<<
>>

Е.Б. Рашковский, ИМЭМО РАН МНОГОЗНАЧНЫЙ ФЕНОМЕН ИДЕНТИЧНОСТИ: АРХАИКА, МОДЕРН, ПОСТМОДЕРН...

Проблема идентичности - одна из самых навязчивых и подробно дискутируемых в сегодняшней мысли, философии, культуре. Автор

рассматривает эту проблему как порождение глубоких противоречий между долгими веками архаического общежития, модернизационным рывком XVII - XX столетий и культурным кризисом постмодерна.

Эти противоречия пронизывают собой весь комплекс коммуникативного и экзистенциального опыта современного человека.

...Чудакпечальный и опасный,

Созданье ада иль небес,

Сей ангел, сей надменный бес...

«Евгений Онегин », Глава седьмая , XXIV

Не считаю себя специалистом в столь популярных ныне научных дисциплинах, как изучение этнонациональных отношений или политология. Мой подход к занимающей ныне многих проблематике идентичности есть, скорее всего, подход сторонний, маргинальный, и базируется он на иных, нежели у большинства ученого сообщества, научно-философских предпосылках. Связаны эти предпосылки прежде всего с философией человека, с философской антропологией, которая и есть, с моей точки зрения, некое «тонкое тело» (или - в иных, более привычных нашей аудитории терминах - неразменный метаязык) всего комплекса социо-гуманитарных знаний. Причем важно иметь в виду, что нынешняя философия человека - вовсе не теоретическая «робинзонада», ибо она обогащена огромным опытом политэкономии, социологии, историографии, лингвистики и семиотики последних двух-трех веков. Это же касается и опыта наук био-медицинского цикла, всё более и более нащупывающими связь физического статуса человека с социальными и духовными аспектами его существования, с его фило- и онтогенетической историей. И, следовательно, философия человека имеет дело не только со столь важным для понимания человека экзистенциально-креативным его измерением75, но и с не менее важным измерением коммуникативным.

Впрочем, оба эти измерения неразрывно связаны между собой; изучение же их связи предполагает изучение внутренних складов, судеб и праксиса индивидов и групп в широком комплексе их природных, социальных и духовных предпосылок.

И при всём этом важно иметь в виду, что каждый человек, прорастая сквозь тысячелетия, века и годы, несет в своем существовании целые взаимодействующие между собой пласты своей родовой, групповой и личной истории. Повторяю - целые пласты своего фило- и онтогенеза.

«Далекое близкое»

Зададимся вопросом: почему, откуда такая массовая озабоченность этой остросовременной проблемой идентичности, этот зуд идентичности, этот «невроз своеобразия»76 в нынешнем міре, подавляющее большинство населения которого - люди если и не совсем архаического, то, по крайней мере, неоархаического (тоталитарного или посттоталитарного, или даже постиндустриального) духовнопсихологического склада77?

Волей-неволей, нам придется обратиться к дальней исторической ретроспективе занимающей нас проблемы.

Проблемы идентичности - именно как остросовременной проблемы самопонимания, самосознания и самопознания человека - почти что не существовало в широком сознании обществ архаического, дотрансформационного типа.

...Я вполне осознаю жесткость и грубость свой дихотомии архаических и трансформационных обществ - т.е. обществ, ориентированных на воспроизводство предписанных норм и традиций, и обществ, ориентированных на процессы непрерывных и осмысленных самопреобразований. Строго исторического обоснования эта дихотомия не выдерживает: мы столкнемся с этим в ходе последующего нашего разговора. И всё же - очень важно удержать это жесткое различение архаики (или, согласно терминологии гегелевской «Феноменологии духа», человеческой «неопосредованности», «невыделенности», Unmittelbarkeit из своего первичного коллектива78) и трансформационности как необходимый момент теоретической эвристики в науках о человеке...

Предписанный, безотносительный к личности статус «здешнего»79 или этнического человека, общинника, государева подданного безоговорочно делил мір на «своих» и «чужих», вменял людям предписанную, «механическую солидарность» (категория Эмиля Дюркгейма) в рамках относительно малой и относительно замкнутой общины.

Или - по словам нынешнего русского социолога - солидарность в кругу «вынужденных, непосредственно личных, частных отношений»80...

Эта предписанная «механическая солидарность» давала человеку-архаику некоторый минимум покровительства, а с ним - и минимум внешней и даже внутренней защищенности, а также ощущение причастности к некоему большому, но с трудом представимому «державному» целому81. Эта «солидарность» могла быть и остается предметом слащавых идеализаций со стороны мыслителей и идеологов консервативного или ностальгического склада. Однако никакой средний общинник, средний участник архаической “Gemeinschaft” не был огражден ни от жадности и самодурства «здешнего» нотабля или своего же выскочки, ни от иждивенческих притязаний и угроз сельского лодыря и забулдыги. А уж о властных, аппаратных и военных притязаниях традиционной государственности, персонифицируемой «неведающим» или «злым» государем или «злыми» вельможами и чиновниками, я не говорю.

Однако во времена периодических коллапсов традиционных обществ, когда рушились привычные архаические связи - не только социоэкономические и властные, но и духовные, - возникали так называемые «профетические ситуации»: люди не могли верить и мыслить по-старому, - стало быть, не могли и самих себя воспринимать по-старому82. Именно с «профетическими ситуациями» связываются в истории процессы становления тех самых бергсоновских «творческих меньшинств», через которые выявлялись и творились не только новые ориентации в міре, но и - через импульсы, проникающие в народные толщи, - и новые структуры самого міра83. И вот в такие коллапсно-переломные моменты истории, когда социальность - в своей конвульсивной циклической динамике - еще стояла почти что на месте, а в духовных горизонтах истории исподволь накапливался потенциал дальних будущих перемен, - в той или иной мере проявлялась невероятная для нынешнего материалистического человека правота мысли лорда Актона: в определенные моменты область духовной репрезентации міра становится «первой из забот человеческих»84.

Перемена верований, а вместе с ними и всего комплекса человеческого самопонимания, друго-понимания, міро-понимания, есть труд огромной внутренней, но нередко и внешней напряженности. Это - как раз то самое, что в евангельской терминологии обозначается словом metanoia - умоперемена, внутренняя перемена,

перемена сознания, связанная с некоторым внутренним решением и внутренней

болью85.

Вообще, трудность рывка от верования к верованию, от одной картины міра к другой, от одной формы сколько-нибудь осознанного самовосприятия (стало быть, говоря нынешними словами, - идентичности) к другой запечатлена еще в ранних пластах библейской словесности86.

Во всяком случае, за нынешней, вышедшей на авансцену мысли и политики проблемой идентичности - бесконечно дальний, но периодически всплывающий в истории архаический background.

<< | >>
Источник: И.С.Семененко, Л.А.Фадеева, В.В.Лапкин, П.В.Панов. Идентичность как предмет политического анализа. Сборник статей по итогам Всероссийской научно-теоретической конференции. М., ИМЭМО РАН, - 299 с.. 2011

Еще по теме Е.Б. Рашковский, ИМЭМО РАН МНОГОЗНАЧНЫЙ ФЕНОМЕН ИДЕНТИЧНОСТИ: АРХАИКА, МОДЕРН, ПОСТМОДЕРН...:

  1. : И.С.Семененко, Л.А.Фадеева, В.В.Лапкин, П.В.Панов. Идентичность как предмет политического анализа. Сборник статей по итогам Всероссийской научно-теоретической конференции. М., ИМЭМО РАН, - 299 с., 2011
  2. ВВЕДЕНИЕ И.С. Семененко, ИМЭМО РАН ИДЕНТИЧНОСТЬ В ПРЕДМЕТНОМ ПОЛЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ
  3. Е.Б. Рашковский, ИМЭМО РАН МНОГОЗНАЧНЫЙ ФЕНОМЕН ИДЕНТИЧНОСТИ: АРХАИКА, МОДЕРН, ПОСТМОДЕРН...
  4. В.В. Лапкин, ИМЭМО РАН ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  5. Н.В. Загладин, ИМЭМО РАН КОНФЛИКТ ИДЕНТИЧНОСТЕЙ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  6. С.П. Перегудов, ИМЭМО РАН КОНСОЛИДАЦИЯ ГОСУДАРСТВА, ИДЕНТИЧНОСТЬ И ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЕ ПРАВЛЕНИЕ
  7. И.С. Семененко, ИМЭМО РАН НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРАКТИКИ ФОРМИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ: ОПЫТ СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА
  8. Е.С. Крестинина, ИМЭМО РАН ФОРМИРОВАНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
  9. Г.И. Вайнштейн, ИМЭМО РАН ИДЕНТИЧНОСТЬ ИНОКУЛЬТУРНЫХ МЕНЬШИНСТВ КАК ФАКТОР СОВРЕМЕННОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПОЛИТИКИ
  10. Е.О. Петренко, ИМЭМО РАН ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В ТРАНСФОРМИРУЮЩИХСЯ ОБЩЕСТВАХ И РОЛЬ ГОСУДАРСТВА: ОПЫТ КАЗАХСТАНА
  11. К.Г. Холодковский, ИМЭМО РАН РОССИЙСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ - КОЛЕБЛЮЩАЯСЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ
  12. В.И. Пантин, ИМЭМО РАН ОСОБЕННОСТИ И ПРОТИВОРЕЧИЯ ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНО-ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ В РОССИИ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -