<<
>>

Животные как источник инфекции.

Биологическое родство человека с животным миром обусловливает то важное обстоятельство, что наряду с собственно человеческими инфекциями (к которым невосприимчиво ни одно животное) и такими же специфическими болезнями животных (к ко­торым совершенно невосприимчив человек) существует немало инфекций, к которым восприимчивы и человек и те или иные виды животных.

Животные могут заболевать человеческими инфекциями (такими, постоянным источником и носителем которых является человек, но к ко­торым восприимчивы и животные) или в результате естественного зараже­ния (например, туберкулез, некоторые глистные болезни) или вследствие искусственной прививки с научной или практической целью (например, экспериментальный сыпной тиф морских свинок, прививка теленку оспы для приготовления прививочного материала и т. п.).

Противоположный процесс —■ заражение людей болезнями животных — следует представлять себе в двух формах. Первая форма —это истори­ческая передача человеку некоторых инфекционных болез­ней с приспособлением (адаптацией) их возбудителей к условиям существо­вания в человеческом организме, т. е. с превращением их уже в н о в ы е болезни человека. Эти болезни имеют более позднее происхожде­ние, чем те, которые человек принес с собой еще от своего животного прош­лого и которые эволюционировали вместе с ним (к последним может быть отнесена, например, малярия). В качестве примера болезни разбираемой категории можно назвать современный сыпной тиф, передаваемый вшами, а также аналогичную по способу передачи форму возвратного тифа. Не ме­нее 3000 лет назад в пределах бассейна Средиземного моря (вероятнее все­го, в Северной Африке) обе эти инфекции отщепились от своих аналогов, существующих в первоначальной или близкой к ней форме в этих местностях и в настоящее время на грызунах (крысиный риккетсиоз, или «крысиный сыпной тиф», и африканский клещевой возвратный тиф).

При этом обе упо­мянутые новообразованные инфекции стали уже новыми болезнями, резер­вуаром которых является исключительно человеческое население. Возбу­дители современных форм подобных болезней (в нашем примере — рик­кетсии Провачека и спирохета Обермейера) уже не те, которые вызывали (и продолжают вызывать) первоначальную зоонозную болезнь (т. е. рик­кетсии Моозера при крысином риккетсиозе, передаваемом блохами, и спи­рохета Дуттона при африканском клещевом возвратном тифе, передава­емом клещом ОгшИюбогиэ тоиЬа1а), ибо они изменились (адаптировались) под влиянием новых условий существования в организме человека и нового переносчика (вши).

Таким образом, эти инфекции в результате эволюционно-исторического процесса фактически превратились в новые болезни человека.

На этот источник исторического происхождения человеческих инфек­ционных болезней указывалось в главе II.

Существует и вторая форма заражения людей от животных, при кото­рой наблюдаются преимущественно спорадические заболевания людей инфекционными болезнями, источником (резервуаром) которых являются животные, но к которым человек обладает высокой восприимчивостью. Еще несколько десятков лет назад число таких болезней считалось незначитель­ным. Болезни эти, тождественные с болезнями животных, носили тогда название «болезней животных», или зооноз, в отличие от собственно человеческих болезней, или антропоноз. Классическими зоонозами считались пять болезней: сап, сибирская язва, бешенство, актиномикоз и ящур. Однако с тех пор благодаря прогрессу наших знаний список этих болезней весьма увеличился. Так, к ним в настоящее время можно добавить чуму, бруцеллез, инфекционную желтуху, водную лихорадку, пищевые токсикоинфекции, пситтакоз, отчасти туберкулез, многие глистные болезни, многие формы эндемических риккетсиозов, эндемические формы энцефалита и возвратного тифа, туляремию, содоку (болезнь укуса крыс), южноаме­риканский трипаносомоз (болезнь Чагаса), вакцину и паравакцину, лейш­маниоз, желтую лихорадку, африканскую сонную болезнь и, вероятно, паппатачи.

Несомненно также, что животные являются источником инфек­ции при столбняке и газовой гангрене. При наличии соответствующих условий (механизм передачи заразы) зоонозы могут передаваться также от человека человеку (например, легочная чума, лейшманиоз, желтая лихорадка, парша и пр.).

Из сказанного выше видно, что некоторыми болезнями человек может как бы обмениваться с животными (например, туберкулез; быть может, также грипп свиней, чесотка, парша, стригущий лишай). Все эти обстоятельства несколько сгладили прежнее понимание термина «зоонозы», хотя практи­ческое значение его в современной эпидемиологии сохранилось в достаточ­ной степени. К этой категории может быть отнесено около трети всей чело­веческой инфекционной патологии.

В последнее время некоторые авторы стали употреблять термин «антро­позоонозы» в тех случаях, когда по издавна установившейся традиции сле­дует применить слово «зоонозы». Эта попытка реформировать действующую научную терминологию вряд ли заслуживает поддержки. Она исходит, очевидно, из полного игнорирования истории возникновения медицинского понятия «зоонозной болезни» как болезни человека, возникшей в результа­те заражения от животного. Образно можно сказать, что этот термин воз­ник для обозначения, необычного случая, когда человек заболевал не «че­ловеческой», а «животной» болезнью. Между тем с точки зрения предлага­емой смены терминологии словом «зоонозы» должны обозначаться болезни, поражающие только животных, словом «антропонозы»—только челове­ческие болезни, а для болезней, общих для людей и животных, предлагает­ся новый термин —«антропозоонозы». Но что же получится из применения такой терминологии, пока она не является не только общепризнанной, но даже общепонятной? Например, «чума рогатого скота» или «чума свиней»— болезни соответствующих видов животных, для человека являющиеся совершенно безвредными. По указанной произвольно измененной терминоло­гии такие болезни должны были бы обозначаться как «зоонозы». Нетрудно понять, к какому смешению понятий и путанице представлений это привело бы! Надо решительно рекомендовать воздерживаться от такого непродуман­ного употребления научных терминов.

Необходимо ответить еще на один вопрос, на который в современной литературе очень часто дается ошибочный ответ: почему зоонозы, которыми человек обычно заражается от животных, не распространяются среди чело­веческого населения и не становятся, таким образом, болезнями человека? В литературе встречаются указания, что человек, с одной стороны, мало восприимчив к этим инфекциям, а с другой стороны, что возбудитель, пройдя через организм человека, будто бы теряет свою вирулентность, а вместе с тем и способность заражать человека.

Ошибочность этих утверждений ясна из следующего. Во-первых, эпи­демиологический и клинический характер этих болезней решительно под­тверждает высокую восприимчивость людей к ним. Так, при благоприятных условиях среди определенных групп людей могут наблюдаться массовые и даже почти поголовные заболевания туляремией, водной лихорадкой, чумой, лейшманиозом, глистными болезнями и пр. Общеизвестна также все­общая восприимчивость людей к оспенной вакцине. Совершенно невозможно предполагать малую восприимчивость человека к таким тяжелейшим для него инфекциям, как чума,.бешенство, сап и т. д. Во-вторых, несомненно, что возбудители чумы, туляремии, сапа, бешенства, бруцеллеза и других зооноз, выделенные из организма больного человека, обладают всей полно­той своей патогенности. Столь грубая ошибка носит методологический характер, ибо является результатом того, что на поставленный эпидемиоло­гический вопрос пытаются дать ответ лишь с чисто биологической точки зрения.

На деле же широкое распространение некоторых зооноз среди людей не имеет места только потому, что не существует той формы передачи заразного начала от человека к человеку, которая имеет место при заражении человека от животного. Но стоит только установиться тако­му механизму передачи инфекции в человеческой среде, как начинается распространение той же инфекции и от человека человеку (см. ниже).

Источником инфекции для человека служат в большей мере, во-первых, те животные, которые ближе к человеку по своим биологическим признакам.

Так, теплокровные играют большую роль, чем холоднокровные, млекопита­ющие — большую роль, чем птицы, животные всеядные (грызуны, свиньи и т. д.) —большую роль, чем травоядные и хищные. Во-вторых, большую роль играют те животные, с которыми человек ближе соприкасается в про­цессе хозяйственной деятельности и в быту; например, домашние животные и грызуны имеют большее значение, чем дикие животные.

Крупный и мелкий рогатый скот (коровы, овцы, козы, а также олени) может служить для человека источником пищевых токсикоинфекций, бру­целлеза, туберкулеза, ящура, сибирской язвы, актиномикоза, бешенства, анаэробных возбудителей раневых инфекций (навоз), некоторых видов гли­стов, паравакцины и вакцины (коровы).

Лошади, ослы, мулы (а по некоторым данным, также верблюды) служат главным образом источником сапа, а также сибирской язвы, бешенства, чесотки (зоонозной) и реже некоторых других инфекций; верблюды могут иногда быть источником чумы.

Свиньи могут играть роль в передаче человеку сибирской язвы, бруцел­леза, ящура, иногда рожи свиней, трихинеллеза, свиного тениидоза (соли­тер), бешенства, актиномикоза, пищевых токсикоинфекций, туберкулеза, по некоторым данным, также гриппа.

Крысы и другие грызуны (домовые и полевые) могут быть носителями более чем 20 инфекций, опасных для человека, среди которых наибольшее значение имеют чума, туляремия, инфекционная желтуха, водная лихорад­ка, бешенство, сальмонеллезныетоксикоинфекции, содоку, эндемические фор­мы энцефалита, многие риккетсиозы и спирохетозы, лейшманиоз, грибко­вые болезни кожи и волос, трихинеллез и некоторые другие формы глист­ных болезней.

Собаки бывают наиболее частым источником заражения людей бешенст­вом. Чаще всего заболевают им бродячие собаки, которые получают эту инфекцию от волков и затем передают ее домашним собакам и другим живот­ным. Значительно меньше в этом отношении роль кошек. Из других зараз­ных болезней собажи заражают людей токсоплазмозом, а также эхинокок­ковом, являющимся профессиональной болезнью пастухов и охотников.

Со­бакам и кошкам приписывается также роль в распространении парши и стри­гущего лишая, хотя здесь первичным источником являются грызуны.

Среди диких животных, являющихся объектом охоты, надо упомянуть о грызунах, которые могут служить источником туляремии (водяные крысы, зайцы) и чумы (суслики, сурки, тарабаганы). Из крупных хищников заслу­живает особого упоминания волк, представляющий собой естественный резервуар вируса бешенства в природе. Уничтожение волков является, таким образом, самым радикальным способом полного искоренения бешенства в стране. Дикие хищники кошачьей породы (рыси, пантеры), кроме бешенст­ва, иногда могут быть заражены сапом. Дикие травоядные животные в не­которых местностях земного шара иногда бывают заражены сибирской

язвой и сапом, что, конечно, в эпидемиологическом отношении имеет лишь весьма ограниченный интерес.

Очень распространенная в Центральной Африке сонная болезнь (афри­канский трипаносомоз), широко поражающая местное население, тождест­венна с болезнью африканских антилоп («нгана»). Способность этой зооноз­ной болезни в равной степени распространяться как среди людей, так и сре­ди животных объясняется тождеством механизма передачи в обоих случаях (африканская кровососущая муха цеце). Сходное явление имеет место и при желтой лихорадке, в природе являющейся болезнью африканских обезьян. В населенных последними тропических лесах эта кровяная инфекция рас­пространяется укусами диких видов комаров рода Аёбез. Подвергшиеся такому заражению люди, возвращаясь в населенные пункты, заболевают и распространяют болезнь среди местного населения через синантропных комаров Аёбез аедурП, обитающих в жилье человека. И здесь, таким обра­зом, сохранение в неизмененном виде естественного механизма передачи поз­воляет зоонозной инфекции легко распространяться среди человеческого населения. Южноамериканский броненосец и некоторые другие виды живот­ных служат источником местного трипаносомоза (болезнь Чагаса). Ско­рее как любопытную иллюстрацию, чем в качестве сколько-нибудь сущест­венного эпидемиологического явления, можно упомянуть о наблюдавшейся в Бразилии огромной эпизоотии бешенства, распространявшейся среди крупных травоядных животных (главным образом лошадей), вследствие укусов зараженных бешенством вампиров (хищные летучие мыши, сосу­щие кровь). Однажды у нас было сообщено о случае нанесения укусов чело­веку во время купанья в Каспийском море бешеным тюленем. Автор сообщения высказывает предположение, что тюлень мог быть укушен в свою очередь бешеным шакалом на берегу моря.

Птицы (домашние и дикие) иногда бывают для человека источником пище­вых токсикоинфекций. Известны редкие случаи бешенства домашних птиц (куры, утки). Наконец, бразильские попугаи бывают иногда причиной зара­жения людей тяжелой зоонозной болезнью —пситтакозом. Сходная зооноз­ная болезнь, наблюдающаяся среди других птиц, называется орнитозом.

Мясо рыб может быть заражено микробами ботулизма и реже сальмо­неллами. Заслуживают упоминания также устрицы (моллюски), которые могут быть заражены возбудителями брюшного тифа и паратифов, а их принято употреблять в пищу в сыром виде.

Полагают, что некоторые животные, близко общающиеся с человеком, могут переносить механически на поверхности своего тела или на лапах различных возбудителей. Такую роль приписывают главным образом соба­кам и кошкам. Однако и здесь, как в приведенном выше случае с так назы­ваемым наружным носительством человека, животное служит уже не источ­ником, а своеобразным переносчиком возбудителей заразной болезни.

Возможны следующие способы заражения человека от животных.

1. Тесная бытовая близость с животными: совместное спанье (пастухи), кормление собак, комнатных птиц из общей с человеком посуды, питье воды и употребление в пищу продуктов, загрязненных выделениями животных, и пр. (эхинококкоз, фасциолез, шистозомоз, пситтакоз и орнитоз, туляремия, пищевые токсикоинфекции, может быть, иногда лептоспирозы).

2. Уход за животными — соприкосновение с заразными выделениями больных животных, а также с предметами, ими загрязненными, ветеринар­ная и акушерская помощь, вскрытие трупов животных, павших от зараз­ных болезней (сап, сибирская язва, актиномикоз, ящур, бруцеллез, пситта­коз, анаэробные раневые инфекции, чесотка, рожа и грипп свиней, пара­вакцина и вакцина, токсоплазмоз).

3. Укусы больными животными (бешенство, содоку).

4. Охота, убой, снятие шкур, разделка туш при повреждениях, ссади­нах на руках (чума, туляремия, сибирская язва, туберкулез).

5. Обработка животных продуктов — кож, шерсти, волоса, щетины, пушнины (сибирская язва, очень редко туляремия).

6. Употребление в пищу мяса и молока больных животных в сыром или полусыром виде (туберкулез, бруцеллез, ящур, пищевые токсикоинфекции, многие глистные болезни, актиномикоз, токсоплазмоз).

7. Перенос инфекции кровососущими членистоногими — эктопарази­тами животных, способными нападать также на человека (чума, туляремия, риккетсиозы грызунов, эндемические формы возвратного тифа, эндемические энцефалиты, лейшманиоз, болезнь Чагаса, желтая лихорадка, иногда си­бирская язва, африканская сонная болезнь, паппатачи).

После всего сказанного легко понять, почему передача зоонозных бо­лезней от человека человеку происходит редко, а в некоторых случаях и вовсе не происходит. В самом деле, из перечисленных способов передачи возбудителей от животных человеку некоторые (пп. 3 и 5) вовсе не могут реализоваться в отношениях между людьми, другие могут осуществляться лишь в редчайших случаях (п. 6 —кормление грудного ребенка материн­ским молоком) и лишь в пп. 1 и 2 указан механизм, более или менее доступ­ный для воспроизведения в отношениях между людьми. Способ передачи, указанный в п. 4, в редких случаях подменяется возможностью заражения при оказании хирургической помощи или при вскрытии заразного трупа. Наконец, указанный в п. 7 механизм передачи легко приводит к распростра­нению инфекции среди людей, если только соответствующий эктопаразит обнаруживает склонность к систематическому питанию человеческой кро­вью. Такое явление имеет место при желтой лихорадке, африканской сон­ной болезни, лейшманиозе, быть может, иногда при чуме и некоторых дру­гих инфекциях. Но эта возможность исключена при тех инфекциях, кото­рые передаются человеку от диких животных видами клещей, никогда не появляющимися в жилье человека и обитающими только в дикой природе.

Изложенное дает основание среди зоонозных инфекций различать три категории болезней по степени их способности к распространению среди человеческого населения.

Первую категорию составляют те зоонозные болезни, которые, пере­давшись от животного человеку, находят среди человеческого населения благоприятные условия для их распространения в большинстве случаев посредством того же механизма, каким соответствующий возбудитель пере­дается от животного к животному и от животного к человеку, либо его экви­валента. Болезни этой категории по условиям их распространения ничем не отличаются от антропоноз, за которые они и принимались на протяжении столетий (например, парша и стригущий лишай, желтая лихорадка, аф­риканская сонная болезнь, легочная чума и т. п.). Их зоонозный характер удалось установить лишь в самое недавнее время на основе квалифициро­ванных научных исследований.

Ко второй категории относятся те зоонозные болезни, которые легко передаются от животного человеку при наличии соответствующего меха­низма передачи, но этот последний между людьми или вовсе отсутствует, или действует крайне вяло, а более мощный его эквивалент также не возникает. Зоонозный характер таких болезней воспринимается сравнительно легко, а заражения человека от человека возникают редко или очень редко. Эта категория представлена большинством классических зооноз, но сюда отно­сятся также многочисленные зоонозы, открытые и изученные в последние десятилетия (например, бруцеллез, лептоспирозы, туляремия, некоторые гельминтозы, зоонозные раневые инфекции, лейшманиоз и т. п.).

5 Общая эпидемиология

Третью категорию составляют зоонозы, при которых необходимый для передачи их возбудителей механизм во взаимоотношениях между людьми совершенно невозможен, если не иметь в виду искусственного (эксперимен­тального) заражения. К этой категории можно отнести бешенство, содоку, большинство клещевых инфекций и, может быть, некоторые другие. Необхо­димый для распространения этих инфекций механизм передачи возбудителя от человека человеку не может быть воспроизведен, а потому случаи зара­жения от больного человека не наблюдаются.

В настоящем разделе мы не касались вопроса о роли членистоногих (на­секомых и клещей) как источника инфекции, хотя многие из них по отно­шению к возбудителю болезни являются настоящими биологическими хозя­евами.

Практическая эпидемиология слишком привыкла рассматривать их не как источник инфекции, а как ее переносчиков. Поэтому и мы рассмотрим их роль в главе о факторах передачи и путях распространения инфекции.

<< | >>
Источник: Проф. Л. В. Громашевский. ОБЩАЯ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ. 1965

Еще по теме Животные как источник инфекции.:

  1. Глава 6 СИЛЫ И ОПАСНОСТИ
  2. Определение понятия (предмет и задачи эпидемиологии).
  3. Общее понятие об источнике инфекции.
  4. Больной человек как источник инфекции и эпидемиологическое значе­ние разных периодов и форм течения болезни.
  5. Животные как источник инфекции.
  6. Общее понятие о механизме передачи инфекции (механизме заражения).
  7. Кишечные инфекции.
  8. Инфекции дыхательных путей.
  9. Кровяные инфекции.
  10. Инфекции наружных покровов.
  11. Глава VI ФАКТОРЫ ПЕРЕДАЧИ И ПУТИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ИНФЕКЦИИ
  12. Живые переносчики (передатчики) заразногоначала.
  13. Роль пищевых продуктов в передаче заразного начала.
  14. Некоторые вопросы эпидемиологической терминологии и определение понятий.
  15. Значение отдельных элементов социальной жизни в эпидемиологии.
  16. Методы и техника эпидемиологического обследования.
  17. Меры в отношении источника инфекции.