<<
>>

Работы Ричарда Эмерсона и его последователей

Хотя Ричард Эмерсон еще в 1962 г. опубликовал значительную работу, посвященную вопросам власти и подчиненности, два эссе 1972 г. (Emerson, 1972a, 1972b) «обозначили начало нового этапа в развитии теории социального обмена» (Molm & Cook, 1995, p.
215; Cook & Whitmeyer, готовится к публикации). Молм и Кук считают, что появлению новой серии научных трудов способствовали три главных фактора. Во-первых, теория обмена заинтересовала Эмерсона как обширный базис для его предыдущих исследований, связанных с проблемами подчинения и власти. Ученому представлялось очевидным, что аспект власти — центральный для теории обмена. Во-вторых, он считал, что можно использовать достижения бихевио- [335] ризма в качестве основы для теории обмена, избежав тех затруднений, с которыми столкнулся Хоманс. С одной стороны, Хоманс и другие последователи теории обмена обвинялись в том, что люди представлялись ими чрезмерно рациональными существами, при этом Эмерсон полагал возможным использовать достижения бихевиоризма, не принимая идею о рациональности актора. С другой стороны, он был уверен, что сможет избежать тавтологии, которой страдает теория Хоманса: Хоманс прогнозировал поведение, связанное с индивидуальным обменом, опираясь на то подкрепление, которое обеспечивается другим актором, однако как поведенческие реакции, так и само подкрепление в оперантной психологии не считаются обладающими самостоятельным смыслом. Подкрепление, по определению, есть стимулирующее последствие, которое увеличивает или сохраняет неизменной частотность реакции (Molm & Cook, 1995, p. 214) Эмерсон также полагал, что избежит обвинений в редукционизме (какие были предъявлены Хомансу), разработав подход, который объяснит явления макроуровня. В-третьих, в отличие от Блау, который прибегал к объяснениям, основанным на нормативных явлениях, Эмерсон рассматривает социальную структуру и социальные изменения, обращаясь к «социальным отношениям и социальным сетям как строительным блокам, соединяющим различные уровни анализа» (Molm & Cook, 1995, p. 215). Более того, согласно системе Эмерсона, действующими субъектами выступают как индивиды, так и более крупные корпоративные структуры (хотя и действующие благодаря агентам). Таким образом, Эмерсон использовал принципы оперантной психологии для разработки теории социальной структуры. Два эссе Эмерсона 1972 г. легли в основание его интегративной теории обмена. В первом из этих эссе (Emerson, 1972a) он рассмотрел психологическую основу социального обмена, а во втором (Emerson, 1972b) рассмотрел макроуровень и отношения в процессе обмена, а также сетевые структуры. Позднее Эмерсон четче выразил свои идеи: «Я пытаюсь расширить теорию обмена и исследования, посвященные данной сфере, от микро- до макроуровней анализа, обратившись к изу-чеитолетевых структур обмена» (цит. по: Cook, 1987b, p. 212). Как отмечает самый значительный последователь Эмерсона Карен Кук, последнее из перечисленных понятий имеет важнейшее значение в объяснении единства микро- и макроуровней: «Понятие "сети обмена" развивает теорию, заполняющую концептуальный пробел между изолированными индивидами или диадами и более крупными группами или совокупностями индивидов (например, формальными группами или ассоциациями, организациями, землячествами, политическими партиями и т.
д.)» (Emerson, 1987b, p. 219)1. Эмерсон и Кук отталкиваются от базовых микроуровневых предпосылок теории обмена. Первый, например, отмечает: «Научный подход, рассматривающий феномен обмена, уделяет внимание выгоде, которую люди извлекают в процессе социального взаимодействия, и тому, что они вкладывают в его осуществление» 1 Эмерсон и Кук (подобно Блау) не единственные, кто разработал теории обмена, имеющие интегрирующий характер. См. также: Uehara, 1990; Wilier, Markovsky, & Patton, 1989. [336] (Emerson, 1981, р. 31). Точнее говоря, Эмерсон отталкивается от принципов бихевиоризма. Он (Emerson, 1981, р. 33) определил три базовых предположения, значимых для теории обмена. 1. Люди, которым выгодны определенные события, склонны действовать «рационально», поэтому данные события и случаются. 2. Так как людям свойственно «пресыщение» событиями поведенческого ракурса, польза последних снижается. 3. Выгода, извлекаемая людьми из социальных процессов, обусловлена той, которую они способны обеспечить взамен; соответственно, теории обмена свойственно «внимание к обретению выгоды в процессе социального взаимодействия». Все эти положения общеизвестны, однако в заключении своего первого эссе 1972 г. Эмерсон наметил переориентацию теории обмена с позиций бихевиоризма на новые: «Нашей главной целью является включение оперантных принципов в теоретическую конструкцию для рассмотрения более сложных ситуаций, нежели те, с которыми имеет дело оперантная психология» (Emerson, 1972a, р. 48). С постановки данного вопроса начинается вторая научная публикация Эмерсона 1972 г.: «Цель данного эссе состоит в том, чтобы начать построение теории социального обмена, рассматривающей социальную структуру как зависимую переменную величину» (Emerson, 1972b, p. 58). Если первое эссе 1972 г. было посвящено анализу отношений обмена отдельного действующего субъекта и окружающей его среды (например, человек, который удит в озере рыбу), то второе — отношениям социального обмена, а также их сетям. Действующими субъектами, согласно макроуровневой теории обмена Эмерсона, выступают и индивиды, и сообщества. Ученый рассматривает обменные отношения, складывающиеся между ними. Сеть обмена состоит из следующих компонентов (Cook и et al, 1983, p. 277): 1. Существует ряд индивидуальных или коллективных акторов. 2. Ценные ресурсы распределены между акторами. 3. Имеется ряд возможностей обмена между всеми действующими субъектами сети. 4. Между действующими субъектами наличествуют отношения или возможности обмена. 5. Отношения обмена связаны в единую сетевую структуру. В итоге, «"сеть обмена" — это конкретная социальная структура, созданная благодаря двум или более взаимоотношениям обмена между действующими субъектами» (Cook et al., 1983, p. 277). Взаимосвязи отношений обмена принадлежит решающая роль в объединении обмена, в который вступают два человека, с явлениями макроуровня (Yamagishi, Gillmore, & Cook, 1988, p. 835). Особенно значимо отношение обусловленности между диадическими обменами. Можно сказать, что два подобных обменных процесса — А-Б и А-В — образуют минимальную сеть (А-Б-В), если осуществление отношений одной пары зависит от реализации (или отсутствия) обмена у дру- [337] гой. Чтобы была организована сеть обмена недостаточно, чтобы пары, образуемые А, Б и В, имели общих членов. Явления обмена между А-Б и Б-В должны находиться в отношениях взаимозависимости. Любая обменная связь включена в более крупную сеть, состоящую из двух или более таких отношений. Если один процесс обмена воздействует на другой, следует говорить об их взаимосвязанности. Такая взаимосвязь может быть позитивной, когда одно отношение обмена положительным образом влияет на другое (например, полученные деньги используются для того, чтобы в иных обменных отношениях приобрести определенный социальный статус). Это может оказаться и негативным фактором, когда один обмен препятствует другому (например, время, потраченное на зарабатывание денег, ведет к тому (второй обмен), что его остается меньше для общения с друзьями) (Molm, 1991). Наконец, такая взаимосвязь может играть смешанную роль. Власть и зависимость Эмерсон определял власть как «уровень потенциальных издержек, которые один действующий субъект способен заставить другого "принять", зависимость же подразумевает "уровень потенциальных издержек, которые актор согласен взять на себя во взаимоотношении" (Emerson, 1972b, p. 64). Эти определения отсылают к предложенной Эмерсоном теории власти и зависимости, которую Ямаги-ши, Гилмор и Кук изложили так: «Власть одной стороны над другой, применительно к отношениям обмена, — это обратная функция зависимости второй стороны от первой» (Yamagishi, Gillmore, & Cook, 1988, p. 837). Неравенство власти и зависимости приводит к дисбалансу в отношениях, однако со временем возникает более сбалансированное их соотношение. Молм и Кук (Molm & Cook, 1995) оценивают понятие зависимости как крайне важное в концепции Эмерсона. Молм утверждает, что «зависимость акторов друг от друга — важнейшая структурная детерминанта их взаимодействия и власти друг над другом» (Molm, 1988, р. 109). Сам Эмерсон рассматривал данный вопрос таким образом: «Зависимость действующего субъекта А от Б 1) прямо пропорциональна мотивационному участию А в достижении целей, опосредованных Б, и 2) обратно пропорциональна доступности А этих целей вне рамок отношения А-Б» (Emerson, 1962, р. 32). Итак, понятие зависимости связано с определением, которое Эмерсон дает власти: «Власть А над Б эквивалентна зависимости Б от А и основана на ней» (Emerson, 1962:33). Отношения А и Б сбалансированы в том случае, если зависимость А от Б равна зависимости Б от А. Если же ситуация разбаланси-рована, действующий субъект, степень зависимости которого наименьшая, обладает властью. Последняя выступает, таким образом, потенциальной возможностью, которая встроена в отношения между А и Б. Благодаря власти оказывается возможным извлечь из отношений выгоду. Хотя бы как род некоторого равновесия, власть имеет место и в сбалансированных отношениях. Исследования, касающиеся вопросов власти и зависимости, сфокусированы были, главным образом, на позитивных результатах — на вознаграждении других. Однако Молм в ряде своих работ (Molm, 1988, 1989, 1994) подчеркнула роль негативных последствий — власти наказания. Соответственно, власть связана как с [338] поощрением, так и с наказанием других. В целом, Молм обнаружила, что власть наказания слабее власти поощрения, поскольку наказания ведут к негативным реакциям. Не так давно Молм (Molm, 1994) предположила, что относительная слабость власти наказания порождается тем, что она не слишком распространена, а не потому, что менее эффективна по сравнению с властью вознаграждения. Молм, Квист и Уайсли (Molm, Quist, & Wisely, 1994) обнаружили, что власть наказания с большей вероятностью воспринимается как справедливая, если к ней прибегают те, кто в то же время наделен властью, позволяющей обеспечивать вознаграждения. Теория обмена, основанная на большей степени интеграции подходов Поясняя специфику зависимости и власти, сетевая теория (см. ниже) рассматривает основания структуры, а теория обмена концентрируется на отношениях между двумя действующими субъектами. Кук и коллеги (Cook a et al., 1983), похоже, обосновали важность отношений обмена и указали на недостатки сетевого подхода. Однако эти исследователи (Cook et al., 1983, p. 298) прекрасно понимают, что теория обмена имеет уклон в сторону отношений микроуровня. Кроме того, они осознали, что ее следует поднять до макроуровня. Отойдя от диадического подхода теории обмена и фокусируясь на аспектах власти, зависящей от занимаемого индивидом положения в структуре, Кук и Эмерсон аргументируют установление власти той или иной позиции зависимостью от нее всей структуры. Подобная общесистемная зависимость, по их мнению, характеризует как структурное основание позиции, так и суть отношений власти и зависимости. Эти ученые придерживаются «в подходе к проблеме расширения теории, связанной с властью и зависимостью, предусматривающей переход от уровня двух субъектов к макроструктурному уровню, идеи "уязвимости"» (Cook et al., 1983, p. 301). Последняя подразумевает зависимость всей сети от отдельной позиции в структуре. Кук и соавторы отмечают: Очевидно, что интегрирование принципов, касающихся структуры сети, с сетевой теорией обмена позволяет понять динамику власти в рамках сетей, какие образуют ся взаимосвязанными отношениями обмена... Эта теоретическая формулировка выявляет процедуру, благодаря которой осуществляется единство поведения действующих субъектов, вступающих в отношения обмена, и свойств сети... и указывает механизмы, которые приводят к «возможным преобразованиям» этих сетей вследствие динамики власти или изменений в природе обменных связей (Cook и др., 1983, р. 303) Ямагиши, Гилмор и Кук (Yamagishi, Gillmore, & Cook, 1988) стремятся к соединению теории обмена и сетевой теории. Они утверждают, что вопросы власти (и зависимости) представляют центральный интерес для теории обмена, однако, как они считают, невозможно полноценно рассмотреть первый из вопросов, если ограничиться только рамками обмена двух субъектов. Наоборот, власть «в основе своей — социально-структурное явление» (Yamagishi, Gillmore, & Cook, 1988, p. 834). Эти ученые занимаются вопросами прогнозирования того, как распределяется власть в сетях обмена разного типа — позитивных, негативных и смешан- [339] ных, — аргументируя свои предположения экспериментами с помощью компьютерного моделирования. По-настоящему полный анализ предполагает объединение интереса к отношениям обмена, что свойственно теории обмена, и к взаимосвязям этих отношений, что традиционно, в свою очередь, для сетевой теории. Возникает важный вопрос: в чем заключается разница между сетью обмена и сетью, представляющей интерес для сторонников сетевой теории? Кук и Уитмейер утверждают, что «сети обмена рассматриваются как взаимосвязанные ряды отношений обмена» (Cook & Whitmeyer, 1992, p. 113). Последователь теории обмена, по определению, интересуется «деталями обмена, реализуемого во всех взаимосвязях, будучи убежденным, что в любом анализе удовлетворительная сеть должна содержать все соответствующие отношения обмена» (Cook & Whitmeyer, 1992:109). Напротив, сторонники сетевой теории придерживаются «всеобъемлющего» подхода к сущности аналогичных связей. Учитывая многие типы связей из тех, что интересуют представителей сетевой теории, приверженцы теории обмена в то же время отрицают другие. Например, относительно исследований, проводимых в рамках сетевой теории и концентрирующихся на «основаниях» или «преимуществах, предоставляемых сетями», Кук и Уитмейер утверждают, что если игнорируется явление обмена, «причинные процессы, определяющие основания, тоже останутся не-выявленными. Если отношения обмена не принимаются в расчет, результаты будут неадекватными, а может, и вовсе ошибочными» (Cook & Whitmeyer, 1992, p. 120— 121). Несмотря на отмеченные различия, Кук и Уитмейер (Cook & Whitmeyer, 1992) считают сетевую теорию и теорию обмена совместимыми и утверждают, что вместе эти два подхода мощнее, чем каждый в отдельности. Кук, О'Брайен и Коллок (Cook, O'Brien, & Kollock, 1990) определяют теорию обмена, признавая свойственную ей интегральность, как исследование отношений обмена, происходящих на различных уровнях анализа, в том числе обмена между взаимосвязанными индивидами, корпорациями, нациями и государствами. Они выделяют два направления исследований такого рода: изучение микроуровня, предполагающее интерес к социальному поведению как феномену обмена, и рассмотрение макроуровня — социальной структуры — в плане отношений обмена. Кук, О'Брайен и Коллок считают сильной стороной данной теории микро-макроинтеграцию, поскольку «в рамках одной теоретической структуры имеются положения, применимые как к индивидуальным акторам, так и к макроуровню (или системному уровню), и теория пытается ясно сформулировать, какое влияние оказывают изменения в пределах одного уровня анализа на другой» (Cook, O'Brien, & Kollock, 1990, p. 175). Кук, О'Брайен и Коллок отмечают тенденции развития теории обмена, приобретающей всеобъемлющий характер. Первая из них — рост числа полевых исследований, в которых основное внимание уделяют макроуровневым аспектам, что становится дополнением к обычному использованию лабораторных экспериментов для исследования микроуровневых проблем. Во-вторых, они указывают на перемену в содержательном плане таких исследований — переход от изучения взаимосвязи двух субъектов к крупным сетям отношений обмена. В-третьих, что представляется самым важным, постоянно предпринимаются попытки объединить теорию обмена и структурные направления социологии, особенно сетевую теорию. (Далее мы проанализируем ее подробнее.) [340] Кроме того, Кук, О'Брайен и Коллок уточняют, что теория обмена способна почерпнуть из подходов, направленных на интеграцию, чем отмечено множество других микротеорий. Теория принятия решений позволяет «лучше понять, как действующие субъекты осуществляют свойственный процессу взаимодействия выбор» (Cook, O'Brien, & Kollock, 1990, p. 168). Когнитивная наука (в том числе когнитивная антропология и теория искусственного интеллекта) проливает «больше света на то, как акторы воспринимают, обрабатывают и восстанавливают информацию» (Cook, O'Brien, & Kollock, 1990, p. 168). Символический интеракционизм дает возможность объяснить, как действующие субъекты дают друг другу знать о своих намерениях, что имеет большое значение для развития доверия и уверенности в обмене. В целом, ученые считают, что такой обобщенный вариант теории обмена позволяет проанализировать важнейший вопрос о взаимосвязи деятельности акторов и социальной структуры. По мнению этих ученых, «теория обмена представляет собой один из немногих теоретических подходов, существующих в общественных науках, концептуально описывающий целеустремленно действующих субъектов в их взаимосвязях со структурами» (Cook, O'Brien, & Kollock, 1990, p. 172). .Отметим несколько недавних попыток, которые предприняты сторонниками теории обмена в объединении своего подхода с другими. Например, Ямагиши и Кук (Yamagishi & Cook, 1993) стремились сблизить теорию обмена с теорией социальных дилемм (Yamagishi, 1995), вариантом теории рационального выбора. Теория социальных дилемм уходит корнями в известную дилемму узника и опирается на связанные с этим исследования. «Социальная дилемма — это ситуация, имеющая особую побудительную структуру, предполагающую, 1) что если все члены группы будут сотрудничать, все выиграют, тогда как 2) для каждого индивида в отдельности более выгодно действовать независимо от других» (Yamagishi & Cook, 1993, p. 236). Ямагиши и Кук обнаружили, что природа отношений и структуры обмена воздействует на способы разрешения людьми социальных дилемм. Подобного же рода предложения выдвинули Хегтведт, Томпсон и Кук (Hegtvedt, Thompson, & Cook, 1993), которые попытались объединить теории обмена и атрибуции — подход, связанный с изучением когнитивных процессов. Это позволяет выявить механизм того, как люди атрибутируют и воспринимают атрибуцию, теория же обмена компенсирует слабость второго подхода в исследовании «социально-структурных предпосылок и поведенческих последствий атрибуции» (Hegtvedt, Thompson, & Cook, 1993, p. 100). Таким образом, ученые обнаружили подтверждение идеи того, что власть связана с сильной позицией индивида в рамках определенной структуры, и того, что люди, «воспринимающие себя наделенными большей властью, приписывают свои успехи, достигнутые в процессе обмена, личному действию или взаимодействию» (Hegtvedt, Thompson, & Cook, 1993, p. 104). Хотя данное исследование не подтверждает гипотезы авторов сполна, оно показывает, сколь важно изучить связи, устанавливаемые между социальной структурой, когнитивными процессами (восприятие и атрибуция) и поведением. В последние годы развитие теории обмена идет в новом направлении (Molm, готовится к изданию). Во-первых, все больше внимания уделяется аспектам риска и ненадежности в отношениях обмена (Kollock, 1994). Например, один действующий субъект может помочь другому добиться полезных результатов, ничего [341]
<< | >>
Источник: Ритцер Дж.. Современные социологические теории. 5-е изд. — СПб.: Питер. — 688 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»).. 2002 {original}

Еще по теме Работы Ричарда Эмерсона и его последователей:

  1. РИЧАРД ЭМЕРСОН : БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
  2. 3.1 Школа научного управления. Ф. У. Тейлор и его последователи (1885 – 1920 гг.)
  3. 1.3. Развитие идей Файоля в трудах его последователей
  4. § 11. ГЕРМАНСКАЯ ШКОЛА XIX В. САВИНЬИ, ЕГО ПОСЛЕДОВАТЕЛИ В ГЕРМАНИИ И ФРАНЦИИ
  5. Ричард Строцци- Хеклер. Быть человеком на работе. Используйте разум своего тела в профессиональной жизни. — СПб.: ИГ «Весь». — 272 с. — (Бизнес- Магия)., 2010
  6. 6.2. ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРИНЦИПЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ X. ЭМЕРСОНА
  7. 322. В каких случаях отстранение работника от работы, его увольнение или перевод на другую работу могут быть признаны незаконными?
  8. Принципы Гаррингтона Эмерсона
  9. РИЧАРД III
  10. Категории последователей
  11. Характеристики ранних последователей