>>

Целостность социальной перспективы

Будучи онтологически неосуществленным до конца, общество являет себя в актуальном состоянии социальных целостностей, в их структурах, которые и представляют собой пространственно-временное поле социальной перспективы как результата прошлого и как потенциала дальнейшего социального изменения.
Тем не менее “незавершенность общества” (Э. Блох) нисколько не смущает познающих его субъектов. Социологические теории и концепции, анализирующие социальные процессы и элементы общества, неизбежно исходят из “образа” абсолютной онтологии социальных объектов и общества как целостных образований. Отсюда возникает реальная эпистемологическая проблема интерпретации целостности общества не в виде конвенциональной иллюзии, а в виде более сложного явления, в котором реальность объективного мира тесно переплетена с реальностью субъективного восприятия и, следовательно, имеет феноменологическую природу. В связи с этим понятие социальная перспектива представляется достаточно адекватным отображением этого единства объективной и субъективной реальности. Социальная мысль в той или степени обращалась к проблеме локального (актуального) бытия предметов и явлений. Но понятие “актуальное состояние” мы здесь рассматриваем как однопорядковое понятию “событие” Социальная перспектива в значительной мере определяется всей совокупностью актуальных состояний социальных структур и целостностей. Как писал А.Уайтхед, “в структуре непосредственной настоящей актуальности заложено то, что она будет преодолена будущим”4 и что “в структуре настоящего запечатлены его взаимоотношения с будущим”1. Вообхце-то, для всех очевидно то, что любая устойчивая социальная целостность обладает свойством частичной детерминации ряда ее последующих состояний как элементов социальной перспективы. В значительной степени это зависит от ее природы, функциональных характеристик и особенностей. Так, например, политическая партия как актуальная целостность имеет комплекс внутренних свойств, которые сформировались из ее предшествующего развития.
Это может проявляться в структуре, в центробежных или центростремительных процессах, в группах влияния, в системах ценностей и, разумеется, в программе партии. Все это, в свою очередь, может рассматриваться как показатели (индикаторы) точки отсчета локального исходного состояния, задающего ход многих дальнейших изменений той или иной целостности. Социальная перспектива является своеобразным полем реальности со своей структурностью как в диахронном, так и в синхронном плане. Причем важным составным элементом поля реальности как целостности в рамках этих двух аспектов выступает сознание человека. Именно оно есть неотъемлемый элемент, формирующий социальную реальность как целостность. Здесь мы имеем дело с феноменом интеграции, который проявляет себя одинаково мощно как в динамике человеческого восприятия мира сознанием, стремящимся объединить видимые элементы мира в нечто целое, так и в онтологическом плане, когда объективные структуры реальности действительно представляют собой интегративные единства, стремящиеся к объединению и устойчивости. «В интуиции целостности, — отмечает Г.А. Смирнов, — неявно предполагается возможность альтернативного подхода к определению “что”, когда оно становится неотделимым от “как” В представлении о целом, по существу, “закодирована” логическая гипотеза о таком типе структурирования предметной сферы, при котором первичными элементами являются концептуальные единицы, неуловимые сами по себе, вне их отношения друг к другу, т.е. обладающие от- Носительной “формой” в отличие от автономных, безотносительных “что” Вопрос, однако, заключается в следующем: можно ли зафиксировать в структуре обыденного Или научного сознания (теоретического или эмпирического) представления, сущности или другие моменты, в которых были бы слиты воедино “что” и “как”? Безусловно. Без них просто немыслим процесс любого познания...»5. Всякая целостность феноменологична и существует в Двух аспектах. Первый означает, что она складывается Как результат акта человеческого сознания, стремящегося зафиксировать объекты и процессы окружающего мира благодаря абстрагирующей и интегрирующей функции сознания, и этим делает предметы и процессы как бы доступными и понятными для деятельности.
При этом возникает образ познаваемого реального объекта, но это образ, которому субъект придает статус объективной целостности. Благодаря памяти наше сознание соединяет в синхронном сосуществовании схваченные им процессы и элементы реальности. Таким образом, целостность здесь Выступает не столько как проявление дискретности реального мира, сколько как фиксация момента, “снимка” Неразрывного и непрерывного бытия пространственных структур, как демонстрация свойства дискретности человеческого сознания, вычленяющего иногда в адекватном, Иногда в искаженном виде элементы реальности. Второй аспект — онтологический, создает немало Трудностей для его словесной интерпретации. Во-первых, онтологически любой социальный объект и его состояние постоянно изменяются, поэтому всякая целостность онтологически может существовать только в условиях непрерывности, перехода и изменения. Во-вторых, как уже отмечалось, наше сознание не способно охватить эту неуловимую онтологию перехода. В-третьих, мы все же обречены на необходимость попытки описания онтологии не абсолютной и потому абстрактной, а, так сказать, “живой” и даже ее учета при построении картины мира. Тем Не менее онтологически целостность как феномен выступает в форме действительной дискретности процесса реа льного мира и проявляется в со-существовании отдельных качеств-целостностей, которые вычленяются собственной внутренней логикой универсума. В данном случае понятие “социальная перспектива” предполагает, разумеется, в той мере, в которой это возможно, включение в объекты социального исследования структур, определяемых “внутренней логикой” универсума. Итак, мы видим, что онтологически целостность уместно интерпретировать как процесс, основанный на универсальном принципе интеграции, в силу которого каждое явление в его актуальном состоянии стремится к формированию целостности; что каждое актуализированное событие участвует в становлении других событий-целостностей6; что каждое актуализированное событие-целостность обусловлено, но не всегда детерминируется полностью со стороны событий, развившихся в целостность.
“Обусловленность” здесь означает наличие ограничений в становлении актуализированного события со стороны других актуализированных событий как уже ставших целостностей. Никлас Луман отмечал, что феномен целостного, системного восприятия социальной реальности наблюдался еще с античных времен. Причем целое мыслилось в “удвоенной” форме: “как единство и как общность частей. Можно было даже сказать, что целое есть общность частей или есть больше, чем простая сумма частей; но этим не объяснялось, каким образом целое, если оно состоит из частей, плюс нечто дополнительное, на уровне этих частей могло подаваться как единство”7. Разумеется, разделение феномена целостности социальной перспективы на две ипостаси — субъективную (как акт сознания) и объективную (онтологическую) — порождает определенные трудности для концептуального представления этого феномена. Но следует также иметь в виду, что “традиция” целостного представления объектов, процессов и явлений восходит к древней “привычке” человека в своей деятельности иметь дело с вещами и предметами, которые сами по себе представлены ему как нечто целое и потому доступны и подвластны человеку. Ведь только при этом условии человек отваживался использовать вещи (например, орудия труда и т.п.) для удовлетворения своих потребностей. Вещи и предметы в данном случае выступают в образе локализованных устойчивых образований, которыми можно манипулировать. Овладев приемами мысленной интеграции частей и разнообразных явлений в интерпретированные целостности, человек переходил к практике порождения, конструирования целостностей. Сфера социальных отношений не является здесь исключением. Социальная жизнь также воспринималась людьми как интеграция частей (людей, групп, государств) в целое, т.е. общество. Теперь, представляя и понимая общественные образования как устойчивые, локализованные целостности, человек мог отважиться использовать их по своему усмотрению и манипулировать ими. Но здесь мы сталкиваемся с определенным недостатком такого отношения к обществу.
Вот что пишет по этому поводу Н. Луман: “Люди должны были быть в состоянии познавать целое, в котором они жили, и они должны были быть готовыми строить свою жизнь соответственно этому познанию. Это могло быть признано как условие их бытия в виде частей (данного целого. — Б. С.), условие их участия, их парти- ципации и, следовательно, условие их природы. Риск такого сосредоточения на познании (которое может заблуждаться) и на воле (которая может отклоняться) (от норм. — Б.С.) давал основания понимать его как момент общего разложения и дефекта этой природы, которая со своей стороны требовала дифференцировать господствующие части, а также части, подвластные господству”1. Далее Н. Луман обращает внимание на то, что перед “господствующими частями” общества стояла проблема обязательности “правильного взгляда” и “правильной воли”, чтобы выражать в форме целого “целое” Однако действительно “правильный взгляд” и не был свойствен целостному восприятию. В понятии “целое” многие теоретики увидели, и не без основания, опасность субъективного, искаженного восприятия мира, когда практика, основанная на “заблуждающемся” познании и “отклоняющейся воле”, порождает массу проблем и противоречий в обществе. Отсюда возникает вопрос: нужно ли и можно ли отойти от этого понятия, в котором вступают в противоречие субъективное и небезупречное восприятие и реальное бытие? Представитель “франкфуртской школы” Теодор Адорно прямо утверждал, что “целое не может быть истинным”8, хотя у Гегеля мы видим обратное: “истинное есть целое” Т. Адорно предлагает рассматривать общество не как целое, а как “тотальность”: “Надо помнить о зависимости всех отдельных индивидов от тотальности, которую они образуют. В ней все зависят от всех”9. В каком смысле можно говорить об обществе или человечестве как едином целостном образовании, а следовательно, об истории как целостном процессе? К. Ясперс считал, что пока рано говорить о человечестве как целостности, ибо единство человечества должно строиться на растущем общении людей, связывающем народы.
“Все это будет продолжаться до тех пор, пока не наступит время сознательной фактической взаимосвязи всех со всеми и общение в реальном его свершении или прерывающееся в ходе борьбы — не станет беспрерывным. Тогда начнется история человечества, которую можно определить как взаимный обмен в единстве общения”10. Действительно, социокультурная целостность человечества как результат взаимообщения культур — вполне реальная вещь в возможном будущем. Всякая системная целостность строится на основе взаимосвязи ее элементов. Но К. Ясперс говорит о целостности человечества лишь в аспекте социокультурного общения, отделяя историческое существование от природно-человеческого. А ведь именно оно (природно-человеческое) лежит в истоках, является исходным базисом и действующим компонентом социокультурных процессов всего человечества. Следовательно, единство “данного мира”, вопреки К. Ясперсу, можно считать таким же по важности условием единства, как и само общение, ибо естественно-природные и метасистемные (за пределами системы культур) неучтенные трансцендентные и опосредованные коммуникации были, вероятно, всегда. И они тоже в значительной степени определяли и определяют историю человечества и само человечество как целостности.
| >>
Источник: Сивиринов Б.С.. Социальные системы и социальная перспектива: (строение и динамика). 2000

Еще по теме Целостность социальной перспективы:

  1. § 7. Демократия и социальное право
  2. 3.1. Социальные предпосылки исполнения служебных правовых норм
  3. 4.1. ИССЛЕДОВАНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ
  4. В. Г. Овсянников ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И РЕФОРМАТОРСКАЯ ДИСЦИПЛИНА
  5. Паноптикон, или Свобода как социальное отношение
  6. Постмодернистская социальная теория
  7. Исследование социальных резервов
  8. О СОЦИАЛЬНОМ МЕХАНИЗМЕ ПОСТКОММУНИСТИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ В РОССИИ
  9. 1. ЦЕЛОСТНОСТЬ СОЦИАЛЬНОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ: ОБЩЕСТВО, ИСТОРИЯ, СОЦИАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ
  10. Целостность социальной перспективы
  11. Феномен целостности в обществе и истории
  12. СОЦИАЛЬНЫЕ ЦЕЛОСТНОСТИ И “СОЦИАЛЬНАЯ ПЕРСПЕКТИВА”