Задать вопрос юристу

КОГДА И ПОЧЕМУ НЕОБХОДИМО ОБРАЩЕНИЕ К ПРИНЦИПАМ БИОЭТИКИ

Само появление понятия "биоэтика" свидетельствует об углублении наших знаний о человеке, усложнении его отношений с миром. Это в полной мере касается и медицины. Необходимость обращения к принципам биоэтики становится очевидной для медиков тогда, когда внутри самой медицины отсутствуют объяснительные процедуры для решения возникающих проблем.
Весь комплекс таких проблем условно можно разделить на три группы. I группа. Проблемы, имеющие общечеловеческое значение. Прежде всего, это вопрос ценности жизни и соотношения се с другими ценностями (здоровье, благополучие, любовь и т.п.). ; Йог вопрос относится к категории "вечных", в каждой новой i н< геме морали он приобретает новые оттенки и вновь активно «/н уждается. В биомедицинской этике чаще всего проблема сто- HI гак: жизнь или здоровье? Особенно это касается проблемы штаназии, а также старого, как мир, но вечно спорного вопроса об абортах. Здесь речь может идти также о "качестве жизни". Этот термин часто используется, но остается спорным. Некоторые авторы полагают, что если жизнь — высшая ценность, к ней не применимы качественно-количественные характеристики. А если они применяются, ценность жизни снижается. Но по этим же соображениям термин "качество жизни" может стать принципиально важным для более строго регламентированных дисциплин, чем биоэтика. Об этом мы скажем ниже. Кстати, вопрос о юм, как человек умирает, едва ли не важнее того, как он живет. II группа. Проблемы, связанные с применением новых медицинских знаний и технологий. Так, с появлением техники транс- плантации органов и тканей, возник целый ряд ситуации, выхода их которых медицина не знала, врачи вынуждены были обра- шться к существующим нравственным критериям для определения своих прав и обязанностей. Аналогичные события происходят в современной неонатологии, реанимации, геронтологии. Несколько обособленно здесь стоят проблемы психиатрии и фармакотерапии (например, модификация поведения, изменения личности под действием новых фармакологических средств, да и просто побочные эффекты от применения этих средств). Но мере компьютеризации медицины, возникают новые проблемы "человек — машина”. Особенно остро встают аналогичные вопросы сейчас, когда решена проблема расшифровки геиома человека. Новые технологи позволяют сегодня вторгаться в подсознание и управлять поведением личности, без ее ведома. Строго говоря, этот вопрос к медицине отношения не имеет, все манипуляции с человеческим поведением производятся в рамках биологической и психической нормы. Но механизм вторжения в личность разработан на базе медицинских данных, да и проблема прав личности здесь стоит так же, как в случаях принудительного лечения. Практически пока реализовать регулятивные потенции биоэтики в этой сфере удается лишь в процессе этического контроля за клиническими испытаниями. Ill группа. Проблемы, возникающие при взаимодействии медицины как социального института с другими сферами общественной жизни. Так, существует серьезная разница между этическим статусом государственной, страховой и частной медицины. Всегда острым в нравственном отношении является вопрос о взаимоотношении медицины и политики. Нравственные нормы в медицине во многом зависят и от экологической ситуации в обществе (с ее осложнением они ожесточаются).
В каждой из указанных сфер жизни существует, если можно так сказать, своя этика, в медицине — своя. Поэтому корреляции между вступающими в соприкосновение различными нравственными системами может и должна быть достигнута в рамках биоэтики. Что касается первой группы проблем, то они, казалось бы, решаются просто. Согласно основному принципу биоэтики, главная ценность жизни — сама жизнь. Следовательно, сохранять ее надо при любых условиях. I Го врачи, лучше кого бы то ни было, знают, что есть "жизнь организма" и "жизнь личности", есть "жизнь-благо” и ’ жизнь-страдание". По канонам медицинской деонтологии врач не должен обладать правом выбора в этом вопросе. Для врача существует "программа-минимум” — спасти жизнь пациента и "программа-максимум" — вернуть ему здоровье. Но как человек, врач не может не задумываться над вопросом, какой будет эта жизнь. Следуя моральной максиме, вытекающей из категорического императива Канта, невольно сталкиваешься с вопросом, хотел бы ты сам в данной конкретной ситуации получить то, что получает от тебя больной? Ответ на этот вопрос может помочь принять решение, но здесь легко попасть в логическую ошибку, когда понятие "жизнь пациента" меняется на понятие "моя жизнь". В целом следует сказать, что основной принцип биоэтики, согласно которому жизнь является главной ценностью, соответствует правилу медицинской деонтологии, указанному выше. Кроме того, существует психологический закон — если человек один раз нарушил норму, он обязательно нарушит ее еще раз. Поэтому так резко выступает против эвтаназии известный теоретик медицинской этики Хейяр: "Если врачи начнут с того, что будут убивать больных, чтобы облегчить их страдания, то закончат тем, что будут убивать их, чтобы поскорей отправиться на уик-энд". Как только мы вводим разграничение понятий "жизнь личности" и "жизнь организма", сразу же возникает еще одна кол- 'мини отождествлен не жизни личности с жизнью сознания. И получится, что со смертью сознания заканчивается жизнь, так мчсм сохранять организм? Поэтому принципиально важно и до 1 их пор нерешенным является в биоэтике, равно как и в меди- пине, вопрос о границах бытия индивида. Вторая группа проблем связана, прежде всею, с адаптацией новых научных достижений в медицине к существующей систе- мг нрав и достоинства личности. Каждый раз, когда наука пред- uiraei нечто новое и эффективное, встает вопрос, а не нарушает- гн ли этим достижением система нравственных ценностей в обществе. Так, например, разработка техники трансплантации ор- 1ИНОВ и тканей поставила вопрос о правах донора. Новейшие достижения в анестезиологии и реаниматологии позволили достичь ситуаций когда больному можно не дать умереть сколько угодно долго. Здесь опять возникает вопрос о правах пациента. Особого внимания заслуживает вопрос о применении фармакологических средств. Очевидно, что каждое вмешательство в организм имеет свои последствия (побочный эффект). Там, где нот эффект распространяется только на организм (например, дисбактериоз после интенсивного применения антибиотиков), вопрос может решить сама медицина. Но там, где фармакологический эффект затрагивает личностное бытие индивида, необходимо обращаться к принципам биоэтики. Самым "слабым" с точки зрения личностного воздействия, может быть побочный эфект от лекарств, который отмечается просто как дискомфорт, ограничивающий жизненные проявления. Например, слабость и сонливость на фоне приема антигис- гаминных препаратов. Более значительные проявления встречаются, например, при изменении внешности в результате гормональной терапии (прием андрогенов в гинекологической практике). Здесь имеет место утрата эстетических ценностей, мучительно переживаемая человеком (сама личность не изменена, но высокая степень психоматогении). Самые жесткие последствия имеет применение психотропных препаратов (и близких к ним). Здесь налицо изменения личности и правомерен вопрос, насколько врач имеет право вторгаться в душевный мир человека? Мы не имеем ответа на него. Следует указать, что в последнее время номенклатура подобных препаратов имеет тенденцию к постоянному расширению. При назначении этих препаратов принцип информированного согласия зачастую не соблюдается. Можно конечно возразить, что в случаях психических заболеваний юридические пра ва пациентов бывают ограничены. Ну а моральные? Тесно примыкает к этой проблема модификации поведения. Третья группа вопросов связана, прежде всего, с фактами отказа от медицинской помощи (при различных моделях страховой и частной медицины). Наиболее остро они стоят в случаях необходимости неотложной помощи. Здесь невольно приходит на ум ассоциация с догиппократовским периодом в медицинской этике, когда врачу предписывалось не оказывать помощь определенным группам больных. В современную эпоху отказ в медицинской помощи порой имеет вполне определенные юридические основания. Но будет ли он морально оправданным? К этой же категории следует отнести вопросы ответственности врача за патогенное влияние на здоровье пациентов среды обитания. Сюда относятся как экологические, так и социальные факторы. Должен ли врач бороться только с болезнью или на нем лежит моральная ответственность и за причины ее порождающие. В вопросах экологии, безусловно, ответственность медицинских работников за контроль нал изменениями окружающей среды является одной из нравственных максим их деятельности. Л вот в вопросах патогенности социальной "среды обитания" роль врача ограничена. Вопрос можно поставить так, как в свое время его ставил известный русский врач и писатель Вересаев: врач должен бороться против тех социальных условий, которые вызывают заболевания. Но какими средствами? Одно дело если врач становится активным участником общественных движений типа "Врачи мира против ядерной угрозы". Другое дело, если он бросает врачебную практику, ради политической карьеры, которая, возможно, поможет ему влиять на принятие позитивных политических решений, но явно помешает оказать конкретную помощь нуждающимся в ней пациентам. Нравственно ли жертвовать профессиональными обязанностями ради не менее гуманных, но более абстрактных целей? С другой стороны, кто как не врачи лучше всего знают, какие условия жизни наиболее благоприятны для здоровья пациентов! В современной жизни есть немало примеров врачей политиков, мы видим на конкретных примерах их деятельности, насколько она морально оправдана. Таким образом, сфера действия принципов и ценностей биоэтики достаточно широка, но наиболее часто на это обращают внимание в драматических ситуациях, связанных со здоровьем. В то же время, стоматологическая практика не предполагает ре- тения вопросов о жизни и смерти, хотя такие проблемы как трансплантация тканей, клонирование и генная инженерия, имеют к ней непосредственное отношение уже сейчас. Но в том го и важность вопроса, что стоматологические пациенты — это с |>ел нестатистические индивиды, которые могут иметь другие с ома тические нарушения, а могут и не иметь, могут быть психически здоровыми, а могут и не быть, могут быть богатыми и бедными, представлять самые разные профессии, национальности, шмраста и религии. Короче говоря, важность применения принципов биоэтики в стоматологии объясняется, в первую очередь, ибиц'значимостью данной сферы медицинского знания и дея- Iгльности. Но для того, чтобы нарисовать биоэтический портрет стоматологии как науки и практики, необходимо рассмотреть ее собственную ценностную базу.
<< | >>
Источник: Н.Н. СЕДОВА, С.В. ДМИТРИЕНКО. ВАШ БИЗНЕС — СТОМАТОЛОГИЯ (НОРМАТИВНАЯ РЕГУЛЯЦИЯ В СТОМАТОЛОГИИ). 2001

Еще по теме КОГДА И ПОЧЕМУ НЕОБХОДИМО ОБРАЩЕНИЕ К ПРИНЦИПАМ БИОЭТИКИ:

  1. Когда необходима экспертиза?
  2. Когда показатели необходимо пересматривать?
  3. Когда возникает необходимость ведения раздельного учета
  4. Что такое «обеспечение иска» и когда оно необходимо?
  5. 34. Что такое обеспечение иска? Когда оно необходимо и как производится?
  6. ЦЕННОСТИ БИОЭТИКИ
  7. § 5. Законные изъятия из принципа равного обращения
  8. 3. Основные принципы обращения с заключенными
  9. Принцип военной необходимости.
  10. 4.1. Основные принципы обращения с людьми
  11. 5.3.3. Виктимологическая политика и принципы обращения с жертвами преступлений
  12. § 55. Общие понятия о поклаже. - Поклажа свободная и необходимая, по русскому закону. - Кто может вступать в договор о поклаже. - Доказательство поклажи. - Сохранная расписка. - Когда не требуется письменное доказательство. - Обязанности приемщика.
  13. 7.2. Хозяйственная реформа 1965 года: необходимость, основные принципы и результаты
  14. Когда правящий род вымирал или когда умерший король не назначил своего преемника, порядок замещения