<<
>>

Политические и социальные изменения

Политическая жизнь ведется далеко не только в традиционных рамках политических партий, голосований и представительства в законодательных и правительственных структурах. Зачастую группы людей считают, что их стремления и идеалы не могут быть достигнуты внутри этих рамок или же им оказывается активное сопротивление.
Несмотря на вышеописанное распространение демократии, живучесть авторитарных режимов во многих странах, таких как Китай, Куба и бывшая Югославия, напоминает нам о том, что осуществление перемен внутри существующих политических структур не всегда возможно. Иногда политические и социальные изменения могут быть осуществлены только с использованием нетрадиционных форм политических действий. Наиболее драматичным и имеющим серьезные последствия примером нетрадиционного политического действия является революция — свержение существующей политической власти путем массового движения с использованием насилия. Революции — это напряженные, волнующие и поразительные события; не удивительно, что они привлекают к себе много внимания. И все же, несмотря на их высокий драматизм, революции происходят относительно редко. Наиболее распространенным типом нетрадиционной политической деятельности являются общественные движения — коллективные попытки привлечь внимание к некоему общему интересу или достичь определенной общей цели с помощью действий вне сферы известных организаций. В современных обществах было множество различных общественных движений помимо тех, что ведут к революции, некоторые из них существовали долго, другие были преходящими. Они являются столь же несомненной приметой современной жизни, сколь и формальные, бюрократические организации, против которых они нередко выступают. Многие современные общественные движения являются международными и во многом полагаются на использование информационных технологий, включая местных участников движения в решение глобальных проблем.
Глобализация и общественные движения Общественные движения различаются по своим формам и размерам. Некоторые из них совсем маленькие и насчитывают не более дюжины членов, другие могут состоять из тысяч или даже миллионов участников. Некоторые общественные движения занимаются своей деятельностью в рамках законов того общества, в котором они существуют, другие действуют как нелегальные или подпольные группы. Для движений протеста характерно, однако, действовать на грани того, что считается правительствами допустимым с точки зрения закона в определенном месте или в определенное время. Общественные движения часто возникают с целью изменить существующее положение в той или иной общественно значимой сфере, такой, например, как расширение граж данских прав для той или иной части населения. В ответ на общественные движения иногда возникают контрдвижения в защиту ста- тус-кво. Например, кампания за право женщин на аборт была встречена шумными протестами выступающих против абортов (так называемых активистов «за жизнь»), которые считают, что аборты должны быть запрещены. Законы или установки часто изменяются именно в результате действий, предпринятых общественными движениями. Такие изменения в законодательстве могут иметь мощное воздействие. Например, группы рабочих не могли по закону призвать своих коллег к забастовке, и последние с большей или меньшей строгостью наказывались в различных странах. В конце концов, однако, эти законы были изменены, и забастовка стала допустимой тактикой, используемой при производственном конфликте. Общественные движения являются одной из наиболее сильных форм коллективного действия. Хорошо организованные, постоянно проводимые кампании могут давать впечатляющие результаты. Например, американское движение за гражданские права успешно продвинуло важные законодательные акты, запрещающие расовую сегрегацию в школах и общественных местах. Феминистское движение добилось важных результатов для женщин в вопросах экономического и политического равенства. В последние годы активисты движения за охрану окружающей среды смогли заставить правительства и корпорации пойти на ряд важных уступок, как, например, в вопросе генетически модифицированных (ГМ) продуктов питания (см.
главу 19 «Рост народонаселения и экологический кризис»). Новые общественные движения Последние три десятилетия отмечены настоящим бумом общественных движений в странах по всему миру. Эти разнообразные движения — от движений за гражданские права и феминистских движений I960-1970-х гг., антиядерных и экологических движений 1980-х гг. до кампании по защите прав сексуальных меньшинств 1990-х гг. — комментаторы часто называют новыми общественными движениями (НОД). Современные общественные движения отличаются от своих предшественников из прошлых десятилетий. Многие обозреватели считают, что НОД — уникальный продукт современного общества конца столетия, и они в значительной степени отличаются по своим методам, мотивам и ориентирам от форм коллективного действия, существовавших ранее. Подъем новых общественных движений в последние годы отражает меняющиеся опасности, с которыми сталкиваются человеческие общества. Условия для общественных движений созрели — традиционные политические организации все чаще не могут справиться с поставленными им задачами. Они не в состоянии творчески ответить на опасности, угрожающие природе, на потенциальные опасности ядерной энергии и генетически модифицированных организмов, на мощное влияние информационных технологий. Эти новые проблемы таковы, что существующие демократические политические институты не могут и надеяться на их устранение. В результате эти вновь появляющиеся сложные задачи зачастую игнорируются или избегаются до тех пор, пока не становится слишком поздно и наступает настоящий кризис. Общим воздействием этих новых проблем и угроз является ощущение, что люди «теряют контроль» над своими жизнями на фоне быстрых перемен. Индивиды чувствуют себя менее защищенными и более изолированными — сочетание, которое ведет к ощущению беспомощности. Корпорации, правительства и средства массовой информации, напротив, кажется, доминируют во все возрастающем числе аспеїсгов жизни людей, усиливая ощущение безудержности мира. Растет ощущение того, что, будучи пущенной на самотек, глобализация принесет еще больше опасностей для жизни граждан. См.
раздел «Глобализация и новые опасности» на с. 67. I Мы можем рассматривать НОД с точки зрения «парадокса демократии», упомянутого ранее. Хотя вера в традиционную политику, судя по всему, ослабевает, рост НОД является свидетельством того, что граждане в современных обществах конца века не апатичны и не равнодушны к политике, как иногда утверждается. Скорее, существует мнение, что участвовать напрямую полезнее, чем полагаться на политиков и политические системы. Чаще чем когда бы то ни было люди поддерживают общественные движения как способ подчеркнуть сложные моральные проблемы и поместить их в центр общественной жизни. В этом отношении НОД помогают восстанавливать демократию во многих странах. Общественные движения составляют основу сильной гражданской культуры или гражданского общества — сферы между государством и рынком, занимаемом семьей, общественными ассоциациями и другими неэкономическими институтами. Технология и общественные движения В последние годы две из наиболее влиятельных сил в современных обществах конца столетия — информационные технологии и общественные движения — объединились, что дало потрясающие результаты. В наш век информации общественные движения по всему миру способны объединиться в огромные региональные и международные сети, включающие в себя неправительственные организации, религиозные и гуманитарные объединения, ассоциации по защите прав человека, защитников прав потребителей, активистов охраны окружающей среды и других, кто проводит кампании в защиту общественных интересов. Сейчас такие электронные сети обладают ранее небывалой способностью немедленно реагировать на события, которые происходят, получать доступ и делиться информационными ресурсами и оказывать давление на корпорации, правительства и международные организации в качестве части стратегии своих кампаний. К примеру, колоссальные акции протеста против Всемирной торговой организации (ВТО), состоявшиеся в Сиэтле, были по большей части организованы через сети, базирующиеся в Интернете.
Интернет занимал важнейшее место в этих переменах, хотя мобильные телефоны, факсы и спутниковое вещание также ускорили их эволюцию. Одним нажатием кнопки события местного значения распространяются по всему миру. Широкие массы активистов от Японии до Боливии могут встретиться в сети и поделиться информационными ресурсами, обменяться опытом или скоординировать совместные действия. Последний аспект использования Интернета — возможность координировать международные политические кампании — больше всего беспокоит правительства и вдохновляет участников общественных движений. За последние десять лет число «международных общественных движений» стабильно росло по мере распространения Интернета. От глобальных протестов выступающих за отмену долга стран Третьего мира до международной кампании по запрету фугасных бомб (которая достигла своей кульминации в виде Нобелевской премии мира), Интернет доказал свою способность объединять участников кампаний сквозь национальные и культурные границы. Некоторые обозреватели рассуждают о том, что в век информации происходит «миграция» власти от национальных государств к новым неправительственным объединениям и коалициям. Политические советники в таких «умных» организациях, как корпорация RAND в США, говорят о сетевых войнах — крупных интернациональных конфликтах, в которых на кон соревнования поставлены информация и общественное мнение, а не ресурсы или территория. Участники сетевых войн используют средства массовой информации и ресурсы, доступные в режиме онлайн, чтобы формировать то, что некоторые группы населения знают об общественной жизни. Эти сетевые движения часто нацелены на распространение информации о корпорациях, государственных установках или воздействии международных соглашений на те аудитории, которые в другом случае могли бы и не знать о таковых. Для многих правительств — даже демократических — сетевые войны являются пугающей и трудноуловимой угрозой. Вот о чем предупреждает доклад Армии США: «Новое поколение революционеров, радикалов и активистов начинает создавать идеологии века информации, в которых личности и приверженности могут перейти от национального государства на уровень международного гражданского общества» (цит.
по: Guardian. 19 Jan. 2000). Беспочвенны ли эти страхи? Есть основания полагать, что общественные движения в последние годы действительно радикально изменились. Мануэль Кастеллс в своей книге «Сила личности» рассматривает три примера общественных движений, которые, будучи совсем не похожи по своим проблемам и задачам, привлекли внимание международной общественности к поставленным ими вопросам с помощью эффективного использования информационных технологий (Castells 1997). Мексиканские повстанцы-сапатисты5), американское движение «милиция»и японский культ Аум Синрике — все они использовали средства массовой информации, чтобы донести свою идею протеста последствиям глобализации и выразить свой гнев, вызванный, потерей контроля над собственными судьбами. Согласно Кастеллсу, каждое из этих движений полагается на информационные технологии в качестве организационной инфраструктуры. Например, без Интернета повстан- цы-сапатисты так и оставались бы изолированным партизанским движением в Южной Мексике. Вместо этого в течение нескольких часов после их вооруженного восстания в январе 1994 г. в Интернете появились национальные и международные группы, цель которых была — поддержать дело повстанцев и обвинить мексиканское правительство в грубом подавлении этого восстания. Сапати- сты использовали телекоммуникации, интервью для СМИ и видеоматериалы, чтобы обнародовать свой протест против торговой политики, таким как Североамериканское соглашение о свободе торговли (NAFTA), которые еще больше лишают бедных индейцев из областей Оаксака и Чиапас благ глобализации. В связи с тем что их дело было вынесено на первые полосы онлайн сетей участников общественных кампаний, сапатисты смогли заставить мексиканское правительство пойти на переговоры и привлекли международное вникание к пагубному влиянию свободной торговли на уровень жизни коренного населения.
<< | >>
Источник: Гидденс Энтони. Социология. 2005

Еще по теме Политические и социальные изменения:

  1. Политическая культура постиндустриального общества (политическая культура постмодерна)
  2. 5. Этнополитические конфликты
  3. Раздел II ЭВОЛЮЦИЯ ФИЛОСОФСКО - СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РЕФЛЕКСИИ ПОЛИТИЧЕСКОЮ КОНФЛИКТА
  4. Раздел III СОДЕРЖАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА
  5. Раздел V ОСНОВНЫЕ РАЗНОВИДНОСТИ СОВРЕМЕННОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА
  6. Исследование властно-политических отношений в XX веке
  7. ПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ В ПРЕССЕ: ЖАНРОВО-СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Л. Р. Дускаева
  8. Политическая активность населения: модернизация и политический упадок
  9. СОВМЕСТНОЕ ОПЕРИРОВАНИЕ АГЕНТОВ И ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛЯ
  10. ПЛАНИРОВАНИЕ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ