<<
>>

§ 5. Кража личного имущества

Кража личного имущества относится к числу довольно распространенных преступлений.

Статья 144 УК РСФСР состоит из трех частей. Представляет интерес частота применения на практике каждой из этих частей, ибо это дает первую, предварительную ориентировку в характере самого преступления и личмости преступника.

Часть I ст.

144 предусматривает уголовную ответственность за кражу, совершенную впервые и без отягчающих обстоятельств. По этой части ст. 144 было квалифицировано 22% обследованных осужденных.

Часть 2 ст. 144 предусматривает уголовную ответственность за кражу, совершенную повторно, или по предварительному сговору, или с применением технических средств, или причинившую значительный ущерб.

По этой части ст. 144 было квалифицировано 78% обследованных осужденных. Представляет интерес дальнейшая детализация квалификации преступления по каждому из названных признаков. Как правило, в делах отмечается не один, а два и более из этих признаков. Поэтому мы приводим соотношение этих признаков независимо от того, установлены они по одному или по інескольким сразу: признак предварительного сговора отмечается у 64% осужденных, признак повторности (в данном случае — повторной судимости, так как иными данными мы не располагаем) — 32%, признак применения технических средств — 22%, признак крупного ущерба (который условно принят нами при краже на сумму свыше 100 руб.)—32% осужденных.

Часть 3 ст. 144 предусматривает кражу, совершенную лицом, признанным особо опасным рецидивистом. В изученных нами делах подобная квалификация не встретилась. Но нуж<но отметить, что один из осужденных был судом признан особо опасным рецидивистом. Приведем характеристику личности этого вора — многократного рецидивиста. М. в зоопарке пытался похитить кошелек из сумки одной посетительницы, но был задержан. Ему 43 года, образовательный уровень — 2 класса, холост, без определенных занятий и местожительства.

В прошлом судился, начиная с 1949 года, т. е. в течение 13

лет до последнего осуждения, пять раз за кражи и был осужден на общую сумму срока лишения свободы — 26 лет, который ом отбывал каждый раз частично. После освобождения в последний раз из колонии в марте 1966 года он вскоре вернулся к совершению краж. По данному делу он был осужден по ч. 2 ст. 144 на пять лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима и был признан особо опасным рецидивистом.

Характеризуя квалификацию краж личного имущества, следует отметить, что 32% обследованных осужденных помимо краж совершали и иные преступления. Они были осуждены по совокупности совершенных преступлений: за хулиганство (9%), за хищения государственного и .общественного имущества (4%), за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность (3%), а также и за другие преступления. Приведем один пример квалификации преступления по совокупности соде- ЯНІНОҐО. В., 19 лет, ранее не судившийся, холостой, имеющий образование в объеме пяти классов, слесарь по профессии, отрицательно характеризуемый (пьяница, хулиган), предстал перед судом за совершение следующих преступлений: он совершил у соседки по квартире кражу 30 руб., затем принял участие в грабеже и хулиганстве и покушался на изнасилование. По совокупности совершенных преступлений В. приговорен к пяти годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Обращаясь к анализу состава кражи в том виде, как он вырисовывается из материалов проведенного обследования, рассмотрим последовательно составляющие его признаки.

Поскольку объектом кражи является личная .собственность, представляется необходимым охарактеризовать предмет кражи и потерпевших от кражи.

Похищенное имущество по своему характеру весьма разнообразно. Это — деньги и ценности (24%), одежда (53%), радио и фотоаппараты (4%), мотоциклы, велосипеды и части от них и от автомашин (7%) и прочие предметы (12%)- В изученных нами делах не оказалось краж автомашин. Имели место два случая угона автомашины, но без цели похищения.

Кражи по преимуществу совершаются у незнакомых лиц (81%), но в 19% они были совершены у родственников, знакомых или соседей по квартире или общежитию.

Материальный ущерб от краж колеблется от 3—5 руб.

до нескольких сот рублей. 35% обследованных совершили кражу на сумму до 50 руб., 41% — на сумму до 300 руб. и 24% — на большую сумму. Но если материальный ущерб от каждой в отдельности взятой кражи часто невелик, то преступная деятельность воров — многократных рецидивистов приносит гражданам значительный ущерб. В этом отношении представляет интерес следующее дело. К. и С., две женщины пожилого возраста, обе неоднократно судились, отбывали длительные сроки лишения свободы, но вновь возвращались к преступной деятельности. Обе они замужние, малограмотные. По установленным судом эпизодам, составляющим лишь некоторую часть совершенных ими краж, они похитили у граждан имущества на сумму до 10 тыс. руб. Кражи они совершали одним и тем же способом.

В церквах или около них во время служб они знакомились с посетительницами церквей, обычно пожилыми женщинами, выдавая себя за богомолок. После приглашения к этим женщинам на квартиру для бесед воровки улучали удобный момент, когда хозяйки отлучались из комнаты, и, похищая наиболее ценные вещи, тут же исчезали. Обе они были приговорены к пяти годам лишения свободы каждая.

По месту совершения кражи характеризуются следующими данными: в квартирах — 32°/0, в общежитиях и в раздевалках —19%, на вокзале, городском транспорте, на рынке, в магазине и т. д.— 29%, во дворе, в общественной уборной и т. д.— 20%. Таким образом, каждая третья кража совершена в квартире.

Способ совершения краж, будучи всегда «тайным», различается по своему конкретному виду: карманные кражи —10%, кражи из незакрытых жилых помещений— 17%, из закрытых жилых помещений— 17%, кражи у пьяных—13%, кражи в местах скопления людей— 21%, кражи с ,применением технических средств — 22% и прочие — 3%.

Приведем некоторые примеры.

Трое, составив воровскую шайку, систематически занимались карманными кражами, заранее распределяя между собой роли. Последнюю кражу они совершили в парке, похитив кошелек, в котором оказалось 3 руб., но были задержаны и опознаны потерпевшей.

К-, 30 лет, с начальным образованием, судился в 1949 и 1963 годах за кражи, отбыл пять лет лишения свободы, позже работал слесарем, но не вошел в трудовую колею жизни, характеризовался отрицательно и по месту работы, и по месту жительства. Е., 28 лет, с семилетним образованием, судился в 1952, 1962 и в 1963 годах за кражи, характеризуется как прогульщик и пьяница; проработав некоторое время, работу бросил. Б., 33 года, с восьмиклассным образованием, не работал перед совершением преступления, по прежней работе характеризовался как пьяница. Все трое осуждены к лишению свободы в колонии строгого режима на три года каждый.

Приведем типичный пример кражи у пьяного. Б. и М., будучи сами, по их показаниям, в состоянии опьянения, увидели в сквере сильно пьяного и пытались его обворовать, но были задержаны милицией. Б., 36 лет, несу- лившийся, семейный, по работе характеризуется положительно. М., 37 лет, со средним техническим образованием, характеризуется как пьяница и прогульщик. Разновидностью краж у пьяных является кража в общественных уборных. Шайка из четырех человек, систематически распивая самогон, угощала им посетителей общественных уборных, а затем обкрадывала захмелевших. Все четверо — лица без определенных занятий и местожительства, хронические алкоголики.

Приведем типичный пример кражи, совершенной устойчивой шайкой из шести человек. В течение длительного времени эта шайка совершала кражи из квартир путем подборки ключей. Во второй половине 1965 года она совершила более десяти краж, причинив ущерб на сумму свыше 1000 руб. Участниками шайки были молодые люди 18—19 лет, с неполным восьмиклассным образованием; они не учились и не работали. Большинство из них не судились, но находились на учете в детской комнате милиции в течение ряда лет. Они вели паразитический образ жизни, были связаны с уголовными элементами. Осуждены на длительные сроки лишения свободы в колониях общего и усиленного режима.

Для характеристики субъекта кражи мы располагаем следующими данными.

Среди обследованных было 88% мужчин и 12% женщин. Большинство осужденных — молодые люди в возрасте до 30 лет (71%), причем 10% падает на несовершеннолетних. По своему образовательному уровню эти люди с начальным (8%), неполным восьмилетним (20%), неполным средним (50%) образованием; 20% имели законченное среднее образование и 2% — даже высшее.

Особо следует отметить, что 41% обследованных вели паразитический образ жизни — не работали и не учились. Две трети обследованных отрицательно характеризовались по месту работы (из числа работавших) и по месту жительства.

Должен быть отмечен высокий уровень рецидива кражи: 32% обследованных — каждый третий — в прошлом судились. Из них 22% судились за имущественные преступления и 10% — за другие преступления, главным образом за хулиганство. Среди ранее судившихся в равной пропорции находятся лица, отбывшие полный срок наказания, и лица, которые были освобождены досрочно.

Если судить по показаниям подсудимых, то половина из них при совершении преступления находилась в состоянии опьянения. Однако есть все основания считать, что фактически процент пьяных при совершении кражи был меньшим: подсудимые стремились найти для себя если не оправдание, то хотя бы объяснение своего поведения и смягчить свою участь.

Субъективная сторона кражи характеризуется прямым умыслом и корыстным мотивом, что вытекает из самого существа данного вида преступления. Следует лишь отметить, что по материалам обследования в 40% случаев умысел у виновного возникал внезапно и в 60% он сложился заранее.

Для характеристики кражи существенное значение имеет выяснение соучастия в преступлении. Почти половина (48%) краж была совершена одним лицом, а 52% — в соучастии. Необходимо различать случайно образовавшееся соучастие в краже — явление довольно частое— и устойчивые воровские шайки. 34% обследованных участвовали в шайках из 2—3 человек; на более многочисленные шайки приходится 18%.

Довольно распространены воровские шайки, организуемые из числа несовершеннолетних более взрослым, обычно ранее судившимся человеком, обладающим опытом воровской «деятельности».

Так, Б., 20 лет, имеющий десятиклассное образование, отбыв три года лишения свободы за злостное хулиганство, по возвращении домой повел паразитический образ жизни, стал воровать. Он организовал шайку в составе трех несовершеннолетних, и ими был совершен ряд краж со взломом, причинивших ущерб на сумму свыше 1000 руб. Б. осужден к длительному лишению свободы, а несовершеннолетние участники шайки направлены в воапитательно-трудовыс колонии.

Для характеристики кражи необходимо отметить, что лишь в 5% случаев 'преступление было квалифицировано как покушение на кражу.

Обращаясь к характеристике наказания, примененного к ворам, нельзя упускать из виду, что 32% осужденных за кражу совершили и другие преступления. Мы выде ляем здесь то наказание, которое было применено лишь за кражу.

Осужденные были 'приговорены: условно — 5%, к исправительным работам —18%, к лишению свободы до 2

лет — 47%. к лишению свободы на срок от 2 до 4 лет — 26%, свыше 4 лет — 4%.

Представляет интерес выяснение влияния на индивидуализацию наказания некоторых обстоятельств, установленных судом по конкретным делам. Ограниченный объем проведенного обследования не позволяет установить более или менее сложные корреляционные связи в этом плане. Поэтому приходится ограничиться лишь некоторыми, сравнительно простыми сопоставлениями.

Прежде всего рассмотрим влияние на наказание размера причиненного ущерба, подразделяя его в денежном выражении в сумме до 50 руб. и свыше 50 руб. Как к первой группе воров (причинивших ущерб до 50 руб.), так и ко второй группе (причинивших ущерб свыше 50 руб.) лишение свободы на срок до двух лет применяется почти в одинаковой пропорции: 44% и 47%. Однако лишение свободы на более длительные сроки к первым применяется в два раза реже, чем ко вторым,— соответственно 16% и 33%. Исправительные работы в два раза чаще 'применяются к первым, чем ко вторым (40% и 20%). Таким образом, отмечается довольно отчетливо выраженная зависимость характера и размера наказания от тяжести причиненного кражей материального ущерба.

Не менее отчетливо видна зависимость индивидуализации наказания от оценки судом степени общественной опасности личности преступника. Так, осужденные, которым была дана положительная характеристика по месту работы и по месту жительства или по одному из них, были приговорены к лишению свободы в 35% случаев и к исправительным работам — в 65%’. Наоборот, осужденные, которым была дана отрицательная характеристика, были .приговорены к лишеиию свободы в 87%’ случаев и к исправительным работам — в 13%'.

Эта же зависимость обнаруживается при сопоставлении характера наказания с наличием или отсутствием прошлой судимости. Ранее не судившиеся были приговорены к лишению свободы в 63% случаев (в том числе на срок свыше 2 лет —13%) и к исправительным рабо там — 37%. Совершенно иным является соотношение мер наказания, примененных к лицам, которые судились в прошлом: к лишению свободы было приговорено 97% (из них 57% на срок свыше двух лет) и только 3% — к исправительным работам.

Одним из важных в теоретическом и практическом отношении вопросов советской уголовной политики является создание научно обоснованной классификации преступников, в данном случае — воров. Учитывая ограниченный масштаб обследования, нельзя, конечно, рассчитывать найти в нем решение данного вопроса. Можно лишь наметить пути и общую канву для разработки подобной квалификации.

Прежде всего следует отметить, что судя по тому материалу, которым представилась возможность располагать, в современных условиях воры утратили свою былую «квалификацию», которая была, например, у воров в дореволюционное время или в период нэпа. Воры-рецидивисты, даже многократные рецидивисты, иыне утратили черты «профессионалов» и характеризуются примитивными приемами кражи личного имущества граждан.

В классификации воров, по-видимому, следует выделить группу «случайных» воров —лиц, которые именно в силу случайного стечения обстоятельств, без каких- либо существенных к тому оснований, чаще всего будучи в состоянии опьянения, совершают кражу. Они обычно искренне раскаиваются в совершенном, стремятся возместить причиненный ущерб, их предшествующее поведение не отличается какими-либо особо отрицательными чертами. В отношении этой группы воров наиболее часто применяется условное осуждение или исправительные работы, и, как показывает опыт, этих мер оказывается достаточно для того, чтобы они не совершали новых преступлений. Приведем два примера. А., 45 лет, с высшим образованием, семейный, старший кладовщик завода, человек материально достаточно обеспеченный, несудившийся, положительно характеризуемый, находясь в состоянии опьянения, украл у пассажира на вокзале рюкзак с вещами, но был задержан. Приговорен к одному году исправительных работ с удержанием из заработной платы 15%. Л., 39 лет, семейный, мастер завода, материально обеспеченный, несудившийся, по ложительно, характеризуемый, также в состоянии опьянения похитил со стола телефонного переговорного пункта кошелек с деньгами. Будучи задержанным и привлеченным к уголовной ответственности, он признал свою вину, возвратил похищенное. Приговорен к одному году исправительных работ с удержанием 15% заработной платы.

Вторую группу составляют несовершеннолетние воры, действующие обычно в составе шайки. Направляемые взрослыми, нередко в прошлом судившимися за кражи, они вскрывают сараи, где хранятся какие-либо привлекающие их внимание предметы (велосипеды, мотоциклы), забираются в осенне-зимнее время в пустующие дачи, но иногда совершают и более крупные кражи — в школе, в клубе, в ларьке, в квартире и т. д. Так, трое несовершеннолетних, которые не учились и ие работали, состояли на учете в детской комнате милиции, а ранее находились в воспитательно-трудовой колонии, договорившись заранее, совершили несколько квартирных краж и угнали из озорства автомашину, не имея цели ее похитить.

Третью группу воров составляют лишь лица, совершающие кражи повторно, многократно, систематически в составе шаек или единолично. Выше был приведен ряд примеров, характеризующих эту группу воров. Это лица без определенных занятий, не имеющие общественно полезных профессий и навыков, ведущие паразитический образ жизни, обычно алкоголики или наркоманы, большее время находившиеся в заключении, чем на свободе, упорно не поддающиеся исправлению и перевоспитанию.

Эта группа воров может быть подвергнута более дифференцированной классификации, с учетом данных криминалистического и криминологического порядка.

Предложенная выше попытка предварительной классификации воров, конечно, нуждается в дальнейшей разработке и уточнении.

<< | >>
Источник: А. А. ГЕРЦЕНЗОН. УГОЛОВНОЕ ПРАВО И СОЦИОЛОГИЯ. (Проблемы социологии уголовного права и уголовной политики). 1970

Еще по теме § 5. Кража личного имущества:

  1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  2. § 5. Кража личного имущества
  3. § 43. Продажа движимости. - Совершение ее и отмена. - Переход вещного права на движимое имущество. - Продажа товара
  4. 26. Осмотр места происшествия по делам о кражах, совершаемых с проникновением в жилище или иные помещения
  5. § 1. СИСТЕМА НЕОТЛОЖНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ДЛЯ РАЗРЕШЕНИЯ ТИПИЧНЫХ СИТУАЦИЙ, ОБУСЛОВЛЕННЫХ ФАКТОРОМ ВРЕМЕНИ
  6. § 3. СИСТЕМА НЕОТЛОЖНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ДЛЯ РАЗРЕШЕНИЯ ТИПИЧНЫХ СИТУАЦИИ, ОБУСЛОВЛЕННЫХ СВЕДЕНИЯМИ О СПОСОБЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  7. 1. Умышленное уничтожение или повреждение имущества
  8. § 2. Квалификация преступлений по признаку повторности
  9. § 3. Разграничение повторности и продолжаемых преступлений в процессе квалификации преступных деяний
  10. 2 Логические формы квалификации преступления
  11. § 2. Содержание понятия охраняемого уголовным правом общественного отношения А. Участники общественного отношения
  12. Б. Обоснование общего решения 1. Посягательства на социалистическую и личную собственность
  13. § 2. Расследование краж
  14. 11.3. Криминалистическая классификация преступлений
  15. Исследования риска стать жертвой преступления
  16. Страхование недвижимого имущества и сопутствующих рисков
  17. Страхование недвижимого имущества и сопутствующих рисков
  18. Преступления против собственности, связанные с хищением чужого имущества. Кража: понятие, состав и виды
  19. Страхование недвижимого имущества и сопутствующих рисков
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -