<<
>>

Роль науки в развитии производства. Рационализация

Научно-техническая революция есть такая форма технического прогресса, когда именно наука создает новые технологии, становится матерью новых лроизводств. Но эта форма не является исключительной.

Реальное развитие производства включает не только замену одних технологий другими («технологический филогенез»), но и совершенствование, рационализацию имеющихся технологий без нарушения их целостности («технологический онтогенез»). Говоря о таком понимании технического прогресса, Д. Бернал отмечает: «Это верный путь, потому что каждое новое отклонение от традиций проверяется на старом, и в процессе своего рода промышленного естественного отбора отвергается, если не дает лучших показателей или не является экономически более выгодным»[XXVIII].

Но этот «верный путь» оказывается скорее развилкой, на которой встречаются два принципиально различных пути развития технологий — «онтогенез» и «филогенез». Д; Бернал многократно возвращался к этой теме, и в одной из недавних работ, анализируя экономику кау-

, / ки, он различает «онтогенез» и «филогенез» в развитии производства как первую и вторую производные: «Действительная продукция может служить исходной мерой в суждениях о финансировании науки. Расширение или улучшение производства обычными техническими методами есть первая производная. Ею представлена скорость изменения существующих процессов производства. Вторая производная—скорость изменения первой —как раз и есть то, что производит наука»Д. Бернал, правда, оговаривает, что эта «вторая производная» имеет обескураживающее свойство, исключающее предвидение, а следовательно, и формализацию. Но сам по себе вопрос имеет принципиальный характер и крайне важен для выработки'научной политики. Если «онтогенез» н «филогенез» в развитии производства не противоречат друг другу и переходят друг в друга, то имеет смысл говорить о сближении науйи с производством или даже об организационном внедрении науки в производство в порядке, например, широкого развития сети министерских, заводских, цеховых и т.

п. исследовательских учреждений, которые могли бы поддерживать в наличных технологиях способность усваивать новое и совершенствоваться по внутренним линиям.

Однако «онтогенез»^ «филогенез» в области технологий находятся в таком отношении, что исключают друг друга. На каком-то этапе неизбежно сосуществование этих двух способов развития техники, яо оно носит остаточный характер, возникает как результат сопротивления социального окружения и особенно института собственности, что превращает путь новой техники из науки в производство в сотовую конструкцию, где прикладные дисциплины, фирмы, ведомства пытаются обеспечить собственную жизнеспособность с помощью различного рода информационных барьеров от терминологической замкнутости до сейфов секретности.

Д. Бернал особо подчеркивает изоляцию знания в прикладных науках: «Большинство так называемых прикладных дисциплин использует изолированное знание, а методы _ использования такого знания даже больше изолированы, чем сама знание»2.

Эта изолированность и возрастающая на ее основе тенденция к созданию квазисамостоятельных научно- производственных комплексов требует глубокого осмысления технологического «онтогенеза». Для науки безразлично, каким именно способом реализованы в новой технологии принципы элементной идентичности и элементной различенностй. «Онтогенез» (рационализация) выглядит даже предпочтительнее: элементная идентичность сохранена в генезисе, речь идет только об элементной различенности, не возникает трудностей с внедрением, наладкой и т. п. Поэтому с точки зрения производства «онтогенез» вполне законный, н экономически даже более выгодный вариант создания новых технологий.

Вместе с тем сам смысл «онтогенеза» весьма близок к запасу прочности-невежества: широкий простор для рационализации и технологического творчества открыт вается не потому, что возможно совершенствовать любую, отдельно взятую технологию, а в силу несовершенства наличных решений. В. Кра так описывает «цепную реакцию» несовершенных решений: «Первоначально решение задачи, как правило, несовершенно, т.

е. задача хотя и решена и ведет к желаемому эффекту, но эффект .эЪрт сопряжен с достижением одного или нескольких побочных эффектов, которые, хотя и не всегда, бывают по большей части нежелательны: ведут к появлению отбросов, вредных побочных продуктов, больших затрат времени, энергии, материалов, и т. п. Эти сопровождающие решение побочные эффекты ведут к естественной потребности их устранения, т. е. к возникновению новых задач. Решенная задача уже самим несовершенством своего решения толкает к постановке других задач. А эти поставленные в свою очередь получают несовершенное решение: каждая из них также создает почву для новых задач. Процесс принимает характер цепной реакции, т. е. ведет к эйспоненцнальному росту массива задач, которые подлежат решению» К

В общем случае, чем совершеннее решена задача, тем меньше возникает побочных вредных эффектов и тем меньше остается простора для рационализации, для технологического «онтогенеза». Конечная цель и своего рода категорический императив науки — передавать производству такие технологии,. в которых нечего было бы совершенствовать. Но такая цель требует пересмотра основ инженерного мастерства как в части «концепции хорошего изделия», так и в части «концепции хорошей технологии». Если высшая цель науки—господство над природой и, следовательно, технологическая свобода, то средством обеспечения такой свободы является насыщение производства совершенными технологиями, которые были бы рассчитаны на краткий и точно указанный срок службы. Как н всякая максима, идея совершенной технологии регулятивна; ее нельзя реализовать по тем же причинам, по которым нельзя реализовать двигатель с к. п. д. в 100%. Но идея совершенной технологии ценна именно в силу своих регулятивных свойств. Она позволяет, например, видеть в технологическом «онтогенезе» явление паразитарное, существующее лишь в силу несовершенства' науки, т. е. позволяет использовать технологический «онтогенез» для оценок совершенства науки.

Главную роль в развитии современного производства играет «филогенез», создание новых технологий силами науки. Рационализация имеющегося уже производства может быть лишь дополняющим, корректирующим процессом, который доводит созданные наукой с большим запасом научного невежества технологии до какого-то оптимума совершенства.

Пытаться определить этот оптимум — задача бесполезная, он, видимо, меняет значение с каждым изменением в производстве. Но смысл оптимума интуитивно ясен: это предел экономической выгодности «онтогенеза», за которым любые изменения в технологии перестают оправдывать затрату сил я средств. 

<< | >>
Источник: М. М. Карпов А. В. Потемкин. Социология науки. 1968

Еще по теме Роль науки в развитии производства. Рационализация:

  1. § 4. Общие принципы управленческой деятельности
  2. 8.3. Генезис служб управления персоналом
  3. 7.1. СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МЫСЛИ в 20-е годы XX в.
  4. Основные вопросы
  5. 1.2.1. Эволюция управленческой мысли в 20 веке
  6. РАЗДЕЛ VI §1. судебные Реформы конца XX века и дискурсивная состязательность
  7. Основные вопросы
  8. 1.2.1. Эволюция управленческой мысли в 20 веке
  9. Бюрократия: «идеальный тип» и реальность
  10. Приложения
  11. 2.5. Базисные стратегии развития организации
  12. § 1. РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВА И РАЦИОНАЛИЗАЦИИ В УСКОРЕНИИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  13. 3.4. КРИМИНАЛИСТИКА И ИНЫЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ
  14. Развитие российской социологии управления в довоенный период
  15. Роль науки в развитии производства. Рационализация
  16. 19.5. М. Вебер (1864-1920) о роли религиозных представлений в хозяйственной жизни общества.
  17. Развитие социологического мышления
  18. Проекты нормативных правовых актов