<<
>>

| 7.1. «Сильное государство» и «слабое государство» как выражение характера отношений государства и общества                           

Различие между «сильным» и «слабым» государствами не связано, например, с различием между степенью авторитарности того или иного государства. Не связано оно ни со степенью использования насилия государством, ни с его (государства) влиянием на международной арене. Главным вопросом в указанном различии является степень автономии политической власти по отношению к обществу, т. е. по отношению к социальным группам, социальным силам и интересам.

Схематически автономия политической власти может рассматриваться в двух измерениях: в ее «широком смысле» и в ее «глубине».

Первое измерение характеризует области легитимного вмешательства политической власти в жизнедеятельность общества. Это вмешательство может характеризоваться монополией или достаточно ограни- 195

ченной деятельностью по регулированию или контролю над теми или иными областями жизнедеятельности общества.

Второе измерение характеризует независимость политической власти в вопросах реализации указанной только что монополии, в определении условий регулирования или контроля в осуществлении различных видов деятельности.

«Сила» современного государства может быть осмыслена через практику форм, места и роли государственной бюрократии. Такой подход правомерен потому, что развитие бюрократического аппарата характеризуется тем, что он приобретает большую или меньшую автономию от государства. И эта автономия будет тем большей, чем больше она отвечает идеал-типическому пониманию ее, если следовать букве и духу учения М. Вебера.

Следует сказать и о том, что развитие бюрократического государственного аппарата во многом является следствием расширения областей вмешательства государства в жизнедеятельность общества, а также глубиной и интенсивностью этого вмешательства. Отметим, что кроме материальных условий указанной автономии и конкретного вмешательства государства, которое тесно связано с материальными условиями его автономии, сама автономия государства может быть понята и осмыслена с учетом господствующих в обществе представлений о государстве, которые существенно отличаются друг от друга в каждой данной политической культуре.

Бюрократия, которая самим фактом своего существования не только реально осуществляет, но во многом и отражает регулирующее и управленческое вмешательство государства. И это вмешательство тем больше, чем более значимой является роль государства как арбитра в разрешении всех возникающих в данном обществе противоречий и конфликтов между его различными социальными силами. И наоборот, этатический аппарат будет менее масштабный по своим размерам и менее независимым от социальных сил и их интересов в случае, когда вмешательство государства будет осуществляться и восприниматься населением как инструмент, иногда необходимый, но всегда несущий в себе опасность для сил гражданского общества, заинтересованных в признании ими своей способности к самоорга- 19В низации при решении разнообразных проблем.

Правда, государство в определенных ситуациях может восприниматься как «естественный» защитник и покровитель общего интереса. И этот общий интерес государство сможет защищать тем лучше, чем больше оно будет независимым от частных интересов в данном обществе. Однако следует иметь в виду, что силы гражданского общества будут всегда стремиться противодействовать государству, когда оно будет угрожать частным интересам этих же сил гражданского общества.

Придавая вмешательству государства определенную легитимность, а самому этому государству более или менее ясно выраженное разрешение на действие, такого рода представления частично могут сами восприниматься как производное от позиции государства по отношению к обществу. Это связано с тем, что обращение к силе или помощи государства является тем более «очевидным» потому, что оно (государство) играет решающую роль в процессе выработки и реализации решений или использования ресурсов разного рода. И наоборот, менее необходимым и менее желаемым в обществе воспринимается вмешательство государства в тех случаях, когда конфликтующие группы сами могут найти необходимые средства для отыскания выхода из конфликтной ситуации, особенно если в прошлом в данном обществе накоплен опыт эффективной самоорганизации.

В политической науке, с подачи Б. Вади и П. Бирнбау- ма, был введен критерий степени автономии государства. При этом само государство ими рассматривается как «институционализированная система осуществляемой постоянно роли легитимного обладателя права на использование силы, контролирующая территорию, на которой осуществляется ее авторитет, обеспечивающий власть опеки над самыми отдаленными даже провинциями, защищающей также границы»; как «политико-административную машину, приводимую в действие чиновниками, рекрутированными на безличностной основе по меритократиче- ским критериям...»[196].

Такое определение, как отмечает Ж.-П. Леконт, имеет ограниченное применение, т. к. помимо схематического противопоставления «сильное государство/слабое государство», что можно было бы построить на основе такого

ГШЛ1

определения, оно (определение) применимо к ограниченному числу исторических конфигураций политической власти. Точнее говоря, оно хорошо применимо в таком понимании к французскому государству, да и то с начала XIX в., и мало применимо в других случаях, например в случаях прусского государства или государства современной Италии1.

Вне всякого сомнения, в мире существуют некие институционные целостности, которые называются «американское государство», «британское государство» и т. п. Однако, учитывая масштабы изменений и дифференциацию деятельности такого рода целостностей, произошедших за последние десятилетия, Б. Бади и П. Бирнба- ум предлагают различать «государство» и «политический центр».

В то время как понятие «государство» непосредственно связано с вопросом автономии и со способностью к вмешательству в жизнедеятельность общества политической власти, понятие «политический центр» в большей степени связано со степенью централизации политической власти и может быть соотнесено с различием одноголовый/многоголовый применительно к политической власти.

Большая или меньшая централизация власти может быть осмыслена на основе критериев или элементов юридического или конституционного порядка: государство, например федеральное, или унитарное, государство более или менее децентрализованное, в котором компетенции более или менее равномерно распределяются между центральными и «региональными» уровнями и т. д.

В то же время политический центр может быть осмыслен на основе разнородных элементов, которые тем не менее весьма значимы. Так, Стейн Роккан и Дерек Ур- вин опираются на подход, в основе которого лежат сети железных дорог и дорог автомобильных, расходящихся из единого центра и соединяющих его с многочисленными периферийными центрами.

Другим основанием осмысления политического центра могут быть культурные институты, как публичные, так и частные, пресса или телевизионные каналы, языки, которые используются на территориях, подчиняющихся политическому центру.

Различие между слабыми и сильными государствами основывается на двух в значительной мере взаимозависимых критериях: с одной стороны, на развитии так называемого внутреннего структурирования государства, а с другой — на степени его автономии, т. е. на автономии исполнительной власти и публичной администрации по отношению к своему окружению (социальные, этнические, религиозные группы, группы интересов и т. п.).

Оба указанных критерия являются взаимозависимыми в силу того, что степень автономии государства зависит от его внутренней структуры, а сама эта структура обретает форму, которая зависит, кроме всего прочего, от степени автономии государства.

Что понимается под внутренней структурой государства?

Б. Бади и П. Бирнбаум выделяют четыре аспекта внутреннего структурирования государства. Территориальная централизация аппаратов государства (в зависимости от формы государства — унитарного, федерального или конфедерального). Степень функциональной концентрации этих аппаратов (та или иная степень слияния или разделения властей, дисперсия или конкуренция власти на местах или первенство центральной власти над всеми другими властями). Специализация и профессионализация агентов государства (значимость администрации как института исполнительной власти, способы рекрутирования аппаратов государства, верование или убежденность чиновников в исполнение ими предназначения «публичной службы»), Консолидированность государственного аппарата (степень координации деятельности министерств и других структур государственного аппарата; масштаб вовлеченности государственных служащих в процесс выработки и осуществления решений; контакты и связи между политическими актерами и работниками администраций, членами правительства и высшими чиновниками вне зависимости от степени институционализации этих контактов и связей).

На основе такого подхода политологи делают вполне обоснованный вывод: государство по отношению к обществу будет более «сильным» в том случае, когда его организационная система будет не только более автономной, но и более централизованной, концентрированной,

специализированной, более профессиональной и более «сплоченной».

Оценивая взаимодействия «государства», с одной стороны, и «политического центра» — с другой, выделяют четыре возможных ситуации. Ситуация, в которой существуют и государство, и политический центр (типичный пример — Франция). Ситуация, в которой существует государство без реально идентифицируемого политического центра (типичный пример — Италия). Ситуация, в которой существует политический центр без подлинного государства (типичный пример — Великобритания и США). Ситуация, в которой нет ни подлинного государства, ни подлинного политического центра (Швейцария).

Не составляет труда увидеть, что первые две ситуации в нашем перечислении, характеризующие соотношение и взаимодействие государства и политического центра, являют собой примеры «сильных» государств, тогда как две другие ситуации — примеры «слабых» государств.

На основании данной классификации политологи различают «общества, в которых государства стремятся командовать социальной системой, вооружаясь д\я этого сильной бюрократией (пример тому — Франция, а также в подобном ключе осуществляется развитие Пруссии, Испании, Италии, а в современных условиях— и России). В то же время ряд стран развиваются в ином направлении, в направлении дальнейшего укрепления и развития гражданского общества, само существование которого предполагает ненужность существования сильного государства. Пример тому — Великобритания и США»1.

Столь значительные различия, о которых идет речь, связаны в основном с историческими условиями становления государственности и формирования наций на разных территориях. И государства, и политические центры в каждом конкретном случае исторически получали выражение («объективно», или материально) как во вполне определенной форме политических институтов, так и в функционировании политических систем.

Кроме того, можно указать и на влияние на представления в данном обществе которое оказывалось на

них государством и публичным действием. Это определя- до условия их легитимации.

Таким образом, становление государственности и ее легитимация дополняют и укрепляют друг друга: утверждение легитимного этатического вмешательства государства в экономику и другие аспекты жизнедеятельности гражданского общества способствует и облегчает утверждение его господства над обществом, а дальнейшее развитие аппаратов государства как предпосылки утверждения такого господства, в свою очередь, укрепляет легитимность интервенционизма государства.

Становление государственности и политических центров исторически происходило под влиянием целого ряда важнейших процессов и явлений. В политической социологии выделяется несколько основных путей, на базе которых происходило становление государственности в различных странах. Одним из важнейших элементов, оказавших существенное влияние на становление государств и обществ, является религиозная и культурная история.

<< | >>
Источник: Желтов В.В., Желтое М.В.. Политическая социология. 2009

Еще по теме | 7.1. «Сильное государство» и «слабое государство» как выражение характера отношений государства и общества                           :

  1. Государство и его роль в обществе А) Государство как политический институт
  2. Тема № 5: Функции и обеспечивающая их структура государства, механизм государства и аппарат государства, органы государства и их классификация.
  3. Раздел IV. ЛИЧНОСТЬ, ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВО ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ Тема 29. общество
  4. О взаимном отношении народа, государства и общества
  5. 5.1. ГОСУДАРСТВО КАК ВЕДУЩИЙ ЭЛЕМЕНТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ОБЩЕСТВА
  6. Понятие Конституции как Основного закона государства и общества
  7. Тихомиров Л.А. Государство как завершение общества и охрана свободы. Неизбежность государственности
  8. Неправовой характер государства и управления
  9. Теории происхождения государства и права. Типология государства
  10. 5. Граждане нейтральных государств и их собственность на территории воюющих государств
  11. § 3. Ответственность государства в связи с деянием другого государства
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -