<<
>>

Смерть на благоразумном расстоянии

Все эти наблюдения вдохновлены маленьким фактом из истории религии: люди церкви перестали побуждать умирающих к обращению в веру на пороге смерти, дабы утвердить необходимость медитации о смерти^/ в практике повседневного благочестия.

Следует ли интерпретировать этот факт как нечто, касающееся только религии, как ре зультат религиозной инициативы гуманистов и реформаторски настроенной церковной элиты? В этом случае он означал бы прежде всего изменение религиозных концепций, переход от религии средневековой, где берет верх сверхъестественное, к религии Нового времени, где доминирует мораль. Или же этот факт относится к глобальной истории культуры и является переводом на язык людей церкви элементарной реакции коллективной чувствительности по отношению к жизни и смерти? Я предпочитаю второе истолкование, ибо убежден, что в большинстве случаев духовные авторы скорее используют в своих целях тенденции своего времени, нежели создают их.

В эпоху «второго Средневековья» они ставят в центр своих наставлений сам момент смерти, потому что именно он вызывал сомнения и возбуждал страстный интерес у их современников. Зато начиная с Возрождения они оставляют эту тему, ибо сомнений и вопросов стало меньше. Так они выражают на свой лад отклонение от средневекового чувства жизни и смерти.

Человек Нового времени начинает испытывать отстраненность от момента физической смерти. Эта отстраненность никогда не выражается в словах, вероятно, даже никогда ясно не осознается. Это только небольшое, неприметное отдаление, не дошедшее — оно и не могло дойти — до желания отказа, забвения, безразличия, настолько остаются сильны традиции и обычаи близости со смертью. Смерть была тогда заменена смертностью человека вообще: чувство смерти, некогда сконцентрированное в исторической реальности смертного часа, было отныне разлито во всей массе жизни, потеряв таким образом свою интенсивность. Сама же жизнь становится теперь полной, густой и протяженной, «без швов», без перерывов, тогда как смерть, по-прежнему присутствующая в жизни, сохраняет свое место лишь на ее дальнем конце, легко забываемая, несмотря на весь реализм «Духовных упражнений». Эта жизнь, от которой смерть отдалена на благоразумное расстояние, представляется нам менее любящей вещи и живых существ, чем та, где смерть была в самом центре.

<< | >>
Источник: Арьес Ф.. Человек перед лицом смерти: Пер. с Фр./ Общ. ред. Оболенской С.В.; Предисл. Гуревича А.Я.— М.: Издательская группа Прогресс» — ? Прогресс-Академия». — 528 с.. 1992

Еще по теме Смерть на благоразумном расстоянии:

  1. ОПЕКА ДАУНЛИНИИ
  2. Глава 7 Накануне Крещения: Ярополк Святославич и Оттон II (70-е годы X века)
  3. ГЛАВА I ЭЛЕМЕНТЫ МОРСКОГО МОГУЩЕСТВА
  4. Глава III Несостоявшийся геополитический проект века Восточные грезы Наполеона и Россия
  5. 2. Монтескье
  6. 4. Гельвеций и Гольбах
  7. Вступительная лекиия по Государственному праву, читанная в Московском университете 28 октября 1861 года
  8. Смерть на благоразумном расстоянии
  9. Спор между католиками и протестантами о публичных кладбищах
  10. Болезнетворность кладбищ: врачи и парламенты
  11. ОПЕКА ДАУНЛИНИИ
  12. Д. Локк ОПЫТ О ВЕРОТЕРПИМОСТИ
  13. Д. Актон ИСТОРИЯ СВОБОДЫ В ЭПОХУ ХРИСТИАНСТВА