<<
>>

ОСОБЕННОСТИ РЕКРУТИРОВАНИЯ АМЕРИКАНСКИХ ПОЛИТИКО-АДМИНИСТРА ТИВНЫХ ЭЛИТ

Один из ведущих элитологов США Т. Дай так формулирует проблему рекрутирования американских элит: «Кто эти люди наверху? Как они пробрались наверх? Наследуют ли они свои позиции или же зарабатывают их, пробираясь по ступенькам институциональной иерархии?..

Есть ли возможность пробраться наверх людям обоих полов, всех классов, рас, национальностей?

Или же только белым, мужчинам, англо-саксам, выходцам из высшего и высшего среднего классов? Рекрутируются ли национальные элиты преимущественно из выпускников частных «именных» школ и университетов «Лиги Плюша»»?1

Но Дай исследует современное рекрутирование элиты США. Мы же начнем с короткого исторического введения, памятуя, что институт рекрутирования элиты не является чем-то неизменным и постоянным, что он изменяется вместе с изменением социально-политической системы. Д, Балцелл, исследуя проблему рекрутирования американский элиты с самого начала колонизации Америки, пишет, что американская социально-политическая система двигалась от весьма недемократической к более демократической. Первоначально американской элитой выступала так называемая «естественная аристократия», которая становилась наследственным высшим классом. Причем Балцелл справедливо замечает, что «высший класс является социальной и исторической категорией», а отнюдь не «естественной аристократией», это была группа семей, чьи предки были членами элиты одно или несколько поколений[CXXXII] [CXXXIII]. Далее американская элита институтизируется, почти полностью сохраняя черты закрытой, привилегированной касты. Причем эта элита была заражена этническими предубеждениями (англо-саксизм), весьма консервативна. Не случайно, что в период «великой депрессии» 1929—1933 гг. правящий класс США был резко настроен против реформ Ф. Рузвельта и только с победой «нового курса» американская элита стала либерал изиро ваться,

И все же развитие американского общества посте пенно шло в направлении более открытой элиты.

Война американских колонистов за независимость от Англии приняла характер революционной войны против феодальной колониальной системы. Восстание против английского владычества, победы повстанческой армии под командованием Дж. Вашингтона, принятие ^Декларации Независимости», а затем и Конституции США, провозглашение американского народа верховным сувереном, положение о том, что власть правительства основывается на согласии управляемых, разделении властей — законодательной, исполнительной, судебной — все это качественно изменило политическую систему страны, демократизировав ее. Демократическая политическая система потребовала и демократизации системы рекрутирования элиты. Дальнейшие демократические преобразования в США — предоставление бывшим рабам гражданских прав, предоставление избирательных прав женщинам, отмена избирательного ценза и др. расширили социальную базу рекрутирования политико-административной элиты США.

Но провозглашенные и даже юридически оформленные политические права, в частности, право каждого гражданина войти в политическую элиту, могут оставаться чисто формальными. Как признают американские социологи Р. Лернер, А, Нагаи, С. Ротмен, нельзя игнорировать реальное неравенство попасть в элиту представителям различных социальных групп, нельзя игнорировать аскриптивные факторы, в силу которых членами элиты оказываются не столько в силу собственных заслуг и достижений, сколько в силу предписанного статуса13. Сын Г. Форда вступает в мир с ресурсами — материальными и социальными — несопоставимыми с сыном рабочего. Поэтому представляется более уместным исследовать вариации аскриптивности [CXXXIV] и ресептивности в процессе рекрутирования политической элиты США. Но, во всяком случае, американские социологи, как правило, согласны с тем, что общество, основанное на принципах ресептивности, то есть меритократии, является идеалом с точки зрения рекрутирования элиты. Р. Лернер и его соавторы пишут: «Мы (американцы, Г. А.) восхищаемся людьми, которые оказались наверху благодаря тяжкому труду и продемонстрировали успехи.

Мы верим, что правительство должно обеспечить равенство возможностей». Соответствует ли это действительности? Или то, что каждый, начинающий свою карьеру продавцом газет, имеет шансы стать Президентом США—всего лишь пропагандистский массовокультурный миф? Ряд американских социологов считает, что США приближаются к ме- ритократическому принципу рекрутирования элиты, Другие возражают, приводя довольно основательные доводы: «Если у нас действительно меритократическое общество... то половину элиты должны составлять женщины, 12% — негры и т, д... Мы признаем, что расизм, сексизм и другие формы дискриминации препятствуют этому»[CXXXV].

С.              Келлер в связи с рекрутированием элиты пишет о двух непримиримых тенденциях в социальной жизни, связанных с одной стороны, с нуждой в порядке и, с другой стороны, нуждой в переменах. «Если социальное лидерство становится таким консервативным, что оказывается иммунным по отношению к новым идеям... это ведет к закату лидерства, лидеры уходят в отставку или насильственно свергаются»2. С другой стороны, порядок и стабильность в обществе требует преемственности в политике, стабильного лидерства и стабильной элиты. Чтобы сбалансировать эти две тенденции, в рекрутировании элиты должно быть оптимизировано соотношение аскриптивных факторов, которые обеспечивают преемственность, стабилизируют элиту, и ресептивных, которые способствуют инновациям в обществе.

Каково же соотношение этих тенденций в современном американском обществе? И в какой мере реализован идеал «равных возможностей», который прокламируется в американской идеологии и американской массовой культуре? Т. Дай пишет по этому поводу: «Американский идеал — не бесклассовое общество, а скорее общество, в котором индивиды свободны в своем движении вверх на основе таланта, тяжелой работы и счастливого случая. Вертикальная мобильность очень ценится в американской культуре»[CXXXVI]. И действительно, существует значительная вертикальная мобильность в США. Остается выяснить, каков же уровень этой восходящей мобильности.

Проблема эта оказывается остро дискуссионной. В дискуссиях о том, является ли социальное происхождение важнейшим фактором достижения элитных позиций, об аскриптивных или ресептивных, мери- тократических принципах ее рекрутирования многие ее участники жалуются на то, что превратилось в расхожее клише суждение о том, что американская элита—это преимущественно белые, англо-саксы, протестанты, выходцы из богатых семей, которые смогли дать своим детям дорогостоящее частное образование, и что в результате элита США не представляет население страны по основаниям пола, расы, класса2. Не будем априори верить расхожим суждениям, но не будем их сходу отрицать как не соответствующих истине. А установить истину далеко не просто. Хотя бы потому, что, как пишет Т. Дай, в социологических опросах подавляющее большинство американцев склонны относить себя к среднему классу, в то время как члены элиты стремятся спрятать свою принадлежность к высшему классу.

Эту принадлежность к высшему классу Дай определяет по ряду оснований. Интересно, что при этом на первое место он выдвигает вопрос о том, посещал ли человек частную престижную школу, и только на второе — вопрос о том, занимают ли и занимали ли его родители высокое положение (в частности, были ли ею родители владельцами, директорами, высшими менеджерами крупных корпораций, банков, правительственными чиновниками высокого ранга, владельцами юридических фирм, газет, президентами университетов или филантропических фондов). И это не случайно. Образование, полученное в престижных и дорогостоящих частных школах и университетах,— явная заявка на получение элитного статуса.

Свыше 90% американской элиты имеют высшее образование {по сравнению с 19% американского населения в целом; при этом особую важность имеет качество образования — элитная частная школа или бесплатная муниципальная, престижный частный университет или непрестижный). По мнению американского элитолога Р. Пугмена, путь в элиту (политическую, экономическую и другие) складывается из двух основных составляющих: социальное происхождение и образование.

Но тут особо важно соотношение того и другого.

«Когда достижение элитного статуса основывается на успехах в учебе и умении в большей мере, чем на наследственных прерогативах, доступ в элиту —мери- тократический. Если же хорошее образование — следствие элитного статуса родителей, это говорит о низкой социальной мобильности, большей закрытости элит»1. Путмен рисует несколько типичных моделей рекрутирования элиты, в частности: образование + высокое социальное происхождение = элитный статус; высокое социальное происхождение + образование = элитный статус; высокий социальный статус — необходимое условие, а образование — просто продукт социального статуса.

Многочисленные эмпирические исследования проблемы элитного рекрутирования показывают, что большинство членов американской элиты —выходцы из богатых семей, из высшего и высшего среднего класса (прежде всего, высших беловоротничковых). По подсчетам Т. Дая, 30% американской элиты происходит из высшего класса, и около 70% — из среднего. Другие социологи, соглашаясь с цервой цифрой, предлагают дифференцировать вторую, считая, что большая часть указанных Даем 70% — это выходцы из высшего среднего класса, и только меньшинство — из низшего среднего класса. Выходцы из рабочего класса в американской элите очень редки.

По вопросу рекрутирования элиты США (прежде всего, политико-административной) среди американских социологов можно выделить три основные точки зрения:

• Сторонники классового подхода (У. Домхофф, М. Паренти). Домхофф утверждает, что доминирующим классом в США являются корпоративные богачи, составляющие менее 1% населения (прежде всего, это —собственники и высшие менеджеры американских корпораций, банков), хотя это и не означает, что другие классы безвластны. «Корпоративные богачи — национальный высший класс... формирует властвующую элиту»[CXXXVII] [CXXXVIII] из самого себя и своих ставленников. М. Паренти считает, что в США «правящий класс является по большей части саморекрутирующимся»[CXXXIX].

Сторонники политического плюрализма (Р. Даль, С. Келлер, Р. Лернер), Различные элиты США (политическая, экономическая, культурная и другие) в большой мере независимы друг от друга, и рекрутирование каждой из них специфично. Американская политическая система представляет собой полиархию, в ней существует целый ряд центров власти. Впрочем, многие плюралисты готовы признать, что в американских элитах тон задают люди, рекрутируемые из мира корпораций, и их представительство в американских элитах непропорционально велико. «Неоэлитисты» (Т. Дай, X. Зайглер), Дай считает, что люди, определяющие американскую политику (а также экономику и все другие важнейшие сферы социальной жизни), представляют собой не класс, а именно элиту (это социальная группа (порядка 5—6 тысяч человек, занимающие 8—9 тысяч элитных позиций в важнейших социально-политических институтах США). Хотя американская элита имеет сложную структуру (что подчеркивают и плюралисты), это единая социальная группа, разногласия внутри нее касаются второстепенных вопросов и которая сплачивается, как только возникает угроза социально-политической системе США, это группа, объединенная общностью интересов и фундаментальных ценностей.

Дай признает, что члены элиты США нетипичны для американского населения. «Они рекрутируются из людей хорошо образованных, обычно уже занимающих престижные посты, они богаты, старше по возрасту, это городские жители, белые, преимущественно англо-саксы, мужчины из высшего и высшего среднего классов». Вот усередненный портрет представителя американской элиты. Средний возраст члена корпоративной элиты — 60 лет, элиты сферы образования и культуры — 62 года, правительственной элиты — 56 лет. Имеет высшее образование. Каждый четвертый имеет научную степень. 42% членов правительственной элиты выпускники 12 престижнейших университетов США.

В социологии существует множество типологий рекрутирования элиты. Нам представляется, что типология рекрутирования элит по основанию открытость — закрытость является наиболее правильной. Она, в частности, представляется нам предпочтительнее типологии рекрутирования элит по основанию демократизм-авторитаризм, как предлагают некоторые политологи. Выше уже отмечалось, что и в демократических системах элиты могут весьма различаться по степени открытости. В этой связи интересен подход американского политолога Б. Рокмэна, вычленяющего две тенденции отбора элит в современных демократических системах?., гиль- дийную и антрепренерскую. Для системы гильдий характерна высокая степень институтизации в процессе отбора, важная роль образования, прежде всего, специального, медленный путь наверх, тенденция к воспроизведению характерных черт уже существующей элиты, небольшой, относительно закрытый селекторат. Антрепренерская система отбора исходит из того, что индивидам, стремящимся попасть в элиту, необходима поддержка не только внутри управленческой системы, в которой они и собираются делать карьеру, но и вне этой системы, и они находят эту поддержку (т. е. опираются на более широкий селекторат), и инерциальные силы организационных норм в меньшей степени тор

мозяг их продвижение в элиту[CXL]. По гильдийной модели обычно осуществляется селекция бюрократической элиты, а политическая элита рекрутируется преимущественно по антерпренерской модели. В системе гильдий кандидаты на продвижение должны обязательно угодить небольшой группе лиц наверху (которые и выполняют функции селектората). Бюрократическая элита заинтересована в организационной рутине, в привычных методах, в преемственности. Для антерпренерской системы, где селекторат более широкий, кандидату на элитные позиции нужно влиять не только на вышестоящих лиц, но и апеллировать к влиятельным людям вовне этой системы. Критерии селекции разнообразны и противоречивы, при продвижении вверх можно миновать карьерные ступеньки и рутинные процедуры. Только в этой системе, замечает Рокмен, «на высший пост США смог подняться бывший киноактер, вступивший в политику в 55 лет». Если спроецировать эту типологию на российскую историю последнего времени, можно сказать, что только по первой модели могли продвигаться наверх лидеры застоя, а по второй... Б. Ельцин или А. Лебедь.

Но вернемся к более широкой типологии рекрутирования элит... закрытой и открытой. Открытый тип рекрутирования элиты обычно основывается на отборе, имеющим вил «честного конкурса», при котором решающим являются личные качества человека, его способности, его образованность, нравственные характеристики, а не его (или его родителей) социальное положение, принадлежность к определенной социальной группе (привилегированному сословию, классу, национальности или группировке). Только при условии, что именно индивидуальные, а не надындивидуальные характеристики должны быть критерием отбора, элита может быть ассамблеей лучших, достойнейших, то есть меритократией. Если же превалирует принцип выдвижения на элитные должности не самого умного, способного, честного, но зато «своего» человека, доказавшего преданность социальной группе, клану, лидеру,,, это означает закрытый тип селекции, ведущий к негативным последствиям для общества и, в конечном счете, к деградации элит.

Однако, как убедительно показал П. А. Сорокин, вряд ли когда-либо существовало и когда-либо сможет существовать общество абсолютно закрытое, где отсутствовала бы вертикальная мобильность, равно как и общество, в котором вертикальная мобильность была бы абсолютно свободно[CXLI]; подобное общество было бы абсолютно бесструктурным. Таким образом, общество с абсолютно открытой или абсолютно закрытой элитами ... это «идеальные типы» (в веберовском смысле), реальные политсистемы лишь приближаются к одному или другому. Наиболее «чистой», приближающейся к модели полностью закрытой элиты является древнеиндийская кастовая система, в которой касты кшатриев и брахманов отделены практически непроницаемой перегородкой от низших каст; к этой модели близко большинство древневосточных деспотий. К противоположной модели... общества с открытой элитой в наибольшей степени приближаются современные демократии, однако и тут утверждения об «обществе равных возможностей»... скорее декларация о намерениях, чем констатация политической реальности. И в этой политической системе выходцы из высших страт общества, обладающие деньгами, социальными связями, возможностями для получения дорогостоящего образования облапают лучшими стартовыми возможностями для элитной карьеры.

Один из крупнейших американских политологов Г. Лассуэлл справедливо отмечал, что нельзя абсолютизировать тезис о «равном доступе к власти» в западных демократиях, просто тут нет абсолютных барьеров на пути рекрутирования элит. Демократия отличается главным образом тем, что она стремится уменьшить эти барьеры. Ждать большего было бы, по мнению Лассуэлла, «нереалистично». Хотя бы потому, что социальный процесс требует определенного уровня социальной стабильности, а постоянная смена элит может расшатать политсистему. Политические исследования свидетельствуют о том, что большая часть политической элиты рекрутируется из высших социальных страт. Так, в ФРГ до половины элиты рекрутируется из высшего и высшего среднего классов, составляющих 5% населения3.

Закрытый тип рекрутирования элиты характерен для традиционного общества, а по отношению к современным политическим системам... дтя тоталитарных и автократических политических режимов. Поскольку этот тип сужает социальную базу рекрутирования элиты, он обрекает политсистему на застой, она утрачивает способность к эффективному управлению, снижает качество элиты и по существу провоцирует образование контрэлиты. Социальная база элиты в демократических странах более широкая, даже при существовании в них господствующего класса, который цепко держит в своих руках основные нити государственного управления, выходцы из низших страт оказываются более представленными в политической элите. Это не означает, что в классово-дифференцированном обществе элита превращается в бесклассовую группу. Как убедительно пока- [CXLII] зал Р. Михельс, избрание в парламент, назначение на значительную государственную должность выходца из низшей социальной страты обычно меняет его образ жизни: он перенимает стиль жизни и привычки представителей более высокой социальной страты, интегрируясь в существующую социально-политическую систему. Итак, существующие демократические политические системы явно не дотягивают до критериев открытой элиты, модель открытой элиты... скорее норматив, цель которой они явно не достигли. Большая часть административного аппарата состоит не из избираемых, а назначаемых чиновников, и тут селекторат достаточно узок. Но узость селектората не обязательно свидетельствует о недемократичное™ политсистемы. Тут важен критерий отбора, которым руководствуется селектораг... представляет ли он собой честный конкурс, конкуренцию на основе способностей и заслуг, или решающим оказываются богатство, знатность, связи. 

<< | >>
Источник: Г.К. Ашин, С.А. Кравченко, Э.Д. Лозинский. Социология политики. Сравнительный анализ российских и американских политических реалий. 2001

Еще по теме ОСОБЕННОСТИ РЕКРУТИРОВАНИЯ АМЕРИКАНСКИХ ПОЛИТИКО-АДМИНИСТРА ТИВНЫХ ЭЛИТ:

  1. ОСОБЕННОСТИ РЕКРУТИРОВАНИЯ АМЕРИКАНСКИХ ПОЛИТИКО-АДМИНИСТРА ТИВНЫХ ЭЛИТ
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -