<<
>>

1.2 Неформальные отношения: политика и экономика

  Точку зрения о том, что современную социально-экономическую и политическую ситуацию в России невозможно понять без учёта “неформальной” составляющей - среди учёных и практиков разделяют всё большее и большее число
41
учёных и практиков .

Без знания содержания и сущности неформальных отношений; того, как осуществляются неформальные действия; того, как на самом деле работают неформальные «правила игры», на наш взгляд, сегодня невозможно никакое грамотное, нацеленное на реально прогнозируемый результат, поведение членов общества - начиная хотя с самых молодых - «пионеров», заканчивая пожилыми -
42
пенсионеров как в экономике, так и в политике.
Главный парадокс новейшей истории российского общества - это его социально-экономическое выживание. Жизнь миллионов людей, огромного большинства населения невозможно понять, если не принять во внимание их деятельность в неформальной экономике, когда с помощью неформальных практик обеспечивается хотя бы сносное современное существование.
Причины наличия парадокса выживания (Т. Шанин)              - достаточно
многочисленны, но его основная идея связана со здравым смыслом, многими остроумными анекдотами и афоризмами людей, касающихся их социальноэкономического существования - типа: "этот наезд - уж точно последний", "не подмажешь - не поедешь», "нельзя уволить семейного работника" и многих аналогичных других, отражающих сущность неформальных отношений и неформальных практик. Неформальные отношения - это и "блат", и "патронаж", и "крыша", и многое другое, и мы до сих пор не уверены, что именно они ещё они собой представляют. Неформальные контексты сопровождают практически любое человеческое действие.
Поэтому актуальность темы “неформальности” и в социологии, и в экономике, и в этике, и в политике, и культуре, и в других науках связана с тем, что важность подхода к соотношению формального и неформального до сих пор не вполне осознанна, хотя сама эта проблема с теоретической точки зрения достаточно глубоко исследована.
Так, хорошо известно, что неформальные правила выполняют функцию структурирования социальных взаимодействий и являются неотъемлемым

моментом составляющей спонтанно возникающих порядков сотрудничества между
43
людьми .
Например, для нас очевидно, что под понятием неформального действия и взаимодействия в управленческих группах понимается в терминах Макса Вебера взаимоориентированное неофициальное поведение групп работников разного уровня, осуществляемое на базе общей для них идеологической (мифологической) концепции и направленное на достижение целей разного уровня - общих для всех управленческих групп (глобальных), общих для небольшого числа групп (локальных), специфических для каждой группы.
Реализацией любой идеологической (мифологической) концепции на уровне формального взаимодействия является выполнение этими группами функций, предполагающих общность их действий.
Неформальный их аспект означает рассмотрение управления как процесса совместной деятельности членов тех или иных групп, имеющих собственные цели, ценности, убеждения, системы оценок, но различающихся своим положением в структуре власти и, следовательно, соотношением прав и обязанностей. Неформальное управление рассматривается не как механический процесс передачи информации и усвоения её «объектом», а скорее как диалог на уровне личностей, в котором властные и подчинённые группы вырабатывают и осуществляют взаимоприемлемые виды деятельности.
Характер и результаты взаимодействий на равных идеологических (мифологических) концепций взаимно влияют и формируют общий взаимодейственный контекст, который становится фактором, определяющим поведение взаимодействующих групп. Поэтому адекватный анализ поведения конкретной группы, ее взаимодействий по каждому отдельно взятому поводу требует анализа всего поля взаимодействия групп.
Этот структурный (Р. Мертон) контекст является фактором, учёт которого позволяет рационально объяснять отклонения любого типа поведения некоторых групп не только от оптимального, но и просто от разумного.
Неформальные управленческие взаимодействия разворачиваются в рамках формальных управленческих структур. Но эти взаимодействия в то же время происходят также и вне нормативных рамок этих структур. Осуществление неформальных управленческих взаимодействий регулярно и в достаточно широких масштабах означает, что эти взаимодействия являются составной частью формальных структур управления и необходимы для их нормального функционирования.

«Живучесть» неформальных взаимодействий осуществляется потому, что они              выполняют              задачу повышения эффективности формальных
взаимодействий, хотя часто являются лишь инструментом формальных структур, подчинены им и ими контролируются. Когда же неформальные взаимодействия распространяются достаточно широко и охватывают большую часть групп, они становятся периодическими и необходимыми для функционирования формальных властных структур. На этой стадии неформальные взаимодействия приобретают собственную динамику, проблема контроля усложняется: формальным структурам приходится прилагать для этого особые, все возрастающие усилия. Перед ними встает альтернатива либо ликвидировать неформальные взаимодействия, либо разработать систему мер по их регулированию, поддержанию на приемлемом уровне. Первое практически нереально, поэтому неформальные взаимодействия переходят на стадию роста значимости личных связей, что подкрепляется «спонтанными полузаконными или даже незаконными формами поощрения» [30] Формальные управленческие структуры формируют нормы (правила) неформальных взаимодействий, позволяющие более жестко их контролировать и координировать. />Происходит «вторичная формализация», в результате которой на локальном уровне почти исчезают различия между формальными и неформальными взаимодействиями. Появляется реальная возможность возникновения параллельных - уже «теневых» управленческих структур.
Отметим, что сам предмет социологии мы понимаем в контексте «интегрированной» дюркгеймо-веберовской традиции, которая в своём подходе анализа общества применяет принципы и методологического коллективизма (Эмиль Дюркгейм) и методологического индивидуализма (Макс Вебер), и которые, не смотря на кажущуюся противоречивость, тем не менее, в итоге позволяют представить содержание социологической науки, состоящее из адекватного
45
описания человеческого поведения .

Под последним понимается не только индивидуальное поведение (Макс Вебер), или поведение групп и общностей (Эмиль Дюркгейм), но также их взаимно обусловленный совместный анализ, включая латентные функции и мотивы (Роберт Мертон), неумышленные последствия взаимодействия индивидов (Пётр Штомпка), как и разнообразные правила игры и институты, в которых воплотилось прошлое поведение (теоретики институционализма [31] и неоинституционализма [32] в социологии и в экономике).
Исследование методологических основ современной социологической науки, позволяющее понять характер выводов, к которым она приходит и яснее очертить допустимые области и границы её применения не ставилось в качестве задачи в данной работе, хотя очевидно, что об этом - сознательно или подсознательно - думает учёный-социолог. Научный подход к описанию и предсказанию человеческого поведения в обществе требует от социологии его обобщения и типизации. На практике это проявляется в использовании определенной поведенческой гипотезы - рабочей модели, предполагающей инструментом исследования соответствующей теории. Содержание этой модели человека и выбор составляющих её признаков определяет специфику того или иного социологического подхода.
Более того, “проблема неформальности”, как весьма актуальная, вполне официально вышла на самый высокий государственный уровень, когда 24 января 2005 г. президент России Владимир Путин принял в Кремле президента Украины Виктора Ющенко.
Ранее был ожесточенный спор по поводу президентских выборов на Украине, и после инаугурации Виктора Ющенко противники попытались заново начать отношения, ведь российский президент открыто и откровенно поддерживал противника Ющенко Виктора Януковича. Кремль не оказал новому украинскому президенту теплого приема, что было видно уже по церемониалу. Путин принял Ющенко - в отличие от Януковича за несколько дней до этого - не в своей
48
резиденции в Ново-Огарево, а формально, в Кремле . Аналитики также отмечают, что эта встреча началась неожиданно, российский президент вдруг стал оправдываться перед украинским:              “Мы не занимаемся никакой закулисной политикой на постсоветском пространстве. Мы не можем проводить никакой другой

- ,, 49
политики кроме открытой .
В качестве своего ответа президент Украины Виктор Ющенко ситуацию возникших неформальных отношений попытался перевести в формальные: “Мы исходим из того, - заявил он, - что наши отношения с Россией должны быть максимально формализованы. Всё, что относится к движению капитала, требует формального разрешения ” 500.
На наш взгляд, этот принципиальный и показательный момент первой официальной встречи двух президентов - России и Украины - зафиксировал тот тип социального порядка, который сегодня реально складывается в России. Согласно западным аналитикам то, что происходит в России - есть не что иное, как социальный порядок «авторитарного государства теневых сделок и утраченных возможностей» [33].
Такой социальный порядок совсем не устраивает Виктора Ющенко: как вновь избранный президент Украины он ему противостоит и жёстко и смело, несмотря на то, что Кремль стремится продолжать доминировать на Украине. Что с этим теперь покончено, Виктор Ющенко дал понять своим решением, о которых сообщила его пресс-служба в момент начала встречи с Владимиром Путиным: он назначил Юлию Тимошенко и.о. премьер-министра, несмотря на то, что в России на неё выдан ордер на арест по политическим мотивам. Теперь Кремлю придется «поломать голову, как
52
отменить ордер, в очередной раз не потеряв лицо»              .              Кроме              того, Виктор Ющенко
пошёл и на то, что стал говорить прямым текстом Владимиру Путину вещи своими
53
именами: “я не хочу представлять правительство, которое ворует ”              .              На взгляд
зарубежных авторов, такова сегодня истинная репутация России в Европе и США,
Политическая неформальность как реальная практика действий видна в оценках “вертикали власти ” Владимира Путина. На смену "управляемой демократии" пришёл "мягкий авторитаризм". Даже защитники Путина не могут без оговорок назвать Россию “демократией”. Демократия в русском стиле - очень специфична: политическая конкуренция уничтожена, сдержки и противовесы - ликвидированы, правительство - отделено от общества, губернаторские выборы - отменены и президент переключился на систему, где губернаторов выбирает он сам. Его угрозы преследований, грозного тона, увеличения числа людей из спецслужб на руководящих постах и, разумеется, примера ЮКОСа оказалось достаточно, чтобы запугать элиты и очистить политическую сцену от какой-либо оппозиции. Режим сползает ко всё более жёстким методам. В конце 2004 г. по делу ЮКОСа было арестовано ещё несколько человек - руководителей среднего звена и юристов. Эти

аресты в ЮКОСе, по-видимому, спровоцированы яростью прокуроров, не способных завершить кампанию против Михаила Ходорковского. Известные ученые Игорь Сутягин и Валентин Данилов приговорены к длительному заключению (15 и 14 лет соответственно) по сфабрикованным делам о шпионаже, и, по словам адвокатов учёных, их осудили специально подобранные присяжные. Суровые приговоры стали сигналом для службы госбезопасности, рвущейся показать, кто в доме хозяин. Членов молодёжной организации приговорили к пяти годам тюрьмы лишь за то, что они ворвались в правительственное здание и сломали несколько предметов мебели. Другим членам той же организации предъявлено обвинение в преступлении против государства, по статье которой предусмотрено 20 лет заключения. Они сурово наказаны в момент, когда на Украине разгорелась "оранжевая революция", - возможно, несоразмерное наказание отражает страх кремлевских правителей по поводу того, что разгневанная толпа может бросить
54
вызов их власти .
Обращая внимание на то, что «личные отношения Путина с западными лидерами никогда не были тёплыми», Лилия Шевцова констатировала, что, тем не менее, «по существу, Запад заключил с Россией неформальную сделку, которая дала Кремлю карт-бланш на любой политический режим внутри страны при условии сотрудничества на международной сцене» [34]. Этот политический режим стал легализироваться и усиливаться по принципу ужесточения вертикали. Но власть, устроенная по принципу вертикали, может быть устойчивой лишь при условии безупречной субординации. Последнее же достигается только за счёт страха и насилия. При слабости механизма принуждения даже незначительный сбой в функционировании президентской вертикали вызывает разбалансировку по всей цепи. В итоге такая власть не может быть адекватной и теряет ощущение реальности
56
На практике люди видят и лично на себе ощущают всю фальшивость мифа такой вертикали. Монетизация социальных льгот, наглядно вскрывшая ложь этого мифа и ставшая реальным шоком для путинского электората, больше всех преданного президенту, вызвала первый при Путине социальный кризис. Принятие решения властью о монетизации социальных льгот привело к кризису, явно продемонстрировавшему противоречие между формальным и неформальным - между должным и сущим, между идеальным и реальным. Существует диалектика удерживания этих противоположностей и далее - их снятия в форме примирения или, скажем, в форме преодоления через подавление или даже физическую ликвидацию противоречащего.
Мирная «оранжевая революция», произошедшая в Украине в конце 2004 - начале 2005 гг., направленная на конструктивное строительство реальной демократии, доказала, что новая общественная демократическая формация может возникнуть и без взрывания основного противоречия - особенно когда всем ясно, что на самом деле происходит.

Результатом абсолютизации диалектики формального и неформального и негативного снятия является обезличивание действительности, а также её «обезмораливание» и тем самым «снятие» самого человека.
Социолог «Левада-Центра» А. Голов зафиксировал эмпирические показатели политического процесса в России как процесса, идущего от капитализма к крепостничеству. Уже не важно, что человек делает на месте, важно, что это место высоко оплачивается; среди ценностей теряет свои позиции профессионализм; деньги на какие-то места сыплются, а на какие-то нет, и с работой это уже меньше связывается; более всех разочарованы те, кто работал, зарабатывал и надеялся
57
зарабатывать дальше. И всё это - следствие президентства Путина .
Дело ЮКОСа тянется намного дольше, чем рассчитывал Кремль, а его издержки для российской экономики и международного престижа страны огромны. Разрушение ЮКОСа, грубое вмешательство государства в экономику, катастрофическая политика в отношении Украины отпугивают инвесторов, соседей и иностранных партнеров. Представители путинского режима не в состоянии завоевать уважение на международной арене и обеспечить устойчивое экономическое развитие дома, но они могут посадить своих политических противников в тюрьму. По мере того как накапливаются провалы, необходимость обвинить в них "враждебные силы" возрастает, равно как и желание наказать "врага".
События, происходившие на протяжении 2004 г., неожиданно грубо начали раскачивать ситуацию. Трагедия в Беслане стала подтверждением провала чеченской операции Кремля как способа упрочения Российского государства и обеспечения безопасности общества. История с ЮКОСом продемонстрировала неспособность власти гарантировать частную собственность и независимость судебной системы. Вмешательство Москвы в украинские выборы показало, что имперские интересы все еще определяют внешнюю политику Российского государства, но при этом политический класс не может их успешно продвигать. Монетизация социальных льгот, ставшая шоком прежде всего для путинского электората, преданного президенту, вызвала первый при Путине социальный кризис.
Но как на эти события реагирует власть?
Она с упорством продолжает свой путь, постепенно отказываясь от имитации либерализма и демократии. И дело здесь не только в политических предпочтениях самого президента. Дело в том, что начала работать логика единовластия, которая заставляет отсекать все чужеродное.
Ограничение свободы, стихийный порыв народа, независимо от диалектики истории, был следствием не «диалектических процессов» и их «снятия», а соглашения граждан о том, что они будут свободно договариваться между собой и будут рассматривать политику не как результат диалектического развития, а как результат процессов согласования.
Неформальные структуры создают основы стабильности и социального порядка на протяжении длительного времени, так как формируют ожидания «правильности действий» на основе прежнего опыта - то, что Честер Барнард обозначал как практическое знание, или знание поведенческое (behavioral knowledge) [35], Майкл Полани - как личностное знание [36], Фридрих Хайек - как идиосинкразическое знание (idiosyncratic knowledge) [37], которое покоится на принципе «правил верного поведения», определяемых как совокупность норм, типов поведения, традиций, обычаев или условных соглашений [38].

Более того, такого рода поведенческие знания неформальных отношений обладают уникальной функцией предсказания - способностью преодолевать отсутствие знаний о будущем. Они составляют «общие схемы предсказаний», способствуя тому, что большинство ожиданий действительно сбываются.
Главная проблема здесь заключается в том, что политический механизм в нашем государстве в его нынешнем виде не выполняет свою главную функцию - создание и поддержание социально ответственного и ориентированного на общественные цели механизма управления страной.
Проблема при этом - не в конкретных личностях (среди которых много незаурядных), не в той или иной фамилии, а в системе отношений, которая, к сожалению, не позволяет в полной мере реализовать ни одно благое реформаторское начинание. истинные интересы и мотивы власти по большому счету не были связаны с декларировавшимися целями создания прозрачной и конкурентной рыночной экономики и обеспечения минимальной социальной защиты населения.
В этом случае формальные управленческие структуры превращаются в средство реализации собственных экономических и политических целей и легальное прикрытие групп - высших функционеров неформальных структур власти и управления, что мы и видим в настоящее время (февраль 2005г.) в современной России.
<< | >>
Источник: Коллектив авторов Давыденко В. А., Ромашкина Г. Ф., Абдалова Ю. П., Мездрина Н. В., Тарасова А. Н. Захаров В.Г., Сухарев С.Я.. СОЦИОЛОГИЯ НЕФОРМАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ЭКОНОМИКА, КУЛЬТУРА И ПОЛИТИКА. 2005
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 1.2 Неформальные отношения: политика и экономика:

  1. Коллектив авторов Давыденко В. А., Ромашкина Г. Ф., Абдалова Ю. П., Мездрина Н. В., Тарасова А. Н. Захаров В.Г., Сухарев С.Я.. СОЦИОЛОГИЯ НЕФОРМАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ЭКОНОМИКА, КУЛЬТУРА И ПОЛИТИКА, 2005
  2. 1.3 Реальный пример неформальных отношений: использование рекламы в неформальных практиках на рынке недвижимости
  3. Социальный механизм развития неформальной экономики
  4. ГЛАВА 4 НЕФОРМАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА В КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ
  5. 4.3. Культура сетевого взаимодействия: солидарность и доверие как ресурс неформальной экономики
  6. Культурологический анализ неформальных отношений
  7. Предметное поле дискуссии. Мертоновская теория неформальных отношений.
  8. Конфликт между формальной и неформальной системами отношений
  9. ГЛАВА 1 Почему социология неформальных отношений?
  10. 2.3. Системы контрактных отношений и рынок труда: соотношение формального и неформального
  11. ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
  12. Политика и экономика
  13. 3. Соотношение экономики, политики и права
  14. 2. ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ И ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ
  15. Кокошин А. А.. США в системе международных отношений 80-х годов: Гегемонизм во внешней политике Вашингтона. —М.: Междунар. отношения.— 304 с., 1984
  16. КАНАЛЫ, ЧЕРЕЗ КОТОРЫЕ ДЕНЕЖНАЯ ПОЛИТИКА ВЛИЯЕТ НА ЭКОНОМИКУ.