<<
>>

Синтез и интеграция

Даже этнометодология — один из социологических подходов, который выражен-но ориентирован на рассмотрение микроуровня, — в определенном смысле открыта для теоретического синтеза и интеграции.
По всей видимости, это связано с расширяющимся углом зрения и обращением к сферам, которые в большей мере соответствуют преобладающему в социологии направлению. Наглядным примером этого служат исследования феномена аплодисментов, проведенные Херитид-жем и Грейтбетчем (Heritage & Greatbatch, 1986), а также изучение Клайманом (Clayman, 1993) неодобрительных реакций. Разработанные данными представителями этого направления типологии, по-видимому, мало отличаются от тех, что применяются другими социологами-теоретиками. Однако этнометодология по-прежнему вынуждена отстаивать свои позиции, положение ее довольно шатко. В некотором смысле, она отходит от тенденции [313] движения к теоретическому синтезу. Судя по всему, не принимая идею теоретического синтеза, Гарфинкель оценивает этнометодологию как «альтернативную социологию» (Garfinkel, 1988, р. 108). Боден (Boden, 1990a) выдвигает сильные, но в то же время не совсем убедительные аргументы в пользу этнометодологии и методики анализа разговоров. Конечно, Боден прав в том, что этнометодология добилась признания и завоевала свое место в социологии. Однако возникает встречный вопрос: можно ли сказать, что она, впрочем, как любая другая социологическая теория, «закрепилась надолго». Этот аргумент противоречит идее о размывании границ между теориями и возникновении новых подходов в рамках происходящего их синтеза. Ведь вовсе не исключено, что этнометодология слишком молода и неустойчива, чтобы можно было полагать, будто ее границы уже размываются. И все-таки Боден (Boden, 1990a) немалое место отводит в своем очерке рассмотрению попыток теоретического синтеза в решках этнометодологии, особое внимание уделяя вопросам интеграции, например взаимосвязям социального действия и структуры, обусловленности действия и скоротечным событиям в истории.
Боден также рассматривает, в какой степени те или иные европейские и американские теоретики учитывают в своих подходах этнометодологию и анализ разговоров. Для полноты картины надо было выяснить и обратное: в какой мере представители этого направления приобщают идеи, продуцируемые в рамках иных социологических теорий. Приверженцы этнометодологии, кажется, не противятся тому, чтобы теоретики другого плана заимствовали их подходы, однако сами, очевидно, не очень стремятся к аналогичным ответным действиям. Этнометодология и символический интеракционизм Работы Боден (Boden, 1990b) содействовали определенному движению к теоретическому синтезу в рамках этнометодологии, поскольку в них рассматривалась ее взаимосвязь с символическим интеракционизмом. Как указывалось выше, в анализе разговоров основным предметом становится обмен репликами. Согласно формулировке Боден, «беседа есть вещество, двигательная сила социального взаимодействия. Обыденный характер разговоров людей в условиях их повседневной деятельности — вот что является предметом анализа разговоров» (Boden, 1990b, Р- 244). Хотя этот материал изучают и сторонники теории символического инте-ракционизма, сосредоточиваясь как на действии, так и на взаимодействии, Боден (Boden, 1990b, p. 244) уточняет линии взаимосвязи: она определяет разговор как «речь, ставшую действием», и утверждает, что «именно в этом пункте, когда мысль посредством слова воплощается в действие, анализ разговоров пересекается с предметом, рассматриваемым в рамках символического интеракционизма (и наоборот)». Она также отмечает, что социальный мир следует «изучать, находясь внутри него; объединение усилий, прилагаемых сторонникам символического интеракционизма к анализу разговоров, помогут ухватить моментальные, преходящие, но все-таки повторяющиеся свойства мира» (Boden, 1990b, p. 246). Чтобы упрочить взаимосвязи двух научных направлений, Боден предлагает Дать другое определение анализу разговоров. Она утверждает, что термин анализ разговоров слишком узок, поскольку исследователей интересует большее, чем просто обмен репликами.
Боден предлагает термин «интеракционный анализ», по- [314] скольку исследователей интересует «во взаимодействии людей абсолютно все — от едва слышимого вздоха до пространственной и временной организации сцены» (Boden, 1990b, p. 248). Используя этот термин для определения важности как вербальных, так и невербальных явлений, Боден, несомненно, ставит анализ разговоров на один уровень с символическим интеракционизмом. Как было отмечено в главе б, Мида интересовали мыслительные процессы, но он считал их видом действия и взаимодействия. Это мнение было обусловлено стремлением ученого распространить принципы бихевиоризма на изучение области разума. Боден утверждает, что «символическая интеракция, или мысль в понимании Мида, становится реально доступной как для анализа, так и для дальнейшего теоретического рассмотрения благодаря детализированным действиям, отмечаемым в речевых проявлениях во взаимодействии» (Boden, 1990b, p. 253). Таким образом, изучая обмен репликами, сторонники анализа разговоров (и последователи символического интеракционизма) проливают свет на особенности мыслительных процессов. Подобным же образом Боден стремится связать анализ разговоров с блумеровским интересом к «объединенному действию». Она утверждает, что разговор — это совместное действие не только потому, что реализуется в определенном месте, но и в том смысле, что «беседа и задачи отличаются взаимной очередностью» (Boden, 1990b, p. 255). В заключение Боден указывает на линии сближения анализа разговоров с символическим интеракционизмом: «Сторонники символического интеракционизма и анализа разговоров вместе продвигаются в изучении сплетающихся смыслов, коллективных символов, объединенного действия и социального порядка» (Boden, 1990b, p. 265). Кроме того, она отчетливо связывает две рассматриваемые теории с описанными в предыдущей главе вопросами теоретической интеграции: «Итак, на обширном поле, где пересекаются действия и структура, социологи смогут обнаружить как представителей символического интеракционизма, так и приверженцев анализа разговоров» (Boden, 1990b, p.
265, курсив мой). Этнометодология и микро- и макропорядок Попытка Боден увязать вопрос о сближении анализа разговоров и символического интеракционизма с аспектом социального действия и структуры отправляет нас к работе Гилберта (Hilbert, 1990), посвященной связи этнометодологии с микро-и макросоциологией. Выше было указано, что Гилберт не разделяет общепринятую идею о том, что этнометодология является микросоциологией. На его взгляд, нельзя рассматривать ее и как макросоциологию. Вернее, Гилберт утверждает, что этнометодология «превосходит» вопросы микро- и макросоциологии, поскольку исследует «социальные действия, которые выступают методами создания как микроструктуры, так и макроструктуры, а также любой допустимой "связки" между этими двумя сферами» (Hilbert, 1990, р. 794). Не совсем корректно (см. главу 10) Гилберт сводит вопрос о микро- и макросоединениях к ряду структурных вопросов. В таком случае подразумевается рассмотрение микроструктур, макроструктур и соединений между ними. По мнению Гилберта, представители этнометодологии «равнодушны» к структурам любого уровня. Вместо того чтобы исследовать микро- или макроструктуры, они зани- [315] маются практическими действиями членов группы, «этнометодами», «умелым продуцированием» структуры в целом. То есть представителей этнометодологии интересуют «методы создания, сохранения, поддержания и воспроизводства социальной структуры с помощью членов группы и для них, независимо от того, ориентированы ли эти методы на крупную макроструктуру социального института или структуру меньшего масштаба, более узкую (микроструктуру)» (Hil-bert, 1990, p. 799). Гилберт выдвигает положение, названное им «радикальным тезисом» этнометодологии, помогающее преодолеть границы вопроса о соединении между микро-и макроструктурами: Эмпирические явления, наблюдаемые сторонниками анализа разговоров, однако, вероятно, вовсе не известные членам группы, неструктурные явления, на которые ориентируются члены группы, не считая их требующими доказательств, но которые тем не менее, не являются эмпирическими и доступными для изучения социальными науками, оказываются...
теми же самыми явлениями (Hilbert, 1990, р. 801) Иначе говоря, представители этнометодологии считают, что не следует разграничивать микро- и макроструктуры, поскольку они создаются одновременно. Но ни сторонники этнометодологии, ни какие-либо другие теоретики социологии не предложили окончательного решения проблемы микро- и макроструктур. Попытке Гилберта помешало сведение этого вопроса к рассмотрению аспектов соединения микро- и макроструктур. Как станет понятным после главы 10, эта проблема включает гораздо больше сторон, а не только рассмотрение такой связи. Тем не менее, представители этнометодологии все же предлагают свой — интересный, радикальный — подход к этой проблеме, по сути, ликвидируя ее, поскольку утверждают, что микро- и макроуровени — это одно и то же! Несомненно, один из способов решения вопроса о микро- и макроуровнях состоит в отказе от разделения этих уровней при рассмотрении их как частей одного и того же общего процесса.
<< | >>
Источник: Ритцер Дж.. Современные социологические теории. 5-е изд. — СПб.: Питер. — 688 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»).. 2002

Еще по теме Синтез и интеграция:

  1. 4.3. Основы менеджмента организаций малого бизнеса
  2. 7.3. Г.Х. ПОПОЭ О РАЗВИТИИ СОВЕТСКОЙ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ МЫСЛИ в 1960-е годы
  3. 2.2.2. Интеграция организаций
  4. Глава 12 МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ ПОЗИТИВНОГО ОБРАЗА РОССИИ
  5. 2 СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ И СОТРУДНИЧЕСТВО СТРАН - ЧЛЕНОВ СЭВ В ОБЛАСТИ ИЗОБРЕТАТЕЛЬСКОГО ПРАВА
  6. 2.2.2. Интеграция организаций
  7. Фиксация, хранение и воспроизведение информации
  8. § 1. О понятии субъекта права
  9. Теоретический синтез
  10. Синтез и интеграция
  11. Движение к интеграции микро- и макропозиций