<<
>>

Культура

В марксизме культура — одна из «надстроек» над экономическим базисом[93], исторически меняющемуся способу производства, его экономическому базису соответствует своя надстройка.

Классическое, немарксистское понимание культуры как системы ценностей, других регуляторов социального поведения — идеалов и мифов, языка и обычаев, от Дюркгейма до Парсонса, напротив, опирается на принцип эволюционного развития и стабильности социума в качестве нормы его бытия, в котором культура — главный «стабилизатор». Культура, по выражению Парсонса, выполняет «женскую» функцию: консервирует, транслирует традиции прошлого, тогда как социальная подсистема исполняет «мужскую» функцию, является источником социальных изменений и прогресса. Отсюда концепция культурного лага — отставания культуры от изменений, происходящих в экономике, технологии производства.

В принципе названные социологи вполне адекватно представляли функции культуры в социально-культурной системе. Это представление и не могло быть иным применительно к традиционным обществам, непосредственно, или достаточно сильно зависевшим от природных условий их существования, что прекрасно показали социальные антропологи (Малиновский, Рэдклифф-Браун и др.). Научно-техническая революция ХХ в. (а наука — компонент культуры) стимулировала переосмысление функций культуры в общей системе социума. Этому же способствовали революционные и иные массовые движения, вдохновляемые идеями радикального переустройства общества.

Надо также заметить, что в истории человечества происходили существенные мировоззренческие изменения в отношении людей к взаимосвязи между культурой и природными условиями. Античный мир следовал принципу «помогать» природе раскрыть ее возможнос

ти (cultivare — в первоначальном смысле «обработка почвы»). Эпоха ренессанса выдвинула принцип «культура — вторая природа человека», а XX в.

ознаменовался еще более жесткой формулой: культура — это и есть подлинная природа человека. В СССР, например, со школьных лет вдалбливали фразу Мичурина «Нам не следует ждать милостей от природы. Взять их — наша задача». Повороты великих рек и т. п. — следствие такого рода логики. И лишь в послевоенные годы минувшего века Римский клуб поднял тревогу по поводу уничтожения среды обитания человечества. Нынешняя философия — научиться сосуществовать с естественной средой обитания.

Социальная теория не могла не реагировать на перемены, происходящие в реальной жизни. Конструктивисты реагировали в логике тео- реты Томаса: если мир таков, каким мы его представляем, то чем же иным мы можем руководствоваться в своих действиях? Активисты пошли дальше: люди сами переделывают мир в соответствии со своими интересами. Лишь поначалу индивид социализируется в данной культуре. Но еще более радикализировали проблему постмодернисты, убежденные в том, что именно культура (язык, его смысловые значения, культурные коды) «творит» социальное пространство.

Поворот в теории культуры начался в 60-е гг. прошлого века (Стюарт Холл, Клиффорд Гирц), но решающим образом его осуществил Джеффри Александер[94]. Он выдвинул идею культуральной социологи, а в сущности предложил рассматривать культуру в функции основного движителя социальных трансформаций на основе того, что ценности, культурные коды и дискурсы в обществе как раз и выступают главной причиной социальных изменений. Из отечественных авторов к сторонникам культурологического сдвига принадлежит Л. Ионин, который предложил термин «культурные инсценировки» [2]. Он обратил внимание на поведение некоторых протестных групп в постсоветской России, которые «примеривают на себя» те или иные идейные новации и наблюдают, какие из них находят лучшее восприятие. Им и следуют в дальнейшем. На мой «марксистский» вопрос на одном из семинаров — какова же все-таки взаимосвязь экономики, социальноэкономических отношений в особенности, с одной стороны, и культуры, с другой — Леонид Григорьевич ответил: «Здесь отношения корреляции». Иными словами, не всегда понятно, что от чего зависит в продуцировании социальных изменений.

Или же — в одних случаях лидируют экономические и социальные, в других — культурные факторы. Трудно не согласиться.

Петр Штомпка взамен классического постулата о культурном лаге

выдвинул иную формулу. Он обратил внимание на то, что в постком- мунистических странах поначалу люди лишь «на слух» воспринимают непривычные для них западные ролевые образцы и только спустя время осваивают поведенческие практики, им соответствующие. Элементарный пример из отечественной истории перестройки и постперестройки. Уже на первом общесоюзном съезде народных депутатов СССР, избранных по «куриям» (отдельно от КПСС, профсоюзов, от АН СССР и др.) плюс индивидуально на альтернативной основе, председатель съезда был назван журналистами «спикером». Но таковым он отнюдь не был и предоставлял слово очередному оратору, сообразуясь с задачей достижения желаемого решения. Так, А. Сахарова гнали с трибуны при поддержке «агрессивно-послушного большинства», ибо он требовал вывести наши войска из Афганистана. Немедля за Андреем Дмитриевичем трибуна была предоставлена истеричному офицеру «афганцу». Спустя время в Российской Думе установилась реальная практика поведения пред- седателя-спикера: вначале выступают представители фракции большинства и затем ...

Вывод. Если социальная история трансформировалась из естественно-исторического в социально-исторический процесс, то и функции культуры в социокультурной системе также трансформировались. Влияние культуры на социальные процессы радикально окрепло. Достаточно напомнить поворот в сторону готовности затратить значительные средства на сохранение природы в ущерб сиюминутной «экономической эффективности» (Киотское соглашение). Вместе с тем у меня есть сомнения относительно адекватности культурологического подхода к российским реалиям. По крупному счету российское общество еще далеко от того состояния, при котором взаимоуважительный и равноправный дискурс между народом и властными структурами определяет направление социальных изменений, его просто-напросто пока не наблюдается.

По сути огромное подавляющее большинство граждан вынуждены «подпитываться» идеями и смысловыми кодами, пропагандируемыми властными структурами. Люди в большинстве своем не столько строят свою жизнь, сколько обустраиваются, при том в большинстве по своим весьма умеренным возможностям.

В начале 1990-х наш институт участвовал в программе ЕвроБарометра, в котором страны ранжировались по критерию соотношения материалистических и постматериалистических ценностей, где первые есть предпочтение материального благополучия, а вторые - ценности самомовыражения личности и достойное качество жизни (близко к понятию удовлетворенности жизнью)[95]. Рональд Инглхард приезжал в институт (1993 г.) и, бегая вдоль экрана, с хитроватой улыбкой вопрошал зал, каковы наши предположения по части россий

ского постматериализма. Не помню, нашелся ли хоть один оптимист. По данным 1993 г. индекс соотношения двух типов ценностей в 10членной шкале в ряду из 19 европейских стран в российском опросе оказался наименьшим ( 3,4), для Бельгии и Нидерландов — наиболее высоким (5,7). Аналогичных данных на 2008 г. я не знаю, но знаю, что главные тревоги россиян группируются в кластере — повышение заработков, борьба с коррупцией, гарантии безопасности[96]

Вопрос студентам: Как вы считаете, насколько культурологическая парадигма эвристична в изучении и понимании нашего общества?

<< | >>
Источник: Ядов В.А.. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций: Курс лекций для студентов магистратуры по социологии. Изд. второе, исправл. и дополи. — СПб.: Интерсоцис. — 138 с. («Социополис»: Библиотека современного социогуманитарного знания). 2009

Еще по теме Культура:

  1. Первоначальный подход к транскультуральным исследованиям, сложившийся при изучении психических
  2. § 2. Функции организационной культуры
  3. 8.4. ОРГАНИЗАЦИОННАЯ КУЛЬТУРА: ИЗМЕРЕНИЕ И УПРАВЛЕНИЕ
  4. 43. ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ
  5. 2.5.2. Субкультура
  6. Глава 5 БЫТИЕ ЧЕЛОВЕКА В МИРЕ И ПЛЮРАЛИЗМ ПРАВОВЫХ КУЛЬТУР
  7. Емельянов Ю. Н., Скворцов Н. Г., Тавровский А. В. СИМВОЛИКО-ИНТЕРПРЕТАТИВНЫЙ ПОДХОД В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРАНТРОПОЛОГИИ
  8. А. В. КОРОТАЕВ ДЖОРДЖ ПИТЕР МЕРДОК И ШКОЛА КОЛИЧЕСТВЕННЫХ КРОСС-КУЛЬТУРНЫХ (ХОЛОКУЛЬТУРАЛЬНЫХ) ИССЛЕДОВАНИЙ
  9. 1. Понятие политической культуры
  10. 3. Типология политических культур и субкультур
  11. Политическая культура - индикатор политической субъектности
  12. Государство и культура.
  13. Тема 9. Культура и общество.
  14. 9.3. Понятия "субкультура" и "контркультура".
  15. 11.2. Современные типологии культур
  16. 10.2. Многообразие правовых культур