<<
>>

РОБЕРТ Кинг МЕРТОН: АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК*

Довольно просто определить основных учителей, которые дали больше всего, близких мне независимо оттого, где они находятся. В период моей учебы в аспирантуре это были: П. А. Сорокин, более широко ориентировавший меня на европейскую социологическую мысль и с которым я, в отличие от некоторых других студентов того времени, никогда не разрывал отношений, хотя и не мог работать в том направлении исследований, которому он следовал с конца 1930-х гг.; тогда довольно молодой Толкотт Парсонс, развивавший идеи, впервые наиболее полно выраженные в его магистерской диссертации «Структура социального действия»; биохимик и отчасти социолог Л.
Дж. Гендерсон, до некоторой степени научивший меня дисциплинированному исследованию того, что поначалу трактуется как просто интересная мысль; историк экономики Э. Ф. Гэй, научивший меня исследованию экономического развития, восстанавливаемого по архивным источникам; и, что достаточно важно, тогдашний декан факультета истории науки Джордж Сартон, позволивший мне в течение нескольких лет работать под своим началом в его знаменитом (чтобы не сказать священном) отделе в Вайднерской библиотеке в Гарварде. Помимо этих учителей, у которых я обучался непосредственно, больше всего я узнал от двух социологов: прежде всего, Эмиля Дюркгейма и Георга Зиммеля, которые могли учить меня только с помощью оставленных ими сильных работ; а также от восприимчивого к социологии гуманиста Гилберта Маррея. В недавний период моей жизни я больше всего узнал от своего коллеги Пола Ф. Лазарсфельда, который, возможно, не представлял, сколь многому он .научил меня во время наших бесчисленных разговоров и сотрудничества, длившегося более трети века. Окидывая взглядом свою многолетнюю работу, я обнаруживаю там больше осмысленности, чем предполагал. Дело в том, что с начала собственной работы, после аспирантских лет ученичества, я твердо решил следовать своим интеллектуальным интересам по мере их развития, а не придерживаться предопределенного жизненного плана.
Я решил поступать, как мой учитель на расстоянии, Дюркгейм, а не как мой учитель поблизости, Сартон. Дюркгейм неоднократно менял предмет своих исследований. Начав с изучения общественного разделения труда, он рассмотрел методы социологического исследования, а затем с успехом обратился к предметам, вроде бы несвязанным: самоубийству, религии, нравственному воспитанию и социализму, продолжая разрабатывать теоретическое направление, которое, на его взгляд, можно было эффективно развивать, занимаясь столь различными аспектами жизни в обществе. Сартон действовал совершенно иначе: в начале своей ученой карьеры он выработал программу исследования в истории науки, достигшую наиболее полного выражения в его монументальном пятитомном «Введении [sic] в историю науки» (в котором проследил историю до конца XIV в.!). Первый пример казался мне более подходящим. Я намеревался и до сих пор хочу развивать социологические теории социальной структуры и культурных изменений, которые-помогут нам понять, почему социальные институты и характер жизни в обществе именно таковы. Этот интерес к теоретической социологии способствовал тому, что я избегал предметной специализации, ставшей (и, на мой взгляд, по большей части правильно ставшей) в социологии и других развивающихся дисциплинах широко распространенным явлением. Для моих целей было существенно изучение различных социологических предметов. вину полным, отмечает положительные аспекты ситуации, тогда как тот, кто считает его полупустым, сосредоточен на ее отрицательной стороне. Используя социальные термины, можно сказать, что консервативный структурный функционалист подчеркивает экономические преимущества жизни в нашем обществе, а не ее недостатки. Возможно, структурный функционализм действительно имеет консервативный уклон, приписываемый не только тому, что он не учитывает (изменения, историю, конфликт), но также тому, что он предпочитает помещать в центр своего анализа. Во-первых, структурные функционалисты были склонны фокусироваться на культуре, нормах и ценностях (P. Cohen, 1968; Mills, 1959; Lockwood, 1956). [139]
<< | >>
Источник: Ритцер Дж.. Современные социологические теории. 5-е изд. — СПб.: Питер. — 688 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»).. 2002

Еще по теме РОБЕРТ Кинг МЕРТОН: АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК*:

  1. РОБЕРТ Кинг МЕРТОН: АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК* (ОКОНЧАНИЕ)
  2. Структурный функционализм Роберта Мертона
  3. Автобиографический очерк
  4. РОБЕРТ ПАРК: БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
  5. МАРТИН ЛЮТЕР КИНГ
  6. Р. Мертон; ТИПОЛОГИЗАЦИЯ СПОСОБОВ АДАПТАЦИИ ИНДИВИДОВ К ПОЛИТИЧЕСКИМ РЕАЛИЯМ
  7. САМОЛЕТЫ-АМФИБИИ Р-50 «РОБЕРТ» И «ПОНИ»
  8. Роберт Михельс
  9. Роберт Оуэн
  10. Роберт Алан Даль
  11. Нигматуллин Роберт Искандерович
  12. МИШЕЛЬ, Роберто (1876-1936) Michels, Roberto
  13. ТЕОРЕМА КОУЗА Роберт Д. Кугер
  14. РЕЙЧ, Роберт (1946) Reich, Robert М.
  15. ОБМЕН Роберт Б. Уилсон Exchange Robert В. Wilson
  16. Хэгстром Роберт Дж.. Инвестирование. Последнее свободное искусство, 2005
  17. ТЕОРЕМА КОУЗА Роберт Д. Кугер Coase Theorem Robert D. Cooter
  18. БЕСПЛАТНЫЙ ЗАВТРАК Роберт Хессен Free Lunch Robert Hessen
  19. БРЕМЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ДОЛГА Роберт Айснер Burden of the Debt Robert Eisner
  20. БРЕМЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ДОЛГА Роберт Айснер Burden of the Debt Robert Eisner