<<
>>

Соотношение личности и коллектива

Все. формы творческой деятельности и ее результаты имеют коллективную природу, ибо каждая' из них имеет своей предпосылкой все богатство добытого обществом фанее знания и Методы его получения.

Тем не менее структура любого конкретного вида творческой деятельности может отличаться, и довольно 'значительно, or структур других ее видов.

Мы исходили из того факта, что открытия и подтверждения прогноза хотя и являются коллективной сферой деятельности, оДнако новые принципиальные идеи и методы остаются до сих йор делом отдельных личностей, причем, личностей, которые ни в коем случае не являются простыми представителями стоящего за nrt- 'ми коллектива.

Очень важно знать причины этого факта, ибо только тогда можно предвидеть, сохранится ли в будущем определенная доля так называемого единоличного труда или новые гипотезы (и новые методические предложения) ;будут такими же результатами коллективного труда, как это в настоящее время бывает с открытиями. Что касается структуры, то здесь мы имеем дело с двумя принципиально различными видами творчества.

В первом случае мы можем плод коллективного творчества разделить на отдельные творческие результаты, суммой которых он является. Каждый из этих результатов получен отдельной личностью, •и, говоря о результа те коллективной работы, мы всегда можем определить, что именно внес тот или иной член коллектива. Предпосылкой творческой деятельности определенной личности является подразделение основного задания на подзада- ния, выполнение которых поручено отдельным членам .коллектива.

Приведем пример из-области технической разработ.

кн. Новые разработки машин и аппаратуры можно программировать. При разделении труда внутри предприятия между инженером, производящим расчеты, конструктором и технологами каждый из них получает четко очерченное частичное задание (подзадание).

Для выполнения этих подзаданий, всегда имеющих в известной мере проблемный характер, и для связанных с этим решений имеются определенные стратегии поиска. Сетевое планирование позволяет организовать общую творческую деятельность. В общем результате творческой деятельности мы всегда можем обнаружить такие две формы творчества, как;

а)              индивидуальное творчество каждого работника, которое выступает в конечном результате в виде смелого и точного расчета оригинального конструкторского воплощения, рентабельной технологии;

б)              эффект кооперации в отмеченной К. Марксом двойственной форме: как соревнование, в ходе которого в условиях разделения труда каждый следующий старается удержаться на уровне предшественников, а по возможности и превысить этот уровень; в виде возникающего в процессе коммуникации плодотворнного взаимного увлечения партнеров общей задачей.

В настоящее время разработка новых изделий в ГДР производится в социалистических трудовых коллективах» где инженеры и рабочие являются партнерами. Тем самым повышается качество работы и снижаются затраты времени.

Однако даже если все предполагаемые проблемы распределены в виде подзаданий между членами социалистического трудового коллектива, то и в этом случае для каждого человека будет характерен целый ряд моментов, свойственных всему коллективу: интерес к проблеме, восприимчивость к идеям, выяснение, кто может оказать помощь и т. д. Но несмотря на подчас довольно сильное влияние этих факторов, в подобного рода деятельности они не могут устранить принципиальную возможность обнаружить в общем результате вклад каждого члена коллектива в отдельности.

Разделение труда по отдельным областям или сферам можно рассматривать как программу. Она заранее определяет, что надлежит сделать каждому из сотрудников. Однако этим свойством программа обладает только в

том случае, если мы располагаем достаточно полными знаниям о предмете исследования или конструирования. Если же это условие не выполнено, то следует принимать во внимание, что благодаря знаниям, которые мы получим в процессе работы, программа должна будет изменяться.

Последний случай постоянно наличествует в исследовательских программах.

Во втором случае творческая деятельность не может быть изначально разделена на какие-либо частиые виды деятельности, ибо заранее не известно, в какой форме должны выступать эти частные виды. К этому случаю можно отнести моделирование определенных явлений и процессов, выяснение причин различных процессов, решение математических проблем.

Как может происходить коллективный процесс творчества, если невозможно составить никакой программы и подразделить общее задание на подзадания? Во-пер- вых, каждый член коллектива может попытаться самостоятельно получить требуемый результат (вывод математических формул, моделирование и т. п.). Хотя в данном случае все делают одно и то же, однако это не простое дублирование, так как члены коллектива постоянно информируют друг друга о своих усилиях и о достигнутых результатах. Это содействует взаимопомощи и критике. Не следует думать, что этот признак трудно установить. У Г. Риттеля есть количественные данные, касающиеся подобных коллективов[C]. При этом Г. Риттель вслед за У. Эшби рассматривает творчество как успешный результат поиска решения проблемы путем выбора из множества возможностей, которые изначально представлялись путями решения проблемы. Это возможное, абстрактное, но для наших целей вполне достаточное изображение творческого процесса. Перспектива успеха тем больше; а) чем больше возможности выбора;

б)              чем меньше число возможных решений. Идеальным случаем здесь является способ, при котором остается только одна возможность, а остальные отбрасываются.

Количество вероятных решений тем сильнее будет уменьшено, чем больше единичных фактов и относящихся к деду закономерностей будет находиться в распоряжении ученого или работника.

Помощь членов коллектива друг другу, выраженная в самом общем виде, будет заключаться, во-первых, в указании на незамеченные возможности, которые могут оказаться важными для решения проблемы и 'которые каждый участник поиска в одиночку мог бы заметить гораздо позже или не заметить вообще; во-вторых, в критике гипотетических решений, в процессе которой ¦члены коллектива приводят новые факты, противоречащие этим решениям (или подвергающие сомнению их вероятность), факты, которые участник поиска, работай он один, тоже заметил бы, но не так скоро или не заметил бы вовсе.

Это происходит потому, что, с одной стороны, несколько умов и глаз видят действительно больше фактических недостатков в попытке решения, чем отдельный индивид, а с другой стороны, коллектив в целом непредвзято относится к представленной попытке решения проблемы, в то время как почти каждый человек обнаруживает своего рода природную слепоту относительно недостатков в собственных идеях.

Кроме того, среди участников поиска одного » того же решения также развивается дух соревнования. Каждый, надеется, что именно он будет автором изобретения, соответственно открытия, и делает все от него зависящее, чтобы увеличить вероятность оправдания-этих надежд.              ,

При втором из рассматриваемых нами видов творче^ ства после полученного результата нельзя выявить (например, в процентах от общего результата) участие в успехе тех, кто своей критикой привлек внимание к новым фактам, методам; и материалам, существенно содействовал нахождению решения. Сам автор находки также не может рассматривать результат только в качестве своего индивидуального продукта, а должен рассматривать себя как представителя коллектива.

До сих пор мы рассматривали случай, когда все члены коллектива являются одновременно и участниками поиска и помощниками, соответственно, критиками. Подобная структура коллектива может оказаться благо, приятной только тогда, когда все члены коллектива в одинаковой мере способны одновременно играть эти роли. Это,'видимо, имеет место в небольших исследовательских группах внутри огромных научных предприятий, например, в центрах ядерных исследований.

В.              Гентнер сообщает5, что в таких коллективах от не: предсказуемых фактов зависит, кто именно ,в конце концов, найдет искомое решение (например,, приемлемую идею проведения эксперимента). Поскольку эта идея представляет, собой фактически только исходную .позит цию, сырой набросок, к которому примыкает еще ряд подобных идей, то к тому времени, когда проект бывает практически осуществлен, ..очень часто забывают, кто именно предложил основную, идею.'

Необходимо, однако; заметить, что творческая деяgt; тельность при подготовке н проведении научных экспериментов; как правило,, выступает в смешанной форме обеих ранее упомянутых чистых форм творчества.

По- чему же оба вида творческих коллективов имеют право на существование? Успешная работа всего коллектива в большой степени и почти во всех отношениях зависит от функционирования внутренней коммуникации в нем. Для этого внутри каждого исследовательского коялекти-* ва должны быть выполнены определенные предпосылки. Коллектив соответственно проблеме должен быть состав^ лен из специалистов различных областей для того, что* бы он обеспечивал исходное накопление некоторого опг тимума информации, которая может быть использована в любое время з процессе работы. Специалисты, пришед- - шие из разных областей науки, должны пользоваться единой терминологией, так сказать «коллективным язы-» ком», должны быть охвачены эффективными формами организации (структурой информационных каналов). ;

Наконец, необходимо свести к минимуму личные расхождения, так как успешная творческая деятельность предполагает совпадение интересов всех членов коллект тнва, соответственно, подчинения этих интересов общей цели. Решающим фактором эффективности прогресса познания становится социальный феномен. Современный государственно-монополистический капитализм, однако* постоянно воспроизводит индивидуальный эгоизм,-КОТОп ' рый позволяет только в ограниченной степени добиваться необходимого подчинения общей цели. Каждый член группы сдерживает свою творческую активность и отдает коллективу только такое количество идей, которое ка-

жется ему необходимым для сохранения его престижа в коллективе и для достижения общего успеха. Поэтому в так называемых проектных группах дело доходит до весьма прохладного «социального климата» и до тенденций к диссоциации, которые приходится предотвращать с помощью организационных мероприятий.

Напротив, существующее или возможное при социализме совпадение общественных, групповых и индивидуальных интересов, проявляющееся во взаимной поддержке и помощи, в том числе и между коллективами, ведет к максимальному использованию возможностей каждого члена коллектива.

Если выполнены вышеназванные условия, то тогда главной проблемой творческого труда становится правильное понимание членами коллектива друг друга.

Для наших целей нет необходимости исчерпывающе, выяснять, что такое понимание. Для определения наличия понимания нам достаточно привести важнейший Критерий, который можно сформулировать различными способами: например, способность сделать правильные выводы из того, что ты понял; или способность вводить ТО, что понятно, в более широкие сисиемы отношений; или, наконец, способность на основании верного толкования соответствующего сообщения успешнее, чем раньше, работать в направлении достижения данной цели. Сюда, как частный момент, входит получение правильных выводов. Другим частным моментом является предвидение и тем самым возможность использования некоторых явлений. Таким образом, мы имеем дело с прагматическим критерием понимания, основанного на таких свойствах сообщений, которые, в свою очередь, базируются на опыте партнеров по коммуникации и включают в себя особенности вербальной и зрительной памяти. Можно легко увидеть, что понимание (даже в вышеназванном ограниченном смысле) является основной предпосылкой функционирования коллектива, состоящего из работника, занимающегося поиском, и его помощников. Уже в тот момент, когда помощники выдвигают гипотетические решения, они должны понимать, что именно является предметом поиска, и какими свойствами этот'предмет должен обладать. Еще более важную роль понимание играет, когда сотрудники должны оценить гипотетическое решение, предлагаемое им поиско-

виком. Ведь в этом случае они должны высказать точное суждение о том, 'противоречат или не противоречат некоторые следствия предлагаемой попытки решения каким-либо им известным фактам или закономерностям.

Чем меньше понимание, тем реже будет совпадение между действительным смыслом того или иного тезиса и его толкованием, тем чаще, соответственно, будут отбрасываться ответственным за нахождение решения критические замечания членов группы как необоснованные. Если понимание будет ниже некоторой критической величины, то члены группы, т. е. «помощники», принесут больше вреда, чем пользы, транжиря время и напрасно отвлекая поисковика. В этом случае он будет склонен считать; «Лучше не надо никаких помощников, чем такие».

Достижение необходимого понимания тем труднее, чем необычнее и контрастнее относительно всего предыдущего опыта члена группы выглядит существо дела, которое он должен понять для успешной работы, чем более неясна, запутана и пространна форма, в которой изложено это существо дела.

Отсюда следуют некоторые выводы. Члены коллектива обнаружат необходимый уровень понимания, если предлагаемое решение касается знакомых по существу вещей, если речь идет о том, чтобы уже известные материалы, элементы машин, организационные структуры и т. п. были предложены в каком-либо новом месте системы. Проблемы, описываемые В. Гентнером, являются проблемами именно этого рода, отсюда и эффективность коллективной работы в таком направлении. Напротив, вероятность того, что члены коллектива обнаружат понимание некоторых непредставимых концепций, например, концепций физика-теоретика, касающихся м икрофизических процессов, очень мала. Поэтому едва ли такие люди смогут выступить в качестве полезных контролеров.

В истории науки и техники наблюдается достаточно случаев, когда коллеги ученых и изобретателей не могли понять и оценить по достоинству тех идей, гипотез и изобретений, которые потом получили общее признание. Поэтому нас не должно удивить, если ученого не понимают несколько человек, находящихся с ним в непосредственной коммуникации.

Конечно в анналах науки мы находим и случаи кол-; лективной разработки фундаментальных идей. Примером такой работы в фундаментальной области, является совместная работа М. Борна, В. Гейзенберга, и П. Иордана. Однако редкость подобных случаев нетрудно понять, ведь их предпосылками является необходимость для всех участников коллектива быстро понимать, развивать, обогащать смелые и труднодоступные представ^ лення своих коллег или обнаруживать в ннх ошибки.

Это чрезвычайно высокое требование к квалификации членов группы. Добиться выполнения подобного требования только за счет соответствующего образования невозможно. Два условия отвечают этому. Во-первых* речь идет о достаточном сближении стилей мышления отдельных членов коллектива, ибо чем большее расхож* дение обнаруживают эти стили, тем труднее наладить взаимопонимание, тем менее увлекательными представляются идеи одного из членов коллектива для всех остальных. Во-вторых* ни один из членов группы не может только поддакивать мыслям других, так как тогда он не будет представлять для них интереса ни как побуждающее, ни как критическое начало.

В отношениях между каждыми двумя сотрудниками должен установиться некоторый оптимум, находящийся где?-то в середине между абсолютной несхожестью и полным конформизмом. Этот оптимум будет зависеть от характера обоих и от предстоящей задачи, Достигнуть его можно только в процессе работы над задачей, извлекая каждый раз уроки из совместных удач и неудач, учась все лучше понимать друг друга, не позволяя себе слепо подчиняться высказанным коллегой идеям. То .обстоятельство, что таким способностям нельзя научиться заранее, не подлежит сомнению. Потому-то люди, обладающие Такими чудесными-качествами, до сих пор очень редки. Так же редки, следовательно, и случаи коллективной разработки принципиально новых идей, доступные только лицам такого типа. К тому же .подобному сотрудничеству часто препятствуют обстоятельства. , • История науки учит, что форма изложения новых идей или гипотез обычно даже в итоговых публикациях очень сложна. На десять ученых, лролагающнх новые пути в науке, найдется, наверное, только один, умеющий ясно и однозначно изложить свои новые мысли'.. Достат

точно прочитать описание В. Оствальдом классиков естествознания. Как чуждо звучит терминология в эпохальном исследовании X. Эрстеда о магнитном действии электрического тока; как беспомощна имеющая мировое значение первая формулировка Р. Бойлем понятия «химический элемент»! Если даже нам, обладающим в настоящее время несравненно ¦большим пониманием природы, чем эти пионеры науки, иногда трудно понять их исследования, то насколько же большими эти трудности Понимания были у современников X. Эрстеда и Р. Бойля. А ведь в данном случае речь идет не о черновиках.

Во время-сотрудничества автора идеи со своими кол- легаМи, в процессе борьбы за формулировку новой идеи, за ее проверку и т. д. понятия, необходимые для этого, Далеки от четкости. Автор вынужден выражать свою новую идею с помощью ранее существовавших понятий, что в большинстве случаев затрудняет понимание.

Еще больше препятствует четкому Изложению нового то обстоятельство, что новая мысль, если она необычна* выглядит, как правило, очень расплывчатой. Хотя в общем и целом подразумеваются верные веши, а ход мыслей и, соответственно, действий довольно последователен, но подходящих для выражения • этого содержания слов еще не найдено.

Таким образом, возможность понимания затрудняется и неудовлетворительной формой сообщения, и недостаточной точностью последнего. Здесь едва ли правомерно возражение, что новая идея очень часто имеет форму математического выражения й как таковая не может быть туманной и расплывчатой. Новая идея — и это подчеркивал А. Эйнштейн — вначале выступает не в математической форме, а в виде наглядной картины или вербально выраженной мысли, Ее более поздняя математическая формулировка выкристаллизовывается только в результате целого ряда прояснений и преобразований. Ученый может объяснить своим помощникам свои новые идеи снова и снова, каждый раз делая свои объяснения более четкими и понятными, до тех пор, пока помощники действительно не поймут эти новые идеи. Но это связано с тем большей lt;потерей времени, чем более необычны сами новые идеи, чем меньшими способностями для их изложения обладает автор идей, и чем

менее подвижно мышление его помощников. И поскольку разработка гипотезы представляет собой процесс постоянного изменения идей, а зачастую и отбрасывание некоторых из них, то расход времени и сил, который потребуется от автора идей для окончательного объяснения этих идей на каждой стадии, Судет так велик, что он едва ли будет компенсирован преимуществами коллективности.

В заключение можно сделать следующий прогноз: хотя коллективность, понимаемая в обычном смысле, будет возрастать в сфере творческого труда, она никогда не достигнет 100%. Всегда будет иметь место индивидуальное творчество, не связанное с коллективом непосредственно, если речь идет о создании принципиально новых общих гипотез. 'Причина сохранения индивидуального творчества лежит в трудностях коммуняка* цин между автором идей и его сотрудниками, когда речь идет о новых представлениях в еще неокончательно завершенном состоянии. Эта коммуникация обычно настолько затрудняется плохим пониманием со стороны сотрудников, что результат такого общения ие является плодотворным. Тем самым ценность коллективного творчества в подобных случаях становится ниже, чем индивидуального творчества. В тех же случаях, когда подобные трудности коммуникации преодолены, или могут быть преодолены, коллективный труд превосходит индивидуальный в любой области деятельности. 

<< | >>
Источник: М. М. Карпов А. В. Потемкин. Социология науки. 1968

Еще по теме Соотношение личности и коллектива:

  1. § 3.3. Соотношение права и морали
  2. 9.2. Неформальные коллективы (группы)
  3. 7.5. Создание благоприятного психологического климата в коллективе
  4. Тема 4 ВЛИЯНИЕ НА ОРГАНИЗАЦИЮ И ЛИЧНОСТЬ РАБОТНИКА СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА
  5. § 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ СООТНОШЕНИЯ ПРАВА И ПОЛИТИКИ
  6. 3 СООТНОШЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ЮРИСДИКЦИИ С ДРУГИМИ ВИДАМИ ЮРИСДИКЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  7. 3.2. Соотношение юридического процесса и юридической процедуры
  8. ГЛАВА I ПОНЯТИЕ «ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА»
  9. § 2. Свойства личности преступника, включенные в понятие «состав преступления»
  10. ГЛАВА IV ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА И ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  11. Тема 4 ВЛИЯНИЕ НА ОРГАНИЗАЦИЮ И ЛИЧНОСТЬ РАБОТНИКА СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА
  12. Соотношение теоретической и прикладной социологии
  13. Глава 1. О соотношении национальных и гражданских ценностей в идеологии и ориентациях интеллигенции: пример российских республик
  14. Соотношение личности и коллектива
  15. Исследование отношений коллектива и личности в истории социальной психологии
  16. § 3. Статистические возможности анализа причин преступности, личности правонарушителей и мотивации преступного поведения