<<
>>

Проблемы получения информации о психике респондента

Выше отмечались трудности получения доброкачественных ответов на вопросы фактологического характера. Но неизмеримо более сложным является получение доброкачественной информации о явлениях, происходящих в психике респондентов, в сфере их со

знания и особенно подсознания.

Если фактологическую информацию, полученную во время опроса, можно непосредственно сопоставить с аналогичными данными других источников, то информацию о психике респондента таким путем проверить невозможно.

Так называемые вербальные оценки под влиянием множества факторов могут носить недостоверный и особенно неустойчивый характер. Более того, респондент нередко может почти одновременно высказывать различные, даже противоречивые оценки. Сложность получения информации об оценках часто осознают сами респонденты, которые, отказываясь отвечать на подобные вопросы, как бы дают понять социологам о своем нежелании выдавать сведения, которые они сами расценивают как недостоверные и неустойчивые.

Любопытно, что из закрытых вопросов больше всего уклонений приходится на вопросы оценочного характера. Например, от ответа на вопрос о прочтении отдельных материалов центральных газет уклоняется, как правило, не более 5-7% респондентов, а от ответов на вопросы, касающиеся оценок этих материалов, — до 1/3 респондентов и даже более.

Если немалые трудности представляет получение информации о ситуационных оценках, то гораздо сложнее выяснить ценностные ориентации, которые представляют собой определенную систему стабильных оценок, касающихся тех или иных явлений окружающего мира. Трудной задачей является и получение сведений, касающихся планов и намерений респондентов, особенно если речь идет о ситуациях проективного характера. Легкость, с которой респонденты нередко любят отвечать на подобные вопросы, не пропорциональна их достоверности и устойчивости[87].

В прикладной социологии установлено, что между мнениями людей о том, как они вели бы себя в определенной ситуации, и их реальным поведением, существует весьма большая дистанция[88].

Особые сложности представляет для социолога получение информации о потребностях, интересах, а также мотивах деятельности (вопросы «почему»), об эмоциональных переживаниях респондента.

Можно только удивляться смелости тех социологов, которые включают в анкеты такие вопросы, как «Счастлив ли ты?» и т.п.[89].

Ответы на некоторые вопросы требуют весьма высокого уровня рефлексии, нередко специальных знаний о психической жизни, которых трудно ожидать от участников массового опроса[90].

Необходимо далее учитывать давно зафиксированную психологами различную способность словесно выражать свои переживания. Способность человека дифференцированно выразить свои чувства, свои переживания во многом определена социальной средой, его личным опытом, образованием и т.д.[91].

На ответы респондентов, касающиеся потребностей, мотивов, оценок, ценностных ориентаций, активно влияет, с одной стороны, психологический механизм защиты личности, направленный на то, чтобы сохранить утвердившуюся оценку ее поведения, а с другой стороны, силы, толкающие респондентов на то, чтобы его ответы не противоречили господствующим в окружающей его социальной среде системам ценностей.

Размышляя об устойчивости и достоверности ответов на вопросы, касающиеся эмоциональной сферы респондента, нельзя забывать и о другом важном обстоятельстве. Для того чтобы правильно понять человека, его мнения, его позицию, важно учитывать не только то, что он говорит, но и то, как он это говорит. Личностный аспект коммуникации (в частности всякого рода экспрессивные движения) в этом отношении играет огромную роль[92]. В резуль

татах опросов, за редким исключением, информация такого рода отсутствует, что существенно снижает и возможность однозначного толкования ответов[93].

Интересные данные приводятся в книге Ганса Реде, осуществившего исследования на предприятиях ГДР. Он опросил интервьюеров после окончания исследования по поводу их впечатлений от беседы с респондентами. Примерно половина интервьюеров зафиксировала особые интонации, мимику, жесты, которыми сопровождались ответы респондентов. Около 80% интервьюеров указали на то, что особенности личности респондента оказали определенное влияние на восприятие их ответов.

Особые трудности встречаются при изучении мотивов человеческих поступков. Они связаны, прежде всего, с тем, что человек далеко не всегда действует под влиянием осознанных мотивов. Наряду с волевым поведением, которому предшествует осознание мотивов, существует импульсивное поведение, которое находится под непосредственным воздействием стимулов, осуществляется на основе привычек, выработанного механизма установки, т.е. ориентации на определенные поведенческие акты[94]. В условиях импульсивного поведения мотивы в сознании возникают ретроспективно. Сведения о ретроспективных мотивах носят менее достоверный характер, чем сведения о мотивах, сыгравших реальную роль в поведении человека. Между тем в рамках опросов очень трудно разграничить реальные мотивы от мотивов ретроспективных. Еще большие трудности возникают из-за того, что психологический механизм защиты личности способен привести к возникновению в сознании индивидуума вымышленных мотивов. С помощью этих мотивов индивидуум стремится скрыть нередко даже от самого себя подлинные стимулы своего поведения. Поэтому ответы на вопросы о мотивах далеко не всегда носят достоверный характер и не только потому, что респондент бывает не склонен к искренним ответам, но и потому, что он сам не осознает иногда истинные мотивы своих поступков. Есть еще одно обстоятельство, влияющее на достоверность информации о мотивах. Люди, осознавая и называя мотивы своего поведения, ограничены тем запасом понятий, слов, который ими накоплен. Поэтому ответы на мотивационные вопросы в известной степени находятся под влиянием семантического фактора.

Немалые трудности, возникающие при использовании информации о мотивах, объясняются и тем, что человеческие поступки часто носят многофакторный, комплексный характер, совершаются под влиянием нескольких мотивов, и респонденту бывает трудно отграничить их друг от друга[95]. Между тем социологи постоянно требуют от респондентов, чтобы они назвали главные мотивы тех или иных поступков.

Чрезвычайная сложность получения достоверной и устойчивой информации о потребностях, мотивах, ценностных ориентациях требует, чтобы социолог с особым вниманием относился к использованию в опросах вопросов, касающиеся сложных явлений психики индивида.

<< | >>
Источник: Шляпентох В.Э.. Проблемы качества социологической информации: достоверность, репрезентативность, прогностический потенциал. — М.: ЦСП. — 664 с.. 2006

Еще по теме Проблемы получения информации о психике респондента:

  1. Проблема получения количественной информации о ценностях
  2. Респондент как источник количественной информации
  3. Респондент как источник информации
  4. Получение информации
  5. Способы получения информации о ценностных ориентациях
  6. Получение и проверка информации.
  7. ПСИХОЛОГИЯ ПОЛУЧЕНИЯ ИНТЕРЕСУЮЩЕЙ ИНФОРМАЦИИ
  8. Возможности получения информации абстрактного и конкретного характера
  9. Тип маркетинговой информации и источники ее получения
  10. Получение достоверной информации
  11. § 1. ПОЛУЧЕНИЕ, НАКОПЛЕНИЕ И ОБРАБОТКА ИНФОРМАЦИИ
  12. НЕТРАДИЦИОННЫЕ МЕТОДЫ ПОЛУЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ ЗА РУБЕЖОМ.
  13. Способы получения информации о практике государств
  14. 19.3. Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами
  15. Получение информации, необходимой для сбалансированного плана