<<
>>

3.2. Теневые практики хозяйствования в Тюменской области


Распространение теневых практик будем проводить, исходя из интерпретации деятельности, которая благодаря Гидденсу, признается как воплощение индивидуальных человеческих существ139. Теперь никто уже не подвергает сомнению тот факт, что человеческое общество формирует не какая-то тенденция системы, что стало привычным считать после Парсонса, или ориентированные на изменения коллективы, классы, движения, если следовать традиции Конта, Вебера, Маркса, а повседневное поведение обычных людей, часто далеких от каких-либо реформистских намерений.
Детальный анализ индивидуальных деятелей позволяет дальше продвинуться к разгадке тайны деятельности и ответить на вопросы от том, как люди оценивают теневые практики хозяйственной деятельности, каковы их причины и перспективы дальнейшего развития.
Попробуем рассмотреть исторический срез проблемы. В России советского периода государство максимально регулировало распределение денежных средств, жестко контролируя, ограничивая доходы граждан. Налоговый механизм, играющий решающую роль в рыночной экономике, был не нужен, и действовал в

распределительной системе лишь в смысле механизма изъятия созданных ресурсов в пользу иерархически организованного государства, называемого "планами" хозяйственного развития страны и ее отдельных регионов.
Постепенно образ жизни, в частности, повседневная хозяйственная практика российских граждан (физических лиц) стали включать в себя взаимодействие (или уклонение от него) с налоговой системой государства. И, наоборот, налоговая система государства все в большей степени стала воспроизводить себя в повседневности, реализуя не столько нормы формального права, сколько нормы обычного. Вероятно, поэтому поведение российского налогоплательщика преимущественно определяется его материальными интересами, а не требованиями закона.
Экономические реформы, начатые уже более десяти лет назад, в значительной степени легализовали сложившиеся ранее товарные и административные рынки, как в части деятельности хозяйствующих субъектов, так и в части легализации и формализации изъятий, получивших выражение в легитимной налоговой системе, перераспределяющих ресурсы в интересах различных социальных групп.
Большинство исследователей пореформенного состояния российского общества сходятся на вынужденности как самих реформ, так и стратегии приспособления к ним.
Здесь встает вопрос о взаимодействии традиций, реформ (или модернизаций) и возникающих в результате этих модернизаций новых структурах, в нашем случае в сфере неформальных экономических практик.
Изменение традиций объясняется, их множеством и неизбежными столкновениями друг с другом, причем это касается и тех из них, которые относятся к различным обществам или культурам, и тех, которые принадлежат одному и тому же обществу. Почти всегда местные традиции подвергаются значительному воздействию из вне, пересматриваются или сметаются новыми, исчезая вовсе.
Водораздел в области теневых практик углубляется в пореформенный период, как результат пластичности ценностных норм, законных рамок, столкновения традиций и практик. Обычно в ходе модернизаций более слабая традиция размывается, подвергается эрозии. Если местная традиция недостаточно сильна или внешняя вводится без особого нажима, то чаще всего наблюдается культурное заимствование отдельных элементов последней. Наконец, если силы примерно равны, то может иметь место слияние, синкретичный сплав различных традиций. Привычно в современной социологической литературе читать о сильной коллективисткой традиции в российском обществе, однако, более детальный эмпирический анализ эти гипотезы не подтверждает.
Отдельно определим, что мы считаем собственно модернизацией. Сюда включаются процессы индустриализации, урбанизации, рационализации, бюрократизации, демократизации, доминирующего влияния капитализма, распространения индивидуализма и мотивации успеха, утверждения разума и науки и многие другие.
«Модернизация» в этом смысле означает достижение современности, «процесс превращения традиционного, или дотехнологического общества, по мере его трансформации, в общество, для которого характерны машинная технология,
рациональные и секулярные отношения, а также высоко дифференцированные
140
социальные структуры»              .
Изучая процессы распространения теневых практик в обществе, мы пытаемся выйти на определение структуры в обществе. Начнем с различения двух уровней социальной реальности: уровня индивидуальностей и уровня общностей. Первый представляют отдельные люди или члены конкретных коллективов (групп, ассоциаций, общностей, движений и т.д.), второй - абстрактные социальные целостности надындивидуального типа, представляющие своеобразную, специфическую социальную реальность (общества, культуры, цивилизации, общественно-экономические формации, социальные системы и т.д.). Социальные целостности интерпретируются не как простые совокупности или метафизические сущности, а как структуры; социальные индивиды также рассматриваются не как пассивные объекты или полностью автономные субъекты, а как деятели, ограниченные в своей деятельности.
Структуры могут рассматриваться как потенциальные возможности, раскрывающиеся в деятельности; деятели (агенты, субъекты) - как потенциальные возможности, реализующиеся в действии. Таким образом, соединяя («скрещивая») обе дихотомии (уровней и способов), мы получаем четыре категории, составляющие четыре краеугольных камня в нашей модели: структуры, деятели (агенты), деятельность, действия.
В ответ на вопрос о наиболее распространенных незаконных хозяйственных действиях - практиках - в современном российской бизнесе выделяют около двух десятков самых типичных нарушений - уход от уплаты налогов, нарушение деловых обязательств, трудового законодательства, процедур регистрации и лицензирования дача взяток представителям власти, отношений собственности и т. п. Среди них неоспоримое лидерство принадлежит уходу от уплаты налогов. Но стоит добавить, что «прочие финансовые нарушения» также, так или иначе, связаны с уклонением от налоговых платежей. Иными словами, указание на распространенность подобных практик не является дифференцирующим признаком - это встречается, чуть ли не везде.
Способы ухода от налогов многочисленны и разнообразны. В их числе следует отметить: в завышение затрат и соответствующее занижение прибыли; проведение операций без фиксации в договорах (бартерные обмены, неформальный найм работников и т.п.); скрытые формы оплаты труда, экономящие отчисления в социальные фонды; обналичивание денежных средств через специальные фирмы; использование в операциях неучтенного «черного нала»; обнуление баланса предприятий перед проверкой налоговых органов; использование налоговых льгот - для малых предприятий, предприятий, нанимающих инвалидов; создание цепочки фирм и проведение операций через фирму, пользующуюся налоговыми послаблениями; подкуп чиновников из Налоговой Инспекции.
Меры по частичному уходу от налогообложения могут осуществляться вполне легально, используя пробелы в российском законодательстве, а могут прямо нарушать это законодательство. Тем не менее, значительная часть действий, нацеленных на уход от налогов, относится нами не к «черным», а скорее к «серым» сегментам рынков.

Российские налогоплательщики предпочитают неформальные способы перераспределения созданного общественного продукта формальным. Основным же фактором, влияющим на оценку эффективности действующей налоговой системы, является не материальный интерес как таковой, а степень вовлеченности представителей различных социальных группах в неформальные механизмы перераспределения национального продукта. Исследование, проводимое нами, не было посвящено непосредственно изучению отношения к налоговой политике государства или проблеме неуплаты налогов, однако его результаты позволяют сделать некоторые выводы, и ниже мы рассмотрим отношение респондентов к некоторым аспектам этой проблемы.
Тема неуплаты налогов, сокрытия доходов, затрагивает каждого гражданина, и касается личных сфер жизни индивида. Поэтому представляется проблематичным получить достоверную информацию, задавая прямые вопросы о том, скрывает, или нет человек свои доходы. Убедительнее будет информация, полученная с помощью косвенных вопросов. По мнению респондентов, в Тюменском регионе более половины услуг, оказываемых жителям, предоставляются без формального договора и соответственно без выплаты налогов.
Рассмотрим структуру ответов на вопрос: Как Вы считаете, насколько часто в жизни происходят следующие явления?
Таблица 3.10
Неформальное предоставление услуг               (% ответивших) ^
Вопросы Никогда,
редко
Время от времени Часто,
постоя
нно
Услуги предоставляются без выплаты налогов 20 25 55
Услуги предоставляются без формального договора (сдается квартира, делается ремонт, другая работа) 26 23 51


При более подробном изучении ответов на вопросы, например, классифицируя выборку по возрастному признаку, получаются вполне ожидаемые выводы. Редко, уклоняются от налогов те люди, которые уже по возрасту принадлежат к неработающей части населения (старше 50 лет) - 5%, наиболее часто, наоборот, те, кто находятся в наиболее активной фазе своей трудовой деятельности - от 18 до 35 лет (33% - 39%). Очевидно, что на мнение пожилых людей оказывает определяющее влияние их статус неработающих, а значит, и не получающих доходов, подлежащих налогообложению. Напротив, именно они получают значительную часть перераспределяемых через налоговую систему ресурсов. Их материальный интерес в существенной части направлен на получение максимально возможной части национального продукта. С другой стороны, они получают определенную часть ресурсов через внутрисемейное перераспределение, которое довольно часто носит более справедливый характер.

Рис. 3. 11. Частота неформального предоставления услуг в зависимости от возраста.
Рис. 3. 11. Частота неформального предоставления услуг в зависимости от возраста.
Проведем дальнейшее изучение проблемы ухода от налогов, рассматривая ответы респондентов на предложенные вопросы по профессиональному признаку. Разделим выборку на три части: предприниматели, представители власти (это работники государственных и муниципальных органов управления, работники милиции, прокуратуры и т.д.) и все остальные.
Таблица 3.11


Разбиение на подгруппы (частоты и % ответивших)

подгруппы

Частота

Процент

предприниматели

366

15,19

представители власти

483

20,04

все остальные

1561

64,77

Итого

2410

100


Примечание. Статистика критерия хи-квадрат - 1080,4 . Асимптотическая значимость -
0,0000.
При помощи критерия хи-квадрат здесь и далее мы проверяем независимость разбиения, то есть, можно ли считать такую подвыборку случайной. В пакете SPSS вычисляется количество степеней свободы критерия, его абсолютное значение и значимость этого значения. Напомним, что согласно теории, случайной считается подвыборка, для которой значение критерия превышает некоторое пороговое значение критерия хи-квадрат, которое мы находим из таблиц. Таким образом, такое разбиение можно считать независимым, и проводить дальнейший анализ.
Рассмотрим ответы на вопрос о том, насколько часто, по мнению респондентов, услуги предоставляются без оформления договоров или (и) без выплаты налогов. Выше мы уже отмечали, что ожидания населения существенно превышают реальные практики, а детальный анализ только подтверждает наш вывод.
Рассмотрим структуру ожиданий в сфере ухода от налогов в зависимости от отношения к собственности и власти (см. таблицу 3.12)
Таблица 3.12
              Ожидаемая частота ухода от налогов
Значимость
Как Вы считаете Среднее* Стандартное отклонение межгрупповой
дисперсии**





Услуги предоставляются без формального договора (сдается квартира, делается ремонт, другая работа)
предприниматели 3,33 1,14
0,59 (не значимо)
представители власти 3,26 1,09
все остальные 3,27 1,10
среднее по выборке 3,27 1,10

Услуги предоставляются без выплаты налогов
предприниматели 3,37 0,97
0,84 (не значимо)
представители власти 3,40 1,02
все остальные 3,40 1,05
среднее по выборке 3,40 1,03

Примечание. *Вариация признака: 1-никогда; 5- постоянно.


**Значимыми являются значения lt;0,05. Максимально значимыми lt; 0,001.
Таким образом, различия между группами по этим вопросам оказываются незначимыми. Однако, если предприниматели немного чаще считают, что услуги предоставляются без формального договора, то по их же мнению услуги предоставляются без выплаты налогов реже, чем в среднем по выборке.
Предприниматели в своих практиках ведения бизнеса предпочитают неформальные отношения - формальным.
Например, на вопрос как часто предприниматели уклоняются от налогов получено следующее распределение частот: никогда - 3%, очень редко - 4%, время от времени - 28%, часто - 50%, постоянно - 15% от ответивших.
Для того чтобы выяснить реальные различия между группами в отношении к теневым практикам, рассмотрим ответы на вопрос: Как часто предприниматели уклоняются от налогов? (Таблица 3.16)
Таблица 3.13
              Частота ухода предпринимателей от налогов

Подгруппа

Процент ответивших

Сред
нее*

Стд.
отклон
ение

Значимость
межгруппов
ой
дисперсии[75]
никогда, время от времени время от времени часто,
постоя
нно
предприниматели 11 28 61 3,61 0,89
0,05
(значимо)
представители власти 7 25 68 3,75 0,88
все остальные 6 29 66 3,73 0,85
среднее по выборке 6 28 65 3,71 0,86

Примечание. *Вариация признака: 1-никогда; 5- постоянно.





предприниматели - на 5-7%. Это - достаточно большая статистическая разница между тем, что делают предприниматели и тем, что о них думают представители власти и «народ».
Таблица 3.14
              Способы ухода от налогов (процент ответивших и средние)
Имеете ли Вы представление о способах и путях ухода от налогов? имею
отчетлив
ое
имею
смутное
не
имею
Среднее
*
Стд.
отклоне
ние
Значимость
межгруппо
вой
дисперсии*
*
предприниматели 40% 39% 21% 1,82 0,76
,00000
(максималь
но
значимо)
представители
власти
19% 44% 38% 2,19 0,73
все остальные 10% 38% 52% 2,42 0,67
среднее по выборке 16% 39% 45% 2,28 0,73

Примечание. *Вариация признака: 1-никогда; 5- постоянно.


**Значимыми являются значения lt;0,05. Максимально значимыми lt; 0,001.
Логично предположить, что именно предприниматели должны более всех других респондентов иметь представление о способах и путях ухода от налогов. Как показали наши данные, действительно, это так и происходит:              если среди
предпринимателей 39,8% имеют преставление о способах ухода от налогов, то среди остального населения дол имеющих представление существенно ниже (табл.3.17).
Теперь рассмотрим мнение населения по поводу причин ухода от налогов (см. табл. 3.15).
Таблица 3.15

П

ричины уклонения от налогов
Согласен Среднее* Стд. отклонение Значимость
межгрупповой
дисперсии**

1) налоги для предпринимателей в нашей стране очень велики

0,000
предприниматели 80% 1,20 0,40
представители власти 65% 1,35 0,48
все остальные 69% 1,31 0,46
среднее по выборке 70% 1,30 0,46


Согласен Среднее* Стд. отклонение Значимость
межгрупповой
дисперсии**

2) не созданы условия для того, чтобы предприниматели платили налоги

0,003
предприниматели 72% 1,28 0,45
представители власти 66% 1,34 0,47
все остальные 63% 1,37 0,48
среднее по выборке 65% 1,35 0,48

3) контроль над бизнесом со стороны государства и правоохранительных структур недостаточен

0,000
предприниматели 49% 1,51 0,50
представители власти 64% 1,36 0,48
все остальные 69% 1,31 0,46
среднее по выборке 65% 1,35 0,48

4) многие предприниматели незаконопослушны и нечестны

0,000
предприниматели 65% 1,36 0,48
представители власти 79% 1,21 0,41
все остальные 79% 1,21 0,40
среднее по выборке 77% 1,23 0,42


Примечание. *Вариация признака: 1 - согласен; 2 - не согласен. Второй вариант ответа в таблице не приводится, так это есть дополнение до 100%.
** Значимыми являются значения lt;0,05. Максимально значимыми lt; 0,001.
Основной причиной уклонения от налогов, по мнению 77% респондентов, является тот факт, что многие предприниматели незаконопослушны и нечестны. С этим согласны - 64% предпринимателей, 79% представителей власти, 79% всех остальных.
Но в то же время, около 70% от всех опрошенных считают, что налоги для предпринимателей в нашей стране очень велики. С этим согласны 80% предпринимателей, 65% представителей власти и 69% всех остальных.
Однако, по-видимому, основной причиной легального и нелегального уклонения от налогов следует считать избыточное налоговое бремя и несовершенство законодательства. И бороться с уклонением от налогов следует, прежде всего, не репрессивными методами налоговых органов, а за счет снижения налогов и совершенствования налогового законодательства.
В таблице 3.16. представлены данные о допустимых возможностях ухода от налогов.

Таблица 3.16
Допустимые возможности ухода _ от налогов

Вопросы

Процент ответивших

Сред
нее*

Стд.
отклон
ение

Значимость
межгруппов
ой
дисперсии[76]
не
допусти
мо,
скорее
не
допусти
мо
в
одинако вой степени и то, и другое
скорее
допуст
имо,
допуст
имо

Допустимо ли для ухода от налогов использовать возможности ...

1) представляемые законом
предприниматели 32 14 55 3,47 1,51
0,021
представители власти 35 16 50 3,28 1,47
все остальные 36 18 47 3,23 1,47
среднее по выборке 35 17 49 3,28 1,48

2) основанные на брешах в законе
предприниматели 27 22 52 3,41 1,36
0,001
представители власти 35 24 43 3,13 1,39
все остальные 35 22 44 3,12 1,36
среднее по выборке 33 22 44 3,16 1,37

3) нарушающие закон
предприниматели 64 17 19 2,25 1,27
0,002
представители власти 74 12 14 1,94 1,27
все остальные 69 15 16 2,06 1,28
среднее по выборке 69 14 16 2,06 1,28

Примечание. *Вариация признака: 1 -не допустимо; 5 - допустимо.





Таблица 3.17
Вопросы Согласен
(1)
Не
согласен
(2)
Среднее Стд.
отклонение
Значимость
межгрупповой
дисперсии

1) плохо, поскольку допускает возможность взаимного обмана
предприниматели 79 21 1,21 0,41
0,6
(не значимо)
представители власти 81 19 1,19 0,39
все остальные 81 19 1,19 0,39
среднее по выборке 81 19 1,19 0,39

2) плохо, поскольку нельзя нарушать требования закона
предприниматели 52 48 1,48 0,50
0,18 (не значимо)
представители власти 58 42 1,42 0,49
все остальные 58 42 1,42 0,49
среднее по выборке 1,43 0,50

3) правильно, если услуга оказывается знакомым и друзьям
предприниматели 56 44 1,44 0,50
0,24 (не значимо)
представители власти 57 43 1,43 0,50
все остальные 60 40 1,40 0,49
среднее по выборке 59 41 1,41 0,49

4) правильно, поскольку допускает большую степень свободы
предприниматели 43 57 1,57 0,50
0,00 />(максимально
значимо)
представители власти 33 67 1,67 0,47
все остальные 38 62 1,62 0,49
среднее по выборке 38 62 1,62 0,49


Поскольку в ответах на данный вопрос задана дихотомия, то среднее значение 1,5 соответствует случаю, когда 50% ответивших согласны с утверждением, 50% - не согласны. Анализ этой таблицы позволяет сделать вывод о том, что значимы различия между группами только для 4 варианта ответа на этот вопрос.
Как видно из таблицы 3.17, первый вариант ответа выбрали больше всех респондентов (80%), причем различия между группами незначимы. Поэтому можно сделать вывод, что так считают четыре из пяти тюменцев. Отметим, что, как и ранее, моральные (неформальные) оценки оказываются существенным образом более значимыми, и нормы морали, традиций и культуры превалируют над нормами гражданского общества.
Практические оценки осуждения практики невыплаты налогов в сознании респондентов ранжируются следующим образом: осуждение взаимного обмана, оправдание поддержки неформальных сетей, осуждение нарушение закона, оправдание возможностей повышения степени свободы. Причем для последних двух вариантов наблюдаются значимые различия между группами населения. Немаловажно, что с понижением поддержки и одобрения населением варианта ответа возрастает размах вариации признака, межгрупповые различия - можно заключить, что по первым двум вариантам наблюдается ценностное согласие, а по последним двум - возрастает напряженность.
Для ухода от налогов респонденты считают допустимым использовать возможности, представляемые законом и основанные на брешах в законе, но не допускают использование тех возможностей, которые нарушают закон.

Предприниматели руководствуются не абстрактными сравнениями пользы государства и потерь от налогообложения, а вполне конкретными соображениями о величине риска: насколько сумма налога выше, чем санкции за уклонение от него. Если последствия уклонения не слишком тяжелы, а вероятность обнаружения невелика, то большинство предпринимателей предпочтет уйти от налогов или минимизировать их, воспользовавшись слабыми местами и противоречиями в налоговом законодательстве и в технике взимания налогов.
Конечно, мы не можем говорить о прямой зависимости между тем, как респондент ответил на этот вопрос, и тем, платит он налоги, или нет. Но вполне очевидно, что установка такого рода служит оправданием для значительной части налогоплательщиков скрывать свои доходы. То есть, если человек не исполняет налоговое законодательство, то он, скорее всего, не будет осуждать неплательщиков налогов, в то время как человек в полной мере исполняющий налоговое законодательство скорее обвинит неплательщиков. Таким образом, формируется норма, согласно которой отказ от строго и формального соблюдения налогового законодательства не является преступлением и находит оправдание в глазах общественного мнения, а в сфере налоговой дисциплины доминируют нормы обычного права.
Среди причин, обуславливающих тот или иной уровень развития малого (и среднего) предпринимательства выделяется, во-первых, усиливающийся в последнее время эффект приоритета неформальных норм любого бизнеса над формальными, во-вторых, несовершенство российской политики (власти на всех её уровнях), которая самым противоречивым образом является одновременно и движущей силой, и тормозом развития малых (и средних) предприятий; в-третьих, слабость конкурентной политики; и только, в-четвёртых, несовершенство законодательства.
Практика высокого налогообложения не только бьет предпринимателя по карману, но косвенным образом стимулирует рост теневых практик в деловых отношениях. Повышая налоги и создавая многочисленные барьеры на пути предпринимателя, государство подталкивает его к нарушениям. А отступление от закона делает бизнес уязвимым не только перед государством, но и перед разного рода вымогательствами, шантажом и прочими нарушениями прав. Практически бизнес, выходя из «белого рынка», в «розовый» и далее в тень, становится объектом насилия в различных формах и сферах.
Уход от налогов, безусловно, является центральной точкой, вокруг которой концентрируются незаконные и полузаконные хозяйственные действия. Легальных и нелегальных способов ухода от налогообложения выработано предостаточно. И не платить налоги в полном объеме считается нормой российского бизнеса, вполне оправданной в глазах общественности. Высокие налоги и сложность налоговой системы являются инструментом сохранения всеобщей бюрократической зависимости и порождают замкнутые круги. Подталкивая предпринимателя к нарушению закона, государство делает бизнес уязвимым — и перед лицом органов власти, и перед лицом силовых группировок. Проблема уклонения от налогов сохранится и в будущем. Снижение ставок налоговых платежей, предлагаемое многими политиками, предпринимателями и экспертами, может облегчить условия

хозяйственной деятельности, но уровень собираемости налогов вряд ли существенно повысится, по крайней мере в обозримой перспективе. Причина кроется в том, что неуплата налогов государству как практика повседневной хозяйственной жизни уже утвердилась как неформальная норма. Как уже отмечалось, неуплата налогов многими - это вполне оправданное, легитимное дело, более того, считается, что, уплачивая все налоги, жить попросту нельзя. И налоговыми стимулами устойчивую норму поведения уже не преодолеть. Решить проблему можно не манипулированием налоговыми ставками (хотя многие из них действительно надо снизить), а за счет существенного упрощения налоговой системы и поэтапного усиления контроля за сбором налогов. 
<< | >>
Источник: Коллектив авторов Давыденко В. А., Ромашкина Г. Ф., Абдалова Ю. П., Мездрина Н. В., Тарасова А. Н. Захаров В.Г., Сухарев С.Я.. СОЦИОЛОГИЯ НЕФОРМАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ЭКОНОМИКА, КУЛЬТУРА И ПОЛИТИКА. 2005

Еще по теме 3.2. Теневые практики хозяйствования в Тюменской области:

  1. ГЛАВА 3 ТЕНЕВЫЕ ПРАКТИКИ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ
  2. ОПЫТ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ
  3. 2.2. Анализ неформальной занятости в России и в Тюменской области
  4. Оценка и противодействие теневым практикам
  5. Теневые практики в контексте стратификации общества
  6. 10.5.2. Регулирование земельных отношений в Тюменской области при освоении нефтяных и газовых месторождений
  7. Особенности современного рынка труда в России и в Тюменской области
  8. 3.1. Сравнительный анализ распространения теневых практик в регионах России
  9. Коллектив авторов. РАЗДЕЛЕНИЕ ВЛАСТЕЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 21 - 22 октября 2008 г. / Под ред. доктора юрид. наук, профессора М.С. Матейковича. Тюмень: Тюменская областная Дума, Тюменский государственный университет. - 244 с., 2008
  10. Понятие стратегической зоны хозяйствования, зон стратегических ресурсов и групп стратегического влияния Стратегическая зона хозяйствования
  11. Действующая практика в области международных таможенных отношений.
  12. § 4. Судебная практика в области франчайзинга