<<
>>

Что считать завершением «переходного» периода?

Обращение к студентам. Как вы полагаете, какой момент (состояние) политико-экономических и социокультурных изменений в России можно было бы определить фазой завершения «транзита»?

Проблема определения фазы завершения «транзита» остается далеко не решенной из-за ее многокритериальности.

В политико-экономическом плане, следуя модернизационной программе, порог фазы — принятие стран Центральной и Восточной Европы в Евросоюз. К России этот критерий не применим вследствие ее колоссальной территории и евразийского положения на мировой карте Евросоюз, как он изначально был создан, теряет смысл. К тому же по меркам ЕС Россия основательно не «дотягивает» до Венгрии, Польши, Чехии, ставших членами ЕС в 2004 г.

Европейский банк реконструкции и развития, оценки которого при

нимаются во внимание полномочными органами ЕС, регулярно публикует рейтинги европейских стран на основе разработанных его экспертами индексов либерализма в экономической политике, развития демократических институтов, уровня вмешательства государства в экономику, политической нестабильности и уровня преступности, эффективности правительства в смысле исполнения и контроля за соблюдением принятых законов и распространенности коррупции. Ниже приведен фрагмент таблицы индексов «европеизации», рассчитанных Европейским банком реконструкции и развития на 2000 г.

По этим критериям в 2000 г. Россия в пять раз уступает Венгрии в области либерализации экономики (10,0 против 2,0), зато по уровню вмешательства правительства в экономику опережает ее в 4,6 раза (7,0 против 32,0). Что же касается эффективности регулятивных усилий правительства (жесткость соблюдения законов-правил игры на рынке), то в этом решающем аспекте Россия, имеющая отрицательный индекс эффективности правительственного регулирования (- 0,59), на порядок отстает от других посткоммунистических стран, особенно от Чехии (+ 0,69).

Коррупция чиновничества у нас более терпимо воспринимается предпринимателями по сравнению с тем, как ее восприн- мают чешские или венгерские бизнесмены. Венгры с их австоимпер- ским прошлым вырвались вперед почти на 3 балла из 10. Славянские братья раскололись: чехи, что исторически были под Австрией и Германией, дотянули до 4,6 баллов (на 2,2 выше русских), поляки сумели опередить нас на 1,8 балла, а украинцы, напротив, на 0,2 балла лучше хранят великорусские традиции, чем мы сами. Преступность в России зашкаливает в минус от нуля показателя индекса[174]. Однако наши демократические институты в 2000 г. представлялись вполне сопоставимыми с институтами в других посткоммунистических странах (11 баллов против 9,0 в России). После 2000 г. эти показатели то повышались, то понижались, постоянно оставаясь ниже европейских.

Страна

Либерализм

Демократия

Государств.

вмешательство

Преступность

Эффект.

правит.

Коррупция

Чехия

9,0

11,0

11,0

0,81

0,59

4,6

Венгрия

10,0

11,0

7,0

1,25

0,61

5,2

Польша

8,0

11,0

12,0

0,84

0,67

4,2

Россия

2,0

9,0

32,0

- 0,69

- 0,59

2,4

Украина

Нет

сведений

4,0

32,0

- 0,24

- 0,89

2,6

Источник: Transition Report 2000, European Bank for Reconstruction and Development.

P. 14.

Критерий собственно экономического статуса в миросистеме как «маркер» завершения переходного периода также не очевиден. Идея В. Путина умножить темпы экономического роста, чтобы догнать Португалию, — явный пример «инструментального активизма», по Генову, так как это не более чем символическая демонстрация вхождения в экономически развитое «ядро» стран миросистемы, ибо Португалия до принятия в него стран бывшего социалистического лагеря по уровню экономики замыкала список стран ЕС.

В геополитическом плане переходный период успешно завершается принятием России в «Большую восьмерку», признанием верховенства международных юридических норм, сотрудничеством в коалиции против мирового терроризма, вступлением во Всемирную торговую организацию, подписанием Киотского протокола об охране природной среды и т. д., Россия входит сегодня в несколько политико-экономических союзов-коалиций со странами всех континентов. Все это обеспечивает статус Великой державы.

Можно, однако, предложить ещё один критерий, связанный не с объективными показателями социально-экономической «модернизации», но с субъективным восприятием гражданами условий жизни как нормальных, приемлемых. Самоощущения гражданами своего благополучия или неблагополучия относительны. В этом плюс и минус такого индикатора. Информативность же индикатора состоит в том, что (как мы помним из теоремы Томаса) люди конструируют свой образ социального пространства, так что нельзя сказать, что пропорции успешных и неуспешных статистические службы определяют более «надежно», чем данные массовых опросов. Transition Report Европейского Банка за 2007 г. содержит наряду с экономстатистика- ми данные опросов по 28 странам, включая Россию и другие государства СНГ[175]. Поддерживают демократические реформы: в России — около 35%, а в Узбекистане и Монголии—около 70%: приветствуют рыночные реформы у нас—около 30%, в Монголии—около 70%. В целом, считают, что по сравнению с 1989 г.

жить стали лучше среди россиян—около 20 %, в Албании —43%. По данным нашего 12-летнего мониторинга формирования новых идентичностей[176], на вопрос «Кто Я?» в начале 1990-х около 70% населения относили себя к «людям без будущего», а по прошествии десятилетия с небольшим—всего 14%. Как отмечает Ю. Левада, массовые опросы убеждают, что постепенно наступала «рутинизация» в восприятии гражданами условий своей жизни и общей ситуации в стране, «отсчет от воображаемого будущего заменялся отсчетом от наличных обстоятельств, происходило «приземление» образца»[177]. В восприятии людей «транзит» либо затормозился, либо к 2005 г. для нынешнего поколения на том и завершился,

либо, судя по настроениям к концу 2008 г., о транзите в сторону Запада вообще не следует говорить, ибо у России свой, особый путь.

Если же исходить из оценок реального состояния социума Россия, то следует сказать, что Российское общество на сегодня еще не достигло должного уровня зрелости ни по одному из трех важнейших критериев: в институциональном устройстве, в создании устойчивой социальной структуры, в которой не должно быть места вопиющему разрыву между зажиточными и бедствующими слоями граждан и по качество человеческого потенциала, в котором Россия не будет уступать странам с наиболее продвинутой экономикой[178].

Вопросы для самоконтроля Условия успешной модернизации. Основная идея постсостояния общества по Ральфу Дарендорфу. Концепции Ильи Пригожина о динамическом хаосе социальной системы. Теория культурной травмы Петра Штомпки. Теория социетального пространства российских трансформации Татьяны Заславской. Дискуссии о критериях завершения переходного периода.

Рекомендуемая литература

Основная Беляев Э.В. Трансформация: у каждой страны уникальный путь // Социс. 2002. № 10. Заславская Т.И. Современное российское общество: социальный механизм трансформации. М: Дело, 2004. С. 241-264. Мюллер Р., Пикелъ А. Смена парадигм посткоммунистических трансформаций // Социс. 2002. № 9.

С. 67-82. Наумова Н.Ф. Рецидивирующая модернизация в России: беда, вина или ресурс человечества. М.: Эдиториал, 1999. Тамаш П. О чем свидетельствует сравнительный анализ посткоммунистических трансформаций в разных странах // Социальные трансформации в России: теории, практики, сравнительный анализ» / Под ред. В.А. Ядова. М.: 2005, Изд. «Феникс». С 528-561. Штомпка П. Социальное изменение как травма // Социс. 2001. № 1. С. 6-17; Его же: Культурная травма в посткоммунистическом обществе (статья вторая) // Социс. № 2. С. 3-12.

Дополнительная Alexander J.C. Modem, anti. Post and Neo: How Social Theories have tried to understand the “New World” of “Our times”? N Y. Harper. 1998 Genov N. Transition to democracy and nation-state in Eastern Europe // The Annals of the International Institute of Sociology. Vol. 8. Dahrendorf R. Reflections on the Revolution in Europe.London: Chatto amp; Windus, 1990. СтаницкисЯ. Посткоммунизм - явление тайны // Социс. 2002. № 1. С. 17-28.

<< | >>
Источник: Ядов В.А.. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций: Курс лекций для студентов магистратуры по социологии. Изд. второе, исправл. и дополи. — СПб.: Интерсоцис. — 138 с. («Социополис»: Библиотека современного социогуманитарного знания). 2009

Еще по теме Что считать завершением «переходного» периода?:

  1. ОБЩЕЕ ПРАВО П.С. Атия Common Law P.S. Atiyah
  2. Глава 9. ПОТЕРЯ ПРАВА НА ПРИМЕНЕНИЕ УСН. ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ВОЗВРАТ НА ОБЩИЙ РЕЖИМ
  3. НАЛОГОВЫЙ УЧЕТ ДОХОДОВ (РАСХОДОВ) ПО ДОЛГОВЫМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ (ОПЕРАЦИИ С ВЕКСЕЛЯМИ) (СТ. 328 НК РФ)
  4. Формат чисел. Убыток
  5. Глава 11 о путях и рубежах построения ФУНДАМЕНТА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ экономики
  6. Глава 38. Глобализация мирового страхового рынка: причины, формы и тенденции
  7. § 1 ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ
  8. 10.2 Первый этап ускоренного падения рождаемости (поколения 1878-1890 годов рождения)
  9. § 2. Основные направления и этапы развития советской цивилистической мысли
  10. Глава 11 о путях и рубежах построения ФУНДАМЕНТА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ экономики
  11. 3.2. ПредпринимательствовРоссии
  12. Б. «АЗИАТСКИЙ СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА» I
  13. Глава 1 ПОНЯТИЕ МЕТОДОЛОГИИ КАК ОБЩЕНАУЧНОГО ФЕНОМЕНА