<<
>>

Споры по поводу понятия низшего класса

В главе 10 мы уже упоминали о низшем классе — части населения, живущей в крайне неблагоприятных условиях на самой периферии общества. Это люди, которые давно потеряли работу (или работали с очень длительными перерывами) и которые, чтобы как-то существовать, зависят в основном от государственных пособий.
Сам термин «низший класс» спорен и оказался в самом центре ожесточенной дискуссии социологов. И хотя термин сейчас вошел в повседневный обиход, многие ученые и журналисты стараются его не использовать вообще! Понятие «низший класс» охватывает широкий спектр значений, и некоторые из них воспринимаются как несущие политический заряд и отрицательные коннотации. Понятие «низший класс» имеет долгую историю. Маркс писал о люмпен-пролетари- ате, людях, постоянно находящихся вне господствующих форм экономического производства и обмена. Позднее это понятие стали применять к «опасным классам» нищих, воров и бродяг, отказывающихся работать и существующих на краю общества как «социальные паразиты». В недавние годы представление о низшем классе, полностью зависящем от социальной помощи и лишенном всяких жизненных устремлений, вновь было возрождено, главным образом благодаря трудам Чарлза Марри, взгляды которого на данный вопрос мы рассмотрим ниже. Подоплека дискуссии о низшем классе Поводом для недавней дискуссии о низшем классе послужила публикация нескольких важных работ американских социологов о положении бедных черных американцев, живущих в неблагоустроенных кварталах во внутренних городах. В книге «Уменьшающееся значение расы» Уильям Джулиус Уилсон, опираясь на исследование, проведенное в Чикаго, утверждает, что в последние три или четыре десятилетия в Соединенных Штатах возник достаточно многочисленный средний класс черных — из служащих и специалистов (Wilson 1978). Не все афроамериканцы по-прежнему живут в городских гетто, а те, кто продолжает там жить, делают это не под давлением активной дискриминации, но скорее под давлением экономических факторов — иными словами, по причинам, связанным с классом, а не с расой.
Старые расистские барьеры исчезают, черные остаются в гетто в результате неблагоприятного экономического положения. Чарлз Марри признает, что в большинстве крупных городов существует низший черный класс. Однако, по его мнению, афроамериканцы оказываются на дне общества в результате той самой политики социальной защиты, которая проводится для улучшения их положения. Это утверждение Марри представляет собой перепев тезиса о культуре бедности. Люди якобы начинают зависеть от социальных подачек, и у них исчезает стимул искать работу, строить устойчивые общины или заключать прочные браки (Murray 1984). Отвечая на утверждения Марри, Уилсон повторил и развил свои аргументы, высказанные раньше, снова используя материалы исследования, проведенного в Чикаго. Переселение многих белых из городов в предместья, упадок городской промышленности и другие экономические проблемы городов привели, по его предположению, к высокому уровню безработицы среди мужчин-афроамериканцев. Указанные Марри формы социальной дезинтеграции, включая высокий процент незамужних черных матерей, Уилсон объяснил сокра щением резерва мужчин — «потенциальных мужей» (т. е. имеющих работу). В своей более поздней работе Уилсон исследовал роль подобных социальных процессов в возникновении очагов концентрации городской нищеты, населенных так называемыми «бедняками из гетто». Представители бедняков из гетто — преимущественно афроамериканцы и латиноамериканцы — испытывают многочисленные лишения — от низкого уровня образования и стандартов здравоохранения до разгула преступности. Они страдают также от неблагоприятных условий, порождаемых слабо развитой городской инфраструктурой, включая неадекватный общественный транспорт, сферу обслуживания и образовательные учреждения — что еще больше уменьшает шансы этих людей на интеграцию в социальную, политическую и экономическую жизнь общества (1Wilson 1999). Низший класс, Европейский Союз и миграция В центре дискуссии о низшем классе в Соединенных Штатах была проблема его корреляции с таким признаком, как этническая принадлежность.
Все отчетливее эта связь обнаруживается и в Европе; тенденции экономического неравенства и социального отчуждения, типичные в наши дни для Америки, укрепляются, по-видимому, как в Великобритании, так и в других странах Западной Европы. Низший класс тесно связан с проблемами расы, этнической принадлежности и миграции. В таких городах, как Лондон, Манчестер, Роттердам, Франкфурт, Париж и Неаполь, существуют зоны крайней нищеты. Гамбург, например, является богатейшим городом в Европе, если судить по среднему индивидуальному доходу; здесь проживает самое большое количество миллионеров, чем где-либо еще в Германии, и вместе с тем на Гамбург приходится самый высокий процент людей, получающих социальную помощь и пособия по безработице — на 40 % больше, чем в среднем по стране. Большинство бедных и безработных в странах Западной Европы — это исконные жители данных стран, но среди них также много иммигрантов первого и второго поколения, живущих в бедности в запущенных городских районах. Так, например, в Германии, Франции и Италии сложились значительные по величине иммигрантские общины турок, алжирцев и албанцев. Мигранты, приехавшие в Европу в поисках более высоких стандартов жизни, часто вынуждены выполнять случайную низкооплачиваемую работу, дающую мало перспектив на продвижение. Более того, мигранты нередко отсылают заработанные ими деньги домой для помощи оставшимся там членам семьи. Уровень жизни недавних иммигрантов иногда бывает ужасающе низким. Особенно высока вероятность отчужденности и маргинализации в тех случаях, когда члены семьи мигранта с целью воссоединения семьи присоединяются к нему нелегально. Из-за отсутствия какого-либо официального статуса они не имеют права обращаться за государственным пособием и поэтому лишены возможности рассчитывать на помощь государства для поддержания минимального стандарта жизни; такие люди крайне уязвимы и, попав в бедственные условия в случае кризиса или несчастья, имеют мало надежды на какую-либо помощь и поддержку.
Существует ли низший класс в Великобритании? После своих ранних работ, посвященных Соединенным Штатам, Чарлз Марри обратился к Соединенному Королевству. По его мнению, в Соединенном Королевстве пока еще нет четко выделяющегося низшего класса, но он быстро формируется. В него, как полагал Марри, войдут не только члены этнических меньшинств, но и белые из обедневших регионов, где быстрыми темпами идет социальная дезинтеграция (Murray 1990). Однако работа Марри была подвергнута резкой критике другими социологами, работающими в этой стране. Одним из социологов, считающих, что мысль о низшем классе, имеющем свою особую культуру, мало обоснована, является Данкен Голли. Анализируя материалы исследования «Инициатива социального изменения и экономической жизни», Голли высказывает мнение об отсутствии существенных различий между представителями рабочего класса и людьми, давно потерявшими работу, в том, что касается их политических взглядов или трудовой биографии. С его точки зрения, вполне возможно, что люди, давно не имеющие работы, испытывают более глубокое чувство отчужденности и обездоленности, но они продолжают отождествлять себя в более широком смысле с рабочим классом. Он обнаружил также, что для людей, долгие периоды времени остающихся безработными, понятие работы представляет большую ценность, чем для других (Gallie 1994). Лидия Моррис обследовала распространение бедности в Хартлпуле на северо-востоке Англии. Именно в таких регионах, как Хартлпул, где наблюдался упадок обрабатывающей промышленности и значительный рост безработицы, существует возможность возникновения низшего класса. Тем не менее исследование Моррис не подтверждает факта появления четко выделенного низшего класса. По ее мнению, понятие низшего класса создает слишком упрощенную (и политизированную) картину, не отражающую всей сложности явления, которое представляет собой в современном обществе бедность и социальное неблагополучие. Моррис изучала три группы безработных рабочих: первую группу составляли супружеские пары, в которых муж был без работы по меньшей мере 12 месяцев; вторая группа включала супружеские пары, в которых муж работал на одной и той же работе по крайней мере последние 12 месяцев, и наконец, третью группу составляли супружеские пары, в которых муж в последние 12 месяцев начал работать на новом месте.
Эти три обследованные группы отдельных людей и семей, по свидетельству Моррис, имели примерно одинаковую степень поддержки извне, на которую они могли опереться. Те, кто был безработным больше года, всё еще занимались поисками работы, у них не возникало отрицательного настроя в отношении работы. Ситуация, в которой оказались эти мужчины, явилась результатом длительного экономического спада в этом регионе, отсутствия у них необходимой квалификации и достаточного количества неформальных контактов, которые могли бы помочь им найти работу в том же регионе. В то же время Моррис установила, что у большинства тех, кто был долгое время безработным, супруги тоже оказались безработными, и что среди их друзей также был очень высок процент безработных. Однако заключение, к которому она пришла, гласило: «Мое исследование не обнаружило прямых доказательств существования особой культуры „низшего класса"* (Morris 1993, 410). Выводы, сделанные Моррис в ее исследовании, отнюдь не являются окончательными. Оно охватило только одну часть страны, причем ту, в которой этнические меньшинства не были представлены сколько-нибудь значительно. Вместе с тем не является тайной, что мужчины-иммигранты из Вест-Индии и Азии в большей степени, чем белые мужчины, заняты полуквалифицированным трудом и уровень безработицы среди них в среднем более высок. Оценка Как следует понимать эти противоположные подходы к низшему классу? Подтверждают ли социологические исследования мысль о существовании низшего класса как особого класса обездоленных людей, объединенных сходством жизненных возможностей? Понятие низшего класса пришло из Соединенных Штатов, и там оно по-прежнему имеет смысл. В Соединенных Штатах полюса богатства и бедности более заметно маркированы, чем в Западной Европе. В особенности там, где экономическая и социальная обездоленность соединяется с расовым неравенством, группы обездоленных действительно часто оказываются отрезанными от более широкого общества в целом. При таких обстоятельствах понятие низшего класса имеет четкую направленность. В европейских же странах этого, судя по всему, не наблюдается. Хотя сходные неблагоприятные условия существуют и в Европе, они, как представляется, не столь заметно выражены, как в Соединенных Штатах. Нет или пока еще нет такого, как в Америке, уровня разделения между теми, кто живет в условиях крайней нужды, и остальной частью общества.
<< | >>
Источник: Гидденс Энтони. Социология. 2005

Еще по теме Споры по поводу понятия низшего класса:

  1. 2.3. РАЗРАБОТКА ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ В ДРЕВНЕМ КИТАЕ
  2. ОТДЕЛЬНОЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЕ НЕКОТОРЫХ ЧАСТЕЙ УЧЕБНОГО ВЕДОМСТВА
  3. СЕМЬЯ И ОБШЕСТВО
  4. С.В. Куликов Наука — служанка политики? или О чём не написал Макс Вебер
  5. Д. Боден
  6. 1. Натурфилософы
  7. 1. Лассаль
  8. Ж) Гражданская честь
  9. Существо опеки и опекунские установления
  10. Глава первая ОЧЕРК ИСТОРИИ ПОНЯТИЯ ПРАВА НА ИСК
  11. Глава 1 ПОНЯТИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА И ЕГО ВОЗДЕЙСТВИЕ НА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ
  12. 1. Исторический очерк преступления против чести
  13. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ РОЛИ
  14. Споры по поводу понятия низшего класса
  15. Социальное отчуждение
  16. Теории школьного обучения и неравенство
  17. Тенденции развития городов Запада
  18. § 1. Теории права наказания