слои» и чем европейские рабочие, имеющие свои партии (что говорит о большей отчужденности от политической жизни) (129; 189, 195, 201) 159.

Одновременно это значит, что профсоюзные организации, в большинстве капиталистических стран связанные с различными партиями, в США «независимы» и являются единственной формой организованного массового рабочего движения.

Это, естественно, накладывает отпечаток на характер самих профсоюзов. Непартийное и лишенное тесных связей с интеллигенцией, существующих в других странах, массовое рабочее движение не обладает собственной, последовательно классовой идеологией. Поскольку какое-то идеологическое осмысление необходимо, сложившаяся идеология представляет собой отчасти преломление общеамериканской буржуазной системы ценностей в проникнутом буржуазным «ду хом» массовом рабочем сознании, отчасти попытки дать идеологическую санкцию сложившейся организационной практике профсоюзов. Так, в идеологических построениях С. Гомперса, С. Перльмана и их последователей постулируется, будто все беды рабочего движения других стран — от проникновения интеллигентских идеологов, отвлекающих рабочих от их насущных задач — улучшения жизненного уровня. «Незапятнанное» господством интеллигенции американское рабочее движение, утверждают они, есть единственно аутентичная и высшая форма рабочего движения (как и вообще США — высшая форма общества), и рабочие других стран должны учиться у американцев (122; 103—127). Упор на практические требования повышения жизненного уровня логически связан с принятием основных принципов существующего строя, готовностью действовать в его рамках не с целью его смены, а с целью его улучшения и укрепления. Принципиальный отказ от создания рабочей партии, связанный не только с практическими соображениями (трудностью добиться успеха, большим удобством действия через существующие партии и т. д.), но и с представлением, что такая партия будет орудием проникновения «идеологов», стремящихся подчинить себе рабочих, ведет к признанию борьбы за коллективные договоры— основным «направлением борьбы. Борьба за изменения законодательства, улучшающие положение рабочих, становится не основным, а производным направлением. Всячески подчеркивается, что рабочие организации— дело рук самих рабочих, что рабочие ни у кого не должны просить помощи, что лишь собственной борьбой и организацией они могут добиться удовлетворения своих требований, что они не ждут избавления от правительства, или от доброй воли предпринимателей, или от интеллигенции 160.

Идеологическое своеобразие профсоюзов имеет своим эквивалентом своеобразие их организационного строения.

С. Липсет так описывает это своеобразие организации американских профсоюзов по сравнению с профсоюзами европейских стран: «...их тактика более воинственна, они более децентрализованы в борьбе за коллектив ные договора, у них значительно больше находящихся на зарплате чиновников, которые в целом более высоко оплачиваются и проявляют несколько большую склонность к коррупции. Кроме того, американские тред-юнионы организуют меньший процент рабочих, чем тред- юнионы других стран» (129; 195—196). Легко показать функциональную связь этих черт с особенностями идеологии профсоюзов и косвенную — с американской буржуазной системой ценностей, преломлением которой является эта идеология.

1). Воинственность тактики, на первый взгляд противоречащая узкопрактическим, материальным целям борьбы, связана с ценностью индивидуального социального успеха. Эта ценность, во-первых, порождала склонность предпринимателей (и в какой-то степени и рабочих) рассматривать свои классовые конфликты как частные и чуть ли не личные конфликты, до которых государству нет дела. Это порождало специфически американскую склонность буржуазии бороться с рабочими своими собственными силами, частными средствами — наймом штрейкбрехеров, частной охраны, созданием гангстерских террористических групп, что, естественно, вызывало в ответ крайнее ожесточение. Во-вторых, ценность социального успеха обременяет представителей «низшего статуса» невыносимой психологической нагрузкой, ибо низший социальный статус воспринимается как что-то вроде личной неполноценности161. Отсюда всеобщая и бешеная погоня за статусом. Но для рабочего (поскольку у него мало шансов стать интеллигентом или буржуа) статус — это прежде всего деньги. Поэтому борьба за материальное благополучие получает громадное личное значение, и поэтому тактика этой борьбы столь воинственна. 2)

. Децентрализованность в борьбе за коллективные договоры, находящая свое выражение, в частности, в том, что в США больше, чем в любой европейской стране различия в зарплате квалифицированных и неквали фицированных рабочих (130; 207), и вообще децентра- лизованность профдвижения, когда лобби отдельных профсоюзов в конгрессе зачастую действуют друг против друга (122; 256), может быть связана с узостью целей борьбы и слабостью классового сознания. 3)

Наличие относительно большого числа высоко

оплачиваемых чиновников (в США один служащий на зарплате приходится на 300 членов профсоюза, в Англии, Норвегии, Швеции — один на 1700—2200) (130;

220) и соответственно малое число лиц, для которых профработа — общественная работа, также легко объяснить узкоэгоистическим, утилитарным характером целей, при котором человеку трудно рассматривать профсоюзную работу как дело жизни 162. 4)

Склонность к коррупции и, добавим к этому, тенденция профсоюзов к превращению в недемократические, диктаторские организации с практически несменяемым руководством, жестоко (вплоть до преступлений, до убийств при помощи гангстеров) подавляющим оппозицию (129; гл. XII) —также черты, функционально связанные с особенностями идеологии. Склонность к коррупции есть прямое следствие эгоистических и неидеалистических целей профсоюзного движения и профсоюзных лидеров. Тенденция к внутрипрофсоюзным «диктатурам» вытекает, во-первых, из относительно слабой заинтересованности рабочих в* профсоюзе, для которых он прежде всего — средство заключить колдоговор. Случается это раз в 1—2 года, и для этого нет нужды в широкой внутриорганизационной демократии163. Во-вторых, она вытекает из специфически рабочего, -неинтеллигентского характера профсоюзного руководства. Ставший профлидером рабочий приобретает власть, высокие статус и зарплату. Но эти статус, власть и зарплата непосредственно связаны с должностью, потеря которой означает личную катастрофу — необходимость вернуться на завод 164 5)

Наконец, относительно малый процент рабочих в профсоюзах (сейчас — 42,1% мужчин-рабочих) (25; 161) также связан с господствующими ценностями, ибо является отражением того же индивидуализма и слабого развития классового сознания, которое проявляется и в децентрализованности профсоюзов, и в их недемократическом характере, и в других чертах.

Итак, мы видим, что идеология и организационные характеристики американского рабочего движения являются преломлением американской буржуазной системы ценностей. Посмотрим теперь, как связаны эти характеристики рабочего движения с отношением рабочих к религии.

<< | >>
Источник: Д. Е. ФУРМАН. РЕЛИГИЯ и социальные конфликты в США. 1981

Еще по теме 1 ХАРАКТЕРИСТИКИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В США:

  1. «По ту сторону левого и правого»: альтернативные формы социальной идеологии и политических движений
  2. Мировой рынок рабочей силы
  3. § 1. Соотношение сил между СССР и США и проблемы двусторонних советско-американских отношений
  4. § 1. Главные параметры соотношения сил и взаимодействия в треугольнике США — Западная Европа — Япония
  5. Раздел III РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ В США И РЕЛИГИЯ
  6. 1 ХАРАКТЕРИСТИКИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В США
  7. 3. Связь особенностей отношения к религии американского рабочего класса и характеристик рабочего движения
  8. 2. Двусторонние военные пакты как средство наступления американских монополий. Нарастание национально-освободительного движения
  9. § 2. Сравнительная характеристика нормативных актов о франчайзинге
  10. 1. КОЛОНИИ В СЕРЕДИНЕ XVIII В.
  11. 1. ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ РАБОЧЕГО КЛАССА
  12. 1. ЛИТЕРАТУРА
  13. 3. СОВЕТСКАЯ АМЕРИКАНИСТИКА
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -