<<
>>

Написание диссертаций и монографий, и чтение лекций о вашем исследовании

Наконец, в каждом исследовательском проекте неизбежно встают вопросы, как придать исследованию законченный вид и подготовить его к изданию, а именно: (1) Когда мне начать подготовку текста исследования к изданию? Как мне узнать, когда исследование готово для этого? (2) О чем мне писать? (3) Какую(ие) форму(ы) следует придать исследовательскому тексту — статьи, монография, что-либо еще? (4) Написание текста статей отличается от написания монографий (или диссертаций)? (5) А как насчет устных презентаций? (6) Должен ли я стремиться к изданию? Где мне следует издавать? (7) Для какой аудитории я пишу (в том числе, когда я пишу диссертацию)? (8) Каким должен быть стиль исследовательского текста? (9) С чего мне начать, с реального исследовательского текста или со схемы для него? (10) Как я узнаю, когда исследовательский текст будет достаточно хорош, чтобы его можно было представить на рассмотрение для публикации? В этой главе, состоящей из трех разделов, мы попытаемся дать полезные ответы на подобные вопросы.
Первый раздел посвящен устным презентациям; второй — монографиям и диссертациям; третий — различным типам статей. (Параллельно с чтением этой главы вы можете консультироваться по следующим книгам: Glaser, 1978, р. 128-141; Strauss, 1987, р. 249-264.) Предварительные замечания От анализа к исследовательскому тексту Прежде чем вы продолжите чтение следующих страниц, мы предлагаем перечитать или, по крайней мере, бегло просмотреть главу 8 об интеграции, и главу 12 об аналитических памятках и диаграммах. Это напомнит вам, когда вы действительно сядете за написание вашего исследовательского документа, — или даже за план вводной лекции или статьи — что значительные средства для этих презентаций уже были вложены в вашу работу. Многие месяцы предшествующих усилий, вложенных в анализ, теперь окупятся. В числе этих аналитических средств находятся ваши аналитические «памятки», операциональные и интегративные диаграммы, прослеживание взаимосвязей между центральной категорией и субкатегориями.
Имеется также ваша всеохватывающая аналитическая история. Именно на этих материалах будут построены презентации. Материалы еще не могут быть вложены в переплет и изданы «как есть». Проблема состоит в том, как транслировать эти аналитические материалы четко и эффективно с тем, чтобы другие могли извлечь из них пользу. Работа над этой трансляцией будет все больше прояснять ваш анализ. Зачем издавать? Несколько вступительных слов следует сказать по более важному вопросу: зачем вообще издавать? Если вы не издаете докторские или магистерские диссертации, как две разновидности для узкого круга, то ваш анализ остается в стороне, в частной жизни, за исключением, вероятно, бесед с друзьями и нескольких публичных выступлений. Существует масса причин для издания. Одна или более могут заключаться в том, что требуются значительные усилия, чтобы написать что-то, отредактировать и добиться одобрения редакторов журналов или издательских компаний. Даже если не рассматривать многие мотивации (такие как чувство гордости, продвижение в карьере, желание участвовать в преобразованиях, или осветить жизнь изучаемых людей), все же существует первостепенная обязанность коммуникаций с коллегами Не выполняя это обязательство, нельзя накопить никакие исследовательские знания, будь то дисциплинарные, или профессиональные, невозможно развить их скрытые ресурсы с пользой для практики и теории. У опытных исследователей это обязательство является неотъемлемой чертой их психики. У менее опытных исследователей, и особенно аспирантов, проводящих «реальное» исследование впервые, возможно, не только отсутствует мотивация для издания, многие, к тому же, недооценивают свое собственное исследование. Нежелание публиковать, возможно, имеет законное основание, если исследователь, так же как и его спонсоры или друзья, так считают. Если нет, то следует уважать коллективные обязательства. Устные презентации Часто исследователи представляют материалы устно, как пробный пуск, чтобы видеть, как данная аудитория будет реагировать на эти презентации.
Однако иногда те, кого изучают, оказывают прямое или косвенное давление: «Что вы находите?» «Не могли бы вы дать нам, по крайней мере, предварительные результаты или интерпретации?» Пытаясь удовлетворить их любопытство, или для получения обратной связи, или по другим причинам, многие исследователи находят полезным делать устные презентации. Они делают это даже на ранней стадии своих исследовательских проектов. Исследователи, работающие по методу обоснованной теории, прибегают к относительно ранним сообщениям, потому что анализ начинается с первых шагов проекта. Совсем необязательно ждать, пока будет завершен более тщательно отработанный анализ, чтобы удовлетворить слушателей, как бы они ни были любопытны, жадны до результатов, скептичны или просто хотели бы испытать исследователя. Естественно, вы должны пытаться угадать на основании ваших интервью или полевых наблюдений, в каких темах могут быть наиболее заинтересованы ваши слушатели, и на какой стиль презентации они будут лучше всего реагировать. Университетская аудитория может усвоить большее количество лекций, изложенных на более абстрактных уровнях и даже посвященных исследовательским стратегиям и знаниям. Другие аудитории могут хорошо реагировать только на дискуссии о понятийных связях, если они приправлены нарративом или кейс-материалами, или живыми примерами, включающими цитаты из реальных интервью с людьми. Вам придется, к тому же, как можно более тщательно выбирать соответствующий словарный уровень для каждой аудитории. Плохо сделанный выбор может оттолкнуть аудиторию, в то время как хороший выбор существенно меняет дело, способствуя четкому изложению мыслей. Если после лекции останется время для дискуссии или для вопросов и ответов, то это добавочное время может превратиться в неформальное коллективное интервью, которое дополнит ваши данные, и не имеет значения, на ранней или поздней стадии вашего исследовательского проекта. К тому же, аудитория невольно выступает как соучастник ваших теоретических формулировок, либо побуждает вас уточнить их.
Из предыдущего изложения должно быть очевидно, что концепция аудитории очень важна для успешной устной презентации. Не менее важно, чтобы вы действительно имели, что сказать, определенным группам слушателей. Если анализ твердо обоснован в данных, то в дальнейшем карты складываются в вашу пользу. К тому же, если лекция для самих «туземцев», то ее успех более вероятен. Если, с другой стороны, перед вами университетская аудитория, то, конечно, хорошая восприимчивость теоретиков или профессионалов-практиков улучшит ваши шансы на признательность слушателей. Все эти рекомендации вы можете считать еще довольно общими, хотя, возможно, в какой-то степени убедительными. А как решается практически вопрос по теме лекции или выступления в действительности? В проектах обоснованной теории значительное число категорий рождается в процессе кодирования Как в мире решают, о чем следует говорить в выступлении? А также как быть со всеми этими взаимодействующими условиями, стратегиями и следствиями, не говоря уж о более широкой теоретической рамке, самой по себе? Помня, что содержание лекции должно соотноситься, насколько это возможно, с аудиторией, мы предлагаем следующие ответы. Сначала вообще гораздо лучше не представлять всю теоретическую рамку. Это уже чересчур для большинства аудиторий, даже для весьма теоретически грамотных. Кроме того, требуется большое искусство, чтобы представить много категорий и их взаимосвязи достаточно ясно, с тем, чтобы слушатели могли их понять и запомнить. Вы можете, конечно, дать беглый очерк главной описательной истории. Затем перевести небольшую часть ее в аналитическую историю, перед тем как обратитесь к детальной разработке одной из ее более интересных характеристик. Однако мы уверены, что устная презентация будет более эффективной и, конечно, лучше усвоится и запомнится, если будет сфокусирована на дискуссии лишь по одной или двум категориям. Например, вы обнаружили, что работа больничных пациентов, в сущности, незрима для медсестер и врачей. Категория работа пациента может в этом случае обсуждаться с точки зрения того, почему, когда и как она происходит, — касаясь различных условий, имеющих к ней отношение; а также того, какие следствия имеются для работы персонала и ухода за пациентами, для репутаций и так далее.
Различные подтипы работы, в которых заняты пациенты, могут быть очерчены также. Различные условия, при которых эта работа действительно признается персоналом или нет, высоко ценится или нет, могут также обсуждаться. Выступающий может даже закончить на риторической ноте, изменяя содержание в зависимости от того, являются слушатели профессиональными медиками («вы должны знать это, для того чтобы улучшить уход за пациентами») или неспециалистами («вы должны настаивать на том, что эта работа является ценной и должна быть определенно признана как таковая профессионалами»). Фокусируя внимание на одной или двух категориях, вы можете еще сплести их с такими субкатегориями, как удобная работа или безопасность работы, излишне не запутывая свою лекцию. Развертывание презентации вокруг одной или двух категорий включает написание четкой схемы главной истории относительно этих категорий и вставки нескольких субкатегорий и вопросов, релевантных к парадигме. Даже для относительно неискушенной аудитории вы должны суметь представить четкую и занимательную историю. Обоснованная теория в целом, созданная к этому моменту, остается на заднем плане, но обеспечивает невидимый трамплин, на котором построена речь. С другой стороны, речь выражает лишь небольшую часть всего анализа. Написание текста монографий или диссертаций Ресурсы и препятствия Когда вы пишете монографию или диссертацию, вы возлагаете особые надежды на некоторые инструменты. Но важнее всего вы сами. В ходе исследовательского проекта возрастает теоретическая чувствительность ко многим аспектам изучаемых феноменов. Вы узнали также много существенного о феноменах. И то, и другое начнет действовать, когда вы будете писать, напоминая вам о данных, которые теперь «в вашей голове», а также о том, где данные могут быть снова найдены, если необходимо, в полевых записях или интервью. Конечно, вы приобрели и другие умения, возможно неочевидные, которые будут способствовать изложению, а именно: некоторое понимание того, как строить предложения и объединять их, не делая чересчур много грамматических ошибок, и так далее.
К сожалению, вы можете также быть, как говорится, своим собственным худшим врагом, когда начнете писать. Вдобавок к плохому литературному стилю вы можете иметь все обычные писательские комплексы, описанные в книгах для помощи тем, кто пишет (см. Becker, 1986b). ' К счастью, вы изучили основные аналитические процедуры. Они помогут вам вступить в первую фазу написания текста. Они успешно используются на протяжении всех последующих фаз, и даже при переписывании заключительных черновых вариантов рукописи. Такой текст требует: (1) Четкой аналитической истории (2) Изложения на концептуальном уровне, придавая описанию второстепенное значение (3) Отчетливой детализации связей между категориями, описывая уровни концептуализации так же четко (4) Детализации вариаций и относящихся к ним условий, следствий и так далее, включая более широкие. Поскольку эти требования так сходны с аналитическими процедурами, которые мы обсуждали в этой книге, то вы можете увидеть, что в действительности хороший анализ должен значительно помочь в написании текста. Процедуры Начиная обдумывать текст, вы должны пересмотреть последние интегративные диаграммы и сортировать аналитические «памятки» до тех пор, пока не останется вопросов по поводу того, что представляет собой главная линия аналитической истории, о которой вы хотите рассказать. За этим пересмотром в той степени, в которой это нужно, будет следовать дополнительная сортировка аналитических «памяток», для того чтобы убедиться в том, что приемлемая, хотя еще и предварительная, схема может быть составлена. Сортировка может вызвать даже некоторые сомнения в том, насколько точной была ваша аналитическая история. Даже если так, не падайте духом. Худшее из того, что может случиться, состоит в том, что аналитическая история будет уточнена, но от этого она только выиграет. В любом случае, история должна быть транслирована во всеохватывающую схему. Некоторые люди не слишком успешно работают с подробными схемами. Все-таки, исходя из нашего опыта и опыта наших студентов, мы даем вам следующий совет: по крайней мере, набросайте общую логическую схему. Трансляция анализа в схему может происходить с помощью дополнительных процедур. Первая из них состоит в том, чтобы тщательно обдумать логику анализа, наполняющую историю. Каждая исследовательская монография, да и каждый исследовательский документ, обладает такой логикой. Каждый документ имеет ключевую фразу или параграф, который сигнализирует автору о лежащей в его основе «малой логике» (Glaser, 1978, р. 129-130), хотя иногда авторы, по-видимому, не осознают этого. Этот сигнал о том, что является центральным для любой данной публикации (или диссертации по этой теме), часто находится в первом параграфе или на первых страницах и затем повторяется на последней странице или страницах. Что касается вашей собственной рукописи, то даже первый проект должен иметь свою существенную аналитическую историю, изложенную четко. В известном смысле вся диссертация или монография будет представлять собой подробное объяснение этой аналитической истории. Вторая процедура для транслирования анализа в исследовательский текст состоит в том, чтобы построить схемы. Схема включает предварительный перечень и упорядочение глав. Логические схемы, связывая все разделы воедино и размещая каждый из них в его предполагаемом порядке, могут быть позднее написаны по каждой главе, если это окажет помощь вашему мышлению — как это обычно бывает. Схемы глав наполняются и выстраиваются путем осмысления разделов и подразделов, всегда в связи с главой в целом. Весьма важной для этих решений является сортировка любых аналитических «памяток», которые кажутся релевантными. Даже когда вы наконец пишете главу и составляющие ее разделы, вы можете бегло просмотреть или перечитать подходящие аналитические «памятки». В предисловии или вступительной главе рукописи вы должны дать четкую итоговую формулировку основной схемы. Эта формулировка, так же как и сама схема, может быть позднее пересмотрена, если вы сочтете это необходимым. Вы можете написать формулировку, как только схема станет понятной для вас, или вскоре после этого. Это может быть сделано и после того, как будет закончен первый черновой вариант, когда вы будете лучше осознавать то, что вы выполнили. «Некоторые [люди] предпочитают сначала строго контролировать то, о чем они будут писать. Это помогает им [строго придерживаться своей сортировки]. Другие делают это на завершающем этапе работы, когда перерабатывают варианты» (Glaser, 1978, р. 132). Третья процедура заключается в визуальном представлении «архитектуры» вашей основной схемы. Визуализация этой структуры равносильна виду пространственной метафоры. Мы можем проиллюстрировать это историей и тремя примерами таких метафор. Однажды коллега по-разному охарактеризовал две монографии. Он сказал, что чтение Awareness of Dying (Glaser & Strauss, 1965) было подобно медленной прогулке вокруг статуи, если изучать ее из множества взаимосвязанных точек зрения. (Сохранение «секрета» приближающейся смерти от умирающего человека — это был феномен-статуя.) С другой стороны, чтение Time for Dying (Glaser & Strauss, 1968), где обсуждались последовательные шаги в госпитализации умирающего, было подобно прогулке под гору, шаг за шагом. Упорядочение глав в каждой монографии в основном передавало ощущение их соответствующей архитектуры. Структура последней книги, написанной нами (Corbin & Strauss, 1988), была изложена языком еще одной метафоры прежде, чем мы даже начали набрасывать схему рукописи. Вообразите, что, входя в дом, мы сказали: Сначала посетитель войдет и пройдет через подъезд, затем фойе, затем вступит в большую комнату, которая имеет две выступающих подсекции, затем выходит из дома через заднюю дверь. Затем он или она медленно прогуливается вокруг всего дома, заглядывая в главную комнату через несколько разных окон, но теперь тщательно наблюдая связи различных объектов в комнате. Когда наша рукопись была окончена, ее форма соответствовала этой пространственной метафоре. Введение, предварительная глава, большой теоретический раздел, состоящий из трех глав, затем еще один длинный раздел, состоящий из нескольких глав, которые были тщательно разработаны и обнажали скрытый смысл теоретических формулировок, представленных ранее. Если перед вами стоит задача написать диссертацию, то вы можете обнаружить, что эту третью процедуру (визуализацию) трудно применить. Большинство университетских факультетов требуют довольно стандартный формат диссертаций, даже если представляется качественное исследование. Диссертацию обычно начинают с вводной главы, после которой следует обзор литературы, затем выводы (в двух или трех главах), и, наконец, резюмирующие (заключительные) выводы. Вследствие всего этого диссертант, вероятно, может обдумать архитектуру средних (содержательных) глав. Во всяком случае, строя диссертацию, основанную на подходе обоснованной теории, исследователь должен в значительной степени опираться на первые две процедуры, которых мы касались выше: I) разработку четкой аналитической истории с помощью диаграмм, сортировки и, конечно, продолжительного осмысления; 2) выработку предварительной основной схемы, которая полностью объединит все значимые компоненты этой истории. Что писать? Однако при написании диссертации по методу обоснованной теории можно столкнуться с исключительно трудной проблемой. Ее источником является довольно сложный анализ, проходящий через весь исследовательский процесс. В этом случае встает вопрос, что из всего этого анализа вы опишете? В конце концов, стандартный формат для написания диссертаций намного меньше того объема, Ь который вы бы хотели или имеете время уложиться. Как сжать большую часть того, что вы теперь знаете? Короче, насколько подробно следует делать сообщение об исследовании? Ответ состоит в том, что сначала вы должны знать, каким будет ваше основное аналитическое сообщение. Затем вы должны дать достаточно концептуальных подробностей, чтобы довести это до читателей. Фактически форма ваших центральных глав должна соответствовать аналитическому сообщению и его компонентам. Этого ответа, тем не менее, недостаточно для того, чтобы определить, писать ли диссертацию или монографию, как отобрать конкретную «концептуальную подробность» из всех других подробностей. Так как никто из тех, кто незнаком с вашим исследованием, не сможет установить этого заранее, то, прежде всего, вы должны, по крайней мере, представить аналитическую историю. Она включает, конечно, центральную категорию. Далее вы можете последовать совету Барни Глезера, а именно: общие, обоснованные, наиболее релевантные свойства центральной [категории] обсуждаются [сначала], чтобы придать наиболее полное значение ее... характеру Затем из этих свойств... выберите те, которые будут развернуты в [вводной теоретической] главе в связи с проблемой. Таким образом, в одной главе или странице [диссертации или монографии] обычно обсуждается только одно из многих свойств центральной категории (Glaser, 1978, р 131). Особые проблемы тех, кто пишет диссертацию Писать диссертацию по методу обоснованной теории «правильно», на первый взгляд, даже сложнее, чем писать ее с помощью более обычных типов качественного исследования. Тем не менее, различные процедуры, обсуждавшиеся в предыдущих главах, плюс те, что обсуждались только что, должны значительно облегчить вашу задачу. Вот еще два момента относительно написания диссертаций и монографий по методу обоснованной теории. Поскольку вы еще не написали ни одной из них, вы должны изучать два навыка одновременно. Один состоит в том, как представить в письменной форме разнообразный анализ, проведенный в этом сложном исследовательском процессе, и весь его интегрировать, —*? вновь в письменной форме. Конечно, вы многое из этого сделали в ваших памятных кумулятивных заметках. Хотя разделы этих памятных заметок могут быть включены в состав рукописи фактически целиком, тем не менее, они были написаны не для коммуникации с читателями. Таким образом, хотя вы научились комплексно обдумывать ваш анализ, вы все же должны развивать адекватные коммуникативные навыки для передачи смысла вашего анализа. И написание, и обдумывание должны теперь проигрываться в вашей голове и на бумаге. Когда вы это делаете, и одновременно пишете одну-две главы, вы все больше овладеваете обоими перечисленными навыками. Понятно, что на начальных фазах написания вам придется быть тепреливым и напряженно трудиться, развивая эти взаимосвязанные навыки. Хотя на первых порах дело продвигается туго, но, по крайней мере, можно с удовольствием предвкушать более легкие недели впереди. В качестве дополнительного утешения вы можете сказать себе, что отчасти верно, — последующие работы и монографии (а они будут!) будет писать значительно легче. Проблема уверенности в себе Возрастающая легкость выполнения того, что, в конечном счете, является уточненным исследовательским текстом, связана также с проблемой уверенности исследователя в собственных способностях к анализу и композиционному построению работы. По этому поводу мы процитируем одну из наших книг, поскольку цитата кратко выражает то, что вы как неопытный исследователь, возможно, испытываете, особенно в проектах обоснованной теории. Цитата относится больше к анализу, чем к письменному изложению, но в самом изложении два навыка, как мы отмечали, тесно связаны. Исследователи могут обнаружить, что вначале их что-то сдерживает, не говоря о том времени, когда они уже пишут, если они недостаточно уверены в своем анализе Действительно ли он правилен? Не упустил ли я чего-либо существенного9 Есть ли у меня центральная категория9 И если да, то все же разработал ли я все это достаточно обстоятельно (концептуальная плотность)? Возможны ответы да, нет, или может быть! Но проблема здесь не в том, выполнен ли анализ адекватно и успешно, а в уверенности, что действительно известны ответы на эти вопросы Даже опытные исследователи не всегда могут быть уверены, пока не изгрызут свои карандаши, что знают, где именно дыры — или что после ревизии значительных дыр в их анализе нет Опытны вы или неопытны, обычная тактика для того, чтобы уменьшить неуверенность — «проверка» — проверьте это на других людях, индивидах или группах, неформально или формально. Семинары могут придать уверенность тем, кто представляет свой анализ в предварительной или почти окончательной форме, а также придать уверенность в анализе, включенном в их исследовательский текст. Доклады на конференциях, если они благосклонно встречены, могут придать дополнительную валидность анализу и его эффективному отражению в хорошо написанной прозе Тем не менее, на подступе или даже во время написания исследовательского текста, почти всегда есть значительное беспокойство по поводу того, может ли это быть выполнено, либо выполняется ли эффективно. В конце концов, некоторые люди перфекционисты и, по-видимому, их не может устроить не идеальное исполнение. Это может означать, конечно, невыполнение вообще или значительную задержку выполнения. Другие вообще недостаточно уверены в себе, и это перерастает в вопрос о способности выполнять этот конкретный вид задачи. Беспокойство и острая тоска...могут в дальнейшем уменьшиться (также) благодаря написанию одной или двух статей, прежде чем погрузиться, — по крайней мере, серьезно, — в долговременную и важную задачу создания исследовательского текста...добиваясь, чтобы одна или две статьи, принятые для публикации, могли значительно повысить ослабевшую уверенность или затянувшиеся сомнения относительно своих исследовательских способностей (и эффективного написания текста) (Strauss, 1987, pp. 259-260) Освобождение Отредактировав то, что, вероятно, должно быть окончательным вариантом, исследователь может также испытывать трудность в «освобождении» от рукописи. Эта проблема обусловлена не столько недостатком уверенности в себе, хотя это возможно, сколько временным нервным расстройством. «Учел ли я последние детали? Правильно ли я сделал это?» Эти сомнения стимулируются почти неизбежным рас крытием дополнительных подробностей, концептуальных и редакционных, перемещением и перефразированием того, что происходит во время каждого переписывания проекта. Зрелость исследователя как автора текста растет с пониманием, что никакая рукопись никогда не заканчивается. Было бы довольно удачно, если бы вы лично, факультет или издатель не имели крайнего срока, к которому должен быть готов материал. В этом случае, возможно, вам было бы полезно в течение нескольких недель или даже месяцев не заглядывать в «окончательный» вариант, чтобы вы как редактор и аналитик могли несколько дистанцироваться от него. Кроме того, один или двое коллег, которые могут прочесть часть или даже всю рукопись, обычно улучшают ее качество. (Однако остерегайтесь слишком строгого суждения или какой-то степени непонимания. Но если последнее, то вы должны поинтересоваться, почему непонимание произошло.) В конечном счете, вы должны освободиться физически и психологически, убедив себя, что рукопись закончена настолько, насколько это возможно; если только она не является вашей диссертацией, в этом случае вы наверняка ее улучшите, если решите преобразовать ее в книгу. Логика освобождения состоит в том, что ваши теоретические формулировки являются лишь частью кумулятивного потока таких формулировок, к которым вы сами позднее можете подойти критически; или включить некоторые из этих формулировок в вашу дальнейшую работу, точно так вы поступили бы в отношении формулировок или критики других людей. Психология этого освобождения, однако, более сложная. В основе она сводится к тому, чтобы избежать ловушки мечтаний о совершенной рукописи и позволить вам вместо этого быть открытым для новых проектов, новых идей, новых данных. «О» (возможно, вы протестуете здесь), «но я мог бы сделать халтурную работу, если бы не засиживался над ней». Да, засиживайтесь, но найдите баланс между полезной переработкой черновиков и освобождением от них. Как это сделать, нельзя передать в абстрактной форме. Конечно, опытный исследователь, который действительно знает вашу работу, может помочь в решении этой проблемы, но, в конечном счете, вы должны опираться только на свое собственное внутреннее ощущение, что вы поступаете психологически верно. Если вы пишете диссертацию, а на факультете достаточно благоприятное отношение к менее жесткому формату диссертации, то вы можете писать для более широкой аудитории, нежели ваш диссертационный совет или более широкий коллектив сотрудников факультета. Кроме того, книгоиздатели обычно сразу отклоняют большинство диссертаций, посланных им в качестве возможных публикаций. Таким образом, если вы имеете возможность писать диссертацию в стиле, приближенном к монографии, то превращение ее в потенциальную публикацию окажется намного легче. Аудитория Перед тем, кто пишет диссертацию, стоит также проблема авторской концепции аудитории для своей диссертации. Возможно, этот вопрос менее сложен, чем для других форм публикаций (это будет обсуждаться ниже) и для докладов, но для многих студентов это бедствие. В конце концов, непосредственные читатели это научные руководители по диссертации и другие члены диссертационного совета. Если они не одобрят диссертацию, то все предприятие станет личным несчастьем. Если совет состоит из профессоров и преподавателей, которые сильно расходятся во мнениях насчет критериев оценки работы, то студенты знают, что эти методологические разногласия могут им повредить. Если повезет, то студенты могут выбрать членов совета, которые имеют одинаковые мнения; либо проект произведет на них хорошее впечатление. Либо, возможно, они настолько не заинтересованы или не сведущи в данной предметной области, что одобрят диссертацию. Не существует испытанного и верного правила, чтобы предложить, как можно управлять этой изменчивой ситуацией. Наилучший совет заключается в том, чтобы выбрать, если возможно, поддерживающего, но критичного консультанта и писать рукопись как можно лучше. Если вы проводите солидное исследование, то, вероятно, добьетесь степени, разве только никто из членов совета не одобряет качественное исследование. Если есть возможность, то вам следует постараться свести к минимуму число таких потенциально враждебных критиков в вашем совете. Между монографиями и диссертациями имеются некоторые решающие различия, хотя выше мы ссылались на них, раздельно и вместе. Елавное среди этих различий состоит в том, что дискуссия в монографии должна быть концептуально полнее, т. е. сделана с большей глубиной и детализацией. Поскольку здесь больше места и нет проблемы формата, как в диссертации, автор более свободен в развертывании аналитического сообщения. Более того, монография может быть более сложной, не только в более широкой и тщательной разработке категорий и их взаимосвязей, но и в представлении большего количества конкретного материала. Последний может включать материалы кейс-стади, и даже длинные цитаты из интервью, полевых записей и документов. Автор всегда может выбрать, иногда отклониться от темы, обсуждая незначительные и второстепенные вопросы, настолько, насколько они совместимы с главным направлением монографии. Кроме того, будут, вероятно, исследованы некоторые вопросы, которые были выпущены из диссертации или не полностью разработаны в период работы над ней из-за ограничения формата. Несообразности, которые вкрались из-за большей поспешности при написании диссертации, должны быть скорректированы в монографии. Диссертационный совет склонен оказывать предпочтение «результатам», тогда как читатели монографии, более вероятно, высоко оценят или, по крайней мере, одобрят аналитически обоснованные аргументы, так же как и расширенную дискуссию по исследовательским материалам. Автор монографии также более свободен в выборе стиля презентации. Стиль должен зависеть отчасти от того, как автор подает свое сообщение, а отчасти - от концепции аудитории, для которой оно делается. Ограничен ли круг читателей коллегами по дисциплине или профессии, или какими-то их типами; или есть ли надежда иметь читателей из разных областей, включая, возможно, практикующих специалистов? А если иметь в виду круг читателей-непрофессионалов? Ради того, чтобы монография была максимально действенной, ее автор должен задаться вопросом: «Что я хочу сказать каждому из этих слушателей — или если нескольким, то, как мне дойти до каждого; как мне объединить стили в единый, интегративный?» Короче, стиль и форма презентации должны учитывать и отражать особенности аудитории. Предположим, вы обращаетесь и к вашим коллегам по дисциплине, и к читателям, которые принадлежат по праву рождения к той предметной области, которую вы изучаете. Установление контакта с обеими аудиториями потребует значительного обдумывания и навыка в использовании словаря, терминологии, кейс-материалов; общего настроя и других аспектов стиля изложения. Многие монографии, опубликованные социологами, имеют читателей среди коллег и среди читателей-туземцев, как и ожидалось. (Среди исследований обоснованной теории см. Biemacki, 1986; Fagerhaugh & Strauss, 1977; Fagerhaugh, Strauss, Suczek, & Wiener, 1987; Glaser, 1976; Glaser & Strauss, 1965, 1968; Strauss, Fagerhaugh, Suczek, & Wiener, 1985.) Иногда ожидаемые чита,- тели-туземцы — непрофессионалы: например, пациенты и их семьи в книге об эпилептиках (Schneider & Conrad, 1983). Порой монографии пишут как для неспециалистов, так и для коллег или профессионалов. В этом случае они издаются как любые книги, как книга о повторном браке после развода (Cauhape, 1983). Писать для разнообразной аудитории вообще более сложная задача, чем писать только для коллег или для тех, кто работает в смежных областях. И все-таки многие исследователи стремятся — или сознательно считают себя обязанными — писать для более широкого круга читателей, нежели научный или профессиональный. Иногда они используют свое исследование в качестве платформы для написания книг, которые не являются монографиями. Одна из таких возможностей — обратиться к вопросам управления. Это означает представить доводы, хотя и сформулированные в чьем-либо исследовании, но возможно, также собранные эмпирическим путем, так'же как и путем отдельного исследования. Смотрите, например, книгу данных авторов о стратегии в области здравоохранения (Strauss & Corbin, 1988). Или для практикующих специалистов могут быть написаны книги, полностью основанные на информации из исследования. (Например, см. Strauss et al., 1984, о менеджменте хронических болезней по методу обоснованной теории.) Ничего не препятствует, конечно, изданию просто монографии, написанной преимущественно для читателей одной с автором дисциплины или профессии. Большинство монографий по качественным исследованиям написаны для этой ограниченной аудитории. Преобразование диссертации в монографию Как диссертация превращается в монографию? Принцип неявно был предложен на предыдущих страницах. Однако первый вопрос, который встает перед автором диссертации — следует ли писать ее в монографической форме. Некоторые вопросы, относящиеся к этому решению, следует тщательно продумать и предпочтительно в следующем порядке. (1) Достаточно ли интересны реальные материалы, выводы, или теоретические формулировки, представленные в диссертации, и стоит ли затрачивать на них мое время и усилия, чтобы писать о них для более широкой аудитории или аудиторий? Некоторые диссертации являются естественными кандидатами для такой презентации. (Например, см. монографию Whyte об уличных бандах, 1955; книгу Davis о выздоровлении от полиомиелита, 1963; исследование Шибутани о слухах, 1966; книгу Broadhead о студентах-медиках, 1983; книгу Cauhaupe о повторном браке после развода, 1983; книгу Rosenbaum о женщи- нах-наркоманках, 1981; том Wiener об алкоголизме, 1981; монографию Star о полемике по поводу взаимодействия мыслительных и телесных процессов и мозговой локализации, 1989.) Другие диссертации, независимо от того, насколько они могут быть важны для некоторых коллег, не подходят для публикации, но частично их материалы, вероятно, публикуются в качестве статей и позднее могут широко цитироваться. (2) Какие наиболее уместные темы и концептуализации было бы важно публиковать в монографии? (3) Достаточно ли у меня времени и энергии, чтобы преобразовать эту диссертацию в монографию? Действительно ли я еще заинтересован в этой теме? Насытился ли я, надоело ли мне это? «Не довольно ли с меня?» Действительно ли это моя сильная сторона, или мне стоит перейти к более интересным темам и областям? Конечно, достаточная заинтересованность в успешном выполнении может дать большое личное удовлетворение. Отчасти обязательство и удовлетворенность результатом может также проистекать из чувства долга по отношению к «внешнему» миру, которому следует знать о том, что было открыто благодаря исследованию. (4) Многие потенциальные авторы рассматривают еще один вопрос: Имея определенный уровень интереса, достаточно времени и энергии, стоит ли писать эту монографию ради карьеры? В некоторых областях написание монографии (или фундаментального исследования другого типа) не особенно важно, так как статьи, опубликованные в фундаментальных научных журналах, приносят больше престижа. Однако коллеги в других областях, в том числе в социальных науках, знают, что монографии оцениваются зачастую более весомо, чем статьи, особенно при обсуждении кандидатов для пополнения профессорско-преподавательского состава, или когда их самих обсуждают для продвижения по службе. Обсуждая каждый из этих вопросов, а возможно и другие, вам, несомненно, помогали, а также временами мешали или сбивали с толку советы профессоров факультета, друзей, спонсоров или других близких людей. Затем перед вами встает дополнительный вопрос, как преобразовать вашу диссертацию в монографию. Действительно, пытаясь ответить на этот вопрос и решить, писать ли ее вам, весьма вероятно, придется взвесить время и усилия, которые потребуются, чтобы написать монографию «тем или иным способом». Фактическая переделка диссертации может аккуратно направляться обсуждениями, которые мы приводили на предыдущих страницах. Вам придется внимательно обдумать, какую аудиторию вы хотите охватить. Это означает одинаково тщательное продумывание того, какие темы, понятия и теоретические формулировки будут представлять наибольший интерес или ценность для каждой аудитории. Эти дискуссии ведут к проблеме стиля. Например, какой формат следует использовать? Должен ли быть главный фокус монографии на теоретических формулировках, а эмпирические материалы на втором плане, или следует сохранять баланс между ними? Должны ли вы решительно аргументировать имеющимися теоретическими формулировками или сохранять более спокойный тон аргументации или даже не выражать свои доводы прямо? Стилистические дискуссии, конечно, также влекут за собой решения о типе и уровне словаря, который будет использоваться, способах представления выборок из ваших данных, общем настрое монографии и так далее. Ранее мы касались того, что к первоначальной презентации диссертации должна быть прибавлена тщательная концептуальная разработка. Вы можете сделать это, включая теоретические материалы, уже развернутые в ваших аналитических «памятках», но выпущенные из диссертации, и, обдумывая аспекты ваших формулировок, которые остались неясными, неполными, сомнительными и даже непоследовательными. Кроме того, в монографии вы, возможно, захотите более широко обсудить определенные выводы из вашей работы со ссылками на теоретическую литературу, а также ресурсы для будущего исследования и, возможно, для практикующих специалистов, или для тех, кто принимает решения. Любая из них и все эти возможности или императивы требуют — не так ли? — времени и усилий, и к тому же значительного повторного осмысления вашего предшествующего анализа и его письменного изложения. Многие исследователи обнаружили, что опыт переработки текста для монографии очень стоящий. Другие переделали диссертацию в монографию, прежде всего, ради карьерного продвижения и личной репутации, (буквально) извлекая пользу из этого капиталовложения. Коллективные публикации Когда в проекте участвуют двое или более исследователей, в этом случае всегда встает вопрос, как они будут писать публикации. Ответы зависят, понятно, от взаимоотношений между членами группы, восприятия их соответствующих способностей и интересов, их ответственности, количества времени, затраченного каждым из них и так далее. Некоторые публикации написаны ведущим исследователем проекта, с разной степенью вклада других членов коллектива. Другие публикации написаны скорее в настоящем сотрудничестве, нежели являются просто исследованием, разделенным между его участниками. Комбинации сотрудничества (или несотрудничества), по-видимому, многочисленны. То же самое верно относительно статей, написанных на основе коллективного исследования. Написание документов для публикации Этот четвертый класс публикаций, основанных на исследовании, едва ли является однородным. Большое разнообразие в выборе типов документов графически можно представить в виде трехсложной классификации этих возможностей. (1) Для коллег, главный фокус документов которых альтернативно: • теоретический • эмпирический • дискуссионный • методологический (2) Для практикующих специалистов: • теоретическая рамка для лучшего понимания клиентов • эмпирический • практические предложения для улучшения процедур • реформа существующих практик • широкий курс предложений (3) Для читателей-неспециалистов: • эмпирический • реформа текущих практик или стратегий • руководящие указания для улучшения менеджмента или лучшего обслуживания со стороны практикующих специалистов или институтов • убеждение читателей в том, что другие разделяют их собственный опыт (как в случаях переживания развода или усыновления ребенка) Это разнообразие выбора типов документов указывает на различия в целях, акцентах, стилях, и, разумеется, на различные применения публикаций. Тем не менее, ваше исследование обеспечивает прочную основу для написания всех этих типов документов. Вы пишете очень разные работы и пишете их по-разному, если не держите это с трудом доставшееся исследование «в себе». Исследование по методу обоснованной теории обеспечивает теоретический анализ, эмпирическое наполнение, а также уверенность в себе. В то же время само исследование не говорит вам прямо, какие работы писать, с какой целью, для кого или как. Тем не менее, исследование должно было обеспечить вам значительную чувствительность к проблемам, аудиториям, силе и слабости деятелей и организаций. Вы будете черпать это знание,\ когда будете принимать решения относительно того, что писать, для кого и как. Решения этих проблем на основе размышлений и процедур неуловимо отличаются от тех, что мы обсуждали на протяжении этой главы. Незначительные различия могут быть кратко сформулированы и легко поняты. Вот некоторые условия, которые могут прямо влиять на то, как, для кого и будут ли написаны определенные документы: (1) Как отмечалось ранее, исследователи могут решить издавать свои документы даже на относительно ранней стадии процесса исследования. Это можно сделать по разным причинам. Например, чтобы представить предварительные выводы. Или чтобы удовлетворить спонсоров, или произвести на них впечатление. Или потому что есть интересные материалы касательно второстепенных проблем, о которых легко можно написать в данный период, а в более поздний, лихорадочно беспокойный период невозможно. (2) Иногда исследователи пишут работы, потому что либо чувствуют себя обязанными публиковать по данной теме, либо на них оказывают давление. Конечно, эта мотивация также влияет на то, что и как исследователь пишет. (3) Исследователи также могут быть приглашены для того, чтобы принять участие в работах по специальной тематике журналов или книжных изданий, потому что они известны своими исследованиями в данной области. Их могут также побуждать или искушать преобразовать устные презентации в документы, потому что слушатели хорошо на них реагировали. (4) Еще одно условие, которое может влиять на написание документа, это существование крайнего срока для передачи законченного продукта издателю. На некоторых исследователей это может действовать в качестве стимула, тогда как другие, несомненно, страшатся любого обязательного срока. (5) Количество страниц, разрешенных издателем, также влияет на то, будет ли написана работа, по крайней мере, для этой конкретной публикации, что будет написано и как. (6) Пока не поступило приглашение от издателя, должно быть принято важное решение о том, какой конкретный журнал следует избрать в качестве потенциальной сферы применения данной работы. Журналы и документы должны соответствовать друг другу, иначе будет потрачено впустую время на ее отклонение, или еще хуже, когда работа принята, но для неподходящей или недостаточно подходящей аудитории. Выбор подходящего журнала может быть легкой задачей, если исследователь основательно знает этот журнал, в ином случае следует тщательно рассмотреть проблемы журнала. Кроме того, может помочь совет людей, хорошо осведомленных в специфике журналов. Это особенно верно, когда вы обращаетесь к аудитории за пределами вашей собственной сферы, например, когда социолог пишет о социальной работе или для медицинского журнала. Отметив эти условия, иногда вынужденные, а иной раз стимулирующие, мы можем обсудить теперь другие особенности при написании трудов. Наиболее важно обсудить взаимосвязь цели и аудитории. Исходя из разнообразия целей и аудиторий, перечисленных выше, вы можете видеть, что это является главной проблемой, стоящей перед любым исследователем, который пишет документ. (Эго верно даже тогда, когда он приглашен, чтобы его написать). «Что» «кому» сказать? Темы некоторых работ, по-видимому, возникают довольно естественно во время процесса исследования. Например, когда мы изучали хронически больных и их супругов, то при менеджменте этих болезней были поражены различиями между парами с высокой степенью сотрудничества и очень конфликтными парами. Поэтому мы написали статью по этой теме на относительно ранней стадии исследования (Corbin & Strauss, 1984). Написание подобных работ можно представить себе на начальной или средней стадии проекта, но не позднее, или даже отложить до тех пор, пока они не будут включены в монографию. Некоторые идеи требуют гораздо больше времени для формулирования документов. Вероятно, требуется более глубокое понимание некоторых феноменов, или большая теоретическая искушенность, чтобы чувствовать себя спокойно, когда пишешь о них. Написание документов, в которых предлагается реформа, может быть отложено, потому что исследователи не могут связывать себя ролью реформаторов до тех пор, пока их не очень беспокоит то, что они наблюдают, или, возможно, вследствие того, что направления, в которых могут быть определены альтернативы реформ, еще не ясны для них. После того как теоретические формулировки отчетливо разработаны, есть искушение представить всю рамку в одной большой работе. Для тех, кто проводит исследования по методу обоснованной теории, это очень трудная задача, поскольку рамка будет очень сложной, очень плотной в результате концептуализации. Мы советуем не пытаться выполнить эту задачу (так же, как раньше советовали относительно докладов). Если вы сделали выбор, то откровенно изложите свою версию, отсылая читателей к вашей следующей монографии. Лучше выбрать одну или две более важные категории, обсуждая их свойства и, возможно, взаимосвязи с двумя-тремя другими категориями, самое большее. В следующих работах вы можете выдвинуть на первый план одну-две другие категории. Например, один из авторов и его коллеги писали документ о работе больничных пациентов и о связанной с их работой паре других типов работы, таких как «безопасность работы» и «удобная работа» (Strauss et al., 1985). В другом документе эта группа исследователей писала о работе персонала в отделениях интенсивного ухода. В фокусе их внимания была, прежде всего, безопасность работы, особенно в связи с непрерывной работой персонала с медицинским оборудованием, что так же потенциально опасно, как и поддержание жизни младенцев. (Wiener, Fagerhaugh, Strauss & Suczek, 1979). Другие работы могут быть написаны в области методологии или проблем управления. В этом случае теоретические материалы будут играть подчиненную роль, но все же придадут окраску главной линии вашей дискуссии. Например, методологический фокус может требовать эмпирической и теоретической иллюстрации, чтобы передать смысл читателю. Дискуссия по проблемам управления может не только подкрепляться данными, но и явно или неявно поддерживаться теоретическими рамками. Например, авторы представили доводы и предложения в пользу реформы американской системы здравоохранения (Strauss & Corbin, 1988). Они были основаны на критике доминирующей ориентации медицинских специалистов и институтов, направленной на лечение острой формы заболеваний. Хотя в настоящее время преобладают хронические болезни, то есть болезни, имеющие много фаз, каждая из которых требует иного типа лечения. Если вернуться к нашему предложению, чтобы в теоретически ориентированной статье ограничить число обсуждаемых категорий или идей, то вопрос, как обычно, заключается в том, как следует развертывать это обсуждение? Тот же общий вопрос может быть задан, как в случае, когда вы пишете главы монографии, но отвлеклись для написания статьи. Во-первых, вы решаете, на чем хотите сфокусировать свое внимание. Что представляет собой ваша история теоретически? Это решение может появиться в ходе исследования, или фактически может быть вызвано мыслью о вашей последней интегративной диаграмме или предшествующей сортировке аналитических «памяток». Вы разрабатываете подробные концептуальные связи на протяжении тех же процессов сортировки и осмысления ваших материалов (теоретических и эмпирических). Или перед этой фактической разработкой деталей, или после того как большая часть этого сделана, вы строите схему статьи. Точно так же, как со схемой для монографии, вы, возможно, захотите несколько дистанцироваться от этой схемы, выжидая несколько дней или недель, прежде чем вернуться к ее внимательному рассмотрений). Когда вы пишете подразделы, пересмотр и сортировка помогут встряхнуть вашу память и наполнить ее дополнительными подробностями. Однако вам следует избегать излишней детализации. Ваша попытка втиснуть слишком много в малое пространство статьи может либо обескуражить вас, либо, по крайней мере, помешать ясности вашего изложения. Рабочий принцип здесь излагается в форме двойного вопроса. Что входит в вашу статью и что остается за ее пределами — даже неохотно или безжалостно изымается. Нужна ли мне эта деталь для максимальной ясности аналитической дискуссии и/или достижения максимального понимания предметной области? Первая часть вопроса относится к самому анализу. Вторая часть, главным образом, имеет отношение к включению данных в форме цитат и кейс-материалов. Что касается монографий и диссертаций, то варианты можно предоставить на «суд» друзей, коллег и даже практикующих специалистов или неспециалистов, если они согласны и материалы имеют к ним отношение. К тому же, возможно, вам следует внимательно рассмотреть варианты в кругу участников проекта или в студенческой исследовательской группе, если вы принадлежите к таковой. Вам следует также включить литературу, которая имеет отношение к делу. Если это теоретическая статья, то, возможно, вы хотите обдумать ее скрытые ресурсы (импликации) для рекомендаций об изменении курса или практик в области, которую вы изучаете. Затем, когда «наконец» вы закончили, и даже более того, наконец, опубликовали, вам следует уже попутно обдумывать, планировать и начинать писать следующую публикацию! Выводы Проведение презентации и издание результатов исследования представляет собой сложную задачу для исследователя. Имея столь сложный материал, как сделать выбор, что, кому и как представлять? Вообще в устной презентации или статье предпочтительно глубоко представлять только одно основное понятие (категорию) и, может быть, одно-два других, которые сплетены с ним или связаны с ним характерными чертами. В монографиях имеется более широкий спектр возможностей, но даже здесь автор должен тщательно обдумать логический порядок материала, прежде чем составлять подробную схему. С диссертацией связаны другие проблемы: стандартный формат, которому нужно следовать. К тому же, автор должен внимательно обдумать, насколько подробно излагать материал и как его классифицировать, с тем чтобы наилучшим образом представить концептуальную схему, поддерживая еще в то же время плавность и непрерывность. Данная глава предлагает процедуры в качестве вспомогательного средства для таких презентаций.
<< | >>
Источник: Страусс Ам Корбин Дж.. Основы качественного исследования: обоснованная теория, процедуры и техники / Пер. с англ. и послесловие Т. С. Васильевой. — М.: Эдиториал УРСС. - 256 с.. 2001

Еще по теме Написание диссертаций и монографий, и чтение лекций о вашем исследовании:

  1. Написание диссертаций и монографий, и чтение лекций о вашем исследовании