<<
>>

§ 5. Системы права обществ, объединяемых превосходством города и империи (наиболее рациональные системы)

Унификация правопорядка глобального общества может происходить благодаря превосходству специфической территориальной группы, города, населенного пункта, символизируя собой принципы локальности и соседства, первый из которых ограничивает, а второй постепенно растворяет основанные на родстве и религиозных верованиях, genos, gentes, curies, phratries (лат.

—род, племена, курии, фратрии. —Прим. пер.), группы. Таким образом, был установлен прямой контакт между центральной властью и patres familias: singuli singulas familias incipient habere (лат. — отцами семейств: один отец имеет право содержать одну семью. — Прим. пер.) и позднее с каждым отдельным индивидом. Унификация такого рода демонстрируется греческими полисами (VII—V в. до н. э.) и римскими общинами (V-I в. до н. э.). Утверждение юридического верховенства города над всеми другими группами характеризуется следующими чертами: демократизацией права, которое становится все более светским; отделением права от религии и этики (учения о морали); противостоянием публичного и частного права и, наконец, легальным индивидуализмом. Демократизация осуществляется одновременно с укреплением территориального принципа построения государства. Включение плебеев в число граждан, первоначально с уравнением их перед законом, а позднее — с уравнением в правах (реформы Солона, Клисфена и Перикла в Греции; закон Двенадцати Таблиц, реформы, приписываемые Сервию Туллию, ряд законов, достигших наивысшей точки своего развития в законах Гортензия в Риме) сопровождалось (проходя через стадию классов, приобретающих право голосовать благодаря своему богатству) замещением групп, основанных на происхождении и мистических убеждениях, новыми группами, основанными на месте жительства. Типична для такого развития роль в Риме трибутов, постепенно заместивших собой куриатов. Секуляризация и рационализация правовой системы города связаны с самой городской структурой. Несмотря на отсутствие противостояния между городом и церковью, локальная и соседская группа преобладает над религией, потому что в городе общность доминирует над экстатическим всеединством. Кроме того, чем больше развивается принцип территориальности, а с ним и демократизация, тем сильнее уменьшается влияние религиозной веры; «боги города» теряют свое влияние на право. И именно для того, чтобы освободить право от тайных мистерий, вырвать его из рук священников и предсказаний оракулов, сделать его общеизвестным, изменяемым человеческой волей и человеческим разумом, происходит борьба между демосом и эвпатридами, между плебеями и патрициями; борьба, первым результатом которой явилось законодательство Солона и Двенадцати Таблиц, которое явилось очевидным восстанием против религиозной концепции права как неизменного и неоспоримого откровения. В Двенадцати Таблицах уже провозглашается: «То, за что проголосовали люди, в конечном счете и есть закон». Фемисты, возникшие из темной традиции, заменяются номами, публикуемыми открыто и на чисто рациональной основе (Glotz G. La Cit? Grecque. 1928; Фюстелъ de Куланж. Античный город). Преторы и «пруденты» (юрисконсульты) в Риме, дискасты и хелтасты (служащие) в Греции являются исключительно светскими лицами и полностью заменяют юриспруденцию понтифика.
Судопроизводство теряет свой формализм, связанный с мистикой, и использует рациональные формулы, которые становятся все более и более гибкими. Римское право в особенности стало классическим примером чисто светского права, основанного на достаточно совершенной автономной «юридической логике», ratio scripta (лат. — писаный разум. — Прим. пер.). Оно полностью ограничивается от религии и этики, установленных как против дальних, так и против ближних.

Принцип личности как центральный в правовой жизни, введенный римлянами и имеющий первоначальное значение личины (маски),503 приобрел в римском праве двоякий смысл: значение субъекта «юридической личины» — субъекта права, в равной степени далекого от морали или религии, и значение принадлежащей лицу распорядительной воли. Такая личина отделена и противопоставлена другим личинам (понимаемым как простые и заменимые сущности). Принцип личности рассматривался как уникальное и исключительное основание всех правовых связей, всей обязывающей силы права. В малом масштабе эта личность предстает в образе отца семейства с его domininum, в то время как в крупном масштабе личностью является община со всей ее imperium и potestas, откуда следует сведение всего права или к субординации, или к координации. Равновесие между imperium-potestas, гарантирующее dominium частных лиц, а также ограничения, налагаемые этими феноменами на власть, являются главным основанием римской правовой системы, которая, таким образом, демонстрирует все большее проникновение в нее юридического индивидуализма. Превосходство локальной и соседской группы над всеми другими, а также сочетание в семье (которая единственная представляла собой ограничение власти государства) родственных групп и групп экономической деятельности способствовало развитию юридического индивидуализма (ассоциации и братства, гетайры и тиасы в Греции, содалитаты и коллегии в Риме никогда не играли значительной роли в экономической и юридической жизни). Фамилия (римская семья) имела абсолютного властителя в лице paterfamilias (лат. — главы семейства. — Прим. пер.), чья власть над домашними поначалу не имела каких-либо ограничений; это было его частное владение, куда вплоть до более позднего периода не проникало право города.

Изолированная воля paterfamilias была законом в семье, так же как воля города составляла право последнего, и соглашение равных воль двух или более paterfamilias устанавливало обязательство (если только оно не нарушало закон) между ними. Как следствие, все правовые нормы были сведены или к праву повелевать, или к праву изоляции, причем право интеграции исключалось.

Здесь находится первичный источник важного юридического различия, характерного для правовой системы города и неизвестного ни теократическо- харизматической правовой системе, ни системам патриархального и феодального права. Это дихотомия публичного и частного права. Ее происхождение лежит в приоритете городского права над внутренним правом семей, imperium над dominium. Частная власть, основанная на наследовании, здесь резко отличается от публичной власти, основанной на городской общине. В то же время privatorum conventio juripublico non derogat (лат. — соглашение частных лиц не противоречит публичному праву. — Прим. пер.). Принцип подобного приоритета, выраженный самим термином respublica (лат. — республика, общее дело. — Прим. пер.) и проявляющийся в противостоянии между ordo judiciorumprivatorum (лат. — порядком частных судебных дел. — Прим. пер.) и persecutions publicae, dikai (лат. — публичных процессов; греч. —справедливости. —Прим. пер.), graphai (греч. —действий. —Прим. пер), никак не может допустить существования частного права с его источниками,' совершенно чуждыми городу. Так появляется понятие гражданского права, в которое интегрировано частное право как его часть — jus civile (лат. — гражданское право. — Прим. пер.), и которое связано со способностью обладать гражданством города; тем не менее данное право оставалось в оппозиции к jus publicum (лат. — публичному праву. — Прим. пер.). То, что частное право рассматривалось в качестве сектора jus civile, означает, что оно было доступно только при наличии гражданства города, которое только и гарантировало dominium, connubium и commercium (лат. — владение, брачный союз и торговлю. — Прим. пер.), способность иметь собственность, вступать в брак, заключать договоры и принимать на себя обязательства.

Через гражданское право (jus civile) город вмешивается в частное право и изменяет его, не столько непосредственно через право и преторские эдикты, сколько косвенно: толкованиями прудентов, юрисконсультов, традиционной и судебной практикой. Вот почему jus civile можег быть противопоставлено leges (лат. — законам. — Прим. пер.), а также jus honorarium (лат. — праву почетных граждан. — Прим. пер.), праву, воплощенному в преторских эдиктах. Так, дифференциация между гражданским и публичным правом, равно как и приоритет последнего, не приводят напрямую к централизации всех источников права в рамках законодательства и к правовому этатизму.

Последний был результатом замещения городского режима управления режимом «принципата», а позднее «Империей», которые характеризуются развитием имперской бюрократии, чрезмерной централизацией, абсолютизмом императоров и, наконец, господством массового компонента над компонентом общности в целостности глобального общества. Именно в эту эпоху (которой мы обязаны Кодексом Юстиниана, 534 г. до н. э.) римское частное право было окончательно унифицировано и рационализировано (гражданское раво отождествлялось с jus gentium (лат. — правом народов. — Прим. пер.), оскольку все свободные субъекты Римского государства получили полные рава гражданства. Римское социальное право было деформировано проник- овением теократических элементов, заимствованных на Востоке, и стало сточником всех этатистских правовых концепций.

<< | >>
Источник: Гурвич Г. Д.. Философия и социология права: Избранные сочинения / Пер. М. В. Антонова, Л. В. Ворониной. — СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та. — 848 с.. 2004

Еще по теме § 5. Системы права обществ, объединяемых превосходством города и империи (наиболее рациональные системы):

  1. 6. Полностью отделенные от церкви и рационализованные правовые системы обществ, объединенных под превосходством территориального государства и автономией индивидуальной воли (приоритет государственного и договорного права)
  2. § 4. Системы права феодального общества с наполовину рациональным и наполовину мистическим базисом
  3. 2. Соотношение системы права, системы законодательства, правовой системы и системы юридических наук
  4. §5. Соотношения системы права, системы законодательства и системы юридических наук
  5. § 7. Переходная система права современного общества
  6. § 3. Правовые системы обществ, однородность которых обеспечивается за счет внутренней политической группы (относительно рационализированные системы)
  7. 2.5. Социалистическая система права и некоторые криминологические проблемы создания современного уголовного права в системе социального контроля в Российской Федерации
  8. 1.1. Предмет, метод и система конституционного права России, его место в системе национального права
  9. АДМИНИСТРАТИВНАЯ СИСТЕМА ИМПЕРИИ
  10. 1. ОКОЛОТАМОЖЕННАЯ ИНФРАСТРУКТУРА, ОБЪЕДИНЯЮЩИЕ ЭЛЕМЕНТЫ И ЦЕЛЕВОЕ НАЗНАЧЕНИЕ В ТАМОЖЕННОЙ СИСТЕМЕ РОССИИ. ПОНЯТИЕ И СТАТУС ТАМОЖЕННОГО БРОКЕРА (ПРЕДСТАВИТЕЛЯ)
  11. 8.1. Система рационального использования и охраны недр
  12. ДЕМОКРАТИЯ КАК УСТРЕМЛЕНИЕ К СОЗДАНИЮ НАИБОЛЕЕ ПРИГОДНОЙ ПРИ ВСЕХ УСЛОВИЯХ СИСТЕМЫ
  13. 108. Каково соотношение между системой права и системой законодательства
  14. КОМАНДНАЯ СИСТЕМА ИМПЕРИИ
  15. 57. ПРАВОВАЯ СИСТЕМА КИТАЙСКОЙ ИМПЕРИИ ЦИН
  16. ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ ГОРОД КАК ЧАСТЬ НАРОДНОХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ
  17. 7. Соотношение системы права и системы законодательства
  18. 14. СИСТЕМА ПРАВА И СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ИХ СООТНОШЕНИИ
  19. ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ ГОРОД В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ
  20. 111. Что понимается под правовой системой. Тождественны ли данное понятие и понятие «система права»
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -