<<
>>

13.7. Наблюдения, касающиеся капиталистической и социалистической экономики

В предыдущих разделах мы рассматривали бюджетное ограничение абстрактно, чтобы разработать систему инструментов (понятия, связь между различными последствиями, принципы наблюдения и измерения и т.

д.) для последующего изучения этого явления в рамках конкретных экономических систем. Теперь, располагая этими инструментами, перейдем к решению поставленной задачи.

Вначале сделаем несколько замечаний о жесткости бюджетного ограничения в условиях капиталистической экономики. При этом следует иметь в виду, что между различными странами в этом вопросе существуют ощутимые несовпадения. Несмотря на это, имеется и общая тенденция, которую рассмотрим в рамках столетия.

Создается впечатление о сдвиге в жесткости ограничения: тенденция смягчения. Абсолютной жесткости, в ее чистом варианте, видимо, никогда и не существовало, но в XIX веке в ведущих капиталистических странах ограничение было близко к абстрактному полюсу, к состоянию, при- котором р = 0. Случаи полного банкротства не были редкостью. Никто не спасал разорившееся предприятие, а удачливые конкуренты растаптывали его. Распродажа с аукциона личного имущества банкрота и долговая тюрьма — вот признаки жесткой системы налогообложения и кредитования. За некоторыми исключениями (железные дороги, пароходства, страхование, колониальная торговля — немногие сферы, где существовали крупные общества) размер предприятий был невелик, а цены, сформированные действительно анонимными рыночными процессами, являлись, таким образом, экзогенными величинами для предприятий.

По сравнению с начальным периодом классического капитализма произошли глубокие изменения, которые сместили степень жесткости бюджетного ограничения с крайнего положения р = 0. Эти изменения общеизвестны, но тем не менее следует кратко рассмотреть их.

Развернулся процесс громадной концентрации, возникли гигантские концерны. Они уже не подчиняются ценам, а являются их создателями.

Это один из главных факторов смягчения бюджетного ограничения. Крупный капиталистический концерн способен реагировать на цены не комбинацией затраты — выпуск, а приспосабливать цены к своим реальным денежным расходам плюс ожидаемая прибыль. Власть в определении цен автоматически гарантирует выживание.

Постепенно внимание общества смещается к проблеме занятости, которая теперь волнует не только самих безработных, но и работодателей и другие общественные слои. Банкротство — проблема уже не только попавшего в беду владельца капитала, ее связывают с тем влиянием, которое она оказывает на занятость: рабочие закрывшегося предприятия попадают на улицу. Кроме того, современная политэкономия показала, что существуют накапливающиеся эффекты умножения и ускорения, каждое банкротство сокращает агрегированный спрос и за счет этого подвергает опасности занятость. Не только собственники, но и профсоюзы, все общество оказывают давление на государство с целью спасения предприятия, находящегося на грани краха: предоставление налоговых скидок, дотации, государственный кредит. Нередко сохранение предприятия достигается его национализацией.

Во многих сферах растет государственное вмешательство протекционистского характера. Защиту получает отечественное предприятие, не выдерживающее международной конкуренции, как в экспорте, так и в замещении импорта. По различным общественно-политическим причинам дотируются товары и услуги, которые без такого вмешательства оказались бы убыточными.

Рост предприятия уже зависит не только от соотношения закупок и продаж на атомизированных рынках, а от «связей» предприятия, от его возможности оказывать давление на своих партнеров, от взаимоотношений с банками и, не в последнюю очередь, от способности влиять на решения государства, связанные с налоговой политикой, финансовой поддержкой, госзаказами.

Смягчаются принципы кредитования; в духе теории Кейнса они отклоняются от «ортодоксальных», «консервативных» принципов. Дефицитный госбюджет рассматривается при определенных условиях как допустимый, даже более того— желательный.

Формируется «экономика перепотребления» 106, в которой для увеличения спроса постоянно кредитуются несэкономленные деньги.

Повторяю, что все перечисленные явления хорошо известны как из марксистской литературы107, так и из работ ученых-немарксис- тов108. В данном случае мы сгруппировали эти явления по одному признаку, желая показать их влияние на процесс смягчения бюджетного ограничения капиталистического предприятия. Сегодняшнее капиталистическое предприятие реагирует на внешние обстоятельства не только реальными действиями. Чем крупнее, сильнее предприятие, тем справедливее это утверждение. Оно в состоянии по многим каналам воздействовать на свою судьбу: от установления цен до формирования лобби в руководящих органах.

В отношении степени жесткости бюджетного ограничения капиталистического предприятия нельзя сделать общего заключения. Нормальная степень жесткости различна в разных странах и зависит от уровня концентрации производства, активности государственной экономической политики и других общественных факторов. Она различна и в рамках одного государства — одна для влиятельного предприятия и иная для незначительного. Существуют такие сферы, о которых можно сказать, что там и сегодня действует «почти жесткое» бюджетное ограничение, в других областях можно говорить о «не очень жестком» или «довольно мягком» ограничении, но до полного ослабления ограничения, автоматически гарантированного «выживания» предприятия в условиях капиталистической экономики процесс не доходит.

В задачу книги не входит более подробное рассмотрение положения в капиталистической экономике. Приведенный анализ сделан лишь для того, чтобы избежать искаженных сравнений. Можно сравнивать теоретические варианты: абстрактно сформулированный случай «чисто жесткого» ограничения, модель «почти жесткого» /

ГЛАВА I

и «чистый» случай мягкого ограничения. Либо можно сопоставлять одну реальную систему с другой реальной системой. В этом случае следует соотносить эмпирически наблюдаемое поведение капиталистического предприятия с действиями социалистического предприятия. В отношении последнего наши основные гипотезы сводятся к следующему: 1.

В традиционной социалистической экономике бюджетное ограничение предприятия является мягким. 2.

Реформа децентрализации, типа проведенной в Венгрии в 1968 г., обеспечивает определенное ужесточение бюджетного ограничения. Для предприятия оно чуть-чуть ужесточилось, но в целом продолжает оставаться довольно мягким.

Этй гипотезы требуют внимательного анализа на основе изучения конкретной практики. В задачу автора не входило проведение такого тестирования, но тем не менее в данной главе будут рассмотрены некоторые явления, которые, видимо, подтверждают вторую гипотезу.

Отдельно первой гипотезой заниматься не будем, так как все сказанное ниже по поводу второй гипотезы косвенно подтверждает правомерность первой109.

<< | >>
Источник: Янош Корнаи. Дефицит. 1990

Еще по теме 13.7. Наблюдения, касающиеся капиталистической и социалистической экономики:

  1. Победа Великой Октябрьской социалистической революции и раскол мира на две системы: капиталистическую и социалистическую.
  2. Деградация сельского хозяйства капиталистических стран и разорение крестьянства.
  3. Диктатура пролетариата как орудие построения социалистическое экономики.
  4. Социалистический метод индустриализации. Источники средств для социалистической индустриализации.
  5. ВЗЯТКИ ПРИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАКУПКАХ.
  6. УПАДОК СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ
  7. Глава 5 НЭП - КУРС НА СОЗДАНИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ экономики
  8. Глава 11 о путях и рубежах построения ФУНДАМЕНТА СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ экономики
  9. 1.1. Общая характеристика главной темы
  10. 11.1. Введение
  11. 13.7. Наблюдения, касающиеся капиталистической и социалистической экономики
  12. 3. Ленинский план строительства основ социалистической экономики. Первая советская Конституция
  13. 2. Борьба партии за укрепление и развитие социалистической экономики. Усиление партийно-политической работы в массах. XVII съезд партии