<<
>>

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ГОСПОДСТВО: ВОЗМОЖНОСТИ И ГРАНИЦЫ РАЦИОНАЛЬНОГО

Свой теоретико-методологический инструментарий Вебер использовал и для исследований политического господства. Социолог рассматривал господство прежде всего как способность и возможность одного субъекта отдавать приказания, ориентируемые на других людей, которые, весьма вероятно, будут добровольно повиноваться (в отличие от власти, которая предполагает повиновение, определенное поведение, несмотря на сопротивление оппозиции). Вебер обратил внимание на то, что властвующие, отдавая приказы и директивы, всегда ориентируются на «обобщенного другого», т, е.

на возможную реакцию окружающих, подчиненных, стремясь к тому, чтобы последние доверительно относились к власти. Иными словами, властвующие стараются добиться осуществления власти через легитимное господство, под которым понимается добровольное принятие власти, одобрение, вера людей в ее благо. Подчиняющиеся, однако, отнюдь не пассивно следуют директивам властвующих. Подчинение может быть основано на самых разных мотивах: страхе за жизнь и свое имущество, личной зависимости, вере в авторитет правителя. Иными словами, мотивы и действия людей, включенных в процесс господства, в разных странах и культурах различаются по степени рациональности.

По этому критерию социолог выделял три идеальных типа господства'. Рационально-легальное господство, которое опирается на осознанные убеждения в целесообразность, разумность существующей политической власти, правомочность органов, призванных властвовать, на общие для всех обязательные правовые нормы, регулирующие отношения господства и подчинения, таким образом что деятельность властителей и всех граждан легитимируется законами.

Так, например, американцы верят в целесообразность президентской системы правления, предусматривающую разделение властей, легитимность всеобщих выборов. В этих условиях авторитет президента США, сенаторов, конгрессменов, судей основывается на исторически сложившейся системе легальных правил и законов, а также обосновывается рациональной целесообразностью.

Техническим механизмом, позволяющим осуществлять рационально-легальное господство, основанное на целерациональных действиях, Вебер считал бюрократию рационального типа, которая адекватна современному капиталистическому обществу, также рациональ-

но го в своей сущности. Создавая идеальную модель такой бюрократии, социолог представлял ее в виде совокупности индивидов, выполняющих рациональные действия, нацеленные на достижения успешных результатов, имеющих общественную значимость и полезность. Социолог был убежден, что в рациональноорганизованном обществе «ходить во власть» и управлять должны люди профессионально подготовленные, имеющие специальное образование, поскольку от них требуется компетентность. Только в этом случае от них можно ожидать целерациональных действий и, соответственно, эффективного, предсказуемого и контролируемого управления. Вот как сам Вебер представлял себе идеальный тип рационального бюрократического управления: «Совокупность штаба управления... состоит из отдельных чиновников, которые 1) лично свободны и подчиняются только деловому служебному долгу; 2) имеют устойчивую служебную иерархию; 3) имеют твердо определенную служебную компетенцию; 4) работают в силу контракта, следовательно, принципиально на основе свободного выбора в соответствии со специальной квалификацией; 5) вознаграждаются постоянными денежными окладами; 6) рассматривают свою службу как единственную или главную профессию; 7) предвидят свою карьеру — «повышение» — или в соответствии со старшинством по службе, или в соответствии со способностями независимо от суждения начальника; 8) работают...

без присвоения служебных мест; 9) подчиняются строгой единой служебной дисциплине и контролю».

Разумеется, Вебер описывает идеальный тип рационального управления, а не существующую реальность. В его основе лежит идеализация реального положения дел, что представляет лишь вектор движения, исходя из того, что все управляющие будут совершать только иелерациональные действия. Аффективные личные пристрастия, личная преданность и т. д,— полностью исключены. Сам Вебер прекрасно осознавал, что в поведении чиновников есть много непоследовательного и бездумного, что они далеко не всегда отчетливо формулируют и проводят в жизнь свои принципы с твердой последовательностью. Тем не менее, предложенный им идеальный тип управления можно в принципе использовать для исследования состояния управления на конкретной фирме, в организации или в стране в целом.

В Америке в процессе организационно-рациональной эволюции сложились структуры, которые требуют рационального управленческого труда: дифференциация функций, исключение личных симпатий и антипатий из исполнения служебных обязанностей, строгая исполнительская дисциплина. Но главное — там правит закон, и люди подчиняются ему, а не праву сильного, не революционной или «демократической» целесообразности и не «телефонному» праву. И бюрократы — это тот слой профессиональных управляющих, которые практически гарантируют безукоризненное исполнение законов. Малейшая процедурная ошибка ведет к отмене наказания человека, совершившего реальное правонарушение. Поэтому в Америке бюрократы в почете и в цене в прямом смысле слова. Им люди вверяют свои судьбы, полагаясь на их компетенцию. За их рациональный труд американские налогоплательщики платят достойное жалованье. Харизматическое господство характеризуется эмоционально ориентированной преданностью политическому лидеру, которая поддерживается верой в историческое предназначение правителя. Подчинение в условиях харизматического господства основывается на приписывании и культивировании необыкновенных, сверхъестественных способностей властвуюших личностей. При харизматическом господстве действует репрессивное право. Власть закона сведена к минимуму, который дифференцированно применяется к лицам с различными социальными статусами.

Харизматическому господству свойственна совершенно иная бюрократия, ценностно и политически ориентированная. Ее черты следующие: нравственный конформизм, верность существующему политическому порядку, личная преданность вышестоящим руководителям, продвижение по службе обусловлено не столько профессиональными качествами, сколько покровительством и протекционизмом. Статус бюрократа дает ему дополнительные, формально не санкционированные привилегии, особенно привилегии материального толка, связанные с распределением того или иного дефицита «по своему хотению и велению».

С позиций веберовских представлений о формально рациональной бюрократии совершенно ненормальной представляется ситуация в нашей стране и в прошлом, и сегодня, когда миллионы людей, вместо того чтобы компетентно заниматься своим профессиональным делом, создавая материальные и духовные блага, устремляются в управленческие структуры. Остается в стороне лаже сам вопрос о способности к специфически-рациональному управлению людьми. Вожделение чиновничьих постов у нас приобрело рельефно выраженный иррациональный характер. Не удивительно, что у ряда новых управляющих самых разных рангов, пришедших к власти на «демократической волне», нет элементарной управленческой культуры, отсутствует служебная компетенция, что в конечном счете сказывается и на характере их социальных действий, и на содержании принимаемых управленческих и политических решений.

При традиционном господстве административный аппарат, по существу, полностью зависит от властителя и, стало быть, верность ему, а не компетентность, не следование законам служит основанием для занятия той или иной должности. Управленческие структуры традиционных обшеств в своей эффективности уступают любой бюрократии.

По Веберу, историческое развитие политического управления идет по пути увеличения рациональных социальных действий и у тех, кто управляет, и у тех, кем управляют. В конечном счете может утвердиться господство, при котором повиновение обусловлено соображениями интереса, преимуществами или невыгодами, т. е. в его основе лежат целерациональные действия. Так формируются в принципе условия для рационализации межличностных отношений во всех сферах общественной жизни.

В России до сих пор доминировали лишь последние два типа господства в разных сочетаниях. Им соответствует и определенный, более низкий тип социального управления (по степени значимости права как совокупности принципов, регулирующих все сферы общественной жизни, по рациональности взаимоотношений управляющих и управляемых и т. д.), детерминированный в значительной степени личностными качествами руководителя. Что бы нам мог дать переход к рациональному типу легитимного господства? А то, что рационализм и демократизм властной системы перестали бы напрямую связываться с личностью политического лидера. Тогда права и свободы всех граждан, равно как и политических институгов, перестанут зависеть от воли политических лидеров, а станут на деле гарантироваться законами.

Опираясь на веберовскую методологию, можно отметить, что пока в нашей стране не получили достаточного развития целерациональные действия индивидов. Соответственно не сформировались институты гражданского общества, которые предполагают развитие индивидуализма, личной ответственности. Стало быть, пока лишь в стадии образования находятся куль- турныс политические реалии, которые бы оказывали достаточно серьезное противодействие ирраиионать- ным влечениям властителей, их революционно-большевистским импульсам, воспроизводящим ценностнорациональные и аффективные действия. Поэтому во все времена российская политическая власть обретала характер авторитарности и деструктивности в большей или меньшей степени. Как следствие, все режимы советских и нынешних российских политиков неадекватно и запоздало реагировали на вызовы современности, предлагая скоропалительные реформы, которые враз должны были «осчастливить» народ. Популизм и мессианизм — конкретные проявления властями аффективных страстей.

Характером и особенностью социальных действий россиян на микроуровне объясняется относительно легкое установление структур, основанных на авторитарном руководстве и партикулярной функциональности, гарантировавших, с одной стороны, коллективную безопасность перед лицом внешних и внутренних врагов, а с другой,— патернализм на уровне всесильного государства-партии, обещавшего материальные и духовные богатства и непременно «полным потоком», и, конечно же,— враз, и, само собой разумеется, «для нынешнего поколения». Нравится нам сегодня это или нет, но исторические факты свидетельствуют, что все революционные и реформистские замыслы недемокра- шческого, авторитарного голка были в России осуществлены довольно быстро и успешно — они коррелировали с характером традиционных, аффективных и ценностно-рациональных действий миллионов. Те же немногие попытки реформировать страну но пути развития самостоятельного принятия политических решений, институализации прав человека и индивидуальных свобод наталкивались на контрастирующие социокультурные ценности и образцы поведения, Доминировавший коллективизм механического толка, групповой эгоизм изначально противостояли рационально-легальному политическому господству. 

<< | >>
Источник: Г.К. Ашин, С.А. Кравченко, Э.Д. Лозинский. Социология политики. Сравнительный анализ российских и американских политических реалий. 2001

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКОЕ ГОСПОДСТВО: ВОЗМОЖНОСТИ И ГРАНИЦЫ РАЦИОНАЛЬНОГО:

  1. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ГОСПОДСТВО И ЛЕГИТИМНОСТЬ ВЛАСТИ Социальная природа политического господства
  2. Тема 5. Интегральные подходы к политике:возможности их использованиядля анализа власти и господства
  3. рационально функционирующие политические институты. СОЦИАЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ: КАК ОНИ ВЛИЯЮТ НА ХАРАКТЕР ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕАЛИЙ
  4. 22.5. Заключительные замечания: возможности и границы воздействия
  5. ИРРАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ
  6. 4.4. Граница производственных возможностей и закон возрастания вмененных издержек
  7. Ильин В.В., Ахиезер А.С.. Российская цивилизация: содержание, границы, возможности, 2000
  8. 2.3. ГРУППЫ ГОСПОДСТВА И ДИНАМИКА ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ
  9. Тема 6. Вводимые ограничения на использование в политическом анализе рациональных техник (4 часа)
  10. Тема 2. М. Вебер. От рационального действия индивидак рациональной политике
  11. 3.1. Проблемы, связанные с использованием в политическом анализе рациональных техник, и введение ограничений на их применение
  12. 1. Возможные варианты урегулирования политических конфликтов в современной России
  13. Возможна ли деятельность политических партий в организациях, учреждениях, на предприятиях государственной либо негосударственной формы собственности
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -