<<
>>

В. Г. Овсянников ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И РЕФОРМАТОРСКАЯ ДИСЦИПЛИНА

На наш взгляд, сложный и противоречивый характер современной реальности, в которой мы живем, появление многообразных глобальных и локальных проблем человеческой цивилизации, не имеющих адекватного решения, требует изменения содержания и логики прикладной социологии, особенно в условиях быстрой трансформации российского общества.

Надо признать, что в целом для прикладной социологии во всем мире характерны утилитарные тенденции. Целью ее являются практические рекомендации социотехнологического характера, помогающие упрощать и усовершенствовать управление и регулирование экономических, политических, социальных и духовных процессов. Социологи не только ищут и находят социальные болезни, но и прописывают лекарства от недугов социального организма, чаще всего, правда, локального частного характера.

Необходимость решения практических задач в реализации социальных реформ в российском обществе также создало настоятельную потребность в формировании научно обоснованной социальной политики, разработке национальных проектов и соответствующей социологической экспертизы «старых» и «новых» социальных потребностей и приоритетов конкретных социальных групп населения различных регионов страны.

В российском обществе всегда существовал и существует мощный потенциал, направленный на сохранение традиций и образцов поведения, независимо от того, отвечали (отвечают) ли они требованиям общемирового развития или нет. В умах людей устойчиво держатся когда-то унифицированные и строго регламентированные стандарты и нормы личных потребностей, которым соответствуют определенные типы социальной мотивации и поведенческие образцы.

Прикладная социология или социальная политика, как писал выдающийся русский и американский социолог П. Сорокин,это дисциплина, которая, опираясь на законы, сформулированные тео

ретической социологией, дает возможность обществу управлять социальными силами, утилизировать их согласно поставленным целям, указывать точные средства для борьбы с социально-психическими болезнями, для рациональных реформ во всех областях общественной жизни (в экономической, политической, правовой, религиозной, научной, педагогической и т.д.)1.

Причем любой практической реализации реформ должно предшествовать тщательное научное исследование конкретных социальных условий и причин жизнедеятельности населения. Каждый реконструктивный эксперимент вначале следует проводить на малом социальном масштабе, и лишь, если он продемонстрирует позитивные результаты, масштабы реформ могут быть увеличены. Реформы не должны попирать человеческую природу, противоречить ее базовым инстинктам и проводиться в жизнь антиправовыми и антиконституционными средствами2. Вместо дилетантского «реформирования» перед нами появляется серьезная, рациональная социальная политика реформирования общества. Конечно, любое социальное реформирование разрабатывается в интересах определенных социальных групп, но осуществляется тем более успешно, чем больше людей в нем практически участвует.

Впервые попытку трактовать социологию как реформаторскую дисциплину предпринял известный американский социолог Чарльз Элвуд, который в 1903 г. обосновал необходимость создания специальных социальных служб для борьбы с социальными бедствиями, для оказания практической помощи беднейшим слоям населения. К этому направлению примыкали и ряд исследователей (F. S. Chapin, Giddings, P. Parsons, С. Wright, F. Ogburn, Y. Coleman, A. Etzioni), называющих эту область социологии «практической социологией», «социологической практикой», «социологией пользования», «политической социологией»3.

Теперь уже стало ясно всем, что благополучие каждого человека, его социальное самочувствие не сводятся только к уровню жизни, оцениваемому в среднестатистических показателях. Оно, скорее, определяется мерой доступности средств (продукции, услуг, информации, финансов...) для решения его жизненно важных социальных проблем. Именно этому с социологической точки зрения должны способствовать социальные реформы в России, охватывающие весь комплекс направлений и средств взаимодействия человека с его природным, социальным и культурным окружением.

Отправной точкой методологии практической реализации социальных реформ как сложной системы взаимодействия человека со своей непосредственной жизненной средой является единство процесса производства материальных благ (продукция, услуги, информация) и производства самого человека (его социального капитала и определенных человеческих качеств личности).

Многомерность социально-практического бытия человека предъявляет особые требования к системе его непосредственного жизнеобеспечения. Она состоит в том, чтобы способствовать сохранению и воспроизводству человека как экологической единицы и как личности, обеспечивать его физическое, психическое и социальное здоровье, с одной стороны, и его значительный нравственный, социальный и творческий потенциал — с другой. От состояния этой системы зависят все издержки и выигрыши людей по всем направлениям реализации реформ4.

Практическое создание такой непосредственной жизненной среды, которая способствовала воспроизводству нужных сегодня России человеческих качеств, требует не столько дополнительных материальных и финансовых ресурсов (это особый разговор), сколько изменений в общественном сознании и психологии рядовых граждан и руководителей. Необходимо скорейшее преодоление диктата односторонних экономических решений. С точки зрения прикладной социологии главное, ведущее звено в общественном реформировании общества связано с задачами создания реальных условий для целостных практических действий целостной личности конкретного работника. Однако при этом следует помнить, что развитие системы товарно-денежных отношений и соответствующего разделения труда ведет к «разделению» индивида, отчуждению его от результатов труда и трудовой деятельности, а, в конечном счете, и к самоотчуждению, и к обеднению его деятельности. Именно товарное производство есть источник глобальных проблем современности, когда само существование человека и природы становится проблематичным. Решение данных проблем без «снятия» духа свободного, частного предпринимательства невозможно. Конечно, переход к новому экономическому укладу, к инновационному типу воспроизводства предполагает полное раскрепощение предпринимательства, с одной стороны, но с другой —его обобществление и сращивание с мировой культурой.

Само практическое, инновационное действие, естественно, является индивидуальным, конкретным, отдельным, но только не

его значение, смысл.

Смысл же возникает не из самого действия, а из всего комплекса связей и отношений общества и человека, их универсального общения. Цели и нормы деятельности людей представляют собой также лишь «кристаллизацию» определенной системы отношений, своего рода обобщения предшествующей практики, культуры, которые ставят предел в оригинальном развитии личности. Практическая деятельность, таким образом, всегда предполагает первичное существование социальных объектов и форм. Этот подход можно назвать преобразовательной моделью социальной деятельности, которая подталкивает, по существу, к аристотелевской концепции, образом которой является скульптор за работой, формирующий произведение из материалов и инструментами, доступными ему. Модель приложима ко всем видам человеческой практики, к науке, экономике, политике, технологии и т. п. Короче, она должна стать опытной системой обучающих и формирующих экспериментов необходимых человеческих качеств и умений, практических методов социальной аналитики, ведущей к активной деятельности каждого человека и общества в целом, к подлинной социальной творческой свободе человека.

Однако, для практической реализации социальных реформ общества (как связи человеческого действия и социальных отношений), необходимо обнаружить посредствующее звено, которое должно непосредственно поддерживаться каждым индивидом и быть «бессмертным» как общество. Это совокупность позиций (положений, функций, задач, обязанностей, прав и т. д.), занимаемых индивидами и практик (видов общественной деятельности) в который они вовлечены в силу того, что занимают эти позиции.

Подобная система, по существу, является позиционно-практи- ческой и может осуществляться только реляционно, во взаимодействии своих элементов. Основным методом, позволяющим осуществлять реляционную связь позиций и практик индивида с общественными целями, является метод социального анализа непосредственной жизнедеятельности людей. В методологическом отношении социальный анализ является комплексным методом оценки деятельности людей и ее практическим методом реализации.

Он включает в себя: различные варианты решений социально значимых для человека проблем; оценку имеющихся для этого средств и затрат;

взвешивание последствий от их практической реализации; экспертно и экспериментальное апробированные рекомендации материально-технического, финансового, правового, социальнокультурного и социально-психологического обеспечения их поддержки5 (5, с.16). Кроме того, на уровне практической деятельности индивида, социальный анализ должен осуществляться с учетом: уточнения конкретного объекта социального воздействия (человек, группа, коллектив и т.п.); определения причины деятельности объекта (здравый смысл, идеалы, ценности, нормы, здоровье и т.п.); разложения практического действия на: а) непосредственную жизненную ситуацию («стечение обстоятельств»— СО); б) конечную ситуацию, в которую должен включиться человек в результате оказываемого на него воздействия («результативная ситуация»—PC); в)собщую социально-практическую ситуацию, позитивный вклад в которую может внести активность соответствующего человека, ожидаемая в результате социального воздействия («практическая ситуация» —ПС); выделения картины социальных потребностей состояния человека, отмечая факты его неудовлетворенности СО; объяснения и показа человеку, что его ПС не соответствует идеалам, нормам современного общества, что улучшение и реформирование конкретного дела потребует его определенных действий и инициативности, что именно он может и призван принять участие в улучшении положения дел; показа и описания относительно привлекательных сторон будущей PC по сравнению с ситуацией СО; показа реальной достижимости соответствующих целей, раскрытие или предоставление средств для реализации перспективы включения человека в ситуацию PC; заключения соглашения с человеком, если понадобится поступиться ради привлекательной перспективы некоторыми второстепенными ценностями (привычками, некоторой свободой, временем); более или менее официального, формального (документального или устного договора) фиксирования факта включения человека в новую ситуацию PC, связанную с относительно привлекательными для него перспективами.

Тогда, по степени приближенности к практике можно выделить следующие две группы методов прикладной социологии как социальной политики: Методы, сопровождающие планомерную практическую деятельность людей (социальное прогнозирование, социальное проектирование, социальное программирование, организация внедрения и использования социальных технологий) как основа социальной политики и управления государства6.

Методы оптимизации практической деятельности людей (аналитические, эвристические, проективные, игровые и инновационные) как основа для обучения решению социальных проблем в непосредственной жизненной ситуации и планированию жизни и карьеры человека (или социоинженерные методы в прикладной социологии).

Освоение прикладной социологией этих новых для нее методов становится все более актуальным. Помимо получения новой информации о происходящих событиях и прогнозировании будущих, социологи принимают участие в организации переговоров, разрешении конфликтных ситуаций, разработке социальных проектов и программ, создании («выращивании») новых команд и коллективов. Эти новые задачи предполагают использование, наряду с методами исследования, специальных методов и средств интенсивного обучения и группообразования.

Решение совместно с заказчиком его проблем, разработка проектов и программ предполагает и обучение заказчика и его коллектива методам и средствам данной деятельности.

Подобное, инновационное обучение (ИО) представляет собой деятельность, в которой заказчики самостоятельно, с помощью прикладных социологов, вырабатывают средства и методы решения своих собственных проблем, выявляют и решают эти проблемы, приобретая при этом навыки более эффективного использования своих знаний, мыслительных способностей, опыта практической деятельности и взаимодействия с людьми.

ИО предполагает не просто приобретение определенных знаний и навыков, а коррекцию и иногда глубокую перестройку ценностных структур личности, помогая человеку изменить, перестроить социальную среду своего обитания. Можно сказать, что целью и результатом ИО становится инновационный образ жизни.

ИО использует некоторые естественные методы освоения мира,

которые люди эффективно, хотя и неосознанно используют на самых ранних стадиях своего развития, в то период, когда не включились еще искусственные и часто неэффективные методы и механизмы образования, замедляющие потенциально стремительный процесс саморазвития человека.

Методы инновационного обучения — это методы групповой работы, тренинг-группы, инновационные игры, обучения и развития персонала, социоинженерный семинар и пр., которые базируются на следующих принципах: Принцип целостного освоения нового. В традиционном обучении осуществляется переход от простого к сложному. Однако практика показывает, что более эффективным является обратный ход — от сложного к простому, когда человек имеет возможность сразу охватить новое в его нерасчлененной целостности, а затем в этой целостности выделить отдельные простые элементы. В данном случае используется способность человека усваивать знания большими нерасчлененными блоками, как в практике интенсивного обучения иностранным языкам. Принцип практической деятельности, при котором человек сначала пытается осуществить некоторую практическую деятельность, а когда сталкивается с затруднениями, получает или вырабатывает знания о том, как эти затруднения преодолеть. Традиционная схема обучения предполагает, что сначала человеку даются знания, а затем он будет их использовать в своей практической деятельности. Такие знания в момент их получения не являются для человека непосредственно необходимыми и откладываются мертвым багажом в его памяти на потом, впрок, на постобразователь- ный период. И там еще 2-3 года происходит их адаптация к практике. Принцип выращивания знаний, которые не вкладываются в голову пассивного студента преподавателем, а вырабатываются самим студентом в ходе преодоления затруднений в практической деятельности. Так, социолог-прикладник помогает вписать собственные идеи заказчика в более широкий научный и культурный контекст, помогает ознакомиться с другими подходами и способами решения подобных проблем. Принцип взаимообучения осуществляется и осознается как позитивный процесс, как взаимный обмен и взаимное обогащение участников взаимодействия уникальным жизненным опытом, который имеется у каждого человека без исключения. Здесь нет одно

сторонней передачи знаний от преподавателя к ученику, а взаимное обучение идет одновременно в обоих направлениях.

5. Принцип саморазвития, при котором человек в обучающем процессе ориентируется на самостоятельное формирование программы обучения совместно с преподавателем- социологом для создания средств и методов решения практических проблем. При этом способом закрепления знаний является не повторение учебного материала как в традиционном обучении, а успешная практическая деятельность в социальной среде. А вместо контроля знаний через экзамены, зачеты, курсовые работы на первое место выходит постоянный внутренний самоконтроль процесса расширения и углубления знаний.

Тогда результатом обучения будут не знания как объем усвоенной информации и навыки действия в стандартных ситуациях, а методы и средства решения профессиональных и личных проблем и навыки действий в сложных ситуациях с высокой степенью неопределенности.

В соответствии с этим принципом саморазвития человека меняется и цель обучения, в результате инновационного развивающего обучения формируется преобразователь социальной среды, социальный технолог и инноватор, носитель инновационного типа жизнедеятельности, а не столько носитель профессиональных знаний и навыков для уже сформировавшейся среды.

Исследований по сравнению традиционного и развивающего обучения в социологии почти не проводилось. Эта самостоятельная сложная задача, решение которой способствовало бы определению эффективности обучения, разработки средств оценки результативности обучения в практической деятельности социологов, в определении стратегии и тактики социальной политики российского общества.

Конечно, сам процесс обучения выступает предметом педагогической деятельности, где есть свои особые методы постановки и решения педагогических задач, а вот разработка технологий обучения и управление учебным процессом входит в сферу компетенции социального инженера как представителя прикладной социологии. При этом социальный инженер рассматривает систему обучения не с точки зрения ее содержательной специфики (как педагог), а со стороны процессов управления и планирования ею (как соучастник «делового содействия» с администрацией, или управленческого консультирования)7.

Новые методы и средства решения социальных проблем должны соответствовать (быть сравнимыми) сложности современной ситуации, быть ориентированными на «работу» (научную и практическую) в условиях высокой степени неопределенности развития российского общества.

Таким образом, можно считать, что прикладная социология как социальная политика и реформаторская дисциплина — научная отрасль, дедуктивная фаза, функция социологической науки, связанная с приложением социологических законов и принципов к частным социальным проблемам с целью их практического разрешения. Прикладная социология — это совокупность методологических принципов, методов и социальных технологий, ориентированных на практическое использование социологических знаний и моделей, достижение реального социального эффекта в деятельности общества, классов, социальных групп, человека.

Данное понимание прикладной социологии не является общепринятым в отечественной социологии, где, в основном, прикладную социологию отождествляют с совокупностью эмпирических социологических исследований конкретных социальных явлений, не обязательно изменяющих данные явления и объекты.

В этом отношении нам ближе определение прикладной социологии, сложившейся в американской социологической традиции. Так, в одном из социологических словарей, издаваемых в США с 1944 года, утверждается, что прикладная социология—это дедуктивная фаза научной социологии. Это аккуратное и точное использование социологических обобщений для решения социальных проблем. Это приложения социологических законов и принципов к частным ситуациям. Прикладная социология может быть инструментом либо для социальных реформ, либо для социальной инженерии8.

Методологические принципы прикладной социологии позволяют относительно однозначно оценить содержание любой социальной проблемы с точки зрения закономерностей объективного развития, которым подчиняется конкретно-исторический тип общества и конкретизация которых в социальном объекте приводит к их осознанию как практических задач. Прикладная социология участвует в решении следующих видов социально-практических задач: подготовка, анализ и оценка возможных результатов реализации социальных реформ, программ и мероприятий в области социальной политики; разработка системы социальных нормативов и показателей

как критериев для формулирования социальных Приоритетов социального развития населения в различных регионах, для целей социального управления и планирования; решение практических социальных проблем, возникающих в регионах, организациях, социальных группах, в деятельности человека с помощью социального проектирования и социоинженерных методов.

Прикладная социология в силу своей предметной специфики имеет наиболее тесное родство с такими отраслями как социология политики, социология управления, социология организации, социология труда, социальная экология и др. Это обусловлено, прежде всего, характером решаемых в рамках прикладной социологии проблем. Разумеется, разрабатываемые в ней социальные проекты и программы нуждаются в комплексном обосновании (экономическом, политическом, правовом, экологическом и т.д.). В рамках такого понимания основная функция прикладной социологии связывается с деятельностью по обоснованию, планированию и реализации проектов сознательных изменений социальных систем разных типов и уровней. Эта функция, в свою очередь, реализуется в ряде других подфункций (или функций) прикладной социологии: информационно-диагностическая функция, предполагающая на основе сбора оперативной социологической информации установление причинно-следственных связей в изучаемых социальных объектах, обнаружение «болевых точек», «узких мест» и первоочередных социальных проблем, требующих решения; планово-прогностическая функция, связанная с научной организацией практической деятельности обследуемого социального объекта на основе нормативных социальных показателей существующего и прогнозируемого уровня достижения социальных целей. Причем прогноз предполагает, по меньшей мере, сравнение двух социальных объектов в пространстве и времени; социоинженерная функция, направленная на практическое решение социальных проблем, разработку и внедрение социальных программ и технологий самими участниками обследуемой ситуации; контрольно-корректирующая функция, связанная с внесением корректив (в случае отклонения от плана решения социальной проблемы) или постоянным контролем за ходом осуществления практических инноваций; функция социологического просвещения (пропаганды, рекла

мы, связи с общественностью), направленная на постоянное переобучение руководителей и специалистов, информирование обследуемых и широкой общественности о ходе реализации социальных проектов и технологий.

Здесь необходимо только еще раз подчеркнуть, что логика социологической науки всегда диктует необходимость передачи знаний от фундаментальных к прикладным исследованиям, анализа обеспеченности ресурсами социальных решений, предложенных в результате фундаментальных поисковых исследований, экспертного прогнозирования социальных потребностей, проверки принципиальных теоретических решений при помощи социального эксперимента.

По отношению к проекту исследование оказывается в двух статусах— его предпосылки, обоснования (как «предпроектное исследование») и его составного элемента (многие виды социальной технологии включают в себя исследовательский, диагностический либо аналитический блоки).

^Другая сторона вопроса о социальной технологии — ее место по отношению к самой практике, в частности — к практике управления.

Процесс выделения социальной технологии в особую профессиональную сферу деятельности происходит буквально на наших глазах. Немногим более полутора десятка лет назад появились книги, описывающие «технологию управления». Затем эти идеи распространились на область социологических и социально-психологических разработок. Во многих областях общественной жизнедеятельности бурно развиваются разного рода информационные технологии. В последние годы говорят уже «о политических технологиях». Практика управления настоятельно требует разработки все новых и новых социальных технологий9.

Такие социальные проекты и социальные технологии — это не только реальный шаг социологической науки навстречу практике социального управления с выходом на управленческое консультирование мониторингового характера. Это еще и крайне необходимый сегодня «мост» от системы управления к человеку, «выстроить» который можно лишь путем консолидации научных сил, способных помочь в формировании компетентных субъектов социальной политики, стремящихся к балансу интересов и взаимоприемлемым решениям.

Надо признать, что такой методологический подход требует:

применения интенциональных форм междисциплинарной научной коммуникации в ходе разработки перспективных управленческих решений; использования ситуационного сравнительного анализа, отталкивающегося от анализа личностных механизмов порождения, распространения и преодоления уже сложившихся образцов поведения, деятельности (общения и взаимодействия); применения комплекса взаимодополняющих методов выявления актуальных и перспективных социальных проблем требующих управленческого решения; ориентации на цели развития человека, которые связаны с обеспечением устойчивости воспроизводимости и развития социальной «комфортности» условий жизнедеятельности человека; обоснования ресурсного обеспечения и механизма реализации вырабатываемых управленческих решений; многостороннего «взвешивания» позитивных и негативных социальных последствий (результатов) намечаемых нововведений любого свойства.

В этом отношении управление бюджетом развития общества с позиций социального развития человека и населения означает, прежде всего, управление переводом финансовых ресурсов в человеческие цели, и включает в себя четыре сферы измерения человеческих ресурсов: социальные затраты и доходы населения от осуществляемых инноваций; диагностика социальных болезней (разводы, алкоголизм, наркомания, преступления...); создание оптимального бюджета в сфере социальной защиты социальных потребностей населения (образование, здравоохранение, культура, жилье...); индикаторы экономического и социального благополучия.

Таким образом, методическое обеспечение социальных технологий осуществляется по определенному алгоритму, на каждом этапе которого выполняется ряд аналитических операций: Определение масштабов проблемы, требующей решения (на каком уровне будут оцениваться социальные последствия — общегосударственном, региональном, локальном; каковы границы области воздействия; каковы временные границы воздействия); Формулировка целей, которые преследуются при решении данной проблемы; определение «клиентных групп» — категорий на

селения, которые испытывают воздействия, и оценке их потребностей; определение критериев оценки, которые будут использованы в дальнейшем (они представляют собой ценностные суждения различных заинтересованных сторон о том, что относится к социальным выгодам и к нежелательным социальным последствиям); формулировка альтернатив решения проблемы (определение набора разумных альтернатив, соответствующих интересам субъектов управления; определение способов и ресурсов управленческого вмешательства; анализ возможных экономических, последствий, которые могут вызвать вторичные социальные воздействия); построение профиля воздействий (отбор и типологизация категорий воздействий, представление их через индикаторы; измерение значений социальных индикаторов в настоящем; составление профиля социальных воздействий); проекция (определение существа и количественных параметров изменений в профиле социальных воздействий, при условии реализации той или иной альтернативы решения); оценка (сравнение альтернатив, определение разницы между воздействиями, которые повлекут за собой различные альтернативы решений); оценивание (определение отношения ученых к возможным воздействиям; повторный анализ «клиентных групп» и их потребностей; повторная формулировка критериев оценки социальных воздействий: ранжирование и взвешивание критериев; определение предпочтительной альтернативы, содержащей оптимальный баланс благоприятных и нежелательных воздействий); минимизация нежелательных последствий (анализ неизбежных отрицательных воздействий; определение возможных компенсаторных мер; оценка ожидаемой эффективности компенсаторных мер); социальный мониторинг (измерение действительных воздействий и сравнение их с предсказанными; обеспечение обратной связи с управлением и обучением)10 [10, с. 8-9, 67-69].

С методической точки зрения в приведенном алгоритме ключевым моментом является Вопрос о социальных индикаторах или показателях. Можно применять два типа показателей: показатели «нагрузки» объема работы, и показатели конечных результатов (полученных эффектов).

Примеры показателей программ в различных областях социальной политики:

В заключение, следует отметить, что в настоящее время наря-

Таблица. Показатели программ в различных областях социальной

политики

Программная

область

Показатель «нагрузки» или объема работ

Показатель конечных результатов (полученный эффект)

Медицинское обслуживание

Число пациентов — дней.

Состояние пациентов после лечения.

Количество имеющих- сябольничных коек.

Длительность лечения и качество ухода.

Стоимость медицинского обслуживания.

Туризм и отдых

Размеры площадей рекреационных зон

Данные об участии на/- селения в различных видах туризма и отдыха.

Доступность рекреационных зон. Разнообразие видов отдыха.

Показатели загруженности зон отдыха

ду с дифференциацией социологического знания, доминирующей в последние десятилетия, принципиально усиливается тенденция к интеграции знаний, к созданию целостной картины социальных явлений, что в значительной степени объясняется новыми требованиями в области социальной политики и реформирования общества, эффективность которых во многом зависит от использования комплексной методологии прикладных социологических исследований.

Формирование социальной политики и социального контроля, как в общегосударственном масштабе, так и в масштабе локальных территориально-поселенческих общностей требует переходить от стереотипной «уравнительно-массовой» ориентации на «общие» социальные показатели успеха к «индивидуализированной» системе принятии управленческих решений по жизненно важным для местного населения проблемам.

Это в свою очередь, предполагает разработку процедур социологического мониторинга как инструмента пролонгированного анализа, прогнозирования и контроля динамики социальных процессов в данном территориальном образовании.

Проводить такой анализ могут не специалисты, а руководители соответствующих служб и отделов органов местного самоуправле

ния. Обеспечение руководства постоянной и обоснованной информацией повышает качество управленческих решений и их оперативность.

Следующим этапом социологического обеспечения социальной политики может быть разработка и обучение руководства администрации процедурам технологии группового решения социальных проблем в режиме программного инновирования.

Важным направлением социальной политики органов местного самоуправления является также разработка социально-экономических проектов поддержки и реализации местных инициатив населения (развитие птицеводства, рыбного хозяйства, туризма и т. п.).

Содействие развитию самозанятости населения требует поддержки государства и местных органов власти, специальной социологической, правовой, организационно-экономической и психологопропагандистской проработки. Это представляется весьма важным комплексным направлением социального реформирования России. В том числе с точки зрения массовой ломки прежних психологических стереотипов людей, непосредственного их вовлечения в формирование и укрепление новой государственной системы социально-экономических отношений. До сих пор это фактически исключалось практикой государственного и местного реформирования.

Сказанного вполне достаточно, чтобы понять, как богат и многообразен сегодняшний методологический арсенал прикладной социологии и разрабатываемых на ее основе методов и средств социальных технологий, и как настоятельно требует эта сфера глубокого, пристального внимания и серьезной поддержки со стороны российского правительства, руководителей и общественных деятелей, ученых и практиков. Речь идет о целенаправленной, повсеместной и систематической подготовке социологов и социальных техноло- гов-профессионалов, способных решать стоящие перед российским обществом социальные практические проблемы. Сорокин П. Система социологии. Сыктывкар. Т. 1. 1991. С. 40-41. Сорокин П. Социология революции j j Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 205-206. Turner S. P., Turner Y. Н. The Impossible Science. An Institutional Analysis of American Sociology. 1990. Newburg Park. P. 342-343.

Прогнозное социальное проектирование / Отв. редактор Т. М. Дрид- зе. М., 1989. С. 31. Там же. С. 16. См.: Тихомиров В. И. Техника социального анализа. СПб., 1992. Макаревич В. Н. Игровые методы в социологии: теория и алгоритмы. М., 1994. С. 22-26. Dictionary of sociology / Edited by Henry Pratt Fairchild. New Jersey. 1976. P. 302.

9См.: Дудченкв В. С. Инновационные технологии. М., 1996. Прогнозное социальное проектирование / Отв. редактор Т. М.Дридзе. М., 1989. С. 8-9, 67-69.

<< | >>
Источник: Н. Г. Скворцов, А. О. Бороноев, С. М. Елисеев.. Политическая социология: теоретические и при- П50 кладные проблемы. 2007

Еще по теме В. Г. Овсянников ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И РЕФОРМАТОРСКАЯ ДИСЦИПЛИНА:

  1. В. Г. Овсянников ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И РЕФОРМАТОРСКАЯ ДИСЦИПЛИНА
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -