Задать вопрос юристу
 <<
>>

Полуоткрытая демократия


Вторым строительным блоком завтрашних политических систем должен стать принцип «полуоткрытой демократии» — дополнение нашей зависимости от избранных нами представителей не менее важным представлением в тех же самых законодательных органах нас самих.
Смесь того и другого — это и есть полуоткрытая демократия.
Коллапс консенсуса, как мы видели, разрушает самую концепцию представительства. Кого представитель на самом деле «представляет»? В то же самое время законодатели пришли к тому, что необходимо полагаться на поддержку сотрудников и внешних экспертов при формировании закона. Британские члены парламента, как известно, слабы перед бюрократией Уайтхолла, потому что у них нет соответствующей поддержки сотрудников. Конгресс Соединенных Штатов в попытке служить противовесом влиянию исполнительной бюрократии образовал свою собственную бюрократию — Бюджетную службу Конгресса, Налоговую и другие службы. Таким образом, штат Конгресса вырос с 10700 человек до 18400 в прошедшем десятилетии. Но это только загнало проблему внутрь. Наши избранные представители знают все меньше и меньше о тех бесчисленных мерах, по которым они должны принимать решение, и вынуждены во все возрастающей степени полагаться на суждение других. Представитель более не представляет даже себя самого.
Что важнее — парламенты, конгрессы и ассамблеи являлись тем местом, где теоретически могли быть урегулированы цели соперничающих меньшинств. Их «представители» проводили в жизнь их интересы. С сегодняшним устаревшим, затупившимся политическим инструментарием ни один законодатель не может даже следить за изменением позиции многих группировок, которые он официально представляет. И чем более загруженным становится американский Конгресс или германский Бундестаг, тем хуже ситуация.

Теория представительных властей как своего рода посредника между верховной властью и избирателями также терпит крах. Прогрессирующий паралич представительных институтов означает, что многие решения, заявленные небольшим числом псевдо-представителей, могут быть постепенно отодвинуты назад, к самому электорату. Если наши избранные посредники не могут заключать сделки за нас, мы должны это делать сами. Если законы, которые они готовят, все дальше отстоят от наших потребностей или не соответствуют им, мы должны готовить их сами. Для этого, как бы там ни было, понадобятся новые институты и новые технологии.
Революционеры Второй Волны, которые изобрели основные сегодняшние установления представительства, хорошо осознавали возможности открытой демократии как противоположности представительной. Французская революционная конституция 1793 г обнаруживает следы открытой демократии. Позднее Маркс и его последователи часто называли Парижскую Коммуну образцом гражданского участия в составлении и исполнении законов. Но несовершенства и ограниченности открытой демократии были в то время более убедительны и не менее очевидны.
Против такой инновации, как отметили Мак-Колли, Руд и Джонсон, авторы предложения о системе национальных плебисцитов в Соединенных Штатах, были выдвинуты два возражения: «Первое — открытая демократия не допускает проверки или приостановки решений, принятых на волне эмоциональных общественных реакций.
Второе — коммуникации недавнего времени не позволяли проводить такие опросы систематически».
Это серьезные проблемы. Как могла бы, например, проголосовать встревоженная американская общественность в середине 60-х гг, сбрасывать или нет ядерную бомбу на Ханой? Или общественность Западной Германии, ожесточенная выходками террористов Баадер-Майнго- фа, — по поводу предложения устроить концлагеря для «симпатизирующих им»? Что, если бы канадцы провели плебисцит по Квебеку неделю спустя после того, как националисты там пришли к власти? Ясно, что избранные представители должны быть менее эмоциональными и более склонными к взвешенным решениям, чем общественность.
Проблема чересчур эмоциональной реакции общественности может быть снята разными методами, — например требованием «периода охлаждения страстей» или второго голосования перед проведением в жизнь главных решений, принятых путем референдума или других форм открытой демократии.
Заслуживает внимания эксперимент, осуществленный шведами в середине 70-х гг., когда правительство обратилось к народу с предложением участвовать в формулировке национальной энергетической политики. Понимая, что у большинства граждан нет соответствующих технических знаний о разных видах энергии — от солнечной до ядерной или геотермической, правительство организовало десятичасовые курсы по энергетике с тем, чтобы каждый, кто их прослушает, высказал свое мнение
по актуальной для всех проблеме. Одновременно с правительством свои собственные ^десятичасовые курсы провели профсоюзы, центры образования и самые различные партии. Ожидалось, что такие курсы привлекут до 10000 шведов. К удивлению всех, дискуссия собрала от 70000 до 80000 жителей Швеции. (В американском масштабе это равносильно 2000000 граждан, пытающимся сообща подумать над какой- то национальной проблемой.) Подобные системы могут быть легко использованы, чтобы исключить «чрезмерную эмоциональность» в референдумах или других формах открытой демократии.
Старые ограничения в сфере коммуникаций отныне не помеха распространившейся открытой демократии. Научные достижения в технологии коммуникаций предоставляют огромные возможности для открытого участия граждан в политическом принятии решений.
Не так давно я имел удовольствие быть свидетелем исторического события — открытия первой в мире «электронной ратуши» на системе абонентского телевидения Qube в Колумбусе, ^итат Огайо. Используя систему коммуникационного взаимодействия, жители маленького пригорода, сидя у себя в комнате и нажимая кнопку, смогли принять участие в политической встрече их местной плановой комиссии и высказать свое мнение, голосуя по конкретным практическим проблемам, касающимся местного районирования, жилищного вопроса и планируемой постройки автомагистрали.
Это только первая, самая простая ссылка на завтрашний потенциал открытой демократии. Используя компьютеры, спутники, телефоны, кабельное телевидение, методики голосования и другой инструментарий, образованные граждане впервые в истории смогут принимать собственные политические решения.
Проблема не относится к типу «или-или». Это не вопрос открытой демократии против закрытой, представительства себя самого против представительства других.
Поскольку обе системы имеют высокий творческий потенциал, хотя и мало используемый, и другие преимущества, есть возможность сочетать открытое участие граждан с «представительством» в новой системе полуоткрытой демократии. Мы могли бы, например, провести референдум по такой дискуссионной проблеме, как ядерная энергетика. Это уже сделали Калифорния и Австрия.
Для сочетания открытой и полуоткрытой демократий может быть изобретен и другой, не менее примечательный инструментарий. Уже сейчас члены Конгресса и большинство законодательных органов Штатов организуют свои собственные комитеты. Граждане не имеют возможности заставить законодателей создать такой комитет, который бы занимался запущенным или крайне противоречивым вопросом. Но почему бы избирателям не заставить законодательный орган учредить комитеты по вопросам, которые не законодатели, а народ считает важным?
Хочу подчеркнуть главное: существуют мощные средства для того, чтобы сделать открытой и демократической систему, в которой сегодня
немногие — если таковые имеются — чувствуют себя адекватно представленными. Но мы должны освободиться от рутины последних 300 лет. Мы больше не можем решать наши проблемы, пользуясь идеологией, образцами или структурами, оставшимися от прошлого Второй
Волны.
Новые предложения потребуют осторожного локального эксперимента, прежде чем применять их в широком масштабе. Но как бы там ни было, старые возражения против прямой демократии становятся все слабее, в то время как возражения против представительной демократии звучат все громче. Полуоткрытая демократия — именно тот принцип работы, который поможет нам сконструировать работоспособные новые установления для будущего.



Новоизобретенное оруд!е.—спазматическая картеч- ница-иульверизаторъ удостоена большой медали на выставкЬ 1944 года.

<< | >>
Источник: И. В. Бестужев-Лада. ВПЕРЕДИ XXI ВЕК: ПЕРСПЕКТИВЫ, ПРОГНОЗЫ, Футурологи. 2000 {original}

Еще по теме Полуоткрытая демократия:

  1. ПРОСТО ДЕМОКРАТИИ, ПРОГРЕССИВНЫЕ ДЕМОКРАТИИ, НАРОДНЫЕ ДЕМОКРАТИИ
  2. 13. Просто демократии, прогрессивные демократии, народные демократии
  3. 13. Просто демократии, прогрессивные демократии, народные демократии
  4. Сущностные черты и признаки демократии. Теории и модели демократии
  5. § 4. Демократия унитарная и демократия плюралистическая
  6. 7. Агрегативная демократия классическая демократия
  7. А.А. Гусейнов. Демократия для России — Россия для демократии, 2008
  8. ДЕМОКРАТИЯ ДЛЯ РОССИИ, РОССИЯ ДЛЯ ДЕМОКРАТИИ
  9. Демократия и полиархия
  10. А.ЛЕЙПХАРТ. ДЕМОКРАТИЯ В МНОГОСОСТАВНЫХ ОБЩЕСТВАХ, 1997
  11. ПОНЯТИЕ ДЕМОКРАТИИ
  12. 4. Агонистическая демократия
  13. Формальная, реальная и идеальная демократия
  14. Партисипаторная концепция демократии
  15. Гегемония и демократия
  16. § 2 ПРАВО И ДЕМОКРАТИЯ
  17. Демократия в Афинах
  18. Демократия и авторитаризм