<<
>>

§ 2. Роско Паунд

Социология права в Соединенных Штатах получила наиболее сложное и детализированное, наиболее известное и тонкое выражение в богатых научными достижениями трудах декана Паунда, бесспорного руководителя школы «социологической юриспруденции».
Мысль Паунда была сформирована в условиях постоянного противопоставления социологических проблем (проблемы социального контроля и социального интереса), философских проблем (прагматизм и основанная на опыте теория ценностей), проблем истории права (различные меры стабильности и гибкости в разных правовых системах) и, наконец, проблем деятельности американских судов (элемент административного усмотрения в судебном процессе). Это разнообразие центров интереса и точек отсчета помогло Паунду еще более расширить и разъяснить обширные перспективы правовой социологии и постепенно развить ее различные аспекты.

В своей более ранней программе для этой дисциплины Паунд, несмотря на широту своих взглядов, оказал предпочтение практическим целям: «1) Изучать фактические социальные последствия правовых институтов и правовых учений» и, следовательно, «оказывать большее внимание действию права, чем его абстрактному содержанию»; 2) способствовать «социологическим исследованиям (вкупе с собственно юридическими) процесса правотворчества» и, соответственно, рассматривать «право как социальный институт, который может быть усовершенствован интеллектуальным усилием, обнаруживающим лучшие средства стимулирования и направления такого усилия»; 3) сделать «эффективным изучение средств создания норм» и «поставить акцент на социальных целях, которые подкрепляются иными, кроме санкции, правовыми механизмами»; 4) изучить «социологическую историю права», т. е. то, «какой социальный эффект произвели в прошлом правовые доктрины, и то, каким образом они произвели этот эффект»; 5) «поддерживать то, что называется справедливым правоприменением», и «настаивать на том, чтобы правовые предписания расценивались более как руководство к действию и в меньшей степени — как непоколебимые шаблоны»; 6) «наконец, результат, по отношению к которому предшествующие пункты являются лишь возможными средствами достижения, состоит в том, чтобы сделать более эффективными усилия в достижении целей права» (PoundR.

The Scope and Purpose of the Sociological Jurisprudence // Harvard Law Review. 1912. Vol. 25. P. 513-516). Бесспорно, два из шести положений этой программы касаются теоретических суждений, имеющих дело с социальными реалиями права: «изучение воздействия права на социальную сферу» и «социологическое изучение истории права». Все другие положения являются применением выводов социологии права к искусству судьи или законодателя. Некоторые исследования Паунда, последовавшие за этой программой (Pound R. 1 ) ATheory of Social Interest// Proceedings of the American Sociological Society. 1913. Vol. 25. P. 361; 2) The Administration of Justice // Harvard Law Review. Vol. 26.1912-1913; 3) Courts and Legislation // American Politic Revue. Vol. 7. P. 361. 1913), — подтвердили то, что этот мыслитель сосредоточил внимание на искусстве юриспруденции, которое он сознательно интерпретирует телеологическим образом. Мыслитель полагает, что связь юриспруденции (как «социальной инженерии») с социологией лучше понимается через взгляд на общество в правовом аспекте. Стремление Паунда к изучению социальных интересов, совершенно неправильно расценивавшееся как уклон к социальному утилитаризму (взгляд, который Паунд в действительности всегда отвергал, что очевидно из его возражений Иерингу), фактически было для него лишь способом заставить суды учитывать реалии определенных социальных групп и их специфических правопорядков. Конфликты среди этих групп могут быть разрешены только в соответствии с юридическими процедурами, которые объединяют диспозитивное право, гибкое право стандартов и применение более устоявшихся правил общего права.489

Эта первоначальная ориентация социологии права Паунда на практические цели привела к появлению важных работ.490 В них мыслитель убедительно раскрыл социологическую относительность всех правовых моделей действия, категорий и концепций. Он описал эту относительность ссылками на типы комплексных обществ и особенностями их культурных традиций. Гак, исследователь создал социологический анализ английских и американских типов общего права, теперь являющийся классическим; выявил разночтения в самих представлениях о праве, являющихся производными от типов общества и соответствующих правовых систем.

Паунд описал разновидности взаимосвязи между правом и моралью как производные от социальных типов.

Он пошел еще дальше, поставив проблему социологических основ знания о праве. Мыслитель занялся исследованием фактических преобразований права параллельно с исследованием Леона Дюги, но менее догматично, тем самым способствуя развитию генетической социологии права, изучающей современное общество.

Вот некоторые из его заключений. «Политика нашего общего права рассчитана на сообщество американских фермеров первой половины XIX столетия; ситуация настолько далека от того, с чем приходится сталкиваться нашей правовой системе в попытке осуществлять правосудие в больших городских сообществах в конце XIX и в XX столетиях, как полюса Земли далеки друг от друга». «Требование социализации права в Соединенных Штатах пришло почти полностью, если не полностью, из города». Но «через все превратности, с которыми встретилась концепция верховенства права, утверждение права как Разума (а не произвольного желания), который должен быть развит судебным опытом в процессе решения казусов, отказ от требования отстаивать право в конкретике “каждого” и искать его только в абстрактности “всеобщего”... сохранилось. Эти идеи являются фактами, по сравнению с которыми правила и догмы являются эфемерными явлениями» {PoundR. The Spirit of the Common Law. P. 124, 129,216). Различные определения права и различные направления философии права «были, в первую очередь, попыткой рационального объяснения права того или иного времени и места или некоторых бросающихся в глаза элементов этого права. Данные теории с необходимостью оказываются отражениями того института, для рационализации которого они были придуманы, даже если бы такой институт оказался универсальным». Сегодня «судебный эмпиризм и правовое мышление ведут к созданию работающей системы по новым принципам», но вообще мы можем наблюдать, что право, определения права и теория права— это «все более и более широкое признание и удовлетворение человеческих нужд и притязаний или желаний через социальный (правовой) контроль с наименьшей степенью ущемления этих притязаний и нужд» (PoundR.

Introduction to the Philosophy of Law. P. 68-69, 16—49, 283, 99). Конкретные отношения взаимосвязанных между собой права и морали, интенсивность связи которых, равно как и их положение в системе социального контроля, постоянно изменяются, зависят от типов общества и соответствующих им правовых и моральных убеждений (Pound R. Law and Morals. P. 115-117).

Разнообразные истолкования истории права (этические, религиозные, политические, этнологические, экономические, прагматические и др.) сами по себе обусловлены конкретными изменениями типа общества (Pound R Interpretation of Legal History). К преобразованиям современной нам правовой системы относятся: «1) Ограничения в использовании собственности; 2)

ограничения свободы заключения договоров; 3) ограничения в распоряжении собственностью; 4) ограничения права кредитора или пострадавшей стороны на получение возмещения убытков; 5) преобразование идеи ответственности в аспекте движения от субъективности к объективности; 6) вынесение судебных решений в защиту социальных интересов благодаря ограничению общих правил в пользу гибких стандартов и свободного усмотрения; 7) бюджет должен нести ответственность за вред отдельным лицам со стороны органов публичной власти; 8) усиленная защита иждивенцев. Все эти преобразования «являются путями к социализации современного права» (PoundR. The Spirit of the Common Law. P. 185—192).

Так, наряду с глубочайшим прозрением сущности правовой типологии всеобъемлющих обществ и генетической социологии права, Паунд вносит вклад в разрешение проблем систематической социологии права. Методами, отличными от выбранных Ориу и Эрлихом, Паунд смог провести различие между различными глубинными уровнями социальной действительности права. Он разграничил (а) отправление правосудия, или судебный процесс; (Ь) право; (с) правопорядок и (d) правовые ценности («идеальный элемент права»). Мыслитель выявил, что нормативный уровень (жесткое право) отличается от уровней принципов, концепций и стандартов (гибкое право) или, наконец, от основанного на интуиции диспозитивного права (PoundR.

1) Introduction to the Philosophy of Law. P. 114-141; 2) Interpretation of Legal History. P. 153-157; 3)

History and System of the Common Law. P. 416). Так, он указал на первостепенный в социологии права факт: правовая действительность не сводится к абстрактным моделям, и для того, чтобы изучить их в полном объеме, необходимо выйти за рамки символов и войти в то, что они символизируют.

В более поздних работах Паунд с особым рвением настаивал на том, что социальная действительность, и особенно социальная действительность права, проникнуты «идеальными элементами», «духовными ценностями».491 Социология права невозможна для Паунда без того, что мы предложили назвать социологией человеческого духа или ноэтического разума. Поскольку, согласно Паунду, в социальной действительности права объединены «социальная польза», «идеальные элементы», «социальные нужды, интересы, установки», «духовные ценности», то вместе с Ориу он приходит к идеал- реалистской концепции права. Синтез идеализма и прагматизма помогает ему увидеть правовые ценности в их конкретных проявлениях и функциональных отношениях с историческими социальными структурами и ситуациями.

Несмотря на все эти богатые социологические положения и несмотря на прочность его функционалистской, релятивистской, идеалреалистской ориентации, не складывается впечатление того, что Паунд (разделяя в этом судьбу Ориу) приходит к совершенно точному определению целей и методов социологии права. Во-первых, во всех своих работах он остается верен своему первоначальному отождествлению социологии права с юриспруденцией, юридическим искусством или техникой. Даже та юриспруденция, которая ориентирована на социологию («социологическая юриспруденция»), остается искусством, привязанным к конкретной ситуации, к определенной системе права. Паунд хорошо понимает это, так же как необходимую идеологическую природу всей юриспруденции — «социологической юриспруденции» даже в большей степени, чем всех других ее видов. Но вместо того чтобы четко обособить социологию права, которая как наука, основанная на суждениях о сущем, должна быть независима от любой оценки и от целей правоприменения, мыслитель, напротив, приписывает практические цели непосредственно самой социологии права и, таким образом, идеологизирует ее.

Он даже думает извлечь пользу из своих ценных рассуждений относительно идеалреалистской структуры юридического факта путем формулирования вывода о том, что к праву можно подходить только через теологию. Вопреки Дюркгейму и Веберу (последний в особенности внес ясность в этот вопрос492), Паунд не замечает, что можно иметь дело с ценностями, которые воплощаются в социальных фактах и, несмотря на это, не переходят в ценностные суждения и оценки. Ученый не видит различия между самим объектом и методом обращения с ним. Он также не разграничивает философское рассуждение, доказывающее объективность духовных ценностей, и социологическое описание, воздерживающееся от обсуждения подлинности и объективности ценностей, за материализацией которых она наблюдает. Определенная путаница между ценностными суждениями и суждениями о сущем таким образом вкрадывается в социологию права Паунда. Еще сильнее эта тенденция становится из-за того, что мыслитель не проводит четкой границы между правовыми и моральными ценностями, когда говорит об идеальных элементах права. Или, лучше сказать, он склонен, следуя хорошо известной традиции, подталкивать справедливость к идеалу. Результат хода его , мысли —противопоставление справедливости и «социального порядка» (безопасность, стабильность), что приобретает у ученого характер абсолютного, не-относительного принципа, уникального и монистического «порядка». Из всего этого возникает догматическая и одновременно морализующая тенденция, непосредственно угрожающая методологии. Если мы добавим сюда склонность Паунда (добросовестно следующего в этом отношении за Аристотелем) к поиску золотой середины между крайностями (справедливость и порядок, разум и опыт, неуверенность и безопасность) с тем, чтобы достичь гармоничного и устойчивого соединения несводимых друг к другу антиномий права, то мы поймем опасность, которой подверглась социология права Паунда из-за выбранного им метода. Одним из плодов этой телеологической ориентации можно считать отказ Паунда оставить веру в необходимое и априорное превосходство государства по отношению к другим группам. Эта вера заходит настоль далеко, что применительно ко всему цивилизованному обществу мыслитель отождествляет «правопорядок» с государственным порядком и, в более общем плане, говоря о порядке и безопасности права, думает об уникальном и абсолютном порядке. Его социология права не учитывает в должной мере существования отдельных социальных групп (кроме как в форме «социальных интересов», которые должны гармонизироваться и сбалансироваться по единому принципу). Паунд упускает из виду тот факт, что каждая группа имеет свой собственный правопорядок, свою структуру права, собственные правовые ценности, так же как и тот факт, что отношения этих правопорядков постоянно изменяются в зависимости от типа глобального общества, по отношению к которому само государство является всего лишь своеобразной группой со своеобразным порядком! Эта концепция препятствует Паунду разглядеть проблемы микросоциологии права и дифференциальной правовой типологии отдельных социальных групп. Даже когда мыслитель, кажется, преодолевает эту точку зрения, он сразу же возвращается к ней, возвещая об априорном превосходстве государственного порядка.” Здесь мы сталкиваемся с пределами возможностей релятивизма и функционализма, которые скомпрометировали столь тонкую и богатую в иных аспектах социологию права Роско Паунда.
<< | >>
Источник: Гурвич Г. Д.. Философия и социология права: Избранные сочинения / Пер. М. В. Антонова, Л. В. Ворониной. — СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та. — 848 с.. 2004

Еще по теме § 2. Роско Паунд:

  1. 5. Социологическая юриспруденция.
  2. § 2. Идентификация права: нормативный и процессуальный анализ
  3. § 2. Исторический обзор доктрин естественного права
  4. Комментарии
  5. § 1. Предварительное обсуждение вопроса
  6. § 2. Тенденции в юриспруденции и их отношение к социологии
  7. § 3. Тенденции в социологии и их отношение к праву
  8. § 2. Роско Паунд
  9. СОЦИОЛОГИЯ ПРАВА Паунд Роско
  10. 1) Соглашение сторон
  11. 1. ЛИТЕРАТУРА
  12. 1. ЛИТЕРАТУРА
  13. § I Предмет юридической социологии
  14. 57. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА ПРАВА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -