<<
>>

§ 5. О «междисциплинарной» науке уголовной политики

Изучение уголовной политики, систематическое или эпизодическое, в масштабе всей страны или отдельных союзных республик, краев, областей вплоть до районов по отдельным видам преступлений или в их совокупности осуществляется органами внутренних дел, судами,

‘ Одпоіі из первых попыток социологического изучения отдельных сторон уголовной политики является коллективная монография под ред.

проф. Б. С. Никифорова «Эффективность уголовноправовых мер борьбы с преступностью», М., 1968.

прокуратурой. Одна из важных задач советской правовой науки состоит їв оказании помощи практике в изучении уголовной политики, в особенности в определении степени координированности деятельности всех органов, ведущих борьбу с преступностью, в выявлении эффективности этой деятельности, в разработке мер, направленных на планирование уголовно-политических мер.

Каждая отрасль уголовноправовых наук, будь то наука уголовного права или процесса, исправительно- трудовое право или криминалистика, в особенности же криминология, изучает под своим углом зрения различные стороны уголовной политики. Но ни одна из них, взятая в отдельности, не может охватить весь комплекс уголовно-политических проблем. Поэтому изучение практической уголовной политики должно осуществляться представителями всех указанных отраслей уголовноправовых наук путем совместного изучения и обобщения материалов практики.

В этой связи представляется необходимым определить основные предпосылки и пути изучения уголовной политики и выяснить роль науки в этом изучении46.

Казалось бы, политические, социальные и правовые основы советской уголовной политики достаточно широко известны, но они до сих пор не сведены в единое целое. Уголовное право содержит ряд общих положений, которые не имеют непосредственной связи с общими .положениями исправительно-трудового праіва, а последнее также не связано с общими положениями уголовного процесса, которые в свою очередь не всегда отражены в общих положениях криминалистики.

Между тем уголовная политика основана на ряде общих положений, которые сводят воедино принципы любой отрасли уголовноправовых наук. Эти общие положения уголовная политика определяет на основе Программы КПСС, в которой они сформулированы как одна из задач партии на период строительства коммунистического общества до полного искоренения преступности и порождающих ее причин.

Следует признать одной из актуальных задач Право- Бой науки разработку системы общих 'принципов и положений советской уголовной политики, опирающейся на Программу КПСС, на советское законодательство, на практику борьбы с преступностью.

Не менее актуальной представляется задача правовой науки — привести в единую систему все звенья уголовной политики, произвести, так сказать, полную инвентаризацию всего арсенала мер борьбы с преступностью. Эта задача может быть решена лишь в результате проведения большой исследовательской работы, ибо речь должна идти не толь'ко о тех государственных органах, которые непосредственно ведают борьбой с преступностью, но и о тех, чья деятельность способствует предупреждению преступности, а также об общественных формах борьбы с нею. Необходимо выявить все звенья уголовной политики, привести их в единую систему, классифицировать их и теоретически осмыслить.

Изучение практической уголовной политики слагается из ряда взаимосвязанных элементов.

Исключительно важную роль в изучении уголовной политики играют постановления партийных и государственных органов, определяющие основные лииии ее развития. Выше были названы два таких крупнейших постановления, которые определили задачи практической уголовной политики в различные периоды развития Советского государства.

Изменения в законодательстве существенным образом влияют на практическую уголовную политику. Не говоря уже об Основах уголовного и уголовно-процессуального законодательства и об уголовных кодексах союзных республик, которые по-новому решили ряд вопросов уголовной политики, другие законодательные акты также вносят в уголовную политику важные коррективы.

Из сказанного необходимо сделать два вывода.

Во-первых, для изучения практической уголовной политики необходима серьезная научная основа.

Во-вторых, изучение уголовной политики, во всяком случае в том плане, который был обрисован выше и который, надо полагать, имеет первостепенное значение для ее дальнейшего совершенствования, не укладывает- ся в рамки какой-либо одной из отраслей уголовноправовых наук.

Каждая из них вносит существенный вклад в изучение уголовной политики, но для решения проблемы единства уголовной политики, обеспечения ее координированности, эффективности и плановости возникает необходимость в особой комплексной и научной дисциплине, имеющей своим содержанием указанные аспекты.

В настоящее время в области общественных, естественных и технических наук наблюдается создание и плодотворное развитие научных дисциплин, стоящих на стыке нескольких отраслей наук. В этой связи и с учетом потребностей практики представляется своевременным поставить вопрос о междисциплинарной научной отрасли — научной дисциплине «уголовная политика». Содержание ее по существу было обрисовано выше — это изучение взаимосвязанности, координированности, эффективности осуществляемых па практике мер борьбы с преступностью, разработка единой системы практической уголовной политики, внесение в нее планового начала, разработка социальных и правовых рекомендаций по совершенствованию законодательства и практики его применения.

Следует отметить, что в советской пра:вовой литературе прошлых лет было немало работ, посвященных исследованию отдельных проблем уголовной политики. Но они чаще всего рассматривали не весь комплекс единой по своему существу уголовной политики, а какую-либо одну ее сторону, например, политику органов милиции и уголовного розыска, или уголовно-судебную политику, или исправительно-трудовую политику, взятые їв отдельности. Комплексных работ было сравнительно мало. Но само понятие уголовной политики имело широкое распространение; следует также отметить, что в 30-е годы при Прокуратуре СССР, Верховном Суде СССР и НКЮ РСФСР функционировал «Государственный институт по изучению уголовной и исправительно-трудовой политики».

Термин «уголовная политика», как и уголовное право и уголовный процесс, не был создан советской правовой наукой, он возник еще в конце XIX — начале XX века47.

Но основания и повод его появления, как и само его содержание в буржуазной правовой науке, являются совершенно иными по сравнению с его возникновением и содержанием в Советском государстве.

В буржуазной правовой науке понятие уголовной политики было связано с кризисом классической школы уголовного права, с ее неспособностью эффективно способствовать борьбе с преступностью.

В Советском государстве постановка вопроса о научной дисциплине уголовной политики не связана с каким- либо «кризисом» в области осуществления мер борьбы с преступностью, ибо в СССР успешно реализуется предусмотренная Программой КПСС и законодательством система предупредительных и уголовноправовых мер.

Речь идет о том, чтобы усовершенствовать практическую уголовную политику, способствовать наиболее эффективному осуществлению задачи искоренения преступности и порождающих ее причин. А для этого, естественно, должна быть усилена и развита научная основа уголовной политики.

В буржуазной уголовноправовой литературе весьма распространено стремление к «деюридизации» уголовного права, к отказу от всего яли от большей части юридического материала. Оно было очень отчетливо выражено еще Ферри в его «Уголовной социологии». Многие представители уголовно-антропологической и уголовносоциологической школ также явились сторонниками «деюридизации» мер борьбы с преступностью. Ныне наиболее крайным представителем этого течения является итальянский лидер «теории социальной защиты» Граматика. Сочувственно к «деюридизации», хотя и в несколько' более умеренной степени, относится главный представитель теории «новой социальной защиты» — французский криминалист Марк Ансель.

Сторонники «деюридизации» предлагают отказаться полностью или частично от принципов и положений классической школы уголовного права, от традиционной системы уголовной ответственности за совершенное преступление, от градации наказания в зависимости от тяжести содеянного и т. д. Они стремятся обосновать новые меры борьбы с «опасным состоянием» личности, опираясь главным образом на биопсихологические и отчасти на социальные критерии характеристики личности преступника, обращая особое внимание на применение мер безопасности к липам, которые находятся в «предделиктном состоянии».

В этой системе мер борьбы с преступностью уголовное право заменяется уголовной политикой, находящейся за пределами законности, наказание подменяется мерами безопасности, тюрьмы заменяются «клиниками» с неопределенными сроками «исправительного воздействия на преступников».

Подобное решение проблемы уголовной политики, типичное для буржуазных криминалистов эпохи империализма, в особенности в условиях общего кризиса капитализма, совершенно неприемлемо для советского понимания уголовной политики.

Буржуазные криминалисты Пытались в рамках науки уголовного права создать три ее отрасли: уголовную догматику, исследующую абстрактные юридические нормы в плане их толкования; уголовную этиологию, исследующую причины преступности; уголовную политику, разрабатывающую вопросы предупреждения преступности и совершенствования законодательства. Такова была позиция Листа и его единомышленников.

Два видных русских дореволюционных криминалиста— сторонники социологической школы — Гогель и Чубинский в исследованиях, посвященных уголовной политике, обосновывали необходимость «преодолеть» догму уголовного права, традиционный подход к мерам борьбы с преступностью и обратиться к таким мерам, в которых центральное место занимали бы меры безопасности, где главенствующую роль играло бы не определение состава преступления, а изучение «опасного состояния» преступника. Так, Гогель, характеризуя уголовную политику как новую науку, указывал, что, «не занимаясь вовсе юридическими формами преступности, она уделяет и мерам репрессии, соответственно с признанным ныне малым удельным весом их для борьбы с преступностью, меньшее значение, чем мерам превентивным...» Характерно, что Гогель, предчувствуя возможные возражения, указывал, что уголовная политика, отбрасывая догму уголовного права, все же будет «считаться с требованиями правового государственного строя и прежде всего с правами человеческой личности». Чубинский в «Очерках уголовной политики» развивал значительно более умеренную программу: он рассматривал уголовную политику как часть науки уголовного права и не отбрасывал юридическое изучение преступления и наказания.

В основном он разделял концепцию Листа об уголовном праве «в тесном смысле» и уголовном праве «всеобщем», в которое включается и уголовная политика, и криминология.

Для политической характеристики взглядов Чубил- ского и Гогеля уместно напомнить, что оба они после Октября 1917 года поспешили эмигрировать, причем Чубинский даже получил «пост» министра юстиции у Скоропадского (см.

С. С. Остроумов, Преступность и ее причины в дореволюционной России, М., I960, стр. 325. Там же указывается, что Гогель — профессор Петербургского университета, «совмещал» свою академическую деятельность с должностью помощника статс- секретаря Государственного совета). Этот штрих завершает общую характеристику политической сущности концепции уголовной политики в системе взглядов уголовно-социологической школы!

Чубинский в «Очерках уголовной политики» следующим образом определил лауку уголовной политики: «уголовная политика есть ветвь науки уголовного праіва; она призвана вырабатывать указания для наилучшей постановки в данной стране дела уголовного правосудия, как путем социальных реформ, так и путем создания лучшего уголовного законодательства. Поэтому она распадается на политику превентивную и политику репрессивную и имеет главной, но не единственной, задачей борьбу с преступностью. Получая твердую опору їв уголовной этиологии, уголовная политика считается также в своих предложениях с данными истории и сравнительного правоведения; в работе на этой реальной почве для блага человечества она с глубоким уважением относится к этическому и идейному капиталу этого последнего.

В таком сочетании реального и идеального заключается для уголовной политики неиссякаемый источник постоянного обновления и прочного прогресса».

Подобное решение вопроса о содержании, методе и месте уголовной -политики в системе науки уголовного права представляется совершенно неприемлемым, отражающим эклектизм буржуазного правоведения, его антинаучную позитивистскую методологию.

Отделение юридического аспекта исследования уголовноправовых проблем от аспекта социологического противоречит научному методу, требующему взаимосвязанного исследования содержания правозой нормы и ее юридического выражения. Выделение уголовной догматики в самостоятельную отрасль уголовного права, ее обособление неприемлемо для советской науки права.

Отнесение уголовной политики исключительно к ведению науки уголовного права необоснованно сужает содержание уголовной политики, которая связана не толь ко с уголовным правом, но в равной мере и с другими отраслями уголовноправовых наук.

При таком узком понимании уголовной политики утрачивается ее основное содержание как междисциплинарной, координирующей отрасли уголовноправовых наук.

Следует отметить, что многие современные буржуазные криминалисты вообще лишают уголовную политику ее научного значения, рассматривая ее как «искусство», находящееся в руках органов государственной власти, применяющих на практике те или иные меры борьбы с преступностью. Нужно ли говорить, что такое решение вопроса совершенно неприемлемо!

Предложение о создании научной междисциплинарной отрасли уголовноправовых наук — уголовной политики— может вызвать те или иные возражения.

Нужно ли создавать новую, хотя бы и «междисциплинарную», отрасль уголовноправовых наук, если до сих пор обходились без нее? Программа партии поставила задачу — искоренение преступности и порождающих ее причин; в борьбу за выполнение этой задачи включены не только органы государственной власти, но и общественность; главным в борьбе с преступностью признано предотвращение преступлений в сочетании с активной деятельностью, направленной на непосредственную борьбу с преступностью; система мер борьбы с преступностью значительно расширилась. Таким образом, новые условия, в которых осуществляется борьба с преступностью, вызывают необходимость дальнейшего развития и совершенствования практической уголовной политики и ее научной разработки.

Если научная разработка проблем уголовной политики не укладывается в рамки одной только науки уголовного права, то не включается ли она полностью в криминологию (независимо от того, представляет ли криминология собой часть науки уголовного права, как думают одни, или образует самостоятельную отрасль уголовноправовых наук, как полагают другие)? На этот вопрос следует ответить отрицательно. Хотя криминология определяется как учение о преступности, ее причинах и о мерах ее предупреждения, по-видимому, ее главное содержа,ние в большей мере относится к причи нам преступности, а меры предупреждения преступности исследуются в ней по преимуществу в плане общих социальных мер.

Иначе, как показывает опыт криминологических исследований, теряется грань между криминологией ті специальными отраслями уголовноправовых наук. Если же к криминологии отнести и очерченные выше аспекты уголовной политики, то ее содержание окажется неоправданно расширенным.

Возможно также возражение против научной дисциплины уголовной политики, состоящее в том, что это понятие находится в арсенале современной буржуазной правовой науки. Но, как мы пытались показать выше, ее содержание, метод и цели настолько различны, Что не приходится говорить о каком-либо сходстзе между теорией советской и буржуазной уголовной политики.

Наоборот, они коренным образом различаются по своим теоретическим основам, содержанию и методу. Подобного же рода сомнение, кстати сказать, возникало у некоторых авторов, когда появилось понятие советской криминологии, поскольку термин «криминология» был создал одним из буржуазных юристов — представителем антропологической школы — бароном Гарофа- ло. Но сейчас такое сомнение уже ни у кого не возникает.

Наконец, возможно возражение, связанное с опасением, как бы создание научной дисциплины уголовной политики не привело к отрицательным последствиям, имевшим место в 30-е годы, когда понятием уголовной политики подменялось уголовное право, когда требованию точного соблюдения социалистической законности противопоставлялся принцип целесообразности И т. д.

Однако нет никаких оснований для возрождения подобных ошибочных концепций в современных условиях, когда безраздельно господствует принцип строжайшего соблюдения социалистической законности, ибо в понятие уголовной политики вкладывается иное содержание, когда уголовная политика отнюдь не противопоставляется уголовному праву и когда практическая уголовная политика строится исключительно на законах Советского государства. По-видимому, возможны и Другие возражения или сомнения по поводу предложенного здесь решения вопроса об уголовной политике.

Но, надо полагать, вряд ли у кого возникает сомнение или возражение по поводу практической и научной значимости изучения уголовной политики под углом зрения выяснения ее координированности, эффективности и плановости. Проведение подобных исследований подскажет наиболее целесообразное решение вопроса о создании «междисциплинарной» науки уголовной политики.

І0

<< | >>
Источник: А. А. ГЕРЦЕНЗОН. УГОЛОВНОЕ ПРАВО И СОЦИОЛОГИЯ. (Проблемы социологии уголовного права и уголовной политики). 1970

Еще по теме § 5. О «междисциплинарной» науке уголовной политики:

  1. § 4.1. Место теории государства и права в системе социальных и гуманитарных наук
  2. ДОКТРИНАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ НАУЧНО-ПРАВОВОГО НАПРАВЛЕНИЯ «ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ» И УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ «ОСНОВЫ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ»
  3. 3.1.4 Взаимодействие местной власти и суда в охране и защите прав и законных интересов семьи и детей, лишенных попечения родителей
  4. § 2. Формирование основных понятий и познавательных парадигм.
  5. § 5. О «междисциплинарной» науке уголовной политики
  6. 3.1. Понятие и содержание определения жертвы преступления 3.1.1. Понятие жертвы преступления
  7. 4.1. ИССЛЕДОВАНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ
  8. Тайны национальной'безопасности и мир «безумных идей»
  9. Г. П. Артемов, Ю. В. Косов «ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ СОЦИАЛИЗМА* НАУЧНО ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИИ CAIIH (Одеч-са. сентябрь 1987)
  10. Глава 15 СИСТЕМНОСТЬ И СИСТЕМАТИЗАЦИЯ
  11. § 3. Выделение основных сфер жизнедеятельностии учет их особенностей
  12. § 2. Содержание общей организации борьбы с преступностью
  13. § 1. Понятие и принципы уголовно-исполнительного права
  14. 6. СИНЕРГЕТИКА И КРИМИНОЛОГИЯ: НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА К ИЗУЧЕНИЮ ПРЕСТУПНОСТИ
  15. Глава 3 ОНТОЛОГИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА (КРИТИКА ИНТЕРПРЕТАЦИОННЫХ ТЕОРИЙ В ПРАВЕ)
  16. Глава 4 ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЮРИДИЧЕСКОГО КОНЦЕПТА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ
  17. 2 .2 ПОНЯТИЕ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ПРИНЦИПА БАЛАНСА ПУБЛ ИЧНОГ О И ЧАСТНОГО ИНТ ЕРЕ СОВ
  18. § 1. Философско-логические подходы к изучению юридического процесса
  19. § 2. Методологические перспективы развития процессуальной теории
  20. §1.1. Антинаркотическая политика современной России: история становления, основные тенденции развития, структурные компоненты в контексте международной системы контроля за незаконным оборотом наркотиков
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -