<<
>>

§ 7. Демократия и социальное право

Каждая социальная группа воплощает некую идею, каждая социальная целостность заявляет о себе как об источнике нового объективного права и непосредственно участвует во внутренних правоотношениях, повод к которым она дает. Будь то профсоюз или семья, клуб или завод, футбольная команда или акционерное общество, государство или Лига Наций, сам факт существования сообщества, возникшего на основе какой-либо позитивной ценности, порождает новое право, наделенное некоторыми особыми чертами. Если мы условимся, что будем называть правом, обязательный характер которого вытекает из нормативного факта существования любой воплощающей какую-либо позитивную ценность группы, — правом социальным, то придется, следуя логике, противопоставить ему право, связанное со взаимоотношениями разрозненных субъектов, взаимоотношениями индивидуума с индивидуумом, с «отношением с Другим», т.

е. противопоставить ему индивидуальное право.

Каждая группа, внутреннее существование которой зиждется на ее социальном праве, может внешне войти в разрозненные отношения с другими группами или индивидуумами (включая своих членов), но при этом подчиняться режиму индивидуального права. Это разграничение между социальным и индивидуальным правом не имеет ничего общего ни с разграничением, которое делают между правом объективным и правом субъективным, ни с традиционной классификацией права — право публичное и право частное.

Любое право, как социальное, так и индивидуальное, имеет одновременно и объективный, и субъективный аспекты: регламентирование взаимоотношений между разрозненными субъектами основано на объективном порядке индивидуального права, а социальное право, порожденное нормативным фактом социальной тотальности, не может рассматриваться без учета того, что оно устанавливает субъективные социальные права (например, права присоединения и участия и т. д.), принадлежащие членам этой тотальности. Разграничение права на публичное право и частное право — искусственное разграничение. Оно зависит от воли государства, и эта воля в разные времена присваивает себе различные области права и придает им характер публичного права.

Ряд авторов (Гирке, Ориу, Салейль и другие) неоднократно отмечали, что частное право содержит, наряду с правом индивидуальным, многочисленные пласты социального права. Не столь часто обращалось внимание на то (хотя сам этот факт, возможно, представляет еще больший интерес), что публичное право может, по логике вещей, содержать в себе, и часто на самом деле содержит, значительную долю индивидуального права. Тот факт, что в рамках публичного права, и в частности конституционного права, существуют нормы индивидуального права, чуждые политическому сообществу (которое представляет собой целостность) и адаптированные только для разнородных отношений между разрозненными субъектами, является признаком антидемократичности того государства, о котором идет речь. То, что некоторые индивидуальные правоотношения возведены в публичное право, закладывает основы иерархической структуры организации власти. И наоборот, удаление из публичного права всех примесей индивидуального права и сведение его только к праву социальному является наиболее точным выражением юридической сущности политической демократии. Преобразование патримониальной монархии в современное «правовое государство» всегда рассматривалось как удаление из государственного организма элементов частного права и замена их публичным правом, в силу чего монарх становится не владельцем государства, а его органом.

Однако при разработке данной конструкции останавливались на полдороги, забывая, что публичное право, являясь понятием чисто формальным, с точки зрения материальной вполне может содержать в себе индивидуально-правовые отношения. Конституционная монархия (особенно дуалистического типа) как раз и представляет собой очень простой и наглядный пример подобной структуры публичного права. Индивидуально-правовые отношения, которые определяют обособленное положение монарха по отношению к государству, отношения монарха с другими представителями династии, наследственные права, его имущественное положение и т. д., входят здесь в конституцию как составляющие элементы. Индивидуально-правовой порядок как инородное тело, наталкиваясь на социальное право, исходящее непосредственно из политической тотальности как таковой, и искусственно проникая в публичный организм, служит здесь прикрытием для произвола и для метаюридической власти.

Настоящая формула «правового государства»— окончательное преобладание порядка социального права над индивидуальным правопорядком в рамках публичного права. Точное юридическое определение политической демократии представляется нам в виде следующей формулировки: сведение публичного права исключительно к чистому социальному праву, порожденному политическим сообществом, основополагающим по отношению к расположенной на поверхности социальной организации. Даже когда социальное право окончательно возобладает в области организации верховной власти, то и тогда элементы индивидуально-правового режима могут еще долго существовать в том или другом отдаленном уголке административной машины. Бороться за демократизацию административной машины, за подчинение всех актов правительства и администрации судебному контролю— значит, стараться окончательно удалить из государственной организации все элементы произвола, зависящие от проникновения индивидуального права, и стремиться полностью наполнить эту организацию правом социальным. Равно как и отказ от абсолютного суверенитета и от всекомпетентности политической демократии означает, по существу, отказ от индивидуалистской концепции структуры государства, основанной на индивидуальном праве (империалистическая концепция), и присоединение к сторонникам более гармоничного определения государства, основанного на том, что социальное право исходит от функционального единства политического сообщества, которое определяет функции государства.

Социальное право — сама сущность демократии.хх''11 Оно юридически символизирует в юридическом аспекте и воплощает в себе идею коллективного самоуправления на основе равенства и свободы; предвещает ее осуществление в области социальной организации, потенциально «присутствуя» в каждом социальном целом и являясь основополагающей по отношению к дальнейшей организационной дифференциации (в той степени, в которой она реализует некую ценность). В каждой социальной группе, в каждой ячейке общества можно четко отличить само сообщество как таковое от организации, стоящей над ним; отличить институт чисто объективный и «доличност- ный» — от сложного юридического лица, которое опирается на этот институт. Демократия является структурой этой организации. Благодаря демократии организация полностью детерминируется социальным правом, исходящим от чисто объективной тотальности, от интегрального и неделимого сообщества, которое находится в основе любой организации в качестве ее глубинного основания. Таким образом, не только демократия оказывается неразрывно связанной с социальным суверенитетом, но и социальное право может быть реализовано только демократией: демократия — это организованное социальное право; суверенитет социального права — это демократия.

Данное определение позволяет составить себе точное представление о неполитических формах демократии, в частности, об экономической или промышленной демократии.

Возьмем в качестве примера любой завод или торговое предприятие, или какое-нибудь учреждение при капиталистическом режиме. С одной стороны.

подобный институт заключает в себе объективную группировку людей, объединенных в каких-то определенных целях (рабочие, служащие, хозяева); из этой фуппировки образуется объективное социальное право, регулирующее отношения между членами этой фуппировки, и в первую очередь власть, которую рассматриваемое право имеет над ними. С другой стороны, над этой фуппировкой стоит некая организация, предназначенная для юридического опосредования этой власти и точного определения функций каждого из членов группы. Однако при капиталистическом режиме эта вышестоящая организация не определяется социальным правом, исходящим от основополагающего сообщества. Владелец предприятия по своей прихоти учреждает внутренний регламент предприятия, командует всеми, кто у него работает, регламентирует их взаимоотношения и принадлежащие им роли и т. д. — и все это следуя принципам, полностью отличающимся от социального права, и в частности следуя основанным на порядке индивидуального права взаимоотношениям этого самого хозяина с другими владельцами и в зависимости от объема принадлежащих ему вещных прав. Осуществляемая над членами рассматриваемой социальной группы власть, которая по социальному праву закреплена за социальной тотальностью, захватывается и используется в данном случае хозяином при помощи режима индивидуального права, которое, в принципе, не заключает в себе функции власти. Таким образом, в организации капиталистического предприятия происходит явное смешение социального и индивидуального правопорядков, причем последний главенствует над первым. Из этого вытекает тот тип ассоциации доминирования (НетсИа/1зуегЬап<1 (нем.)), который ставит социальное право на службу индивидуальному правопорядку и посредством подобного отклонения, приводит к смешению индивидуально-правовых отношений с властью, осуществляемой социальным Целым.388 Экономическая демократия есть не что иное, как восстание социального права внутри каждого предприятия против неестественного подчинения этого права инородному порядку индивидуального права. Экономическая демократия стремится подчинить организацию предприятия социальному праву, исходящему от объективного сообщества, основополагающего по отношению к этой организации. Везде, где экономический процесс порождает власть одних над другими, эта власть должна основываться на социальном праве социальной фуппы, а не на индивидуальном праве, под защитой которого здесь скрывается произвол. Таков окончательный идеал экономической демократии.

Борьба за демократизацию промышленности сводится к тенденции постепенного удаления из организации предприятия элементов индивидуального права и их замены правом социальным. То, что может быть сделано в этом направлении в рамках капиталистического режима, сводится к форме, которую можно сравнить в сфере политики с дуалистической конституционной монархией. Регламентирование процесса внутреннего функционирования промышленных отраслей при помощи коллективных договоров; заводские советы и советы предприятий, организующие представительство рабочих и служащих, чтобы дать им возможность участвовать в осуществлении административных функций; рабочий контроль, принимающий участие в инспекторских проверках чаводов; и, наконец, учреждение на паритарной основе органов экономического самоуправления138— вот разнообразные формы ограничения, применяемые социальным правом по отношению к индивидуальному правопорядку в рамках организованной экономической группы. Окончательное торжество экономической демократии, т. е. полная замена в организации предприятия элементов индивидуального правопорядка социальным правом в чистом виде, исходящим от общности заинтересованных лиц — это и есть установление социалистического режима, иными словами, системы, где отношения собственности, основанные на индивидуальном праве, не могут дать повода к возникновению господства одних над другими, независимо от того, являются ли заинтересованные лица изолированными или объединенными в сообщество.

Следовательно, юридическая формула социализма полностью идентична формуле демократии — это суверенитет социального права. Демократия и социализм в их истинном значении не нуждаются в примирении: они представляют собой одно и то же явление. Социализм — это экономический аспект демократии. Демократия не может проявить свою истинную сущность и свои разнообразные потенциальные силы, пока она находится в плену у индивидуализма.

Это лишний раз подтверждает тезис, который мы постарались здесь развить: будущее демократии заключается в ее многоаспектности и в ее плюралистическом характере. И поэтому, чем больше мы углублялись в анализ сущности демократии, тем богаче представала перед нами ее идея и тем шире ее перспективы.

|3" Именно эти органы должны быть призваны к руководству экономикой, к выработке и реализации «плана».

<< | >>
Источник: Гурвич Г. Д.. Философия и социология права: Избранные сочинения / Пер. М. В. Антонова, Л. В. Ворониной. — СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та. — 848 с.. 2004

Еще по теме § 7. Демократия и социальное право:

  1. § 4. Чистое и независимое социальное право. Чистое, но подчиненное опеке государственного права социальное право. Аннексированное государством, но остающееся автономным социальное право. Конденсированное в государственный правопорядок социальное право
  2. § 2 ПРАВО И ДЕМОКРАТИЯ
  3. Экономическая социальная и политическая демократия
  4. § 3. Политико-правовое учение и программа социальной демократии
  5. (1. Социальный контекст возникновения демократии
  6. Самое важное право в зрелой демократии
  7. Часть VII Право на демократию
  8. ПРОСТО ДЕМОКРАТИИ, ПРОГРЕССИВНЫЕ ДЕМОКРАТИИ, НАРОДНЫЕ ДЕМОКРАТИИ
  9. 13. Просто демократии, прогрессивные демократии, народные демократии
  10. Глава III ВИДЫ СОЦИАЛЬНОГО ПРАВА. ПРОБЛЕМЫ, КОТОРЫЕ ПРИЗВАНО РАЗРЕШИТЬ ПОНЯТИЕ «СОЦИАЛЬНОЕ ПРАВО»
  11. 13. Просто демократии, прогрессивные демократии, народные демократии
  12. Сущностные черты и признаки демократии. Теории и модели демократии
  13. § 2. Неорганизованное и организованное социальное право
  14. § 3. Партикулярное и общее социальное право
  15. § 4. Демократия унитарная и демократия плюралистическая
  16. 7. Агрегативная демократия классическая демократия
  17. Тема 6. Формы непосредственной демократии. Выборы, референдум, плебисцит. Избирательное право и избирательные системы в зарубежных странах
  18. § 1. Объективное и субъективное социальное право
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -