Задать вопрос юристу
 <<
>>

Технический прогресс в реальной жизни


Надежды оптимистов, уверовавших в возможности технического прогресса, основаны на его способности устранять или раздвигать пределы роста населения и капитала. Но мы уже пока
зали, что в мировой модели использование технического прогресса для решения явных проблем, таких, как истощение ресурсов, загрязнение окружающей среды или нехватка продуктов питания, не оказывает никакого влияния на самую существенную проблему — экспоненциальный рост в конечной и сложной системе.
Даже наши попытки использовать в модели наиболее оптимистические оценки тех выгод, которые дает технический прогресс, не смогли предотвратить конечное падение численности населения и выпуска промышленной продукции и фактически даже не смогли ни в каком из рассмотренных случаев, отодвинуть крах системы за пределы 2100 года
Побочные эффекты технического прогресса
Гаррет Харден (Garret Hardin) определяет побочные эффекты как «те эффекты, которые я не предвидел или о которых я не желаю думать». По его мнению, в связи с тем, что они в действительности неотделимы от основного эффекта, им ни в коем случае нельзя приклеивать ярлык побочных. Конечно, любая новая технология имеет побочные эффекты, и одной из основных целей создания моделей как раз и является их обнаружение. Представленные в этой главе компьютерные расчеты выявили некоторые побочные эффекты внедрения новых технологий и их воздействие на физическую и экономическую системы мира. К сожалению, модель на данном этапе ее разработки не показывает социальных побочных эффектов внедрения новых технологий, но именно эти эффекты часто оказываются наиболее важными в свете воздействия новых технологий на жизнь людей.
Зеленая революция и ее распространение в странах с ориентацией экономики на сельское хозяйство могут служить примером, взятым из недалекого прошлого, показывающим, как успешное внедрение новой технологии порождает социальные побочные эффекты. Зеленая революция, которая заключается в использовании новых разновидностей семян в сочетании со специальным режимом применения удобрений и пестицидов, была задумана как новая технология, которая позволит решить проблему обеспечения продуктами питания населения всего мира. Ее создатели предвидели определенные социальные последствия, которые она могла породить при внедрении в странах с традиционной местной культурой ведения хозяйства. Предполагалось, что зеленая революция не только увеличит производство продуктов питания, но одновременно сделает сельскохозяйственные операции более трудоемкими, обеспечив тем
самым большую занятость населения и меньшую капиталоемкость сельскохозяйственного производства... Более типичная картина, присущая неразвитым в промышленном отношении странам мира, характеризуется весьма неравномерным распределением земли, причем большая часть землевладельцев имеет очень маленькие фермы, и лишь несколько человек владеют подавляющим большинством земельных площадей.
В тех регионах, где уже сложились такие условия экономического неравенства, зеленая революция вызывает его дальнейшее углубление. Обычно первыми внедряют новые методы ведения сельского хозяйства крупные фермеры. У них имеется капитал для реализации этих новых методов, и они могут позволить себе идти на риск.
Хотя новые разновидности семян не требуют использования тракторов и других средств сельскохозяйственной механизации, они порождают сильный экономический стимул для такого использования, в особенности там, где многоразовые посевы требуют быстрой уборки урожая и проведения нового сева. В условиях ведения сельского хозяйства на больших фермах элементарные экономические рассуждения почти неизбежно приводят к замещению рабочих рук средствами механизации и покупке дополнительных земельных участков
Предварительная подготовка к внедрению новых технологий требует по крайней мере длительного времени. Любое изменение привычных способов ведения хозяйства требует времени на адаптацию, в течение которого население бессознательно или осознанно перестраивает существующую систему таким образом, чтобы это изменение вписалось в нее. Но если смена старых технологий на новые может осуществляться очень быстрыми темпами, то политические и социальные институты обычно меняются очень медленно. Более того, они почти никогда не меняются до возникновения соответствующей социальной потребности, даже если она предвидится заранее. Эти изменения имеют место только лишь в качестве ответной реакции на уже возникшую потребность.
Выше мы рассматривали динамический эффект, являющийся следствием наличия в модели мира физических запаздываний. Но необходимо помнить и о наличии социальных запаздываний, определяемых необходимостью адаптации общества к происходящим изменениям или подготовки к ним. Такие запаздывания, будь они физические или социальные, являются причиной уменьшения стабильности мировой системы и увеличения вероятности реализации «режима превышения предельного
значения». Социальные запаздывания, как и физические, становятся все более критичными из-за того, что процесс экспоненциального роста создает дополнительную напряженность все более и более быстрыми темпами. Чтобы население мира выросло с одного до двух миллиардов человек, ему потребовалось более ста лет. Но третий миллиард добавился уже за 30 лет, и осталось менее 20 лет для прибавки четвертого миллиарда. Пятый, шестой, а возможно, и седьмой миллиарды могут прибавиться еще до наступления 2000 года, т.е. менее чем за 30 лет, если отсчитывать от настоящего момента времени. Хотя скорость изменений в области новых технологий пока не отстает от увеличивающейся скорости роста численности населения, человечество не совершило практически никаких новых открытий, которые позволили бы ему увеличить скорость изменений в социальной области (политике, этике, культуре).
Проблемы, не имеющие технических решений
Когда города Америки были молодыми, они быстро росли. Земли было много, она была дешевой, непрерывно возводились новые здания, в урбанизированных районах увеличивалась численность населения, рос выпуск промышленной продукции. Однако в конце концов вся земля в центре города была застроена. Был достигнут физический предел, который угрожал остановить рост численности населения и промышленности в этой части города. Техническим решением данной проблемы стало строительство небоскребов с лифтами, которые, по существу, привели к тому, что размер земельного участка перестал быть ограничивающим рост фактором. В центральной части города появилось больше людей и больше предприятий. Затем возникло новое ограничение. Недостаточно быстрая скорость передвижения рабочих и доставки товаров в густонаселенную центральную часть города и из нее стала ограничивать дальнейший рост производства. Для этой проблемы опять было найдено техническое решение — сооружены сети скоростных магистралей, системы общественного транспорта, вертолетные станции на вершинах самых высоких небоскребов. Транспортное ограничение удалось снять, здания стали еще выше, население выросло еще больше.
Сейчас в большинстве наиболее крупных городов США рост прекратился (из десяти самых крупных городов в пяти — Нью- Йорке, Чикаго, Филадельфии, Детройте и Балтиморе — с 1960 по 1970 год наблюдалось снижение численности населения. В Вашингтоне (округ Колумбия) численность населения за это
время не изменилась. В Лос-Анджелесе, Хьюстоне, Далласе и Индианаполисе она продолжала расти за счет, по крайней мере частично, присоединения дополнительных территорий. Более богатые люди, имеющие возможность экономического выбора, переезжали жить в постоянно расширяющуюся пригородную зону. В центральных районах города — шум, высокий уровень загрязнения окружающей среды, преступность, наркомания, нищета, забастовки рабочих и перебои в работе сферы социальных услуг. Качество жизни в центральном районе города упало. Частично прекращение роста населения и промышленности в городе объясняется возникновением проблем, которые не имеют технических решений.
Техническое решение можно определить как «такое, которое требует внесения изменений только в методы технических наук и совсем не требует или почти не требует внесения изменений в систему общечеловеческих ценностей и представлений о морали». Многие из проблем сегодняшнего дня не имеют технических решений. Примерами могут служить гонка ядерных вооружений, расовая вражда, безработица. Даже если техническому прогрессу будет под силу удовлетворить все физические потребности, вполне может возникнуть проблема, не имеющая технического решения, или целое переплетение таких проблем, которое в конце концов положит конец росту населения и капитала.
Выбор пределов
В прошлом техническое решение проблем, порождаемых естественной реакцией окружающей среды на любой процесс роста, осуществлялось настолько успешно, что вокруг принципа борьбы за преодоление возникающих пределов, в отличие от принципа существования в рамках этих пределов, сформировался целый слой культуры. Он подпитывался представлениями о колоссальных размерах Земли и имеющихся на ней запасов ресурсов и относительной малости человека и масштабов его деятельности.
Но соотношение между физическими пределами Земли и масштабами человеческой деятельности меняется. Кривые экспоненциального роста ежегодно добавляют в экосистему миллионы людей и миллиарды тонн загрязнителей окружающей среды. Даже в океане, который когда-то казался практически неистощимым, один за другим исчезают виды населяющих его живых организмов, так или иначе используемых человеком
Однако человек, очевидно, плохо усваивает те уроки, кото
рые преподает ему столкновение с явно выраженными пределами роста на Земле. Показанная на рис. 7 история китобойного промысла демонстрирует на примере лишь одной маленькой системы последствия стремления к неограниченному росту в ограниченной среде. Китобои систематически выходили то на один, то на другой предел и каждый раз предпринимали попытки преодолеть его за счет увеличения мощности китобойного флота и его технического оснащения. В результате этого один за другим исчезали известные виды китов. Конечным результатом такой стратегии неограниченного роста может быть только полное исчезновение как китов, так и самих китобоев. Альтернативной стратегией является введение определяемых самим человеком пределов для ежегодных объемов отлова китов, причем задаваться они должны таким образом, чтобы было обеспечено сохранение численности популяции китов в равновесном состоянии. Но установление самим себе пределов для отлова китов явилось бы довольно непопулярной мерой, которая была бы тормозом развития всей промысловой отрасли. Возможно, эта мера выглядела бы более привлекательной в сравнении с альтернативой постепенного исчезновения с лица Земли как китов, так и самого китобойного промысла.
Главный выбор, перед которым оказались китобои, аналогичен тому, перед которым оказывается любое общество, пытающееся преодолеть естественный предел за счет внедрения новых технологий. Что лучше: попытаться существовать, не выходя за рамки этого предела, задавая определяемые самим человеком ограничения на рост, или продолжать содействовать росту до тех пор, пока не возникнет следующий естественный предел, в надежде на то, что к тому времени еще один технический скачок позволит и дальше продлить рост? В течение последних столетий человеческое общество настолько уверенно и успешно шло по второму пути, что первый путь был напрочь забыт.
Многие могут не согласиться с утверждением, что остановка роста населения и капитала должна произойти в скором времени, но практически никто не станет утверждать, что материальный рост на нашей планете может продолжаться бесконечно. На данном этапе истории почти во всех сферах человеческой деятельности пока еще имеется возможность сделать ранее упомянутый выбор. Человек еще может сам установить для себя пределы роста и остановить его по своему усмотрению за счет ослабления части сильных воздействий, порождающих рост капитала и численности населения, или за счет включения в систему противодействующих росту контрвоздействий, или за



После того как были уничтожены дикие стада китов, поиски отдельных особей стали более затруднительными и потребовали больших усилий. После уничтожения крупных видов китов китобойному промыслу для обеспечения собственного существования пришлось переключиться на отлов более мелких видов. Но из-за того что ограничений на отлов китов не было даже по отдельным видам, в тех случаях, когда попадались киты крупных видов, их гоже забивали. Таким образом, складывается ситуация, когда отлов мелких китов используется для субсидирования полного уничтожения крупных.
Источник: Роджер Пейн. Среди диких китов (Roger Payn, «Among Wild Whales» in the New York Ecological Society Newsletter, November 19GB.)
A — суммарное мировое количество забиваемых китов (в тыс.); Б — мировое производство китового жира (в млн баррелей); В — средний валовой тоннаж китобойных судов (в сотнях т); Г — средняя мощность китобойных судов (в тыс. лошадиных сил); Д — средняя производительность одного китобойного судна за день работы (в баррелях китового жира); Е — количество забиваемых голубых китов (в тыс.); Ж — количество забиваемых финвалов (в тыс.); 3 — количество забиваемых сейвалов (в тыс.); И — количество забиваемых кашалотов (в тыс.). Начиная с 1945 года все больше и больше китов забивается для того, чтобы производить... все меньшее количество жира, китобойные суда стали крупнее... и мощнее.., но их производительность резко сократилась. Сначала расширение китобойного промысла привело к уничтожению самых крупных китов — голубых. Затем, после 4()-х г., когда их уже почти не осталось, китобои переключились на промысел финвалов; когда и финвалы были уничтожены, они переключились на промысел сейвалов, а в настоящее время идет предельно безрассудная неограниченная охота за последним многочисленным видом китов— за кашалотами[††††††††††].
счет и того и другого одновременно. Такие контрвоздействия при реализации их на практике скорее всего окажутся весьма непопулярными. Они, конечно, будут включать в себя требование значительного преобразования существующих социальных и экономических структур, которые культивировались столетиями роста и глубоко отпечатались в культуре. Альтернативой этому пути является ожидание наступления такого момента времени, когда стоимость технического прогресса превысит кредитоспособность общества, или когда побочные эффекты технического прогресса начнут сами подавлять рост, или когда возникнут проблемы, не имеющие технического решения. После наступления любого такого момента времени возможности выбора уже не будет. Рост будет остановлен такими воздействиями, которые больше не зависят от выбора человека, и возникшая ситуация, как показывает рассматриваемая здесь модель

мира, может оказаться значительно хуже по сравнению с теми ситуациями, которые человечество могло бы выбрать для себя само.
Мы сочли необходимым так подробно остановиться здесь на анализе последствий технического прогресса из-за того, что, как выяснилось, «технический оптимизм» — наиболее часто встречающаяся и наиболее опасная реакция на полученные с помощью рассматриваемой здесь модели мира выводы. Дело в том, что технический прогресс может ослабить симптомы проблемы, но при этом не оказать никакого влияния на порождающие эту проблему причины. Таким образом, вера в технический про- греср как средство решения всех проблем может отвлечь наше внимание от более фундаментальной проблемы — проблемы роста в конечной системе — и помешать нам принять эффективные меры, обеспечивающие ее решение.
С другой стороны, мы, конечно же, не собираемся дискредитировать технический прогресс как нечто мрачное, бесплодное или ненужное. Мы сами являемся специалистами в области техники и работаем в техническом учреждении. Мы глубоко уверены, что многие из рассмотренных здесь технологических нововведений — повторное получение сырья из отходов, устройства для защиты окружающей среды от загрязнения, противозачаточные средства — станут жизненно важными для обеспечения будущего существования человеческого общества, если они будут использоваться наряду с введением самим человеком сознательных ограничений на рост в системе. Мы выступили бы против необоснованного отказа от выгод технического прогресса с такой же убежденностью, с какой мы выступаем здесь против их необоснованного принятия. Возможно, наилучшим кратким выражением нашей позиции в этом вопросе является лозунг ассоциации «Сьерра клаб»: «Не слепое отрицание прогресса, а отрицание слепого прогресса».
Нам хотелось бы надеяться, что при принятии каждой новой технологии общество будет учитывать ответы на три приведенных ниже вопроса перед тем, как эта технология будет внедрена и получит широкое распространение. Вот эти вопросы: Какими будут побочные эффекты, как физические так и социальные, от крупномасштабного внедрения новой технологии? Какие социальные изменения необходимо осуществить до внедрения этой технологии и сколько времени потребуется на их реализацию? Если новая технология может быть успешно реализована
и устраняет какой-либо естественный предел роста, то на какой следующий предел выйдет испытывающая рост система? Предпочтет ли общество оказаться лицом к лицу с проблемами выхода на второй предел или захочет остаться с проблемами, порожденными выходом на тот предел, который новая технология призвана устранить?

Благодаря телефовоскоиу можно купить что угодно не выходя изъ дому.





<< | >>
Источник: И. В. Бестужев-Лада. ВПЕРЕДИ XXI ВЕК: ПЕРСПЕКТИВЫ, ПРОГНОЗЫ, Футурологи. 2000 {original}

Еще по теме Технический прогресс в реальной жизни:

  1. Особенности современного этапа научно-технического прогресса — научно-технической революции
  2. КОНКУРЕНЦИЯ И ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС.
  3. Экономическое содержание и функции научно-технического прогресса
  4. § 1. РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ ИЗОБРЕТАТЕЛЬСТВА И РАЦИОНАЛИЗАЦИИ В УСКОРЕНИИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  5. Пути технического прогресса при социализме.
  6. 3. Декларация об использовании научно-технического прогресса в интересах мира и на благо человечества
  7. 5 Влияние технического прогресса на развитие международной охраны авторских прав
  8. ИДЕОЛОГИ В БОРЬБЕ ПРОТИВ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  9. 4.3.4. Ускорение темпов развития криминалистической науки в условиях научно-технического прогресса.
  10. ГЛАВА 20. Научно-технический прогресс: сущность, проблемы воспроизводства экономической системой
  11. Военно-ориентированная наука - тягловая сила современного научно-технического прогресса
  12. ПРИМЕРЫ ИЗ РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ