<<
>>

4.3. Культура сетевого взаимодействия: солидарность и доверие как ресурс неформальной экономики


Рассмотрим доверие и солидарность, как факторы влияющие на неформальную экономику в контексте сетевого взаимодействия. Проанализировав их влияние можно еще глубже понять существование неформальной деятельности,
так как люди живут и действуют не в вакууме, а в контексте широких социальных целостностей. Крупные социальные целостности возникают с появлением сетей социальных отношений (социальных структур), связывающих отдельных индивидов. Общество не состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти индивиды находятся друг к другу.[94]
В российском социуме очень много основано на ценности не доверия или на доверия.
Доверие заключается в «ожидании человеком определенных действий со стороны окружающих, когда эти действия напрямую затрагивают его выбор и он должен принимать решения до того, как они станут известны».[95] Любое длящееся во времени взаимодействие - от сделок на рынке на основе предоплаты до создания семьи - предполагает следование его участниками норме доверия.
По данным опросов, проводившихся различными исследователями только около 33% россиян считают, что людям можно доверять, однако «Российские простые люди» доверяют близким и хорошо знакомым им людям, в первую очередь, членам своих семей. Отвечая на вопросы анкеты о принципах внутрисемейных
183
отношений, 86% респондентов россиян указали на доверие.
Оценивая уровень межличностного доверия, нельзя обойти вниманием и то влияние, которое оказывает на него характер              властных отношений.
Институциональная трактовка власти предполагает, что один индивид - Агент - добровольно передает часть прав по контролю над его действиями другому индивиду - Принципалу. Главным стимулом частичного отказа Агента от своей автономии служит либо вера в то, что под руководством Принципала он быстрее достигнет собственных целей (случай согласованных властных отношений), либо надежда на получение от Принципала материальной компенсации за подчинение его командам (случай рассогласованных властных отношений)[96].
Соотношение              уровней межличностного              и институционального
(представителям легальной власти) доверия является важным социологическим индикатором, своеобразным «термометром» здоровья общества. Возможны четыре
185
варианта такого соотношения (см. табл. 4.13)              .
Таблица 4.13
              Соотношение межличностного и институционального доверия


Уровень институционального доверия

Выше среднего

Ниже среднего

Уровень
межлично-

Выше
среднего

I. Социальный оптимум

II. Социум и легальная власть существуют автономно




стного

Ниже

III. Все социальные

IV. Механизмы социального

доверия

среднего

взаимодействия регулируются

регулирования не действуют,



через обращение к легальной

есть угроза целостности



власти

общества


(В качестве среднего показателя выступает величина, рассчитанная для нескольких сравниваемых стран, социальных слоев или организаций.) Ситуация I (межличностное и институциональное доверие выше среднего) - состояние социального оптимума: общество обладает значительным социальным капиталом, а власть, в свою очередь, способствует его сохранению и воспроизводству.

В ситуации II (высокий уровень межличностного доверия при низком уровне доверия институционального) общество от власть существуют автономно. В этом случае происходит “амортизация” социального капитала и возникает тенденция перехода к ситуации IV.
Ситуация III (симметричная ситуации II) означает, что социум не может функционировать самостоятельно, он практически полностью зависит от властных инициатив.
Наконец, в ситуации IV (низкое межличностное и институциональное доверие) социальные взаимодействия в обществе оказываются практически парализованы. Власть не способна контролировать ситуацию, а координированные действия людей сильно затруднены ввиду взаимного недоверия.
Для того чтобы сравнить уровень доверия респондентов в трех регионах, предлагалось ответить на вопрос «Доверяете ли вы?» (табл. 4.14)
Можно заключить, что во всех трех регионах уровень институционального доверия ниже среднего. При этом уровень межличностного доверия существенно выше среднего по отношению к друзьям и родственникам, и ниже среднего по отношению к соседям и коллегам по работе.
Суммарные показатели позволяют отнести ситуацию в Тюмени и Туле ко второй, когда социум и легальная власть существуют автономно. В Ставрополе наблюдается ситуация, пограничная между второй, и четвертой. Механизмы социального регулирования еще действуют, но может появиться угроза целостности общества, еще больше ослабнет уровень межличностного доверия при сохранении столь же низкого институционального доверия.
Таблица 4.14
              Ответы на вопросы о доверии (% от числа респондентов)

Доверяете ли Вы?

Нет, не доверяю, скорее нет

И да, и нет

Да, доверяю, скорее да
1 2 3 1 2 3 1 2 3
Милиции 46 76 49 37 16 34 17 8 16
Государственным служащим 40 60 44 41 29 42 18 11 14
Чиновникам 52 59 60 37 30 35 11 11 6
Судам, прокуратуре 32 44 36 36 39 38 33 16 27
Соседям 22 19 17 36 43 51 42 38 32
Друзьям 6 7 4 15 21 15 80 73 82
Родственникам 6 7 2 15 19 10 80 74 87
Коллегам по работе 12 37 7 41 44 45 47 19 47
Частным предпринимателям 37 60 39 48 29 49 16 11 13




Тюмень Ставрополь Тула 187
Эти результаты подтверждают выводы А. Н. Олейник , П. Штомки , И. Клямкина и Л Тимофеева.[97]
Такую ситуацию в современном социуме описывал, например, П. Штомка «люди не доверяют официальным заявлениям, критикуют средства массовой информации и в то же время наивно готовы верить сплетням, слухам, всяческим пророчествам, доходящим до них по неофициальным каналам. Те, кто убежден, что «ТВ лжет» и «в прессе лишь некрологи - правда», могут соглашаться с самыми дикими мифами, распространяемыми друзьями, соседями или родственниками. Официальные авторитеты как в высших эшелонах власти, так и на местном уровне отрицаются. Действия правительства расцениваются как тайный сговор, ложь и цинизм или, в лучшем случае, как глупость и некомпетентность. Что же касается
189
частных связей и отношений, то они явно идеализируются».
Рассмотрим теперь как межличностное, институциональное, практическое доверие и честность влияют на неформальную экономику. Для этого построим индексы межличностного, институционального доверия, доверия в практической деятельности и честности и проведем корреляционный анализ с этими индексами и индексами неформальной деятельности по трем регионам России. [98]
К индексу межличностного институционального доверия для Тюмени отнесем вопросы F7, F8, F9, F10, к индексу институционального доверия отнесем вопросы F1, F2, F4, F5, F6, F11, к индексу доверия к практической деятельности отнесем вопросы F12, F13, к индексу честности - вопросы F14, F15, F16, F17, F18 (см. Приложение 1).
Полученные результаты приведены в приложении 2 таблица 11.

Аналогичным образом построены индексы доверия для Тулы и Ставрополя (см. Приложение 4 таблица 11). Выводы, полученные для Тулы и Ставрополя принципиально не отличаются от Тюмени.
Такую структуру можно визуализировать при помощи сети доверия/честности и неформальной деятельности, которая позволяет оценить не только их направленность , иерархию, но их взаимосвязь.
Вершинами графа являются индексы честности/доверия и индексы неформальной экономики (см.приложение 4 таблица 11), ребрами связаны те индексы доверия/честности и неформальной деятельности, которые оказались в значимой зависимости на уровне 0,01 (со значением превышающие по абсолютной величине 0,1) по результатам опроса, веса на ребрах отображают коэффициент корреляции, связавший данные индексы с индексами неформальной деятельности.
Анализ графовой модели позволяет выделить сильные вершины и иерархию.
Граф на рис. 4.9 отражает взаимосвязь между показателями доверия/честности и показателями неформальной деятельности для Тюмени. Сильной вершиной графа является D, что говорит о том, что неформальная деятельность в основном связана с понятием честности или обмана. Все показатели неформальной деятельности находятся в прямой зависимости. Знаменательно, так же то, что неформальная деятельность для Тюмени это клубок связей с честностью и различными видами доверия.
самое большее связь (0,356) между нарушением прав работодателей и ценностью честности. Другая не менее важная связь (0,308) между ценностью честности и нарушением прав государства.
Рис 4.9 Граф, отражающий взаимосвязь между показателями доверия/честности и показателями неформальной деятельности для Тюмени Прим. А - межличностное доверие В - институциональное доверие С - доверие к практической деятельности D - честность


Рис 4.9 Граф, отражающий взаимосвязь между показателями доверия/честности и показателями неформальной деятельности для Тюмени Прим. А - межличностное доверие В - институциональное доверие С - доверие к практической деятельности D - честность - частота нарушение прав покупателя - частота нарушение прав работодателей - частота нарушение прав производителей - частота нарушения законов и норм в отношениях с государством - неформальная занятости - неформальное предоставления услуг

Для изучения ценности культивировании обогащения были введены следующие индикаторы «стремление к обогащению любой ценой» и «культ денег». Для определения «стремления к обогащению любой ценой» респондентам городов Тулы, Тюмени и Ставрополя предлагалось ответить на следующий вопрос «Как вы считаете, можно ли совершать следующие поступки ради того чтобы заработать больше?». Полученные в ходе опроса ответы были расположены по пятибалльной шкале (1, 2, 3, 4, 5) и по ним делался расчет средней (см. табл.4.15).
Таблица 4.15
              Средние значения по показателю «стремление к обогащение любой ценой»
Как вы считаете, можно ли совершать следующие поступки ради того чтобы заработать больше? Тюмен
ь
Тула Ставропо
ль
Завышать качество товара для покупателя 2,19 1,61 1,98
Завышать цену товара для покупателя 2,39 1,65 1,98
Сообщать о товаре не полную информацию (место производства, дата изготовления, гарантийные сроки) 2 2,9 1,69
Убеждать купить тот товар, который покупателю не подходит 1,96 1,83 1,89
Давать недобросовестную рекламу 1,78 1,6 1,76
Предлагать товар с истекшим сроком пользования 1,37 1,25 1,4
Продавать товар с дефектом 1,59 1,44 1,66
Уклоняться от выплаты налогов 2,23 1,85 2,52

Прим. 1 - минимум (нельзя), 5 - максимум (можно)


Стремление к обогащению любой ценой имеет сильные региональные особенность. Так, в Ставрополе скорее одобряется уклонение от выплаты налогов ради того, чтобы заработать больше, тогда как в Туле это скорее осуждается. Однако нет «более честных» регионов. Так, в Тюмени более оправданным считается завышать цену для покупателя. Не забудем о том, что Тюмень отличается в среднем более платежеспособным спросом и большими внутрирегиональными различиями в доходах.
Рассмотрим проблему, связываемую в общественном мнении с неформальной экономикой - культ денег. Нередко в научной литературе можно встретить мнение о том, что в России деньги традиционно считаются злом, их не рассматривают как ценностью большее число россиян.[99]
Проверим каковы ответы респондентов Тюмени, Тулы и Ставрополя по вопросам, направленным на выявление отношений к деньгам. Респондентам городов Тулы, Тюмени и Ставрополя нужно было согласиться или не согласиться с утверждениями, по ответам в пятибалльной шкале делался расчет средней (см. табл.4.16).

Таблица 4.16
Средние значения по показателю «культ денег»
Вопросы Тюмен
ь
Тула Ставропо
ль
Денег не может быть слишком много 1,81 1,81 1,5
Счастье не в деньгах, но и без денег его тоже нет 1,78 1,82 1,5
Деньги - источник всех зол 3,11 3 2,37
Спокойствие дороже денег 2,19 2,12 1,99
Дружба важнее денег 1,78 1,78 1,82

Прим. 1 - минимум (полностью согласен), 5 - максимум (совершенно не согласен)


В действительности граждане Тюмени и Тулы практически единодушны, в том, что денег не может быть слишком много и дружба важнее денег. остальные значения имеют небольшие расхождения. Показатели Ставрополя находятся в тех же пределах, но все таки существуют различия по одному утверждению того, что «Деньги источники всех зол». Это свидетельствует о том, что разные культуры у жителей данных регионов и разные приоритеты, но в тоже время, россияне научились ценить деньги.
Проверим, наблюдается ли влияние этих показателей на неформальную деятельность. Для этого проведем корреляционный анализ данных показателей и показателей неформальной деятельности по трем городам.
Анализируя результаты таблицы 4.17 можно сказать, что культ денег находится в значимой очень слабой зависимости, с частотами личного участия в неформальной экономике. Стремление к обогащению любой ценой вызывает в первую очередь увеличение частот воровства на рабочем месте, обмана и нарушения формальных законов и норм.
Таблица 4.17
Показатели линейной корреляции между показателем ценностью культивирования обогащения (столбцы) и частотой личностного участия (строки) в
неформальной экономике


Культ денег

Стремление к обогащение любой ценой
1 2 3 1 2 3
нарушение прав покупателя -0,006 -0,097* -0,007 0,07** 0,121** 0,183**
нарушение прав работодателей 0,068** 0,1 0,031 0,448** 0,043 0,351**
нарушение прав производителей 0,046* 0,088* 0,047 0,258** 0,151** 0,401**
нарушение прав государства 0,062** 0,208** 0,024 0,368** 0,242** 0,396**
неформальная занятости 0,046* -0,069 -0,054 0,326** 0,022 0,273**
неформальное предоставления услуг 0,008 0,13** 0,146** 0,19** 0,151** 0,249**

** Корреляция является значимой на уровне 0,01 (2-сторонная)
* Корреляция является значимой на уровне 0,05 (2-сторонная Тюмень Ставрополь Тула





Для интерпретации корреляционной зависимостью постоим граф между показателями «культивирования обогащения» и индексами неформальной деятельности.
Вершинами графа для Тюмени являются показателями «культивирования обогащения» и индексы неформальной экономики, ребрами связаны те показатели «культивирования обогащения» и неформальной деятельности, которые оказались в значимой зависимости на уровне 0,01 и по своему значению больше 0,1 по результатам опроса, веса на ребрах отображают коэффициент корреляции, связавших данные индексы с индексами неформальной деятельности.
Рис. 4.10
Рис. 4.10
Прим. В - стремление к обогащению любой ценой - частота нарушения прав работодателей - частота нарушения прав производителей -частота нарушения законов и норм в отношениях с государством - неформальная занятость - неформальное предоставления услуг


Анализируя полученный граф (см. рис 4.10), отражающий взаимосвязь между показателями «культивирования обогащения» и показателями неформальной деятельности, можно сказать, что данные показатели находятся на максимально значимом уровне, но они имеют низкую по величине корреляцию. Можно предположить, что имеется связь между ментальностью россиян и неформальными отношениями. Более сильной здесь оказалось влияние стремления обогащения любой ценой на нарушение прав работодателей. Они находятся в прямой зависимости, что составляет 0,448. Второй по весу (0,368) находится связь между показателем частотой нарушения законов и норм в отношениях с государством.
Другой не мало важный элемент культуры российского общества это отношение к законам. Частое восприятие их как формальных, надуманных, необязательных и часто невыполнимых установлений, глубокая укорененность в культуре и практике норм поведения, противоречащих формальному праву.
Итак, рассмотрим отношение граждан Тюмени к законам. Из числа опрошенных 52% населения считают, что законы в нашей стране противоречат друг другу так, что невозможно их не нарушать. Из данных результатов можно сделать
вывод, что авторитет закона у населения отсутствует. Практически одинаково распределилось мнение населения по поводу справедливости законов. Из числа опрошенных только 23% считают, что наши законы справедливы и 24% опрошенного населения считают, что законы несправедливы. Гораздо больше процент неопредлившихся по данному поводу и он составляет 34%. Отсюда можно сделать вывод, что в данный период времени существует конфронтация между государством и население России. Кроме этого, 59% опрошенных считают, что за соблюдением норм закона плохо следят органы правопорядка. Это еще раз подтверждает тот факт, что у населения нет веры в государство и в его представителей. Данный факт связан с тем, что в условиях гиперинфляцией и гигантским падением производства большая нагрузка ложится на государство. Однако государство оказалось не только не в состоянии защищать провозглашенные им самим права, но и, наоборот, встало на путь их систематического нарушения. Отсутствие надежных институциональных гарантий гражданского общества привело к росту произвола властей всех уровней — от низового звена до государства в целом. В современных условиях власти разных уровней сами часто нарушают установленные законные права граждан и даже поддерживают друг друга, осуществляя неправовые акции (незаконное расходование бюджетных средств, продажа на заранее невыгодных условиях объектов государственной собственности, заключение заведомо убыточных для России международных договоров и др.). Не случайно, что в опросах общественного мнения населения среди нарушителей прав граждан органы правопорядка встречаются почти вдвое чаще, чем обыкновенные правонарушители[100] .
Например, К. Касьянова по данному поводу говорит, что «государство изначально противостоит русскому человеку как нечто враждебное, и на него, как на врага, не распространяются моральные запреты: его можно обманывать, у него можно красть, обещания, данные государству, можно не выполнять»[101].
Другой характерной чертой российской культуры является тот факт, что граждане не терпят по отношению к себе несоблюдения закона и договоров, 45% респондентов, считают, что договоры должны выполнятся, даже если их выполнение становится невыгодны, 28% имеют противоположное мнение по этому поводу и 27% неопределившихся.
Рассмотрим, существует ли связь между отношением к нормам права и участием в неформальных экономических отношениях. Для этого построим показатель «уважение к нормам (формального) права». Он основан на: понимании функций (целей) формального права, наличии противоречий между разными нормами формального права, защите формального права, согласии с принципами формального права.
Респондентам предлагалось высказать свое отношение к утверждениям (см приложение вопросы H1, H2, H3, H4, H8 приложение 1). Корреляционный анализ показал, что существует значимая связь между показателем неформальной деятельности и неуважение норм (формального) права во всех городах без исключения. Анализ результатов позволяет заключить, больше всего неуважение к
нормам права, связано с частотой нарушения прав покупателей (0,138) и работодателей (0,107), показатели которых находятся в прямой зависимости (таблица 4.18).
Таблица 4.18
Показатели линейно корреляции между индикатором «неуважения к нормам (формального) права»(столбцы) и частотой личностного участия (строки) в
неформальной экономике


Неуважение к нормам права

Тюмень

Ставрополь

Тула

Частота нарушения прав покупателя

0,138**

0,261**

0,169**

Частота нарушения прав работодателей

0,096**

0,285**

0,110*

Частота нарушения прав производителей

0,107**

0,115**

0,078

Частота нарушения прав государства

0,061**

0,002

0,129**

Частота неформальной занятости

0,050

0,166**

0,03

Частота неформального предоставления услуг

0,080**

0,043

0,132**

** Корреляция является значимой на уровне 0,01 (2-сторонная) * Корреляция является значимой на уровне 0,05 (2-сторонная


Рассмотрим, насколько распространено превалирование личных интересов над общественными. В процессе преобразования российской экономики произошло столкновение новых формальных правил со старыми неформальными правилами, и новых неформальных правил со старыми — формальными[102]. Поэтому сложилась ситуация безусловного превалирования неформальных отношений над формальными. Разрушение старых формальных регуляторов открыло широкие возможности для их заполнения неформальными отношениями. Новые неформальные отношения, не были отношениями чисто рыночного свойства, они несли на себе социокультурный отпечаток предшествующего развития. Произошло укрепление личных связей в ущерб вещным, персонифицированного обмена — в ущерб неперсонифицированному [103].
Поэтому интересно было бы рассмотреть неформальную деятельность под этим углом зрения. Для этого введем индекс «превалирование личных отношений над служебными/гражданскими», который построен на:              готовности нарушать
формальные нормы ради «своих» во взаимоотношениях «начальник - подчиненный», готовности нарушать формальные нормы ради «своих» во взаимоотношениях «чиновник - гражданин», готовности нарушать формальные нормы ради «своих» во взаимоотношениях «продавец - покупатель». Для этого респондентам предлагалось, высказать свое отношения к суждениям, (см. в приложении 1 вопросы H5,H6, H7). Итак, рассмотрим существует ли влияние данных ценностей на неформальную экономическую деятельность. Полученные результаты представлены в таблице 4.19.
Таблица 4.19

Показатели линейно корреляции между индикатором «превалирование личных отношений над служебными/гражданскими» (столбцы) и частотой               личностного участия (строки) в неформальной экономике


Неуважение к нормам права
Тюмень Ставрополь Тула
Частота нарушения прав покупателя 0,02 -0,126** -0,155**
Частота нарушения прав работодателей -0,192** -0,046 -0,155**
Частота нарушения прав производителей -0,097** -0,192** -0,023
Частота нарушения прав государства -0,145** -0,141** -0,12**
Частота неформальной занятости -0,189** -0,119** -0,062
Частота неформального предоставления услуг -0,087** -0,117** -0,048

** Корреляция является значимой на уровне 0,01 (2-сторонная) * Корреляция является значимой на уровне 0,05 (2-сторонная


В целях дальнейшего анализа влияния превалирования личностных отношений над общественными на неформальную деятельность представим полученные результаты в виде графа, поскольку данное представление будет более наглядным. Вес на ребре отражает значения полученной корреляции. Анализ графовой модели позволяет выделить сильные вершины, имеющие наибольший вес. Для анализа по данному методу были отобраны сочетания где коэффициент корреляции значим и превышает значение по абсолютной величине 0,1.(см. рис.4.11)
Рис.4.11
Рис.4.11
Прим. А - неуважение к нормам (формального) права; 2 - частота нарушение прав работодателей; 4 - частота нарушение прав государства; 5 - неформальная занятости.
Таким образом, по данному критерию для анализа было частота нарушения прав работодателей, государства и неформальная занятость.
Анализируя полученный граф, можно сказать, что показатель «неуважение к нормам (формального) права» находится в обратной зависимости с частотой нарушения прав работодателей (-0,192), государства (0,145) и неформальной занятости (-0,189).
Итак можно сделать вывод, что существует значимая связь между российской культурой и неформальной деятельностью по показателям «честность/доверия» по отношению к окружающим, «уважением к нормам (формального) права», «стремлению к обогащению» и «превалированием личностных отношений над





служебными/гражданскими» и она гораздо сильнее, чем у индексов Хофштеда. Самая большая значимая связь наблюдается между показателем «стремлением обогащения любой ценой» индекса «культивирования обогащения». Так же видно, что в целом все эти четыре индикатора значимы для респондентов городов Тюмени, Тулы и Ставрополя, но внутри них происходит смена значимости в зависимости от места жительства, так в разных регионах наблюдается разное доминирование ценностей.
Выводы по 4-й главе. Россияне широко вовлечены в неформальную деятельность причем тех кто ее одобряет, значительно больше чем тех кто в ней сам активно участвует. Нас интересовало, существует ли сегодня то, что можно было бы с некоторым приближением назвать «российская экономическая ментальность»? Полученные показатели по городам Тула, Тюмень, Ставрополь оказались достаточно близки по значению, что говорит об относительной целостности ментального пространства России. В то же время заметна и некоторая дифференциация, что, впрочем, и следовало ожидать. Тюмень отличается более высоким уровнем «индивидуализма» и меньшей «дистанцией власти».
Чем свободнее человек действует в условиях неопределенности на работе, в семье и в отношениях с государством, тем чаще он участвует в неформальной экономике, и тем в большей степени он оправдывает неформальную деятельность. Также оказалось, что меньше всего с показателями культуры по Хофштеду связаны показатели ожидания проявлений неформальных отношений. Как и можно было предположить, ожидания граждан определяются в большей степени внешними факторами: политикой, экономикой, пропагандой, и навязываются извне. Отметим, что по результатам нашего исследования ожидания граждан в проявлениях неформальных отношений в экономике всегда превышают частоты личного участия, и оправдания такой деятельности. Можно сделать вывод, что чем чаще человек принимает участие в неформальной экономике, тем в большей степени его оценки условий успеха в бизнесе сдвигаются в сторону осуждения. Для пояснения результатов вспомним, как различаются осуждение теневых практик и частоты этих практик, рассмотренные нами в третьей главе. Оказалось, что в регионах с большими частотами участия в теневых практиках выше общий уровень осуждения таких практик. Также отмечался обратный характер связи между рыночными ценностными ориентациями респондентов и неформальной деятельностью в экономике.
Таким образом, тезис, озвученный Т. Заславской о том, что нарастание неправовых практик приводит к их институционализации в российском обществе, в нашем исследовании не получил эмпирического подтверждения.
Более того, результаты, изложенные нами выше, позволяют заключить, что распространение неправовых практик вызывает сегодня усиление осуждения и выработку стратегии активного противодействия таким практикам. То есть, в нашем случае скорее прав Т. Парсонс в своей теории границ равновесия и напряжения в обществе как механизма поддержания такого равновесия.
Неформальная экономика накладывает отпечаток на восприятие гражданами экономических действий вообще, рыночного способа хозяйствования в частности. В этом случае, вследствие нарастания неформальных отношений, люди чаще осуждающе относятся к тем, кто разбогател, в большей степени испытывают неприязнь к современным им условиям труда, более напряжены на работе, в большей степени возрастает дистанция власти.
Становится очевидным, что прямая связь между национальной культурой и неформальной деятельностью отсутствует. Это, однако, не перечеркивает постулата
о              влияние культуры на неформальную деятельность и не отбрасывает идеи, которыми руководствовались Г. Мюрдаль, Ю. В. Латов, С. Ю. Барсукова и другие в своих исследованиях. Просто мотивы участия людей в неформальной деятельности имеют более сложную структуру. Частота участия в неформальной деятельности очень слабо обратным образом коррелирует с показателем избегания неопределенности Предпринимательство для россиян стало легальным и официально одобряемым как подтверждают данные нашего исследования, но обогащение по- прежнему остается сомнительной с этической точки зрения целью. Исследование позволило выявить те базовые ценности, которые сопутствуют неформальной деятельности. К этим ценностям относятся вольность (76%) и традиционность (74%), самопожертвование (72%), власть (72%), свобода (64%), независимость (60%). Исследование показало, что в основном неформальная экономическая деятельность связана со взаимоотношениями между людьми и властью.
Полученные данные также говорят о неприятии ключевой либеральной ценности — закона («где нет закона, там нет свободы», — считали классики западного либерализма, в частности, Джон Локк), лишь 48% респондентов считают важной лично для себя такую ценность как законность, в то время как 52% считают, что законы в нашей стране противоречат дуру другу, так, что невозможно их не нарушать. Традиционное убеждение о невозможности жить «по закону» получило свое новое обоснование в практике последнего десятилетия, ознаменовавшегося разрушением любых правовых норм и социальных конвенций, в первую очередь, со стороны самого государства. Причем закону была противопоставлена не мифологема «жизни по совести» (что можно было бы считать возвратом к корням), а криминальная жизнь «по понятиям». Тем самым, по эмпирическим данным нашего исследования можно заключить, что сформировавшееся сегодня понимание свободы носит не либеральный (свобода в рамках закона), а криминально-анархический (свобода от закона и обязательств по отношению к государству и обществу) характер - неуважение к нормам закона писаного (формального) права замещается требованиям безусловного следования нормам неформальных договорённостей между людьми (даже если это невыгодно или даже идёт во вред человеку). Исследование показало, что у большей части населения нет ориентации на построение отношений демократического общества. Однако за десять последних лет произошли существенные сдвиги в самооценке граждан. Выросла доля качеств, способствующих развитию рыночной экономики с 29% до 41%, в то время как препятствующие солидарности и доверию остались
практически без изменения, что составило 31%. Считавшийся каноническим настрой российского индивидуума на коллективное взаимодействие и лозунг «будь как все» постепенно размывается трансформациями последнего десятилетия. Сегодня уже не действует старый кодекс норм - как начала прошлого века, так и середины прошлого века, но новый кодекс норм так и не построен. И, согласно известной теореме Мертона, происходит стихийное замещение ценностей. К цивилизованным рыночным отношениям можно прийти только в том случае, если изменится отношение к теневому поведению населения.
Думается, что в своём идеальном выражении (согласно типологии М. Вебера) необходима некая долгосрочная общественная программа по сближению моральных и экономических норм:              формирование              в средствах массовой информации
положительного имиджа предпринимателя, выработка позитивного отношения к такой ценности, как стремление к богатству, уважения закона и законопослушности граждан, внедрения общей концепции изменения формальных и неформальных институтов российского общества - но не через ужесточение санкций, а через прояснение причин теневого поведения и публичную выработку соглашений по поводу конкретных примеров расхождения писаного и неписаного права.
По-видимому, залогом успеха экономических реформ в России может быть только такая программа развития, которая трансформирует связи между законом, неформальными нормами и культурными ценностями.
<< | >>
Источник: Коллектив авторов Давыденко В. А., Ромашкина Г. Ф., Абдалова Ю. П., Мездрина Н. В., Тарасова А. Н. Захаров В.Г., Сухарев С.Я.. СОЦИОЛОГИЯ НЕФОРМАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ЭКОНОМИКА, КУЛЬТУРА И ПОЛИТИКА. 2005

Еще по теме 4.3. Культура сетевого взаимодействия: солидарность и доверие как ресурс неформальной экономики:

  1. Коллектив авторов Давыденко В. А., Ромашкина Г. Ф., Абдалова Ю. П., Мездрина Н. В., Тарасова А. Н. Захаров В.Г., Сухарев С.Я.. СОЦИОЛОГИЯ НЕФОРМАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ЭКОНОМИКА, КУЛЬТУРА И ПОЛИТИКА, 2005
  2. § 11. Совокупное обязательство. - Понятие о солидарности. - Действие активной и пассивной солидарности. - Обратное требование. - Корреальные обязательства. - Установление солидарности
  3. Социальный механизм развития неформальной экономики
  4. 1.2 Неформальные отношения: политика и экономика
  5. § 12. Установление солидарности в обязательствах по русскому закону. - Солидарность в товариществе. - В векселях. - В ответственности за вину и за последствия преступного действия
  6. 5.3. Формальные и неформальные группы, их взаимодействие в организации
  7. 3.3.2. Сетевая экономика и конкурентоспособность
  8. ГЛАВА 4 НЕФОРМАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА В КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ
  9. Глава 3.3. Маркетинг отношений и сетевая экономика
  10. Г. Зверева ПОСТРОИТЬ МАТРИЦУ: дискурс российской власти в условиях сетевой культуры
  11. 1.3 Реальный пример неформальных отношений: использование рекламы в неформальных практиках на рынке недвижимости
  12. Производственная культура в условиях становления информационной экономики.
  13. Как выглядит сетевая схема структуры организации, ориентированной на рынок?
  14. СТРУКТУРЫ ДОМАШНЕГО ХОЗЯЙСТВА И ФОРМИРОВАНИЕ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ В КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ МИРО-ЭКОНОМИКЕ И. Валлерстайн
  15. 1) Встречное удовлетворение 'как основание действительности неформального договора
  16. КАК ЖЕНЩИНА МОЖЕТ СОЗДАТЬ СТРУКТУРУ В СЕТЕВОМ МАРКЕТИНГЕ
  17. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РАЗВИТИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И КУЛЬТУРЫ