<<
>>

СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА С ПОЖИЛЫМИ

  Постарение населения и общество              ;
Постоянное возрастание доли пожилых людей в структуре населения становится влиятельной социально-демографической тенденцией практически всех развитых стран.
Главные причины постарения населения — падение рождаемости, увеличение продолжительности жизни в старших возрастных группах. В нашей стране этот набор факторов дополнен высоким процентом смертности людей трудоспособного возраста.
Старение населения — наиболее характерное демографическое явление современной эпохи, обусловленное сложным комплексом факторов, включающих особенности воспроизводства населения, интенсивность и направленность его миграции, санитарно-демографические по
следствия войн, эпидемий, социальных конфликтов. Размеры и темпы прироста населения неодинаковы в различных странах. Основными особенностями изменений структуры населения многих стран являются заметное уменьшение относительной численности детского населения (0—14 лет) и выраженный рост доли населения старших возрастов. Е.Н. Стеженская6 (1978) определяла демографическое постарение населения как увеличение прослойки лиц пенсионного возраста в составе населения.
В последние десятилетия предлагались различные варианты возрастной классификации для позднего периода жизни человека.
Согласно данным Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) (1963), возраст от 60 до 74 лет рассматривается как пожилой, 75 лет и старше — старые люди, возраст 90 лет и старше
  • долгожители. В отношении возраста, от которого начинается отсчет пожилым годам, отмечается некоторое противоречие. Доклад Комитета экспертов ВОЗ (1992) ссылается на решение ООН в 1980 г., в котором возраст 60 лет стали рассматривать как границу, когда население переходит в группу пожилых.

ВОЗ в 1982 г. выбрала возраст 65 лет как индикатор пожилого возраста. Возраст старше трудоспособного, согласно классификации ООН, — свыше 65, а в России — 60 лет.
Демографические показатели старения населения
Согласно классификации ООН, молодым государством считается то, где доля пожилых (от 65 лет и старше) составляет 4%, старым — от 7% и более.
Можно выделить три уровня анализа старости — мак- ро-, мезо- и микроуровень. Макроуровень фиксируется понятием «стареющее», «старое» общество. Под «стареющим» понимают общество с постоянно возрастающей до-
бСтарение — глобальная проблема// Материалы Росс.-америк. семин. — М.: ИММАим.НЛ.Сеченова, 1997.

Регионы

Абсолютные показатели (млн чел.)

Относительные
локазатели;%
1955 г. 2025 г.
1955 г. 2025 г.
Африка 7 . 63 3 4
Азия 62 470 4,1 9,6
Латинская Америка 7 65 3,6 9,2
Европа 38 105 9,2 19,4
СевернаяАмерика 16 67- 8,7 18,5

лей населения, относящегося к категории пожилых, т.
е. лиц старше 65—70 лет. Согласно международным критериям, общество считается старым, если доля людей в возрастах 65 лет и старше во всем населении превышает 7%. Россия — старое общество, так как в настоящее время 12,5% его жителей являются пожилыми людьми в возрасте старше 65 лет. На мезоуровне эксплицируется концепция этнического развития Л.Н. Гумилева, который использует понятие «старый этнос», соотнося его с мемориальной фазой этногенеза. Микроуровень в качестве аналитического приема позволяет пристально взглянуть на старость как равноценный и самобытный этап жизненного пути, фокусирующий ценностный опыт человека.
В России принята и действует классификация Всемирной организации здравоохранения, в соответствии с которой к пожилым людям относится население в возрасте от 60 до 74 лет, к старому возрасту — от 75 до 89 лет, 90 лет и старше — к долгожителям. На практике доминирующим является подход, используемый в нормативно правовых документах, где люди 60 лет и старше рассматриваются как пожилые. По данным демографов, в конце второго тысячелетия лица пенсионного возраста в развитых странах составляли 30%. Это означает, что в большей или меньшей степени лица пенсионного возраста будут более активно принимать участие в общественной жизни. Это — тенденция, на практике же общество сталкивается с проблемами дискриминации по признаку возраста, социаль

ной изоляции и исключения пожилых людей из социально значимых общественных сфер и институтов.
В связи с радикальными экономическими и политическими реформами, проводимыми Правительством России, с глубокими кризисными процессами, создающими опасные предпосылки для глубоких социальных взрывов, с ростом социальной напряженности, первостепенное значение приобретает задача социальной поддержки наименее защищенных групп населения: престарелых, инвалидов, малообеспеченных семей с детьми, лиц, не имеющих средств к существованию. Проблема бедности характерна для социальной группы людей пенсионного возраста. В связи с этим необходимо рассмотреть некоторые аспекты пенсионной реформы и материально-экономического статуса пожилых людей в России. Для социального работника важное значение имеют факторы социального и психологического характера, связанные с образом жизни пожилых людей, положением в семье, возможностью и желанием трудиться, состоянием здоровья, социальнобытовыми условиями и др.
Социальная страта пожилых людей гетерогенна, среди них есть здоровые и больные; проживающие в семьях и одинокие; довольные уходом на пенсию и жизнью и ощущающие себя изолированными от общества, малоактивные и оптимистически настроенные и т. д. Поэтому для того, чтобы успешно работать с пожилыми людьми, социальному работнику нужно располагать как можно более полной информацией о человеке, знать социальноэкономическое положение, особенности характера, материальные и духовные потребности, состояние здоровья, быть осведомленным о социальном окружении и образе жизни пожилого человека. Изменение социального статуса человека в старости негативно сказывается на его моральном и материальном положении, отрицательно влияет на психическое состояние, снижает его сопротивляемость к заболеваниям и адаптацию к изменениям окружающей среды.

В целом по России около 1,5 млн граждан старшего возраста нуждаются в постоянной посторонней помощи и социальных услугах. Более 29,1 млн пенсионеров в наибольшей степени испытывают последствия снижения уровня жизни. Наиболее тяжелое материальное положение у возрастной группы 71—75 лет, когда резко возрастает доля одиноких пожилых из-за смерти одного из супругов. Требуют пристального внимания бездомные, достигшие пенсионного возраста или ставшие инвалидами. В социальном патронаже нуждаются беженцы и вынужденные переселенцы, среди которых 15% — лица пенсионного возраста, половина из них — одинокие пожилые люди. Старость приносит с собой и изменение привычных жизненных стандартов, и болезни, и тяжелые душевные переживания. Пожилые люди зачастую оказываются на обочине жизни. Речь идет не только о материальных трудностях (хотя они играют существенную роль), сколько о трудностях психологического характера. Уход на пенсию, потеря близких и друзей, болезни, сужение круга общения и сфер деятельности — все это ведет к обеднению жизни, к уходу из нее положительных эмоций, к чувству одиночества и ненужности. Ситуация, однако, такова, что с ростом продолжительности жизни и снижением рождаемости значительную часть населения составляют люди пожилого возраста. И, следовательно, есть необходимость в организации помощи пожилому человеку в более широком ключе, нельзя ограничиваться только патронажем, социальная работа с пожилыми должна иметь социальнопсихологическую, социокультурную направленность. В целом невостребованность обществом пожилого человека входит в противоречие с общественной сущностью человека. Необходима работа по преодолению депривации пожилых людей посредством социальной работы, направленной на смягчение или изменение дискриминационной социальной ситуации.

Вне всякого сомнения, постарение населения оказывает существенное влияние на общественные процессы, их конфигурацию, структуру, динамику. Ученые по-разному оценивают социальные последствия постарения.
Пессимистические подходы утверждают неизбежность усиления всего комплекса социальных, экономических, моральных проблем в стареющем обществе, которые конкретизируются в следующих положениях:
  • Увеличивается экономическая нагрузка на трудоспособное население. Уже сейчас в России на одного пенсионера приходится 1,8 работающих. В развитых странах в настоящее время на одного человека старше 65 лет приходится четыре-пять работающих. Постарение населения означает сокращение притока молодежи в экономику, что приводит, по мнению некоторых исследователей, к замедлению роста эффективности экономики. Не меньшее значение имеет и снижение уровня мобильности населения, который становится все более важным условием качества экономического роста.
  • Пожилым людям, занимающим влиятельные и авторитетные позиции в обществе, свойственна ограниченная «инновационная пластичность», что препятствует инновационной деятельности.

Психологи отмечают существование так называемого «барьера неудобств», который с возрастом становится все более выраженным и заметным. Речь идет о том, что человек для оценки всего нового (предметов, идей), что встречается ему на его жизненном пути, использует «личные конструкты», свой личный опыт. Идеи, концепции, инновации, которые не соответствуют «ожиданиям» людей, их установкам (особенно это относится к тем областям, в которых они считают себя "наиболее компетентными), будут вызывать у этих людей чувство тревоги, неуверенности, неудобства.
® В инфраструктуре социальной помощи и поддержки приоритетным в стареющем обществе будет фор-

мальное обслуживание, т. е. за счет общественных средств, дополнительных капитальных вливаний. Совершенно ясно, что за время своей трудовой деятельности человек создает блага, цена которых, в том числе, позволяет обеспечить его обслуживание в послетрудовой период. Однако следует иметь в виду и объективные трудности, возникающие с обеспечением пенсионеров, связанные с ограниченностью массы денежных средств в каждый конкретный момент. Особенно остро это ощущается в переходный период.              ;
  • Постарение населения повлечет повышение налогов, их вычетов из заработной платы работающих на выплату пенсий, социальных пособий, инвестирования геронтологических программ, что будет серьезным тестом на толерантность межпоколенных отношений.
  • Изменение структурных отношений всемье, наличие очень старых родственников, существование двух и более поколений пенсионеров в семье приведет к физическим и моральным перегрузкам ее более молодых членов. В России под прессингом дополнительных нагрузок окажется (уже оказалась) работающая женщина среднего возраста, которая имеет собственную семью, детей, пожилых родителей, а также прародителей, нуждающихся в уходе и заботе.
  • Процент пожилых людей в обществе увеличивается, а их ожидания относительно уровня жизни растут. Поэтому расходы на пенсии становятся чрезмерными по сравнению со способностью общества их платить. Во всем мире системы пенсионного обеспечения (социальной защиты) испытывают затруднения с выполнением своих обязательств перед пенсионерами. В результате ограничивается рост пенсий, а возраст, с которого начинает выплачиваться пенсия, повышается. Наблюдается тенден-

ция сокращения численности работающих старше трудоспособного возраста. Снижение мотивации к продолжению трудовой деятельности связано с обострившимся чувством несправедливости и отсутствием стремления к социальному творчеству.
  • Постарение населения увеличивает, при прочих равных условиях, показатели смертности и заболеваемости.

Сторонники данной точки зрения указывают на ограниченные резервные ресурсы общества: финансовый резерв, кадровый резерв, резерв материальных ресурсов, резерв межпоколенной толерантности. При этом содержание пожилых людей представляется как весьма непроизводительная трата ресурсов. Они склонны рассматривать постарение населения не только как сложную проблему, но и как угрозу государству, культуре, социоэкономическому положению, привилегиям, общему благосостоянию.
Однако существует и другая, противоположная точка зрения. Ее сторонники считают, что необходим многомерный анализ возможностей с тем, чтобы через изменения жизненного курса в стареющем обществе обеспечить его динамичное развитие. По их мнению, произойдут сдвиги в структуре потребностей и рынка труда; все меньшее число индивидов будет занято в сфере непосредственного материального производства, на смену этике «продуктивности» придут императивы «качества жизни»; исчезнет стереотипная временная последовательность социальных ролей и видов социальной деятельности, строго «привязанных» к определенному отрезку жизненного пути; нормой жизненного цикла станет чередование периодов профессионального труда, активного досуга, образования и смены видов социально полезной деятельности; осуществится плюрализация социальных услуг, организация по требления в контексте определения потребительских предпочтений и возможностей различных социально-демографических групп населения.

Мы разделяем данную точку зрения, считаем, что постарение населения — приглашающая сила к социальному развитию, включает вероятность, желаемость и ожи- даемость конструктивной социальной политики. Речь идет не только о постарении населения, но и об изменении «социального веса», значимости в обществе этой социальной группы. Геронтологическое направление социальной политики находится в стадии становления. Тем не менее можно говорить об определенных принципах социальной политики в отношении геронтологической группы.
Принципы социальной политики в отношении пожилыхлюдей
  1. Принцип усиления значимости геронтологического этапа жизненного пути человека и с точки зрения социальных функций, и в плане пребывания в пространстве предельных смыслов, делающий недопустимыми меры, которые искусственно консервируют отжившие или отживающие геронтологические стереотипы. Это особенно важно, так как до сих пор в общественном сознании укоренено архаичное представление о старости, изложенное Софоклом еще в V веке до нашей эры, когда он писал о загадке Сфинкса: что это за существо, у которого всего один голос, но которое передвигается вначале на четырех ногах, затем на двух, а еще позже — на трех? Греческий миф гласит о том, что лишь Эдип дал правильный ответ: «Это человек, который ползает на четвереньках в детстве, ходит на двух ногах, будучи взрослым, и, наконец, опирается на палку в старости». Символический образ старого человека, опирающегося на палку, больного и беспомощного, жизнь, которого всегда на ущербе, до сих пор представляется весьма распространенным. Среди стереотипов старости наиболее распространенными являются следующие:

_              1. Старость есть болезнь, диссолюция жизненно важ
ных физиологических систем организма, галопирующее нарастание физической и духовной немощности.

. 2. Старость — падение уровня жизни, обвал, крушение, зависимость.
  1. Старые люди рассматриваются исключительно как объекты социальной помощи и поддержки.
  2. Старость ассоциируется с образом человека, имеющего такие визуальные характеристики, как: стоматологические дефекты, морщинистую кожу, седые волосы. И это несмотря на разрушение стереотипа «средних лет», активно осуществляющуюся модернизацию старения, применение техник маскировки старости от косметологических и пласти ко-хирургических средств и систем физического совершенствования до полного игнорирования границ возможностей данного возраста: все представляется всегда возможным, стоит только начать. Последнее является свидетельством того, что распространение получила дисморфофобия — страх необратимой трансформации, изменения изначально присущих человеку морфологических особенностей.
  3. Еще один стереотип, отражающий местный российский колорит, — старость соотносится с агрессивным типом поведения в общественном транспорте.

Консервации указанных стереотипов способствуют во многом масс-медиа. На российском телевидении геронтологический образ чаще всего встречается в рекламных роликах, представляющих лекарственные препараты и средства для домашнего хозяйства. Конструируется образ пожилого человека как нездорового и как бесплатного работника по дому. Современные исследования в области биологии, психологии старения дают все основания для смены дискурса старости. От финалистских (негативно оценивающих) интерпретаций старости к признанию ее равноценной другим этапам жизненного пути, обладающей своими достоинствами и преимуществами.

В современных условиях возрастает личностно-ответственное формирование собственной жизни.
Результаты исследований польских геронтологов позволили уточнить содержание понятия «опека» с позиции пожилых людей: старики не столько хотели быть объектами заботы, сколько стремились сами заботиться о дру- гих[16] . Совершенно естественно, что в пожилом возрасте человек стремится сохранить свое достоинство и свободу выбора. Быть же только реципиентом, ничего не давая взамен, означает определенную потерю статуса в обществе. Сотрудники социальных служб нередко в своем практическом взаимодействии с пожилыми людьми постулируют в качестве исходных позиций именно зависимые отношения, опекающие/контролирующие стратегии в отношении пожилых людей. На социетальном уровне это выражается в патерналистских принципах, лежащих в основе функционирования государственных институтов. В контексте патерналистских принципов конструируется определенная модель поведения пожилых людей, предполагающая набор типовых реакций: беспомощность, безынициативность, безропотность. Специалисты ожидают от пожилых людей согласия со всеми их действиями, благодарности за любую помощь. В случае, когда пожилой человек не соответствует представлениям о себе как об «объекте, пригодном для использования» (И. Гоффман), а занимает равноправную и активную позицию, требует дополнительной информации, разъяснений, он воспринимается как «трудный».
Помощь, имеющая векторное геронтологическое направление, предполагающая контроль, регламентацию временного пространства жизни, вызывает у пожилого человека дискомфортное психологическое состояние зависимости. Показательны в этом отношения результать: исследований процессов адаптации подлых людей в спе-

циальных домах-интернатах. Дома для престарелых создаются с благой целью — для поддержания независимости пожилых людей, для обеспечения их необходимым уходом и заботой. Однако на деле постоянный надзор и жизнь по установленному распорядку, условия которой игнорируют индивидуальность личности, воспринимаются пожилыми людьми как физическое заключение, способствуют отделению от общества его пожилой части. Исследования фиксируют такую организацию образа жизни в данном учреждении, которая ограничивает возможности проявления жизненной позиции пожилого человека: изоляция проживающих от общества, социальная депривация, ограничение возможности занятости пожилых людей, гиперопека и зависимость от окружающих, дефицит социальных контактов и отсутствие достаточного спектра социальных ро- лей)8. Создается так называемый госпитализм, явление, характерное для «закрытых» учреждений, который способствует пролонгированию реакций дезадаптации. Указанные условия с дефицитом социальных контактов, общения являются катализаторами угасания личности: в эмоциональной сфере это проявляется в форме нарастания подозрительности и паранойяльной настроенности, в когнитивной — в виде смещения хронотипа переживаний в прошлое и тревожно-ожидательной направленности пожилых в будущее (болезнь, ущемление прав, смерть)9.
Оказание помощи носит реципрокный (взаимный, обоюдный) характер. В повседневной жизни пожилые люди оказывают разнообразную помощь детям. На уровне концептуализации и практической реализации социальной политики такое понимание в значительной степени расширяет проблемное поле социальной помощи в направлении
sСм.: Лотова ИМ. Особенности социально-психологической адаптации престарелых к условиям проживания в стационарных учреждениях социального обслуживания // Медико-социальная экспертиза и реабилитация. 1998. № 1.С. 26.
  1. См.:?о^одул«« В.Н., Карабут П.И. Психотерапия и особенности формирования терапевтической среды в условиях дома-интерната для престарелых инвалидов // Вестник психосоциальной и коррекциснноо-реабшги- тационной работы. 1998. № 1.


активизации личностного потенциала пожилого человека, создания механизма реализации потребности в заботе о ком-либо (о чем-либо). Речь идет о том, чтобы не ограничиваться в отношении пожилых людей только опекающими стратегиями, но шире использовать стимулирующие стратегии.
  1. Принцип дифференцированности социальной политики предполагает создание максимально адекватных потребностям получателей помощи моделей социальной поддержки, которые учитывают конкретные условия, образ жизни, факторы внешнего окружения. Отказ от уравнительных практик оказания социальной помощи ведет к повышению эффективности оказываемых услуг.
  2. Принцип геронтологической профилизацииспециалистов, работающих с пожилыми людьми, — медицинских работников, преподавателей, социальных работников, профессионалов в рекреационной сфере, сфере досуга. Геронтологическая некомпетентность, к сожалению, доетаточно распространенное явление. Практические работники нередко все негативные феномены, возникающие в жизни пожилого человека или связанные непосредственно с его здоровьем, объясняют старостью.

Стареющее общество в совершенно иных масштабах нуждается в геронтологическом образовании, в развитии различных отраслей современной геронтологии, прежде всего социальной геронтологии, позволяющей представить старость как «зону множественных возможностей», как ресурс для динамичного развития и отдельного человека, и общества в целом. Сейчас очевидна необходимость в расширении профессионального горизонта практических работников через углубление геронтологического образования, знакомство с новейшими достижениями геронтологической науки. Геронтологическая компетентность позволит устранить многие барьеры во взаимодействиях с пожилыми клиентами, что является непременным условием эффективной профессиональной деятельности.
  1. Принцип расширения поведенческого выбора, предоставление целого реестра альтернативных возможностей. Речь идет и о вариативности- пенсионного порога, о различных интеграционных практиках в противовес практикам исключения по возрасту в предпенсионный и пенсионный период.

Высокая продолжительность жизни способствует модификации политики установления пенсионного возраста в сторону большей вариативности'0. Последняя достигается различными путями: во-первых, за счет увеличения пенсионного порога, во-вторых, через установление более гибкой системы выхода на пенсию. Современные пенсионеры, имея хорошее физическое состояние, стремятся продолжить свою профессиональную деятельность или включаются в сферу более или менее регулярных, больших или меньших приработков. Наряду с желанием иметь дополнительный источник доходов с целью либо удержать благосостояние семьи на привычном уровне, либо его повысить, пожилые люди отмечают значимость продолжения трудовой деятельности для поддержания социального статуса, сохранения социальных связей, налаживания новых знакомств, более полной реализации своих способностей.
  1. Принцип социальной защищенности пожилого человека, предполагающий достойные условия существования: материальную обеспеченность, жилищные условия, правовую защиту, организацию свободного времени.
  2. Принцип регионализации геронтологической политики, учитывающий разнообразие социально-демографических факторов.

10 Попытки очертить определенные возрастные границы активности имеют давнюю историю. Так, М. Монтень в «Опытах» пишет, что Сервий Туллий освободил всадников, достигших сорока семи лет, от военной повинности; Август снизил этот срок до сорока пяти лет. По мнению самого М. Монтеня, нет особых оснований отпускать людей на покой ранее пятидесяти пяти — шестидесяти лет (Монтень М. Опыты: В 3 кн. Кн. 1. — М.: ТЕРРА, 1991. С. 498).

Совершенно ясно, что качественные и количественные характеристики процесса старения, благополучие пожилого человека зависят от многих социальных факторов, прежде всего от того, каков статус пожилого человека в обществе, от сложившегося отношения к старости. Положение представителей третьего возраста контекстуально. Оно внутренне вплетено в процесс изменений, происходящих в обществе.
Существуют, как мы полагаем, определенные эмпирические индикаторы, позволяющие регистрировать социальный статус старости:
  • геронтологическое измерение бедности;
  • вовлеченность старших поколений в политическое пространство жизни общества, уровень участия старшего поколения в парламентах;
  • геронтологическая составляющая безработицы;
  • укорененность в общественном сознании геронтологических предрассудков (к примеру, культивация ведения домашнего хозяйства и воспитание внуков как основных добродетелей стариков), стигматизация стариков как виновников сложной ситуации, тенденция приписывать им вину за жизненные неудачи, низкий социальный статус, представление о системе социальной помощи пожилым людям как о современной бочке Данаид (сколько туда ни вкладывай, все будет мало);
  • символический капитал (П. Бурдье) пожилых людей в обществе, который связан с престижем, достоинством и тем влиянием, которым они обладают в рамках культурного пространства.

Развитие системы социальной защиты пожилых в России
Важная составляющая геронтологического направления социальной политики — развитие системы социальной защиты, предполагающей учет гетерогенности пожилого населения. Основой для классификации, выделения различных геронтологических когорт могут служить еле-

дующие характеристики: образ (стиль) жизни; семейное положение; степень трудоспособности; возрастная группа; вид пенсионирования; мотивация продолжения трудовой деятельности; социально-экономический статус. Гер онтологическое категорирование необходимо для определения направленности активных и пассивных форм и методов социальной защиты. При оказании помощи и поддержки должны учитываться рост группы наиболее старших возрастов (75—79, 80—84, 85 лет и старше), требующей повышенного внимания со стороны общества, особенности положения некоторых групп пожилых людей, таких как мигранты, беженцы, пожилые люди без семьи и пожилые люди с ослабленным здоровьем. Необходима плюрализация социальных услуг, в том числе распространение и доступность рекреационных услуг. Речь идет и о развитии сервиса для геронтологического потребления с учетом потребительских предпочтений и возможностей пожилых людей. Отметим, что в современной России геронтологическое потребление услуг остается на крайне низком уровне. Потребительское поведение геронтологической группы как специфической группы доходополуча- телей характеризуется недопотреблением (основная часть фонда личного потребления расходуется на продукты питания, за пределами доступного остаются товары длительного пользования. Не лучше обстоит дело и с товарами, обеспечивающими движение информационных потоков, — обеспеченность телевизорами, радиоприемниками, газетами). Геронтологическая группа недополучает образовательные, медицинские, культурные услуги.
В российских условиях решение вопросов социальной защиты нацелено главным образом на поддержку наиболее уязвимой части пожилого населения: людей, имеющих ограниченные возможности для полноценной жизнедеятельности и, соответственно, специфические потребности. Это группа «остро^дадющихся», группы риска.
В современных условиях вряд ли корректно говорить о сложившейся системе социальной защиты, имеющей

рельефный профиль, дающей возможность диагностировать определенный тип социального обслуживания старшего населения. Геронтологическая ситуация представляет собой мозаичное поле идей, взглядов, осколков оценок, традиций, характеризуется сосуществованием различных типов учреждений социальной помощи и поддержки. Современные изменения в системе социальной защиты можно интерпретировать как самоцель, что ведет к забвению того, что сама система может быть лишь средством для бесконечно превосходящей ее цели, а именно, формирования условий достойной старости. Важна такая характеристика современной геронтологической ситуации, как постоянный поиск инноваций и смена полезностей.
Необходима активизация поисково-творческих, эвристических начал в геронтологическом секторе, что обусловливает необходимость критического анализа, сепарацию имеющегося опыта функционирования различных видов учреждений социального обслуживания, в.том числе и тех, что осуществляют фикцию обеспечения социально-медицинскими услугами пожилых людей в сельской местности. Необходим содержательный анализ различных учреждений, их стратегий и тактик, предлагаемого ими набора мед ико-социальных услуг.
С середины 50-х годов XX столетия в России сложились определенные модели стационарных учреждений социального обслуживания граждан. Все дома-интернаты в зависимости от контингента проживающих в них граждан подразделяются на виды: дома-интернаты для престарелых и инвалидов, дома-интернаты для инвалидов, пансионаты для ветеранов труда. Особый вид — психоневрологический пансионат. В доме-интернате первого вида проживают как престарелые, так и инвалиды, а в доме-интернате второго вида — только инвалиды в возрасте от 18 до 40 лет. Пансионат для ветеранов труда предназначен для проживания в нем граждан, длительное время трудившихся на производстве. В психоневрологическом интернате живут престарелые и инвалиды, страдающие определенными хро
ническими психическими заболеваниями. Дома-интернаты для престарелых в зависимости от контингента проживающих могут приобрести особую специфику, например, интернаты для бывших заключенных, освобождаемых из мест лишения свободы, особо опасных рецидивистов и других лиц, за которыми в соответствии с действующим законодательством установлен административный надзор, а также престарелых или инвалидов, ранее судимых или привлекавшихся к административной ответственности за нарушение общественного порядка, занимающихся бродяжничеством или попрошайничеством. Всего в настоящее время в России насчитывается 1,5 тысячи домов-интернатов и психоневрологических интернатов для престарелых, находящихся на 2/3 в государственной и на 1/3 в муниципальной собственности. В государственных и муниципальных учреждениях проживали около 205 тысяч человек, в муниципальных более 40 тысяч[17].
Обязанности дома-интерната определяются его задачами и функциями, которые установлены положением. Перечислим основные задачи дома-интерната:
материально-бытовое обеспечение проживающих, создание для них благоприятных условий жизни, приближенных к домашним; организация ухода за проживающими, оказание им медицинской помощи, проведение культурномассовой работы; осуществление мероприятий, связанных с социально-трудовой реабилитацией инвалидов.

теми или иными инновациями. Последнее приводит к акцентологическому повышению статуса какой-либо модели. Постепенно развиваются альтернативные формы социального обслуживания пожилых: патронаж на дому, развитие частных резиденций, рассчитанных на проживание 30—50 человек, где более комфортные формы проживания и обслуживания, которые частично оплачиваются родственниками проживающих.
Наступило время гармонизации опыта институтов социального обеспечения, предполагающее объективный, взвешенный анализ, ведущий к сплаву своего и чужого опыта. Необходимы осознание как ограниченности, так и позитивных возможностей различных вариантов социального обслуживания, стратегия интеграции фактологического материала, что поможет выработать механизм эффективного принятия решения о выборе геронтологических моделей социального обслуживания.
Содержание пожилыхлюдей в домах-интернатах
В настоящее время существующие дома-интернаты требуют значительных инноваций, необходимо уходить от изживших себя форм отношения к старости и престарелым, заложенных советской традицией. В результате попустительского отношения к жителям домов-интернатов произошла стагнация форм заботы о престарелых. В сложившейся у нас системе домов-интернатов для престарелых доминирующим всегда являлся медико-патронажный подход, связанный с уходом, лечением, присмотром за престарелыми.
Анализ различных видов стационарных учреждений социального обслуживания позволяет выделить две модели геронтологических резиденций: 1. «Модель складирования», где основной задачей является присмотр, уход и продление человеческой жизни; 2. «Развивающая модель», где задачами являются не только присмотр, но и развитие способностей, нераскрытых ресурсов пожилых людей. Учреждения второго типа лишь только начинают форми-

роваться в России и пока имеют эксклюзивный характер. В стационарных учреждениях для пожилых доминирующим остается медико-патронажный подход, связанный с уходом, лечением, присмотром за представителями третьего возраста. Таким образом, большинство стационарных учреждений для обслуживания пожилых людей соответствует первой модели — «складирования». Активность пожилых людей не стимулируется реальной необходимостью действовать, принимать решения, достигать цели. Они не обязаны ни о ком заботиться, обслуживать себя, в отличие от стариков, живущих в семьях. По возможности (а она всегда ограничена), деятельность, направленную на сохранение и поддержание их физических сил, осуществляет персонал.
Атрибутивные характеристики домов-интернатов реализуются в их важнейших функциях:
  • создание условий, обеспечивающих удовлетворение всесторонних запросов пожилых граждан;
  • организация медицинской и социальной помощи;
  • реабилитационное направление деятельности стационарных учреждений ставит целью продление активного периода жизни пожилых людей, проживающих в домах-интернатах.

Основной принцип организации и функционирования домов-интернатов — максимальный учет социально-групповых и индивидуальных особенностей стареющих людей, их образовательного уровня и интересов, возрастных изменений, психологических и биологических характеристик.
Решению этой группы проблем мешают не только ограниченность финансирования социальных программ, неразвитость социальной инфраструктуры, недостаток профессионалов в учреждениях социальной защиты, но и известные стереотипы массового сознания, традиции управленческой практики. Однозначное определение старения как процесса угасания жизненных сил, патологических изменений психологических свойств в значительной степени способствовало конструированию представления

о              финальном этапе жизненного пути как этапе дожива- ния, когда нет перспектив, нет возможностей для развития. В основе данного представления лежат такие социальные конструкты старости, которые фиксируют пожилого человека как «отработанный ресурс», а социальную помощь и поддержку данной группе населения квалифицируют как «неразумное вложение средств». Пожилые депривируются от возможности выполнения социальных ролей, отличных от роли одиноких, нищих, беспомощных. Устраняется вся психологическая проблематика в собственном смысле слова и сводится к физиологической.
В то же время очевидно, что современные представления о старости все более и более смещаются по направлению к возможности ее более отчетливого позитивного определения. Отношение к старости переплетено с такими чувствами и переживаниями, прояснить которые посредством одной лишь апелляции к биологическим закономерностям онтогенеза не удается. Необходимо избавиться от всевозможных спекуляций по поводу биологической и социальной несостоятельности пожилого человека. У обитателей домов-интернатов специфические потребности, часть из них имеют ограничения в самообслуживании. Учет перечисленных особенностей позволит создать все условия для полноценной жизнедеятельности представителей третьего возраста.
Условия жизни в большинстве домов-интернатов искусственно созданы, в основных чертах неизменны. Отсутствие достаточного количества малокомплектных стационаров на селе приводит к проблеме размещения престарелых сельских жителей в крупных районных стационарах, что всегда болезненно воспринимается пожилым человеком. В результате этих и ряда иных обстоятельств происходит тотальное перемещение обитателей домов-интернатов из одного в другой, что негативно сказывается на процессе их адаптации к условиям стационарных учреждений.
Особого рассмотрения требует характер отношений между персоналом и жителями дома-интерната. Так, на

пример, в большинстве случаев у врачей действует процедура формального приема (специалист—пациент, клиент), в остальных случаях контакты между престарелыми и специалистами дома-интерната носят характер беседы, разговора, отношение к старикам со стороны руководства патерналистское, как к детям. Престарелые люди, проживающие здесь, часто не воспринимаются как взрослые полноценные люди, больше как беззащитные дети, трудно однозначно охарактеризовать этот тип отношений, однако издержки выражаются в том, что врачи, санитарки, представители администрации иногда заходят в комнаты без стука, порой происходит бесцеремонное вторжение в личное пространство человека. Однако стариками это воспринимается как должное. Сотрудники дома обходят его как свои владения, а не как жилище других людей. Такой характер отношений может являться результатом отсутствия в обществе в целом культуры соблюдения прав человека, индивидуальности. Другой пример, подтверждающий сделанный вывод, заключается в принятых названиях и обозначениях частей дома-интерната, которые иллюстрируют казенный подход. Столовую чаще всего называют — блок питания, места проживания — отделение, отсек. В комнатах проживает в лучшем случае по 2 человека, обычно по 3—4. Противоположным вариантом организации отношений являются практики развитых западных стран. Учреждения подобного типа в Англии рассчитаны на гораздо меньшее количество стариков (30—50), дизайн пространства базируется на цветовом разделении зон (розовые, синие, зеленые, желтые коридоры с комнатами). В комнатах проживает по одному человеку, есть комнаты для семейных пар. Столовые на 8—10 человек на первом и втором этажах. Обслуживающий персонал имеет отдельные дневники, где учитываются индивидуальные потребности и пожелания клиентов к пище и предлагаемым блюдам. Эта информация конфиденциальна, вход в комнаты без получения предварительного согласия хозяина не практикуется.

Распространенные в российской практике типы стационарных учреждений, рассчитанных на 300—500 человек, порождают серьезные проблемы.
В современных интернатах для престарелых и инвалидов появились новые категории клиентов:
  • «жертвы современных обстоятельств» — люди, которые потеряли квартиры в результате действий аферистов в области купли-продажи жилья, мигранты из стран бывшего Союза, беженцы из горячих точек;
  • лица без определенного места жительства — бомжи, в отличие от первой категории это чаще всего пьяницы, люди, которые привыкли вести бродяжнический образ жизни, среди них есть профессиональные нищие;
  • «добровольцы» — престарелые люди, которые в результате сознательного выбора, сравнения собственных условий проживания с интернатными переселяются в интернат. Это явление часто связано с тем, что деформация в последние годы жилищной политики привела к тому, что 3—4 поколения родственников вынуждены проживать совместно в одной квартире. Подобная обстановка, часто сопряженная с конфликтами, толкает престарелого человека уйти от этих проблем, найти более спокойное место. Некоторые приходят добровольно в интернат в надежде найти себе пару, избавиться от одиночества.

Таким образом, система домов-интернатов оказывается для ряда категорий граждан единственной возможностью приемлемого существования, а отсутствие сети иных помогающих структур делает безальтернативным их выбор. Многие эксперты полагают, что в России в настоящее время нельзя отказаться от интернатных учреждений, а нестабильность общества, несовершенство законодательства и сложившиеся практики нарушении прав человека работают на этот аргумент.
Основная часть штата российских интернатов — санитарки, врачи, медсестры, сестры-хозяйки. Среди сотруд

ников домов-интернатов чаще всего нет специалистов по социальной работе, психологов, юристов, достаточного количества работников культуры и искусства, специалистов по оккупационной терапии, реабилитации. Очевидно, что медикалистский подход к решению проблем пожилого человека абсолютно не выдерживает критики в современных условиях. Во-первых, старый человек — это не обязательно больной человек, вместе с тем было бы понятнее, если бы штат интерната состоял из врачей разного профиля (окулисты, хирурги, гинекологи и т. д.), на практике в интернате 1 терапевт и 1 врач-геронтолог, 51 санитарка. Во-вторых, социальная забота о престарелых не ограничивается медицинскими услугами, и по прошествии 10 лет с момента институционализации социальной работы в России не происходит никаких значимых изменений в интернатах. Необходимость реформирования системы домов-интернатов очевидна, молодые специалисты не идут туда работать в силу низкой оплаты, несовременно- сти, устаревших условий труда, отсутствия подтверждения значимости своей работы со стороны общества и государства. Огромная текучесть кадров среди санитаров, причина в скудной заработной плате. Молодые медсестры после училища также не работают здесь долго, основная причина ухода —низкая заработная плата и условия работы с тяжелобольными. Таким образом, основной профиль российских домов-интернатов — медико-хозяйственный.
В настоящее время, когда артикулируются адресная помощь, учет индивидуальных особенностей и потребностей человека, необходимо менять внутреннюю структуру подобных домов-интернатов. Профессионализация этого сервиса должна начаться с привлечения специалистов по социальной работе, повышения статуса социальной работы в целом, создания цивилизованой материально-технической базы в интернатах, введения в штаты необходимых специалистов, обеспечения привлекательности работы в домах-интернатах для квалифицированных специалистов. Это способно вызвать позитивные изменения всей струк

туры социальной заботы о престарелых. Сложившаяся в советскую эпоху практика патронажа домов-интернатов предприятиями не работает, а новые поддерживающие структуры не созданы.
В настоящее время в ряде городов России организованы платные пансионаты для престарелых граждан, в которых стационарную специализированную медицинскую помощь оказывают лечебные учреждения органов здравоохранения. Расходы по содержанию престарелых граждан в пансионате покрывают за счет вносимой в установленном размере ежемесячной платы. Обычно финансирование осуществляют родственники или лица, обязанные по закону содержать их. В соответствии с Указом Президента России № 888 от 13 июля 1996 года появилась Федеральная целевая программа «Старшее поколение», реализовать которую намечалось в 1997—1999 годах. Программа была направлена на решение следующих проблем: совершенствование охраны здоровья, продление жизнедеятельности, повышение активности, улучшение материальной обеспеченности и создание оптимальной среды жизнедеятельности для престарелых, предоставление помощи и услуг с учетом возрастных особенностей и состояния здоровья, создание благоприятных условий для реализации интеллектуального, культурного и личностного потенциала в пожилом возрасте. Программа пыталась сформировать благоприятные и взаимоувязанные организационные, правовые, социально-экономические условия и состояла из пяти разделов, предусматривающих создание широкой сети гериатрических больниц, больниц сестринского ухода, геронтологических и геронтопсихиатрических центров, хосписов, домов-интернатов малой вместимости, отделений милосердия, домов ночного пребывания и других учреждений для лиц без определенного места жительства, нетрудоспособных беженцев, вынужденных переселенцев; организацию и развитие медико-социальной помощи в амбулаторно-поликлинических учреждениях, специализированных гериатрических отделениях многопрофильных
больниц, решение вопросов рационализации питания лиц старших возрастных групп и многое другое.
Результатами реализации программы стало сегментарное появление пансионатов нового типа для престарелых, незначительное распространение практик социального патронажа на дому. Однако даже незначительные результаты вносят определенный вклад в профессионализацию социальной заботы о престарелых, создают альтернативные формы помощи старикам. Интернатные учреждения старого типа заслуживают особого внимания в современных условиях, их ликвидация стала бы необдуманным резким шагом, необходимо обновление и кардинальное пе- реструктурирование внутренней системы подобных интернатов, развитие и распространение современных практик социальной работы, создание в интернатах материальнотехнической базы, открывающей перспективы профессионализации социального обслуживания престарелых, делающей привлекательной работу высокопрофессиональных специалистов в данной области.
Модель мини-интернатов сельской местности как перспективная технология социальнойработы
Фактологический материал позволяет сделать вывод о росте численности лиц старших возрастных групп и увеличении удельного веса одиночек в данной группе населения, что обосновывает возрастающую потребность населения в улучшении форм социального обслуживания. Речь идет в данном случае о создании в каждом районном центре мини-интернатов для пожилых людей на 25—30 мест, что сделает практически возможной реализацию потребности пожилого человека остаться на своей земле, не менять место жительства.
  1. Мини-интернат — дом для пожилых, где они получают помощь и одновременно проводят свой досуг. Это создание «единой семьи», которая сохраняется до последнего дня.
  2. Мини-интернат — сложная организация обслуживания, способная адаптироваться к особенностям среды обитания для реализации своих целей в- этой среде. Сущность этого процесса — совокупность структурных, функциональных и системных изменений в организации. Отметим, что удачная новация в геронтологической сфере есть итог скрупулезного социального конструирования, хотя не исключающего, конечно, и дело случая. В качестве основополагающего принципа организации деятельности мини-интерната можно определить культуроцентристскую парадигму современной науки, в рамках которой вопрос об основаниях тех или иных общественных явлений перемещается из экономического контекста в социокультурный.

В качестве показателей эффективности адаптивной стратегии мы рассматриваем не только изменения в содержании обслуживания, в социогеронтологических технологиях и методах, но и то, как они представлены в презента- тивных дискурсах. Речь здесь идет не только о рекламе, но и о традициях, представляющих один из основных социокультурных элементов геронтологического поля. В условиях мини-интерната можно говорить об определенном стиле, сопровождаемом неким кодексом норм, предписаний, внутренних легенд и традиций.
  1. Мини-интернат — это механизм, обеспечивающий сокращение дистанций в социальном пространстве, которые проистекают из неравенства в распределении геронтологического капитала в городской и сельской местности. Законы урбанизированного общества неправомерно проецируются на сельские сообщества, на село и сельское хозяйство механически переносятся "городские и индустриальные стандарты.
  2. Мини-интернат выступает и механизмом, смягчающим ограничение среды в отношении инвалидов. Для инвалидов требуется организация среды в социально-техническом плане и особая атмосферы терпимости, внимания,


заботы, специальных навыков у обслуживающего персонала.
Маркетинговая стратегия мини-интерната включает и такой важный компонент, как демографическую экспертизу. Она предполагает учет перспективных изменений демографической ситуации. Все это требует действенной конкретизации планов и целевых установок в деятельности интерната, рассмотрения возможностей новых стратегий.
  1. Мини-интернат — ключ к интеграции, открывающей маршруты — профессиональные и социальные. Особую актуальность приобретают вопросы организации свободного времени. Свободное время представляет собой процесс накопления и реализации человеческого капитала. Отсутствие механизмов его конструктивного освоения бумерангом воздействует на смыслообразующие компоненты жизни пожилых людей, на их физический и психический статус. Освоение сводного времени в условиях мини-интерната может быть реализовано, по меньшей мере, в следующих направлениях:
  • конструирование артефактной реальности;
  • постижение внутреннего мира человека, форм и методов его самосовершенствования;
  • восстановление человеческих сил с непременными элементами релаксации и регенерации;
  • взаимодействие с миром природы.

Вероятно, несколько больше внимания стоит уделять эмоционально-ценностной сфере, как обитателей дома- интерната, так и обслуживающего персонала. Пестрота форм и вариативность личных отношений не уничтожила элементарной потребности всякого отдельного человека в неотрефлексированной теплоте, желания надежного и постоянного подтверждения собственных чувств со стороны других людей, а также стремления быть радом с вызывающими симпатию людьми. Социальная модель малокомплектного интерната в сельской местности предполагает:
  • гибкие пути обновления практик содержания и проживания престарелых в сельском стационаре. Содержательный план развития малокомплектного сельского стационара определяется спецификой региона, места и контингента проживающих;
  • создание развивающей среды в малокомплектном интернате с учетом особенности организации межличностного общения;
  • адаптацию инновационных технологий. Приемы и формы организации групп самопомощи, групп по интересам проживающих. Развитие творческих способностей пожилых людей;
  • организацию самоуправления в малочисленном разновозрастном коллективе;
  • разработку стандартов гериатрической помощи;
  • улучшение качества жизни пожилых людей;
  • доступность специалистов гериатрического профиля (врачей, гериатрических медицинских сестер, младших медицинских сестер по уходу, социальных работников). Выполнение данного пункта предполагается на уровне управления путем решения вопросов создания новых рабочих мест в рамках расширения сферы медико-социальных услуг в системе стационарного обслуживания.



Литература
  1. Васильева А. Человек живет дольше, когда его любят. /Женщина Плюс... 1999. № 3.
  2. От раннехристианской эпохи до нашихдней. http:/ /www.hospice.ru.
  3. Предварительные итоги работы министерства труда и социального развития Саратовской области за 2000 год. http://gov.saratov.ru.
  4. Социальная работа / Под общ. ред. В.И. Курбатова. — Ростов н/Д, 1999.
  5. Социальная работа: методология, теория, технологии: Учеб. пособие: В 2 ч. / Под общ. ред. В.Н. Яр-

ской-Смирновой. — Саратов: Изд-во Поволж. меж- регион. учеб. центра, 1998.
  1. Щукина Н.П. Проблемы изучения негосударственной сети социальной поддержки пожилых людей. http://www.samara.ru.
  2. Энциклопедия социальной работы. В 3 т. / Пер. с англ. — М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1994.
  3. http://hospice.ru.
  4. http://resl.obninsk.com/Proekt/vasilev/Zakon/95N 122-

3.htm.
10. www.sovetnik.ru/docs/soc_obsl.asp.
И. http://www.chat.ru/~glazmaster/.
  1. http://www.strana.ru.
  2. http://www.cspi.org.ru/oleg/2/old3.html.


 
<< | >>
Источник: А. Чернецкая и др.. Технология социальной работы: Учебник —Ростов н/Д: «Феникс». — 400 с. («Высшее образование»).. 2006

Еще по теме СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА С ПОЖИЛЫМИ:

  1. 6.5. Менеджмент социальной работы как функция социального государства
  2. 5.3. Социально-технологические подходы к оценке отечественной бюрократии в системе социальной работы
  3. СОЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ КАК ТЕХНОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
  4. Психические расстройства в пожилом возрасте стройство памяти).
  5. 5. Менеджмент социальной работы как составная часть общей системы управления социально-экономическими процессами в Обществе
  6. Проблема эпилепсии у пожилых пациентов включает в себя важнейшие вопросы геронтологии, эпилептологии
  7. ПОЖИЛОЙ ИНВАЛИД ПОДАРИЛ СВОЕ ИМУЩЕСТВО. КАК ОСПОРИТЬ ЭТОТ ДОГОВОР?
  8. § 4. Технологии в социальной работе
  9. 4.1. ИССЛЕДОВАНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ
  10. § 2. Социальная работа и социология
  11. 1.3. Управление социальной работой
  12. § 3. Социальная работа как система
  13. ТЕХНОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ С ИНВАЛИДАМИ
  14. 48. Социальная и социально-психологическая структура группы. 49. Система отношений в коллективе. Методы формирования и управления коллективом. 50. Характер. «Трудные сотрудники» и методы работы с ними.