<<
>>

3.1. Психологическое управление как предмет исследования (система понятий, категорий) и объекты эмпирического исследования

Обращение к психологической литературе позволяет выделить два аспекта понятия «взаимодействие». Первый аспект заключается в раскрытии методологического значения данной категории, о чем речь шла в первой главе.
Второй - в том, что взаимодействие рассматривается как операциональное понятие при теоретическом объяснении психологических явлений вообще (С.Л. Рубинштейн), при исследовании психологического управления (в частности). Исходя из сказанного выше, очевидно, что взаимодействие может осуществляться в труде и по поводу труда, но также взаимодействие еще не обеспечивает ликвидации отчуждения производителей от продуктов труда и друг от друга в социальном смысле. Последнее проявилось при капитализме в отчуждении рабочих от собственности, средств и результатов труда, а также в конкуренции. Преодоление отчуждения, прежде всего, связано с кооперацией, то есть с такой специальной формой организации труда, которая дает эффект умножения индивидуальных сил, во-первых, за счет оптимального способа согласования трудовых усилий, во- вторых, и предполагает доступ исполнителей к самой организации труда, в-третьих. Хотя Я. Яноушек считает кооперацию второй по уровню развития формой совместной деятельности, но уже в ней заложена потребность участников в совместной деятельности по организации труда. Определение в качестве предмета исследования управленческого взаимодействия, побуждает обратиться к анализу категории интеракции (англ.: interaction - взаимодействие), которая в настоящее время широко обсуждается в психологии. Возникает необходимость определения специфики применения данного понятия в целях более строгого использования его именно в психологическом управлении. Нередко наблюдается отождествление понятий «взаимодействие», «связь», «отношение», «общение», приводящее к нечеткому истолкованию явлений, обозначаемых данными понятиями. На наш взгляд, необходимо различать понятие взаимодействия как интеракции, принятого в зарубежной психологии для обозначения явлений психических взаимодействий и управленческих интеракций.
Совместный характер управленческой деятельности предполагает рассмотрение взаимодействия как реального процесса интеракции на конкретном межличностном уровне, во-первых. Во-вторых, в процессе взаимодействия происходит образование новой целостности, которая не равна сумме взаимодействующих сторон, что сближает это с оптимальной кооперацией. В этой связи, нельзя не отметить, что разработанный Б.Ф. Ломовым общий подход к проблеме общения опирается именно на категорию взаимодействия как основополагающую. Б.Ф. Ломов утверждал, что необходимо рассматривать общение не как систему последовательно сменяющих друг друга взаимодействий, а как специфическую систему межличностного взаимодействия. Роль межличностного взаимодействия заключается в формировании некоторого общего механизма, объединяющего действия партнеров общения [70, с. 76-77]. Рассматривая общение как взаимодействие, Б.Ф. Ломов, вместе с тем, разграничивал эти понятия, утверждая несводимость их друг к другу, при этом подчеркивал, что специфика общения, в отличие от других видов взаимодействия, состоит в том, что в нем проявляются психические и личностные качества людей, что особенно важно учитывать в управленческих взаимоотношениях. В русле рассматриваемой нами проблемы, большой интерес представляет сформулированное Б.Ф. Ломовым положение о том, что специфика тех или иных видов взаимодействия определяется по тем свойствам участвующих в нем предметов, явлений и т.д., которые в этом взаимодействии проявляются [69]. Понимаемое как вид межличностного психического взаимодействия, общение не исчерпывает всех видов активности, которые можно обозначить понятием взаимодействия. Взаимодействие одновременно включает свойства индивидов как субъектов управленческой деятельности. Г.М. Андреева выделяет интерактивную сторону общения как характеристику, обозначающую те его компоненты, которые связаны с непосредственным взаимодействием, разумеется, и управленческим. Констатируя факт, что исследование взаимодействия имеет большую традицию в психологии, Г.М.
Андреева указывает на трудности в дифференцировании понятий взаимодействия и общения при непосредственном экспериментальном изучении данных явлений. Понятием взаимодействия раскрывается такая сторона общения (в отличие от коммуникативной, обеспечивающей обмен информацией2), которая фиксирует «организацию совместных действий, позволяющих группе реализовать некоторую общую для ее членов деятельность». Фактически речь идет об... управлении. В единстве коммуникаций и взаимодействия, организующихся в ходе совместной деятельности, в том числе и по управлению, субъектами-объектами, происходит обмен необходимой информацией и самой деятельностью, вырабатываются формы и нормы совместных действий [6]. Разграничивая понятия коммуникации и интеракции, Г.М. Андреева делает вывод о том, что интерактивная сторона общения раскрывается в характеристиках человеческих действий, выступающих частью взаимодействия. Необходимо обратить внимание и на то, что, рассматривая общение в единстве коммуникативной и интерактивной сторон, Г.М. Андреева постоянно обращается к понятию совместной деятельности, как «широко социального контекста», объясняющего возникновение и проявление социально-психологических феноменов. Выраженность коммуникативных и интерактивных свойств общения, «обслуживающих» любую совместную деятельность, определяет степень ее взаимосвязанности. В последнее время, в связи с исследованиями психологического управления как совместной деятельности и общения, возрос интерес к самому явлению взаимодействия, которое стало выступать в качестве самостоятельного предмета изучения. Исследуют такие виды социальнопсихологического взаимодействия как межличностное [15], коммуникативное [22], эмпатическое [82], предметнонаправленное [81], управленческое [92], делаются попытки раскрыть психологические механизмы регуляции данных видов взаимодействия. Однако нельзя не заметить пока еще недостаточную разработанность проблемы социальнопсихологического управленческого взаимодействия, его видов, форм осуществления, механизмов регуляции [92].
Но немногие подобные работы уже имеются. Н.В. Гаврилова, Г.Н. Круглова и некоторые другие исследователи рассматривают коммуникативное взаимодействие в проявлениях интерактивной активности. Правда, коммуникативное взаимодействие исследуется в качестве фактора общения, направленного на кооперацию и организацию совместной деятельности, оптимизацию информационного обмена, межличностных связей, регуляцию психических состояний коммуникантов. Авторами утверждается. что коммуникативное взаимодействие является составной частью любого вида социального взаимодействия в производственной, профессиональной, учебной и управленческой, в частности организаторской, видах деятельности. При этом отмечается, конечно, что различные виды деятельности привносят свою специфику в интеракцию, имеющую всегда, наряду со специфическими чертами, и постоянные характеристики [22]. Но надо пойти далее и рассматривать психологическое управление как специфическую совместную трудовую деятельность, тогда окажется, что она не просто определяет специфику коммуникативного взаимодействия, а задает его содержание, информационный обмен, определяет организацию коммуникативных сетей. Это доказывается многочисленными исследованиями коммуникативных сетей в группах, решающих различные задачи в совместной деятельности, выполненные как в зарубежной. так и в советской психологии [147]. Межличностное взаимодействие, по мнению авторов данной книги, необходимо рассматривать не только и не столько как выражение акта общения вообще, а, скорее, как единицу любой совместной деятельности, и уж обязательно управленческой. Существенный вклад в разработку проблем психологического управления внес А.Л. Журавлев. В качестве единицы анализа совместной деятельности он предложил понятие предметно-направленного взаимодействия, в которое вступают члены группы как участники совместной трудовой деятельности. Предметнонаправленное взаимодействие задается целью совместной деятельности, как главным структурирующим ее признаком [40]. Но ведь именно психологическое управление направлено на использование и удовлетворение основных целей жизнедеятельности людей [92].
Мы выдвинули на основании анализа этих подходов гипотезу, согласно которой интеракция является важнейшим условием и механизмом повышения эффективности производства и формирования позитивных отношений в трудовых группах и между ними. Организации интеракции при способном руководителе характеризуется четким распределением функций руководства и подчинения, исполнения заданий. Руководитель сам инициирует общение по поводу определения целей, планов, совместных действий, распределения индивидуальных работ и оценке интеракций. Ведущую роль руководитель играет при определении целей, планировании общих и стратегических заданий. В компетенции группы остается оперативное планирование и оценка интерактивных действий между исполнителями. (Разбору этой проблемы и полученных нами эмпирических материалов посвящен специальный раздел данной работы). В отдельных объединениях, возглавляемых способными организаторами, возникает общее позитивное отношение всех или большинства исполнителей к совместной деятельности. Это происходит за счет общей заинтересованности, взаимной помощи, единства целеустремленности и переживаний. Однако психологическое управление не может быть определено только через функции и роль руководителя: до сих пор каждая личность принимала участие в совместной деятельности, но не имела доступа к ее организации. Наша основная идея заключается в том, что каждая личность получает доступ к организации совместной деятельности, а не только участвует в совместной трудовой деятельности. Это принципиально, поскольку согласование действий начинает осуществляться не только руководителем, но и всеми участниками кооперации. Что это означает? К.А. Абульханова, давая определение субъекта деятельности, выдвинула в качестве одного из критериев субъектности идею, что каждая личность должна иметь доступ к организации всего пространства деятельности, а не только осуществлять действия, ведущие к цели. Само определение цели в условиях реальной деятельности невозможно без определения такого пространства и его структурирования.
Можно сказать, исходя из этого, что, поскольку трудовая деятельность не может быть описана только через глобальные категории целей - средств - результатов (А.Н. Леонтьев и др.), носителем целей оказывается либо руководитель, ставящий цели всему коллективу, либо цель заменяется конкретными текущими задачами. Но тогда особую роль в побуждении к деятельности приобретает потребность в ее самостоятельной организации. Но особо возрастает эта потребность и необходимость, если деятельность носит не индивидуальный, а совместный, не произвольный - творческий, а сознательно и индивидуально необходимый характер. Таким образом, включение всех исполнителей в организацию «контура» совместной деятельности и роль руководителя по организации - то есть согласованию их намерений, целей именно в отношении этой организации и есть психологическое управление. Индивидуальная деятельность каждого члена конкретного подразделения приобретает здесь общественно- или коллективно-значимый смысл, в результате включенности первичного группы (как целого) в общественно-значимое производство того или иного направления, а так же включения каждого отдельного его члена в организаторскую деятельность руководителя (разумеется, в доступной для исполнителя форме). В конечном счете, содержание интерактивного включения членов того или иного производства в общее взаимодействие предприятий и их руководителей определяется содержанием и характером совместной деятельности, но, в первую очередь, профессиональной субъективной умелостью и талантливостью руководителей. В их деятельности мы и рассматриваем наиболее ценный опыт именно психологического управления: осмысленность, системность, создание оптимальных моделей, проектирование и реализация социального развития организаций. На наш взгляд, у современных предприятий, чаще всего переживающих кризис перехода на рыночные отношения, результативность их деятельности может быть резко увеличена за счет перераспределения организаторских обязанностей между исполнителями и руководителями, в соответствии с их индивидуальными способностями к взаимодействию (интеракции) и разделения функций между лидерами неформальных групп, руководителями и менеджерами формализованных организаций. Анализ литературных источников показывает, что категория взаимодействия активно вводится в концептуальные схемы исследований любой совместной деятельности и общения. Поэтому необходимо сделать вывод, касающийся как эвристической ценности для социально-психологического исследования понятия взаимодействия, так и практических путей его эмпирических исследований в разных организациях. Применение категории взаимодействия в социальнопсихологическом исследовании возможно не только в смысле операционального, рабочего, понятия, используемого для объяснения различных социально-психологических явлений и их состояний. Взаимодействие выступает равноправным понятием в системе понятий социальной психологии, характеризуя определенные явления социальной действительности. Поэтому взаимодействие должно быть и является предметом исследований психологического управления. Проблема интеракции становится особенно актуальной именно в связи с изучением общения руководителя с исполнителями, в также в связи с исследованиями совместной управленческой деятельности (Н.В. Волкова, Н.В. Гаврилова, А.Ф. Денисов, А.Л. Журавлев, В.В. Новиков, с.Ю. Флоровский, А.В. Филиппов, Н.П. Фролова, Е.В. Шорохова и другие). Известно, что значимость многих психологических проблем периодически обостряется ходом истории, особенностями ее общественно-экономического развития. Так, сегодняшние устремления многих постсоветских государств в рынок порождает новые аспекты изучения интеракции как тенденции противоположной повсеместно индивидуализму и обособленчеству. Любая совместная деятельность нуждается в организации, управленческая деятельность не может быть исключением из правила. Уже отмечалось, что понятие «организация» в силу его объективной многозначности, нами используется в двух аспектах. Мы различаем организацию как способ или процесс согласования целей, мотивов, представлений всех участников совместной деятельности по оптимизации ее характера, для достижения оптимальной кооперации. Другой аспект понятия - не процессуальный, а структурный - «организация» как промышленное предприятие, научное учреждение, банк, торговая фирма и т.д. Организации как оптимальной интеракции участников противостоят и противодействуют различные формы проявления индивидуализма, вражды (на личном, национальном и международном уровнях). Предметом исследований лонгитюда, охватившего два десятилетия, было психологическое управление, элементом которого является организаторское взаимодействие руководителей разного уровня государственных и негосударственных предприятий. Конкретнее, исследуются содержание, структура и механизмы организаторской интеракции в совместной деятельности директоров и менеджеров названных организаций. Одновременно исследуется взаимодействие руководителей и исполнителей разных уровней в разных организациях. При этом, социально-психологические проявления интеракции исследуются: процессуально - как смена функций и состояний; структурно - как система контактов между участниками; аналитически - как совокупность средств их взаимного влияния друг на друга и, наконец, феноменологически - как система ее отдельных проявлений, связанных с особенностями субъекта или процесса совместной деятельности. Эмпирическими референтами организаторского взаимодействия мы считаем организаторские действия и операции, совершаемые различными субъектами. В результате лонгитюдинального исследования, мы можем, с большой достоверностью, утверждать, что в определенный период перехода бывших социалистических стран на капиталистические рельсы, в экономике произошел резкий спад взаимодействия между руководителями промышленных предприятий и других экономических организаций, что привело к резкому снижению («обвалу») общего благосостояния и уровня производства. (Естественно, названный факт не является предметом данной книги, но он, в определенной мере, детерминирует экономическое поведение наших обследуемых!). Определенный разрыв групповых отношений - в самих организациях - произошел уже в период введения бригадной формы организации труда в связи с определением коэффициента трудового участия (то есть дифференцированного принципа оплаты труда). Но произошедшие изменения, связанные с появлением негосударственных предприятий, то есть появления разных форм собственности (государственной и негосударственной) радикально изменили экономический способ стимулирования труда, его мотивации. Забегая вперед, следует сказать, что способ взаимодействия и руководства в организации государственными и негосударственными формами собственности оказался различным, прежде всего, экономически (что определило разную степень свободы организаций с негосударственной собственностью, разную степень вовлеченности в рыночные отношения и их последствия). Все это потребовало эмпирического исследования современного состояния психологического управления и сравнения его с предыдущим в организациях с разными формами собственности. Представители негосударственных промышленных структур уже самим более простым построением их предприятий и организаций предрасполагаются к большей независимости и свободе действий, чем их коллеги из государственных организаций: у них объективно больше возможностей для использования элементов психологического управления. Вместе с тем, предприниматели, в отличие от «государственных» руководителей, должны обладать и особыми личностными качествами - предрасположенностью к независимости, повышенной агрессивностью, смелостью, склонностью к рискованным действиям, одновременно расчетливостью и упорством, которые в своей совокупности могут мешать гуманизации управления, вообще, и психологического, в частности. В соответствии с методологией и первоначальной и последующими гипотезами исследования формулировались его задачи: - анализ основных особенностей деятельности организаций в экономическом и управленческом планах, выбор индивидуальных показателей успешности деятельности этих организаций; - выявление, отбор и конкретизация характеристик психологического управления, имеющих отношение к теме нашего исследования, позволяющих описывать особенности протекания этого процесса во взаимосвязи с экономическими показателями; - подбор совокупности адекватных задачам исследования необходимых и достаточных методов, их адаптация и корректировка на разных этапах выполнения работы; - сбор первичной информации методики социального паспорта и социального портрета производственной организации; - обработка первичной информации, выявление взаимосвязи полученных результатов; - содержательная интерпретация выявленных взаимосвязей, уточнение и проверка их на основе дополнительной информации; - формирование основных выводов и выработка положений собственной предтеории психологического управления. При отборе организаций в качестве объектов исследования мы исходили из следующих основных критериев: отраслевая принадлежность и численность персонала. Кроме основных показателей мы используем и дополнительные, которые прямо или косвенно влияют на функционирование организации. Это: формальная структура организации, режим работы, форма собственности, местонахождение, имидж, стабильность и т.д. Предполагается, что данная совокупность показателей может достаточно полно характеризовать управленческий процесс и его особенности, а, главное, его результативность. Докажем значимость каждого из выделенных критериев. Отраслевая принадлежность организации имеет существенное значение при оценке системы управления, существующих традиций и перспектив развития. Известно, что общественное хозяйство состоит из материального производства и сфер обслуживающей его деятельности (реализация продукции, услуги, связанные с производством, услуги непроизводственные, но важные для обеспечения жизнедеятельности группы предприятия, научные исследования, маркетинг, кредитно-финансовая сфера и т.д.). Естественно, что в организациях разных отраслей доля материального производства и оказания услуг различны. На этом основании мы группируем организации, являющиеся объектами нашего исследования, на четыре группы. В первую группу вошли: промышленные и строительные организации (производственные предприятия). Для этой группы организаций характерны конкретные, вещественные результаты труда. Деятельность осуществляется по заранее определенным алгоритмам. Затраты труда у работников производства, в значительной степени, нормированы. Для коллективов этих организаций характерна четкая иерархия отношений, достаточно сложная формальная структура, относительная разобщенность индивидов и одновременная их производственная, технологическая и т.д. зависимость друг от друга, причем, не только индивидуальная, но и групповая, что является проявлением кооперативного характера труда и его технологической заданности (регламентированности). Ко второй группе отнесены научно-производственные и научно-исследовательские организации. Их принципиальные отличия состоят в значительно меньшей регламентации труда. Управленческие отношения в них менее выражены, ибо на первом плане оказывается коллективное и индивидуальное творчество. У них иной продукт труда. И следует констатировать резкое количественное сокращение этой группы организаций в современной России. В третью группу отнесены организации сферы обслуживания и обращения граждан (торговая, снабжение, посредничество, общественное питание и иное обслуживание. Характер деятельности коллективов организаций этой группы во многом определяется высокой коммуникабельностью. К четвертой группе отнесены организации, связанные с обращением стоимостных эквивалентов материальных ценностей. Это, в первую очередь, кредитные организации. Они характеризуются динамизмом, гибкостью, особой значимостью межличностного общения. Работа даже рядовых сотрудников здесь, хотя и индивидуальна, вместе с тем, существенно зависит от партнеров, при высокой персональной ответственности. Служебная информация, как, пожалуй, нигде в таких организациях носит конфиденциальный характер. Эта краткая характеристика предмета и объекта исследования нуждается в дальнейшем уточнении - прежде всего - с точки зрения управленческой специфики взаимодействия и его субъектов.
<< | >>
Источник: Новиков В.В., Мануйлов Г.М., Козлов В.В.. Психологическое управление в кризисных социальных сообществах. М. - 461 с.. 2009

Еще по теме 3.1. Психологическое управление как предмет исследования (система понятий, категорий) и объекты эмпирического исследования:

  1. 2.3. Управление как система
  2. 12.1 Социальное управление как самостоятельная отрасль научного знания
  3. Контрольная работа № 1 «Управление как система знаний»
  4. Холостова Т. В. ЧЕЛОВЕК КАК ПРЕДМЕТ СОЦИАЛЬНО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
  5. 1.2. Предмет преступления и его связь с объектом уголовно-правовой охраны
  6. 12.1 Социальное управление как самостоятельная отрасль научного знания
  7. Контрольная работа № 1 «Управление как система знаний»
  8. ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ СТАТИСТИКЕ
  9. СУЖДЕНИЯ УЧЕНЫХ КАК ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ
  10. 1. Суждения ученых как предмет исследования 1
  11. Глава 1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ
  12. 2.2. Проблемы психологического управления в отечественной психологии
  13. Глава 3. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАК ФЕНОМЕН
  14. 3.1. Психологическое управление как предмет исследования (система понятий, категорий) и объекты эмпирического исследования