<<
>>

§ 7. Мошенничество

УК РСФСР предусматривает уголовную ответственность за мошенничество в нескольких статьях: 1) хищение государственного или общественного имущества, совершенные путем мошенничества (ст. 93); 2) хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах, независимо от способа хищения (т.

е., в частности, и путем мошенничества) —ст. 931; 3)

причинение имущественного ущерба государству или общественной организации путем обмана или злоупотребления доверием без признаков хищения (ст. 94) и 4)

мошенничество в отношении личного имущества граждан (ст. 147). При проведении обследования были изучены дела и статистические карточки об осужденных по ст. 93 и ст. 147.

Обратимся прежде всего к характеристике объекта и объективной стороны мошенничества.

Если принять за 100% общее число обследованных осужденных в Москве за мошенничество по ст. 93 и ст. 147, то на осужденных по первой из этих статей падает 40%, на осужденных по второй — 60%. Таким образом, в количественном отношении преобладают осужденные, посягающие на личное имущество граждан. Но размер материального ущерба, причиняемого путем совер шения мошенничества государственным учреждениям и общественным организациям, во много раз больше ущерба, причиняемого гражданам.

Конечно, сведения, которыми мы располагаем в результате проведенного исследования, не могут быть признаны полными. Не только в статистических карточках, но и в уголовных делах, которые были изучены, размер ущерба не всегда и не полностью зафиксирован. Но даже в тех случаях, когда в приговоре указан размер материального ущерба, он относится лишь к тем фактам, которые были установлены судом. А сколько фактов мошенничества остается за пределами судебного приговора, сколь велики размеры «латентного мошенничества»— не представляется возможным определить, и это будет ясно видно из приводимых ниже примеров из практики.

Из обобщения изученных нами статистических карточек и уголовных дел видно, что материальный ущерб, причиненный государственным учреждениям и общественным организациям, колеблется от нескольких десятков рублей до нескольких тысяч рублей. Материальный ущерб до 100 руб. в 18% случаев, от 100 до 300 руб. в 38%, от 300 до 500 руб. — в 18%, от 500 до 1000 руб.— в 8% и свыше 1000 руб. — в 18%- В данную сводку не включены дела, квалифицируемые по ст. 93', где материальный ущерб составляет 10 тыс. руб. и более. Средний размер материального ущерба оказывается равным 1562 руб.

Как уже отмечалось, материальный ущерб от мошенничества в отношении личного имущества граждан значительно меньший. Он колеблется в пределах от 5—10 руб. до нескольких сот рублей. Правда, в нескольких делах суммарный ущерб определен судом в несколько тысяч рублей, но здесь речь идет о многоэпизодном мошенничестве, совершенном ОДНИМ лицом в отношении большого числа потерпевших (до 40 человек в одном деле). В 40% случаев материальный ущерб от мошенничества, квалифицированного по ст. 147, колеблется от 3—5 руб. до 100 руб., в 14% —от 100 до 200 руб. и в 46% случаев — свыше этой суммы.

При изучении мошенничества необходимо выяснить, кому непосредственно причинен материальный ущерб.

Посягая на государственное и общественное иму щество, мошенники причинили ущерб: учреждениям, предприятиям, магазинам — 36%, ателье проката — 29%, автобазам —11%, отделам социального обеспечения — 7%, прочим — 17%.

Преобладают посягательства иа государственное имущество; мошенническое получение имущества общественных организаций не превышает 10%.

Приведем некоторые данные о характере самих мошеннических действий:

Получение в ателье проката ценных предметов

и их продажа 29%

Получение надбавок к зарплате шоферов по

подложным документам 9%

Получение денег по подложным документам . 29%

Получение пенсии по подложным документам . 7%

Иные способы 26%

Итого . . . . 100%

Из приведенных данных видно, что одним из наиболее распространенных в настоящее время видов мошенничества является получение из ателье проката различных ценных предметов, с использованием подложных или краденых документов, с последующей продажей этих предметов. Мошенники, используя подобные документы, получают сервизы, холодильники, баяны, телевизоры, радиолы, магнитофоны и тому подобные предметы. Ущерб, причиняемый ателье проката, в каждом случае составляет несколько сот рублей. Приведем один пример мошенника-гастролера, который специализировался на подобном способе мошенничества. Р., разъезжая по городам РСФСР, БССР, Узбекской ССР, Казахской ССР, похищал паспорта, подделывал их и получал в ателье проката ценное имущество, которое немедленно реализовывал. Помимо этого, он занимался кражами. Преступления совершал в группе с двумя сообщниками. Р., 25 лет, без определенных занятий и постоянного места жительства, имеет среднее образование. Суд установил, что Р. причинил различным ателье в союзных республиках ущерб на сумму 5618 руб. Он был осужден по уголовным кодексам пяти союзных республик и приговорен к 10 годам лишения свободы в колонии усиленного режима.

Приведем дайные, характеризующие способы мошенничества, направленные на завладение личным имуществом граждан:

Получение денег под предлогом приобретения для потерпевшего дефицитных товаров . . 38%

Получение денег взаймы 12%

Получение денег под предлогом оказания ка-

ких-либо услуг 10%

Получение денег с использованием технических средств (подсовывание «куклы» вместо денег). 10%

Получение денег с использованием суеверий

(ворожба, лечение «святой» ьодой) 7%

Махинации с разменом денег 8%

Прочие способы 15%

Итого . . . . 100%

Из этих данных видно, что наиболее распространен способ обманного получения денег для покупки дефицитных товаров. Обращает на себя внимание все еще бытующее подсовывание «куклы» (т. е. свертка, внешне напоминающего пачку денег, или отрез шелка и т. д.) — один из «классических» приемов мошенничества. Приведем два примера мошенничества с использованием суеверий.

К-, женщина 26 лет, имеющая семиклассное образование, замужняя, неработающая, в прошлом судимая за мошенничество и отбывавшая лишение свободы, познакомилась на рынке с гр-кой С., отрекомендовалась гадалкой и ворожеей. При этом она продемонстрировала свое умение превращать различные предметы в кроваво-красный цвет. С. попросила ее «приворожить» одного молодого человека. К. взяла у нее авансом 20 руб. и, кроме того, потребовала для ворожбы принести золотые вещи для того, чтобы нанести на них свои «чары». Получив эти вещи, стоимостью более 400 руб., К. скрылась. Суд приговорил ее к лишению свободы на срок в три года.

Группа из трех человек — К., бывший капитан корабля, отбывший 12 лет лишения свободы за хищения; Б., машинист крана, и М., женщина 93 лет, слепая, неграмотная, судившаяся шесть раз за мошенничество, — занимались тем, что «лечили» тяжелобольных, съезжавшихся к ним из различных районов страны. Вырыв во дворе дома, где жила М., колодец, они добывали из него «святую воду», которую продавали больным. Вода же, по заключению экспертизы, содержала большое количество продуктов гниения и микроорганизмов. Помимо продажи воды, сообщники «заговаривали» приносимые больными продукты питания, чтобы это помогло их лечению.

Для объективной стороны мошенничества, причинившего ущерб государственным учреждениям, характерно, что в 29% случаев имело место продолжаемое преступление: виновные в течение длительного времени путем использования поддельных документов незаконно получали повышенную заработную плату, или пенсии, или иные виды материального вознаграждения. В этой связи следует выделить группу мошенников-аферистов, наносящих своими преступлениями немалый ущерб государственному или общественному имуществу. Подделывая различного рода документы, они присваивают себе воинские и иные звания, фабрикуют документы о получении специального образования и на их основе длительное время получают немало денежных средств. X., 50 лет, имеющий военно-медицинское образование, демобилизовавшись, представил в военкомат финансовые документы о том, что он как инвалид войны имеет право на получение воинской пенсии. И в течение 16 лет он получал такую пенсию, причинив государству ущерб в размере 8*/г тыс. руб. X. приговорен к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Характеризуя объективную сторону преступления, целесообразно отметить, что преобладающее число случаев мошенничества составляет оконченное преступление. В изученных нами делах оказалось лишь 2,5% неоконченных преступлений, квалифицированных по ст. 93 и соответственно — 3,3% — по ст. 147. Приведем один характерный пример неудавшегося покушения на мошенничество.

В-a, познакомившись с Г., обучила его приемам мошенничества. Г. около магазина познакомился с «подходящим» человеком и шел с ним по улице. Шедшая впереди В-a роняла сверток, похожий на пачку денег. Г. поднимал сверток, осматривал его и предлагал спутнику отдать ему в обмен на имеющуюся у спутника сумму денег. В это время к ним подходила В-ва и спрашива ла, не нашли ли они потерянный ею сверток, в котором было 370 руб. По замыслу преступников это должно было окончательно склонить намеченную жертву к тому, чтобы передать в обмен на «куклу» все наличные деньги. Но преступникам не везло: у двоих намеченных жертв не оказалось денег, а при третьей попытке они были задержаны. Таким образом, налицо трижды не- удавшееся покушение на мошенничество. В-a шесть раз судилась за мошенничество, в общей сложности была приговорена ,к 19 годам лишения свободы. Ей 43 года, она без определенных занятий и постоянного места жительства. По данному делу признана особо опасной рецидивисткой и приговорена к 4 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Ее соучастник Г. был приговорен к 17г годам лишения свободы в колонии общего режима.

Остановимся на характеристике соучастия в мошенничестве. Согласно нашим данным 45% осужденных по ст. 93 совершили преступление в соучастии. Из них 18% состояли в группе из 2—3 человек, 16%—из 4—5 человек и 11% — из большего числа лиц. Таким образом, для мошенничества, квалифицируемого по ст. 93, характерноширокое распространение соучастия в преступлении. Следует отметить при этом наличие большого числа организованных групп мошенников. Так, мы насчитали в числе осужденных по ст. 93 УК 35% лиц, совершивших преступление в организованной группе, и соответственно 28% — по ст. 147. В среднем 31% осужденных соівершили мошенничество, состоя в организованной группе.

Мошенничество, совершаемое организованной группой, обычно состоит в том, что несколько лиц, выдавая себя за работников торговли, обманным путем получают у доверчивого «покупателя» деньги за те или иные дефицитные товары (мебель, холодильники, ковры и т. д.). В другом варианте они инсценируют «находку» ценных вещей. Наконец, при помощи «ловкости рук» они подсовывают вместо денег или ценной вещи так называемую «куклу». С. и Щ., отбывшие наказание за мошенничество, продолжали заниматься преступной деятельностью. Около магазина «Ковры» LLI. изображал продавца этого магазина, а С. — покупателя. Путем мошеннической комбинации они убедили действительного покупателя 3. передать им 253 руб. для того, чтобы достать ему ковер без очереди, а затем скрылись. С. дважды судился за мошенничество, был приговорен в обоих случаях на общий срок лишения свободы в И лет. Ему 24 года, по профессии — шофер такси, имеет семиклассное образование. Ш., 31 года, со среднем образованием, трижды судился.

Для характеристики субъекта мошенничества мы располагаем целым рядом данных. Сопоставляя половой состав осужденных по ст. 93 и по ст. 147, мы наблюдали существенное отличие: по первой из этих статей женщин было 15%, а по второй — 40%. Столь высокий процент женщин среди осужденных по ст. 147 можно объяснить тем, что сфера мошенничества, причиняющего ущерб гражданам, — это сфера бытовых услуг, приобретения вязаных кофточек и других видов одежды или обувн, в чем участие женщин вообще может вызвать большее доверие у жертвы мошеннической проделки. Должен быть отмечен ВЫСОКИЙ 'Процент лиц, ведущих паразитический образ жизни: 25% среди осужденных по ст. 93 и 50% среди осужденных по ст. 147. По образовательному уровню осужденные за мошенничество характеризуются следующими данными: около 25% из них имеют среднее и высшее образование, 65% имеют неполное среднее образование и остальные являются малограмотными.

Необходимо более подробно остановиться на рецидиве мошенничества. Следует прежде всего отметить, что для мошенничества характерен очень высокий уровень рецидива и притом — рецидива специального. Так, среди осужденных по ст. 93 насчитывается 33% рецидивистов, а среди осужденных по ст. 147—48%. В среднем по обоим видам мошенничества рецидивисты составили 42%. При этом четвертая часть из них судилась три и более раз главным образом за аналогичные или иные имущественные преступления.

Характеризуя рецидив мошенничества, следует указать на распространенность типа многократного рециди- виста-мошенника.

Э. Р., 24-летняя женщина, не занималась общественно полезным трудом. В течение трех лет она систематически совершала мошеннические действия: выдавая

себя за работника торговли, предлагала свои услуги по приобретению различных дефицитных товаров. Суд установил около 40 эпизодов 'подобных действий и общий размер ущерба, причиненного различным гражданам, превысил 5 тыс. руб. Э. Р. приговорена к лише^ нию свободы на срок пять лет в колонии общего режима.

Среди мошенников — многократных рецидивистов довольно распространен тип мошенника-гастролера. Такой преступник обычно действует в составе хорошо организованной группы, !но иногда предпочитает самостоятельную деятельность. Не имея постоянного места жительства, он старается не задерживаться подолгу в одном и: том же городе. При этом для современных форм преступной деятельности мошенников характерно то, что даже многократные мошенники «не брезгуют» совершением краж, если подвертывается удобный случай.

В., женщина 29 лет, без определенных занятий и постоянного места жительства, в прошлом не судившаяся, в течение трех лет разъезжала по различным городам* выдавая себя за мастера спорта СССР, члена сборной баскетбольной команды стра'ны. Входя в доверие к гражданам, она брала у них взаймы деньги или обещала достать дефицитные товары. Свои мошеннические проделки она совершала в Москве, Риге, Тбилиси и других городах. Осуждена к лишению свободы на 16 месяцев в колонии общего режима.

Крупной мошенницей-гастролером была М., 40 лет, без постоянного места жительства и определенных занятий. Она более десяти лет вела паразитический образ жизни, извлекая средства к существованию из мошеннических действий и из краж. Разъезжая по городам, она останавливалась в гостинице или на частной квартире, заводила обширные знакомства, рекомендуя себя товароведом или ревизором торговых учреждений. Входя в доверие к окружающим, М. предлагала свои услуги по получению дефицитных товаров. Получив соответствующие а.вансы, она немедленно уезжала из данного города. Суд установил большое число эпизодов мошенничества на общую сумму свыше 5 тыс. руб. и приговорил М. к 10 годам лишения свободы.

Немало мошенников-гастролеров обращают свою преступную деятельность на государственное и общественное имущество. Так, например, супруги Р. Л. и Р. В. в течение восьми лет совершали мошеннические дейст- вШ, которые причинили ущерб государственным учреждениям. Суд установил, что их мошеннические проделки, а также кражи причинили ущерб государству в сумме 47 тыс. іруб. Р. Л. и Р. В. неоднократно судились за мошенничество. Следует отметить, что они «гастролировали» в городах четырех союзных республик.

Таковы основные данные, полученные нами в результате обобщения изученных уголовных дел и статистических карточек, характеризующие состав мошенничества в его, так сказать, реальном бытии. Может вызвать недоумение отсутствие данных о субъективной стороне мошенничества. Объясняется это тем, что мошенничество характеризуется исключительно прямым умыслом и всегда наличием только корыстной цели. Поэтому в материалах уголовных дел о мошенничестве нельзя подчеркнуть каких-либо существенных деталей, характеризующих субъективную сторону данного преступления. Этим, однако, не снимается задача изучения личности мошенников — в плане индивидуально- и социально-психологическом. Но для осуществления этой задачи необходимо, как показывает опыт, непосредственное наблюдение, личный контакт, индивидуальные беседы, которые могут быть проведены не на предварительном следствии или на суде, а в месте лишения свободы.

Обратимся теперь к характеристике квалификации мошенничества. Напомним, что нами не изучались дела, квалифицированные по ст.ст. 931 и 94, а только по ст.ст. 93 и 147 УК РСФСР.

Так как ст. 93 УК содержит три части, важно выяснить, каково на практике соотношение квалификации мошенничества по каждой из этих частей.

Часть 1 ст. 93 предусматривает мошенничество, совершенное в отношении государственного или общественного имущества без отягчающих обстоятельств. На эту часть данной статьи приходится 23% изученных нами статистических карточек.

Часть 2 ст. 93 предусматривает мошенничество, совершенное повторно или по предварительному сговору группой лиц. На нее приходится 70% изученных нами статистических карточек.

Наконец, по части 3 ст. 93 квалифицируется мошенничество, причинившее крупный ущерб государственному учреждению или общественной организации или совер шенное особо опасным рецидивистом. На этот вид мошенничества падает 7%.

Таким образом, 'наиболее распространена квалификация мошенничества по ч. 2 ст. 93.

Следует отметить, что к осужденным за мошенничество широко применяются, помимо ст. 93, и другие статьи УК по совокупности совершенных преступлений. Чаще всего (36%) в подобных случаях применяется ст. 196— подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, штампов, печатей и бланков. Столь частое применение ст. 196 обусловлено тем, что «обман» или «злоупотребление доверием» неизбежно связаны с частым использованием поддельных документов. Помимо ст. 196 по совокупности применяются и некоторые другие статьи УК об имущественных преступлениях (16%). Таким образом, по делам о мошенничестве, причинившем ущерб государственным учреждениям или общественным организациям, совокупность преступлений применяется более чем в 50% .случаев. Следует еще раз подчеркнуть, что к мошенникам-гастролерам широко применяются наряду с УК РСФСР и уголовные кодексы других союзных республик, на территории которых были совершены мошеннические действия.

Приведем данные о квалификации мошенничества по ст. 147, которая также содержит три части.

По ч. 1 этой статьи, предусматривающей мошенничество без отягчающих обстоятельств, было 18% осужденных.

По ч. 2 ст. 147, предусматривающей повторное совершение мошенничества или совершение его по предварительному сговору группой лиц, было осуждено 70%.

По ч. 3 данной статьи (мошенничество, причинившее значительный ущерб или совершенное особо опасным рецидивистом) —12%.

Таким образом, по ст. 147, как и по ст. 93, большинство дел было квалифицировано по ч. 2. Почти к половине осужденных по совокупности были применены также и другие статьи УК РСФСР и союзных республик15. Но в отличие от мошенничества в отношении государственно го или общественного имущества ст. 196 была применена лишь в 15% случаев. Распоряжаясь своим имуществом и передавая его мошенникам, доверчивые граждане обычно не требуют предъявления каких-либо документов.

Обратимся к характеристике применения судом наказания. Она может быть видна из следующей таблицы. Мера наказания Cf. 93 Ст. 147 Лишение свободы до 1 года 12% 12% » » от 1 года до 3 лет . . 17% 58% » » свыше 3 лет . . . . " 25% 18% Другие наказания 46% 12% і Итого.. 100% 100% К лицам, осужденным по ст. 93, лишение свободы применено в 54% случаев, причем относительно больше применяется долгосрочное лишение; в 46% случаев были применены исправительные работы. По ст. 147 лишение свободы применялось в 88% случаев, причем относительно чаще на срок до трех лет; значительно реже были 'применены исправительные работы. Учитывая ограниченный объем материалов, положенных в основу нашего исследования, трудно решить, насколько показательны эти данные и в какой мере такие выводы могут характеризовать всю судебную практику по делам о мошенничестве. В частности, требует дополнительной проверки очень широкое применение исправительных работ к лицам, осужденным по ст. 93.

Какие же обстоятельства оказывают влияние на выбор меры наказания, помимо тяжести содеянного, размера материального ущерба и иных признаков, характеризующих мошенничество? Мы имеем возможность проследить это влияние по двум признакам: наличие прошлой судимости и паразитический образ жизни. Значение этих признаков в значительной мере предопределено самой структурой ст.ст. 93 и 147.

Ёлияние прошлой судимости за мошенничество на определение меры наказания видно из следующей таблицы: Вид наказания Лиш ение свободы до 3 лет Лишение свободы свыше 3 лет Исправи

тельные

работы Итого Ст. 93 УК Не судились 22 11 67 100 Судились 46 54 — 100 Ст. 147 УК Не судились 64 13 23 100 Судились 76 24 — 100 При осуждении по обеим статьям исправительные работы применялись только к лицам, которые ранее не судились. К осужденным рецидивистам по ст. 93 долгосрочное лишение свободы (свыше трех лет) применялось почти в пять раз чаще, чем к лицам, ранее не судившимся. По ст. 147 лишение свободы на срок свыше трех лет применялось к судившимся почти в два раза чаще, чем к впервые судимым.

Приведем данные о влиянии на репрессию установления факта паразитического существования виновных, из которых видна прямая связь между характером репрессии и установлением судом факта паразитического существования виновных в мошенничестве: 100% осужденных по ст. 93 и 93% осужденных по ст. 147, признанных ведущими паразитический образ жизни, приговорены к лишению свободы. К исправительным работам были приговорены только те виновные, которые совершили преступление впервые, случайно, не причинили серьезного ущерба, чистосердечно раскаялись.

Здесь мы подходим к вопросу об учете судом смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Структура ст.ст. 93 и 147 УК такова, что в отдельных ее частях наиболее существенные и наиболее часто встречающиеся на практике отягчающие обстоятельства отражены непосредственно в тексте закона, например повторное совершение мошенничества, совершение мошенничества организованной группой или особо опас- Виды обстоятельств Ст. 93 Ст. 147 А. Смягчающие 21,3 13,3 18,6 13.3 Возмещение ущерба 14,6 2,7 Положительная характеристика 9,3 6,7 Прочие : 9,3 15,9 Итого. . . 73,1 51,9 Б. Отягчающие Прошлая судимость 6,6 13,3 Отрицательная характеристика 5,4 — Тяжесть содеянного 10,6 22,8 Паразитизм 1,5 0,7 Прочие 2,8 5,3 Итого. . 26,9 48,1 ; Всего.. 100,0 100,0 ным рецидивистом и т. д. Поэтому, констатируя в конкретном деле наличие одного из этих признаков, суд не должен обращаться к перечню отягчающих обстоятельств, а непосредственно квалифицировать преступление но ч. 2 или 3 ст. 93 или 147. Поэтому не следует удивляться тому, что такое отягчающее обстоятельство, как прошлая судимость, отражена лишь в 6,6—13,3% случаев, в то время как рецидив мошенничества составил 42%, ибо повторное совершение мошенничества входит составной частью в понятие квалифицированного мошенничества. Сказанное относится и к другим отягчающим обстоятельствам.

Суд, как видно из приведенных данных, сравнительно часто констатирует наличие смягчающих обстоятельств, в особенности таких, как первая судимость, чистосердечное раскаяние и т. д.

Проведенное конкретно-социологическое изучение мошенничества, несмотря на его небольшой объем, позволяет все же осветить или хотя бы поставить некоторые вопросы, связанные с характеристикой этого вида преступлений.

В современных условиях мошенничество как отрасль «уголовного промысла» в значительной мере утратило свою былую квалификацию. Современный мошенник несомненно дисквалифицировался, о чем свидетельствуют примитивные способы совершения преступления и в особенности тот факт, что мошенники «при случае» совершают другие виды преступлений, в особенности кражу.

Но, отмечая «дисквалификацию» мошенников, нельзя недооценивать высокой степени их общественной опасности, идет ли речь о посягательствах на социалистическую или на личную собственность. Они используют организационные неполадки в торговле, в делопроизводстве отдельных звеньев государственного аппарата; они пользуются дефицитом некоторых товаров и используют н}жду населения в них. Ущерб от мошенничества, как об этом можно судить даже по неполным данным, значителен.

Характеризуя личность мошенников, следует выделить несколько групп. Это, во-первых, «случайные мошенники», совершившие впервые мошенничество по легкомыслию, под влиянием стечения обстоятельств или под влиянием других лиц. Они обычно раскаиваются в содеянном, возмещают причиненный ущерб и, будучи приговоренные к исправительным работам, честно трудятся, не возвращаясь к совершению преступления.

Во-вторых, это мошенники-рецидивисты, совершающие главным образом мелкие мошеннические проделки, а при удобном случае и кражи, с тем чтобы изыскать средства на выпивку. Нередко это — алкоголики, не имеющие постоянного заработка или имеющие недостаточный заработок, которого им не хватает для систематического пьянства. Совершаемые ими мошеннические действия обращены главным образом на имущество граждан.

В-третьих, это мошенники — многократные рецидивисты, явиые тунеядцы, не имеющие ни постоянного места жительства, ни какой-либо общественно полезной про фессии, частые гости в колониях общего, усиленного, строгого режима, что отнюдь не влияет на их исправление, ибо они, освободившись, вновь обращаются к своей преступной деятельности.

В-четвертых, это мошенники-гастролеры — наиболее опасная разновидность многократных мошенников, наиболее трудно уловимая и причиняющая государству и гражданам наибольший ущерб.

Наконец, пятую группу мошенников составляют лица, обычно не судимые, совершающие «продолжаемое мошенничество», состоящее в получении пенсии, повышенной зарплаты, иных благ на основе специально изготовленных поддельных документов, в течение значительного периода времени, наносящие государству материальный ущерб.

Приведенная классификация типов мошенников, не претендуя на ее полноту, может оказаться полезной при последующей, более углубленной и основанной на большем материале разработке этого важного для науки и в особенности для практики вопроса.

Из приведенных данных видно, что к мошенникам широко применяется в качестве наказания лишение свободы, притом на довольно длительные сроки. Изучение уголовных дел показало, что ко многим из осужденных применялось досрочное освобождение, даже к тем из них, кто уже неоднократно судился за мошенничество. Но даже независимо от этого у обследованных нами рецидивистов после каждого срочного или досрочного освобождения новая судимость за аналогичное преступление наступает через очень короткий промежуток времени. В этой связи уместно напомнить очень типичный случай. Д.— женщина 46 лет: первую судимость она получила їв 1938 году, когда ей было всего 18 лет, а затем в период 1941—1961 гг., т. е. за 20 лет, она судилась еще 8 раз и каждый раз за мошенничество. Получив по новому делу лишение свободы на срок в 4 года, она освободится, когда ей будет 50 лет. И если говорить о криминологическом прогнозе в отношении Д., то совершенно очевидно, в чем он будет состоять...

Высокий уровень рецидива мошенничества, как и распространенность, хотя бы и относительная, многократного мошенничества, свидетельствует о недостаточной эффективности мер борьбы с данным преступлением.

Эти недостатки следует рассматривать в нескольких аспектах. Первый из них — недостаточное внимание к осуществлению мер предупреждения мошенничества, в особенности таких, которые устранили бы возможность пользоваться организационными неполадками в области торговли и управления. Сюда же относится далеко не полное выполнение следственно-судебными органами требования закона — выявлять и устранять причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Второй аспект — это применение судом мер наказания к лицам, виновным в совершении мошеннических действий. Анализ судебной практики по делам о мошенничестве показывает, что суд, как правило, строго индивидуализирует характер и размер наказания, а что касается сроков лишения свободы, то они вполне достаточны сами по себе для того, чтобы дать осужденному специальность, приучить его к общественно полезному труду и к соблюдению законов и правил социалистического общежития. Следовательно, речь должна идти не столько о недостаточной эффективности судебного приговора, сколько о недостатках, связанных с исполнением наказания, и это третий, главный аспект рассмотрения данного вопроса. Главным является повышение эффективности исправительно-трудовой политики и практики во всех ее проявлениях — организации режима, труда, воспитательной работы. Очень важна в этом отношении организация действенной систематической помощи освобождаемым из мест заключения. В задачу нашего изучения, естественно, не входило обобщение материалов исправительно-трудовой практики, поэтому мы не касаемся более подробно этого комплекса вопросов.

<< | >>
Источник: А. А. ГЕРЦЕНЗОН. УГОЛОВНОЕ ПРАВО И СОЦИОЛОГИЯ. (Проблемы социологии уголовного права и уголовной политики). 1970 {original}

Еще по теме § 7. Мошенничество:

  1. §2 Мошенничество
  2. § 4. Расследование мошенничества
  3. 4. Хищение путем мошенничества
  4. ПСИХОЛОГИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ГРАЖДАН ОТ МОШЕННИЧЕСТВА
  5. 2. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием
  6. § 1. Понятие и криминологическая характеристика
  7. 2. Классификация хищений
  8. Расовая принадлежность, « беловоротничковые » и «люксовые» преступления (Suite crime)
  9. § 1. Криминалистическая характеристика
  10. ИЗ ЗАЩИТИТЕЛЬНОЙ РЕЧИ АДВОКАТА СМОЛЕНСКОГО М.Б. В ЗАЩИТУ ГРАЖДАНИНА ЛАПИНА
  11. Глобальная  беловоротничковая» преступность
  12. Финансовые пирамиды, коррупция, мошенники и аферисты — вспомогательный аппарат вектора управления региональными финансовыми потоками.
  13. Понятие группового преступления и его виды
  14. Система криминалистики
  15. I. Монографии, учебники, учебные пособия
  16. 1.1. Классификация и структура методик расследования преступлений
  17. 4.2. Обратная сила закона и лица, подлежащие уголовной ответственности
  18. ПСИХОЛОГИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ГРАЖДАН ОТ РАЗЛИЧНЫХ ВИДОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  19. 4. Правовое регулирование институтов непосредственной демократии
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -