<<
>>

Правовое регулирование противодействия НЕДОБРОСОВЕСТНОЙ КОНКУРЕНЦИИ

В условиях стремительного развития рыночных отношений как на внутригосударственном, так и на межгосударственном уровнях с каждым годом все более значимой становится проблема соперничества различных субъектов рынка.

Борьба конкурентов обостряется, так как все они стремятся к достижению одной главной цели: любыми средствами сбыть свой товар или услуги и получить как можно большую прибыль. При этом порой не только игнорируются интересы государства и контрагентов, но и нарушаются права самого уязвимого и слабого субъекта рынка — потребителя. Перед законодателями различных стран рано или поздно встает задача определения рамок, которыми необходимо ограничить деятельность хозяйствующих субъектов, чтобы такая деятельность наносила как можно меньший ущерб обществу в целом и его отдельным членам.

В экономико-правовую практику России все более полно входит и утверждается понятие «конкуренция». Создаются специальные механизмы поддержки и развития конкурентного механизма, демонополизации, использования новых структур управления производством. Процессы, связанные с конкуренцией, формированием и функционированием товарных, финансовых рынков, стали объектом пристального внимания. Это вызвано тем, что конкуренция выступает необходимым условием хозяйственной деятельности в обществе, основанном на товарном производстве и обмене.

Однако в современной экономике как нашего государства, так и зарубежных стран конкуренция носит противоречивый характер. Наряду с прогрессивным влиянием, стали развиваться ее негативные проявления, выражающиеся в нецивилизованных и недобросовестных методах ведения соперничества, наносящих вред предпринимателям, потребителям и обществу в целом. Это связано с тем, что конкурентная борьба порождается законом стоимости и стихийностью рынка.

Поэтому конкуренции объективно присуще негативное свойство, когда каждый участник борьбы преследует исключительно собственную выгоду и ради победы в соперничестве использует приемы и средства, являющиеся неэтичными и противозаконными.

Право на конкуренцию можно отнести к субъективным правам лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность. Право

на конкуренцию принадлежит любому субъекту, обладающему правом на предпринимательскую деятельность, однако не каждый субъект реально осуществляет его (например, субъект естественной монополии). Такое право имеет свои пределы осуществления. Так, не допускается недобросовестная конкуренция, а также злоупотребление хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением. Однако все действия, совершенные в рамках закона и добрых нравов, должны признаваться добросовестными, даже в том случае, если они нарушают коммерческие планы конкурентов.

Недобросовестная конкуренция как наиболее негативное проявление экономического соперничества и право на защиту от ее приемов сформировались в определенный период развития мировой экономики и в особых специфических условиях[68].

В российском законодательстве отсутствует специальный нормативный правовой акт, регулирующий отношения, связанные с недобросовестной конкуренцией. Во многих странах существуют отдельные законы, регулирующие монополистическую практику и недобросовестную конкуренцию. В то же время некоторые государства не располагают специальными законами, регулирующими отношения недобросовестной конкуренции, так как такие нормы содержатся во многих других законах. Во Франции для защиты от недобросовестной конкуренции используется ст. 1382 Гражданского кодекса, содержащая общие положения об ответственности за вред, причиненный правонарушением. Такая же ситуация в Италии, Бельгии, Нидерландах, Люксембурге.

Явление недобросовестной конкуренции порождено отношениями свободной конкуренции. Конкуренция в эпоху зарождения капитализма привела к появлению различных средств борьбы соперников друг с другом, среди которых были и незаконные, нечестные, недобросовестные способы. Конкуренция недобросовестная является оборотной стороной нормальной, честной конкуренции. Поэтому нельзя однозначно говорить о безосновательности отсутствия специального нормативного акта, направленного на регулирование отношений, связанных с недобросовестной конкуренцией.

Широкое распространение недобросовестной конкуренции стало возможно, с одной стороны, в условиях интенсивного развития рыночных отношений и свободы предпринимательства хозяйствующих субъектов, а с другой — с возрастанием роли и удельного веса монополизированного сектора в экономике, в результате чего возникла тен

денция к ограничению конкуренции. Именно в этих условиях в наиболее крупных масштабах возникают недобросовестные конкурентные приемы, а в праве, соответственно, появляются нормы, регулирующие способы и средства борьбы с такого рода негативными проявлениями конкуренции. Нормальное и эффективное развитие хозяйственного механизма предполагает наличие добросовестных и цивилизованных отношений между конкурирующими субъектами предпринимательства, соблюдение ими определенных рамок, границ поведения на рынке. Чтобы свобода конкуренции не превращалась в анархию, нужны определенные гарантии и механизмы, направленные на поддержание справедливых и равных для всех участников рынка условий предпринимательства и конкуренции.

Опыт международного предпринимательства свидетельствует о необходимости и эффективности установления правил конкурентной борьбы с тем, чтобы предприниматели, включаясь в сферу рыночных взаимоотношений, знали их требования и допустимые отклонения от них. Причем правила конкуренции могут создаваться как инициативными действиями самих предпринимателей, составляя обычаи делового оборота, так и государством посредством издания нормативных актов.

Недобросовестная конкуренция может выражаться в нарушении условий конкуренции путем применения незаконных методов конкурентной борьбы.

Добросовестность хозяйствующего субъекта проявляется в первую очередь в его правомерном поведении, однако действующее законодательство не содержит четкого разграничения между недобросовестностью и противоправностью.

Недобросовестная конкуренция представляет собой одну из форм злоупотребления правом, выражающуюся в противоправном поведении субъекта рыночных отношений, который посредством недозволенных законом или противоречащих обычаям делового оборота форм реализации своего субъективного права создает помехи в осуществлении его конкурентами своих предпринимательских прав и/или наносит ущерб потребителям.

По вопросу о том, что представляет собой недобросовестная конкуренция и какое законодательство регулирует это явление, существует много мнений. Большинство российских правоведов, так или иначе работавших над проблемами конкурентного законодательства, концентрировали внимание в основном на анализе норм, посвященных пресечению монополистической деятельности и ограничений конкуренции. Проблемы защиты от недобросовестной конкуренции осве

щалась главным образом в публикациях на страницах периодических изданий либо в учебных пособиях, где анализ носил фрагментарно - ситуативный характер. Из значительных исследований, посвященных проблемам защиты от недобросовестной конкуренции, можно назвать работы В.И. Еременко, Э. Маркварта, С.А. Паращука, К.Ю. Тотьева.

Недобросовестная конкуренция — это один из видов нарушений антимонопольного законодательства, один из возможных вариантов неправомерных действий. В отличие от соглашений, сговоров, злоупотреблений доминирующим положением она обладает существенной особенностью: принимается во внимание не только нарушение законодательства, но и прежде всего нравственных норм — норм добропорядочности, разумности, справедливости, а также обычаев делового оборота.

Вместе с тем в отечественной литературе недобросовестная конкуренция достаточно часто рассматривается как правонарушение[69]. Недобросовестная конкуренция — это такое правонарушение, которое совершается хозяйствующим субъектом и посягает на отношения в сфере реализации свободы экономической деятельности и осуществления добросовестной конкуренции.

Объективную сторону недобросовестной конкуренции составляет противоправное поведение хозяйствующего субъекта, нарушающего законодательно установленные запреты, обычаи делового оборота, требования добропорядочности, разумности и справедливости. Социально-экономический вред — очевидный признак такого правонарушения, так как недобросовестная конкуренция подрывает добрую, справедливую хозяйственную практику и прямо препятствует открытости (прозрачности) товарных и финансовых рынков.

С субъективной стороны недобросовестную конкуренцию характеризует умысел, поскольку она специально направлена на приобретение необоснованных преимуществ в предпринимательской деятельности. Таким образом, недобросовестная конкуренция — правонару- шение[70].

Однако вопрос о том, можно ли недобросовестную конкуренцию рассматривать как правонарушение, и если да, то в каких случаях, и соответственно, уместно ли рассмотрение ее признаков через призму состава правонарушения, до настоящего момента не ставился.

Нормы правового регулирования пресечения недобросовестной конкуренции на национальном уровне были разработаны с учетом

международно-правового регулирования в данной сфере, осуществляемого на основе ст. 10-bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г.

Защита от недобросовестной конкуренции признана составной частью охраны промышленной собственности в самом начале прошлого века. В 1990 г. в Парижскую конвенцию по охране промышленной собственности были включены положения, касающиеся защиты от недобросовестной конкуренции. В середине прошлого века Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности, включила защиту от недобросовестной конкуренции в перечень прав, составляющих интеллектуальную собственность. И хотя правомерность отнесения защиты от недобросовестной конкуренции к объектам промышленной собственности и интеллектуальной собственности соответственно нередко подвергается сомнению, упомянутые факты свидетельствуют о давнем признании мировым сообществом необходимости установления правил ведения конкурентной борьбы.

Актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах (п. 2 ст. 10-bis Парижской конвенции).

В указанной статье приведен перечень недобросовестных конкурентных действий, которые можно объединить в три категории, соответствующие минимуму правовой охраны в области недобросовестной конкуренции; он обязателен для стран — участниц Парижской конвенции (см. схему 10).

Схема 10


Данный перечень может быть расширен в каждой стране — участнице Парижской конвенции, так как в нем закреплен лишь минимум недобросовестных конкурентных действий, который в принципе должен присутствовать в законодательстве или в правоприменительной практике любой из этих стран.

В законодательстве разных стран они имеют различные названия: «незаконное использование чужой репутации» (французское право); «незаконное использование чужой репутации и результатов чужой работы» (законодательство ФРГ); «действия, ведущие к смешению товаров и предприятий конкурентов» (законодательство Италии)[71].

Для всех этих действий общим признаком является возможность повлечь смешение услуг и предприятий конкурентов на рынке с целью получения экономического эффекта за чужой счет.

Должное внимание вопросам конкуренции в нашей стране стало уделяться с момента перехода отечественной экономики к рынку. С началом серьезных преобразований в российской экономической системе, когда старые методы ведения экономической деятельности утратили жизнеспособность, предприниматели ищут новые способы получения прибыли, которые обеспечивали бы ее максимальный уровень. Провозглашенная свобода экономических отношений привела к постоянному столкновению интересов предпринимателей, что потребовало правового регулирования возникающих при этом отношений.

Право дореволюционной России не содержало норм о пресечении недобросовестной конкуренции. На это в свое время указывал Г.Ф. Шершеневич: «.русскому законодательству противодействие недобросовестной конкуренции незнакомо, русская судебная практика ничего не сделала в этом направлении»[72]. Имелись лишь некоторые специальные нормы, оказывающие влияние на недопущение недобросовестной конкуренции. Нормы, направленные на защиту товарного знака, содержались в ст. 161 Устава о промышленности (Свод законов Российской империи, т. XI ч. II, 1906 г.), в ст. 1354 Уложения о наказаниях. Имелось также правило ст. 670 т. X Законов гражданских, устанавливающее борьбу с «очернением» купца и предприятия как особенно опасное проявление недобросовестной конкуренции: «.если вследствие личной обиды и оскорбления обиженный понес ущерб в кредите или имуществе, то обидевший его обязан вознаградить за сии потери и убытки по усмотрению и определению суда».

Административная практика дореволюционной России признавала также недопустимой продажу товаров с обещанием премий в виде скрытых в товарах ценных вещей. Однако судебная практика не использовала эти нормы в качестве средств защиты от недобросовестной конкуренции.

Следует, однако, отметить, что в экономической истории нашего государства имеется опыт законодательного регулирования недобросовестной конкуренции, но только во внешнеэкономической деятельности предприятий. Нормы о пресечении недобросовестной конкуренции на уровне внешнеэкономической деятельности содержались в некоторых нормативных актах бывшего СССР. Так, в п. 2 постановления Совета Министров СССР от 2 декабря 1988 г. № 1405 «О дальнейшем развитии внешнеэкономической деятельности государственных, кооперативных и иных общественных предприятий, объединений и организаций»[73] Государственной внешнеэкономической комиссии СМ СССР по представлению Министерства внешнеэкономических связей СССР предоставлялось право приостановления экспортно-импортных операций производственных кооперативов в случаях, когда имеет место недобросовестная конкуренция. В положении о Министерстве внешнеэкономических связей СССР, утвержденном постановлением Совета Министров СССР от 28 февраля 1989 г. № 191, в п. 7 устанавливалось, что «министерство правомочно вносить в Госкомиссию СМ СССР предложения о приостановлении экспортно-импортных операций не только производственных кооперативов, но также предприятий, объединений и иных организаций, в случаях, когда имеет место недобросовестная конкуренция»[74].

Нормы о недобросовестной конкуренции содержались также в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. В соответствии с абз. 4 п. 3 ст. 5 Основ не допускалось использование предпринимателями гражданских прав в делах ограничения конкуренции, в том числе совершение недобросовестных действий, направленных на ущемление законных интересов лица, ведущего аналогичную предпринимательскую деятельность, и потребителей (недобросовестная конкуренция).

Конституция РФ в ч. 2 ст. 34 устанавливает конституционный запрет на недобросовестную конкуренцию, в соответствии с которым не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Статья 1222 ГК РФ закрепляет право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции. К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. Таким правом может быть как российское, так и иностранное право. Акцент при выборе права делается на проявление последствий действий, составляющих недобросовестную конкуренцию, а не на место совершения таких действий. Если противоправные действия совершены на российской территории, но направлены против иностранного рынка и там проявились, то для решения всех спорных вопросов следует применить иностранное право. Если последствия противоправных действий независимо от того, где они совершены, затрагивают российский рынок, то компетентным будет российское право. Необходимо подчеркнуть, что законодатель в ГК РФ рассматривает недобросовестную конкуренцию как разновидность гражданско-правового деликта. Этот подход соответствует зарубежному опыту в области пресечения недобросовестной конкуренции. Так, например, во Франции данное правонарушение традиционно считается деликтом и пресекается на основе общих положений о гражданско-правовой ответственности за деликт и квазиделикт (ст. 1382, 1383 Гражданского кодекса Франции)[75].

Для понимания коллизионной нормы по обязательствам из недобросовестной конкуренции особо важное значение имеет юридическая квалификация понятия «недобросовестная конкуренция». Дело в том, что право страны, рынок которой затронут недобросовестной конкуренцией, применяется, если из существа обязательства не вытекает иного. Некоторые вопросы, охватываемые понятием «недобросовестная конкуренция», пересекаются с иными гражданско-правовыми отношениями, имеющими однотипную юридическую природу, но регулируемыми специальными коллизионными нормами. Чтобы решить вопрос, какую из коллизионных норм, предусматривающих выбор права по сходным правоотношениям, следует применить, необходимо раскрыть содержание понятия «недобросовестная конкуренция».

Согласно определению, приведенному в ст. 4 Закона о защите конкуренции, недобросовестная конкуренция это любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение

преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации. Существуют следующие формы недобросовестной конкуренции.

Распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации. Обычно такого рода действия связаны с распространением дискредитирующей информации о конкуренте. Важно иметь в виду, что эти сведения могут быть двух видов. Во-первых, сведения о конкуренте, способные причинить убытки или ущерб деловой репутации. Эти сведения носят обычно негативный характер и могут относиться непосредственно к конкуренту и его деятельности, к производимым и реализуемым им товарам, работам, услугам. В практике российских антимонопольных органов были случаи, когда достаточно нейтральная на первый взгляд информация о возможном уходе хозяйствующего субъекта с рынка приводила к переходу его клиентуры к конкуренту. Во- вторых, сведения о самом распространителе. Эти сведения носят позитивный характер, но их содержание полностью или частично не соответствует действительности. Таким образом, данное правонарушение в сфере недобросовестной конкуренции можно отнести к такой широко встречающейся в мировой практике форме, как дискредитация конкурента.

Введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей. Введение в заблуждение имеет целью привлечь потребителей путем распространения неточной информации. В отличие от дискредитации конкурента речь идет не о клевете на конкурента, его товары или услуги, а о ложных или обманных заявлениях о собственном товаре. Это одна из наиболее распространенных форм недобросовестной конкуренции. Поскольку главным инструментом введения в заблуждение, как правило, является реклама, российское законодательство уделяет этому пристальное внимание. Указанная форма недобросовестной конкуренции не затрагивает предпринимательскую деятельность конкурента. Следовательно, в рассмотренном случае определение понятия недобросовестной конкуренции входит в противоречие с абз. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции, поскольку сформулированная в нем норма предполагает нарушение права потребителей на правдивую инфор

мацию относительно вводимых в оборот товаров (услуг), а понятие «недобросовестная конкуренция» рассчитано на правоотношения между конкурентами, что в целом снижает эффективность пресечения недобросовестной конкуренции[76].

Некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами. Утверждения, содержащие некорректное сравнение товаров различных хозяйствующих субъектов, могут быть двух видов: утверждения, содержащие позитивную ссылку на чужой товар (например, «мой товар столь же хорош, что и другой»), или негативную ссылку («мой товар лучше, чем чужой»). Утверждения о превосходстве или уникальности («самый лучший», «самый дешевый») тоже относятся к некорректному сравнению, вводят в заблуждение, если не может быть доказана их правильность. В настоящее время правоприменительная практика показывает, что рассматриваемая форма недобросовестной конкуренции чаще всего проявляется в рекламе.

Продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг. Данная норма направлена в основном на недопущение недобросовестной конкуренции, связанной с нарушением исключительных прав (интеллектуальной собственности) физических и юридических лиц. Использование в коммерческом обороте без согласия владельца таких видов интеллектуальной собственности, как товарный знак или фирменное наименование, осуществляется в двух формах: полного копирования интеллектуальной собственности другого владельца или создания и введения в оборот товарных знаков, сходных до степени смешения со знаками (наименованиями) конкурента. Незаконное использование таких объектов исключительного права, как товарный знак, промышленный образец, фирменное наименование, в предпринимательской деятельности является также нарушением ст. 10-bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности, в связи со способностью подобных действий вызвать смешение с продуктами или предприятиями конкурента.

Незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну. Данное положение направлено, в первую очередь, на недопу

щение недобросовестной конкуренции, связанной с промышленным шпионажем.

К недобросовестным методам получения информации о конкуренте относятся: выведывание интересующей информации у специалистов конкурентов; сманивание ведущих специалистов для получения интересующей информации; подкуп сотрудников конкурента; внедрение своих агентов на фирму; подкуп государственных чиновников, имеющих интересующие сведения (должностных лиц финансовых, таможенных, налоговых органов); получение информации с использованием технических средств (скрытая видеосъемка, прослушивание телефонных разговоров); ведение ложных переговоров с целью получения необходимых сведений и последующим отказом от договора после их получения и др.

Также не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Наиболее распространенным способом данной формы недобросовестной конкуренции является использование юридическим лицом известного потребителям фирменного наименования хозяйствующего субъекта - конкурента. Поэтому в качестве доказательства приобретения средства индивидуализации могут служить выписки из Единого государственного реестра юридических лиц, подтверждающие регистрацию фирменного наименования. В соответствии с ч. 1 ст. 51 ГК РФ данный Реестр открыт для всеобщего ознакомления.

Кроме того, в качестве доказательств использования средств индивидуализации юридического лица могут служить копии его учредительных документов, бланки, используемые юридическим лицом в документообороте, информационные и рекламные материалы, распространяемые таким юридическим лицом.

Данный перечень не может считаться исчерпывающим и в дальнейшем по мере необходимости он может быть дополнен законодателем, расширен в результате деятельности правоприменительных органов, поскольку по мере продвижения к рыночной экономике в российской практике проявятся и другие недобросовестные конкурентные действия. Таким образом, при установлении и пресечении недобросовестной конкуренции следует допускать, что деятельность правонарушителей не будет прямо определена в указанном перечне, а будет соответствовать общему определению недобросовестной конкуренции.

Из определения недобросовестной конкуренции следует, что для признания действий хозяйствующего субъекта актом недобросовест

ной конкуренции необходимо и достаточно, чтобы эти действия содержали одновременно три признака: направленность на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности, т.е. объективная способность предоставить хозяйствующему субъекту преимущества в предпринимательской деятельности; противоречие требованиям действующего законодательства, либо обычаям делового оборота, либо требованиям добропорядочности, разумности и справедливости; при этом, если действия противоречат законодательству, оценки их с точки зрения обычаев делового оборота, требований добропорядочности, разумности и справедливости не требуется. Очевидно, что оцениваемые действия не могут квалифицироваться как противоречащие обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, если эти действия предписаны нормами действующего законодательства; причинение (способность причинения) убытка другому (другим) хозяйствующему субъекту-конкуренту либо нанесение (способность нанесения) ущерба его (их) деловой репутации; при этом следует иметь в виду, что наступление вредных последствий должно быть непосредственным, а не опосредованным и/или побочным результатом рассматриваемых действий.

В данной общей норме ст. 4 Закона о защите конкуренции дается определение недобросовестной конкуренции с использованием таких терминов, как предпринимательская деятельность, хозяйствующий субъект (используются в первой группе признаков), законодательство, обычаи делового оборота, добропорядочность, разумность, справедливость (используются во второй группе признаков) и убытки, конкурент, деловая репутация (используются в третьей группе признаков).

Особенностью легального определения недобросовестной конкуренции в Законе о защите конкуренции является отсутствие в нем фигуры потребителя. Потребитель не участвует в конкуренции, но его выбор выступает в качестве мощного двигателя рыночных отношений. В то же время потребители, которым так же, как и хозяйствующим субъектам, в результате недобросовестной конкуренции может причиняться вред, в силу своего слабого экономического положения нуждаются в дополнительной защите. Потребитель выступает в качестве объекта конкурентной борьбы, ради которого и ведется конкуренция. Поэтому в новейших законодательных актах иностранного права потребитель практически приравнен к конкурирующим субъектам по объему предоставляемых ему прав в области защиты от недобросовестной конкуренции. В связи с этим проблема защиты прав и интересов потребителей представляет собой одну из сторон пресечения не

добросовестной конкуренции, так как нормы о недобросовестной конкуренции имеют двоякую цель: защитить конкурентов друг от друга и защитить потребителей, выступающих в качестве как бы третьей стороны в конкурентной борьбе[77].

Пример. Обострение конкурентной борьбы между операторами мобильной связи привело к появлению новых «инструментов» давления на потребителя. Например, ОАО «Вымпелком» (торговая марка Билайн) организовал телефонный обзвон абонентов конкурирующих компаний. Абоненты, в свою очередь, обратились к своим сотовым операторам с жалобой. Операторы тоже не стали молчать, обратившись с заявлениями о недобросовестных действиях конкурента в Федеральную антимонопольную службу.

Экспертный совет ФАС вынес свое решение по этому вопросу. Действия Билайна были признаны нарушением обычаев делового оборота и нормы добропорядочности по отношению к конкуренту. Решение Экспертного совета пока носит скорее характер общественного порицания: сам Билайн оно ни к чему не обязывает. Однако для рынка сотовой связи событие является знаковым — впервые после принятия закона о персональных данных практика использования «телефонных атак» официально признана недопустимой.

Особое внимание, на наш взгляд, нужно уделить вопросу о соотношении требований рекламного и антимонопольного законодательства. Как известно, реклама выступает в качестве важнейшего инструмента продвижения товаров на рынок, увеличения сбыта и развития конкуренции. Поэтому одной из целей Федерального закона «О рекламе» является защита от недобросовестной конкуренции в области рекламы. Распространение недобросовестной, недостоверной рекламы, нарушающей общие и специальные законодательные требования, может быть направлено на приобретение необоснованных преимуществ в предпринимательской деятельности, а также способно причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации. Следовательно, существуют весомые юридические основания рассматривать ненадлежащую рекламу как одну из форм недобросовестной конкуренции. «.Именно потому, что реклама является лучшим и наиболее распространенным способом привлечения клиентуры, следовательно, лучшим способом конкурирования, она является и ареной наибольшего количества злоупотреблений, наибольшего количества проявлений недобросовестной конкуренции»[78].

Органы исполнительной власти, осуществляющие определенные полномочия в сфере противодействия недобросовестной конкуренции.

Противодействие недобросовестной конкуренции входит в компетенцию целого ряда ведомств. Так, ФАС России реализует пуб

лично-правовые механизмы защиты заинтересованных лиц от недобросовестной конкуренции в соответствии с антимонопольным и рекламным законодательством. Кроме того, целый ряд других федеральных ведомств участвует в противодействии недобросовестной конкуренции, связанной с незаконным использованием исключительных прав на объекты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. К таким органам относятся, в частности, Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент), Федеральная таможенная служба (ФТС России), органы внутренних дел. К компетенции Роспатента, который находится в ведении Министерства образования и науки Российской Федерации, относятся, в частности, функции и полномочия по контролю и надзору в области охраны временных монопольных прав в сфере интеллектуальной собственности. Основные функции и полномочия Роспатента определены в Положении «О Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам». Согласно п. 1 данного Положения Роспатент является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере правовой охраны и использования объектов интеллектуальной собственности, патентов и товарных знаков и результатов интеллектуальной деятельности, вовлекаемых в экономический и гражданско-правовой оборот, соблюдения интересов Российской Федерации, российских физических и юридических лиц при распределении прав на результаты интеллектуальной деятельности, в том числе создаваемые в рамках международного научно-технического сотрудничества.

Некоторые полномочия по охране монопольных прав временного характера в сфере интеллектуальной собственности принадлежат также органам внутренних дел, таможни и некоторым другим органам. Так, должностные лица органов внутренних дел (милиции) уполномочены составлять административные протоколы при обнаружении признаков в действиях лица административного правонарушения по статье 14.10 КоАП РФ («Незаконное использование товарного знака»). Аналогичным полномочиями согласно КоАП РФ обладают должностные лица таможенных органов.

Однако составлением протоколов полномочия ФТС России и органов внутренних дел по применению этой статьи и ограничиваются. Согласно ст. 23.1 КоАП РФ рассмотрение административных дел по этой статье и применение мер ответственности реализуется в судах: судьями арбитражных судов, если нарушение совершено юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, и судьями судов общей юрисдикции в остальных случаях.

Помимо полномочий по составлению протоколов по статье 14.10 таможенные органы имеют также и особые полномочия по защите правообладателей исключительных прав на объекты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Эти полномочия определены в гл. 38 Таможенного кодекса («Меры, принимаемые таможенными органами в отношении отдельных товаров») и принятым в ее развитие Положением о защите права интеллектуальной собственности, утвержденным Приказом ГТК РФ от 27 октября 2003 г. № 1199.

Согласно ст. 393 данной главы таможенные органы в порядке, предусмотренном указанной главой, принимают меры, связанные с приостановлением выпуска товаров, на основании заявления обладателя исключительных прав (интеллектуальной собственности) на объекты авторского права и смежных прав, на товарные знаки, знаки обслуживания и обладателя права пользования наименованием места происхождения товара в целях его защиты от недобросовестного использования кем-либо объектов исключительных прав, принадлежащих их законному обладателю. Предусмотренные указанной гл. 38 меры принимаются при перемещении товаров через таможенную границу или совершении иных действий с товарами, находящимися под таможенным контролем. При этом согласно ч. 2 ст. 393 меры, принимаемые таможенными органами в соответствии с настоящей главой, не препятствуют правообладателю прибегать к любым средствам защиты своих прав в соответствии с законодательством Российской Федерации.

С учетом частого нарушения авторских и смежных прав, злоупотреблений при использовании изобретений, товарных знаков Россия теряет интеллектуальные ресурсы и несет экономический ущерб ввиду наличия недобросовестной конкуренции. В связи с этим необходимо усиление таможенного контроля в отношении товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности.

За виновные противоправные деяния, нарушающие антимонопольное законодательство, субъекты антимонопольного воздействия несут юридическую ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Статьей 37 Закона о защите конкуренции определено, что за деяния, нарушающие антимонопольное законодательство, виновное лицо несет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации. Законодатель не расшифровывает виды ответственности, как это было ранее.

Тем не менее на основании анализа понятия «недобросовестная конкуренция» и положений федерального законодательства, связанного с конкуренцией и ее защитой, можно сделать вывод, что за не

добросовестную конкуренцию предусмотрено три вида ответственности: гражданско-правовая, административная, уголовная.

Самыми распространенными мерами по предупреждению и пресечению недобросовестной конкуренции в России являются меры административной ответственности. Меры административной ответственности за недобросовестную конкуренцию установлены ст. 14.33 КоАП РФ.

13 мая 2007 г. вступили в силу изменения в Кодекс РФ об административных правонарушениях, которые значительно усилили административную ответственность за нарушения антимонопольного законодательства. Впервые в российское административное законодательство введены статьи, устанавливающие административную ответственность за злоупотребление хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением на товарном рынке, за заключение соглашений или осуществление согласованных действий, ограничивающих конкуренцию, за недобросовестную конкуренцию.

Если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, это влечет наложение административного штрафа за недобросовестную конкуренцию на должностных лиц в размере от 12 до 20 тыс. руб. на юридических лиц — от 100 до 500 тыс. руб.

Недобросовестная конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере 20 тыс. руб. либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от '/100 до 15/100 размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее 100 тыс. руб.

Включение в КоАП РФ ст. 14.33 о недобросовестной конкуренции повлекло за собой изменение нескольких статей Кодекса, выразившееся в дополнении некоторых положений этих статей ссылками на ч. 1 и 2 ст. 14.33.

В ст. 19.5 КоАП РФ предусмотрены последствия невыполнения в срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор. Указанная статья дополнена ч. 2.1—2.6, в которых установлены санкции за невыполнение решений, предписаний федерального антимонопольного органа или его территориального органа.

Так, невыполнение в установленный срок законного решения, предписания ФАС или его территориального органа о прекращении недобросовестной конкуренции влечет наложение административного штрафа на должностных

лиц в размере от 10 тыс. до 20 тыс. руб., а на юридических лиц — от 100 тыс. до 300 тыс. руб.

Также эффективная мера по пресечению и предупреждению недобросовестной конкуренции кроме общего правила наложения штрафа содержится в ч. 3 ст. 51 Закона о защите конкуренции. Согласно этой статье доход, полученный в результате нарушения антимонопольного законодательства, в том числе в результате недобросовестной конкуренции, подлежит взысканию в федеральный бюджет по иску ФАС России или ее территориальных органов.

При изъятии в бюджет дохода, полученного в результате нарушения антимонопольного законодательства, нарушитель лишается не только выгоды, которую он приобрел, нарушая закон, но и несет реальные экономические потери в виде некомпенсированных затрат на производство и реализацию товара. Таким образом, данная мера имеет штрафной характер.

По некоторым видам нарушений антимонопольного законодательства незаконный доход можно определять как объем поставки товара, осуществленный с нарушениями антимонопольного законодательства, умноженный на фактическую цену поставки. Таким образом, речь, по существу, идет об обороте компании по определенному виду деятельности или определенным сделкам. Использование этого показателя сближает российское законодательство с подходами к установлению мер ответственности за нарушение норм антимонопольного права, применяемыми в странах Европейского союза и США.

Однако эффективное применение этой санкции именно при пресечении недобросовестной конкуренции затрудняют две причины. Во-первых, специфика правонарушения не всегда позволяет рассчитать точный размер дохода, полученного в результате его совершения. Во-вторых, применение данной меры в российском законодательстве полностью оставлено на усмотрение антимонопольного органа. Он может выдать предписание о перечислении в бюджет незаконного дохода, а может его и не выдавать. Закон не устанавливает, в каких случаях это необходимо делать. Такая свобода усмотрения, в лучшем случае, приводит просто к стремлению избежать дополнительных проблем, связанных с соответствующими расчетами и последующей защитой их в суде, а шансы на судебное обжалование таких предписаний многократно возрастают.

Хотелось бы напомнить, что на основании ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но организация

не приняла всех зависящих от нее мер по их соблюдению[79]. Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за это же правонарушение виновное физическое (должностное) лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности организацию.

Гражданско-правовая ответственность реализуется путем взыскания убытков, причиненных противоправными действиями (бездействием) как хозяйствующих субъектов, так и органов исполнительной власти и местного самоуправления и их должностных лиц. Несмотря на то, что прямое указание в Законе о защите конкуренции на такое взыскание отсутствует, п. 1 ст. 10 ГК РФ запрещает использовать гражданские права для ведения недобросовестной конкуренции. Право на защиту является элементом, входящим в содержание всякого субъективного гражданского права. Субъективное право на защиту — это юридически закрепленная возможность лица использовать меры восстановления нарушенного права и пресечения действий, нарушающих право.

Закрепленная или санкционированная законом правоохранительная мера, посредством которой производится устранение нарушения права и воздействие на правонарушителя, именуется в науке гражданского права способом защиты гражданского права.

Перечень способов защиты гражданских прав закреплен в ст. 12 ГК РФ. Однако он не является исчерпывающим. Формулировка статьи закона позволяет ее расширительное толкование. По нашему мнению, можно определить в качестве способа защиты гражданских прав право на защиту от недобросовестной конкуренции.

Также имеет смысл обратить внимание на опыт пресечения и предупреждения недобросовестной конкуренции в зарубежных странах, в которых оно начиналось не с создания специального нормативного акта, запрещающего данное правонарушение, а с судебных решений, принимаемых на основе общих норм гражданского права о возмещении вреда. Некоторые страны (Франция, Италия, Великобритания и др.) до сих пор не приняли специального законодательства о недобросовестной конкуренции. Однако в этих странах создан действенный механизм реализации норм гражданского права в области применения ответственности за недобросовестную конкуренцию. В связи с этим опыт зарубежных стран в этом направлении может представить определенный интерес для российских судебных

органов, с учетом, конечно, исторических, правовых и юридических особенностей нашей страны.

Таким образом, основную роль в создании механизма реализации норм о пресечении недобросовестной конкуренции должны сыграть суды, так как именно они компетентны применять более действенные имущественные санкции.

Уголовная ответственность за монополистические действия и ограничение конкуренции установлена ст. 178 УК РФ. Название этой статьи УК РФ — «Недопущение, ограничение или устранение конкуренции» — не позволяет применить ее в случае совершения актов недобросовестной конкуренции.

Таким образом, в действующем уголовном законе отсутствует общая норма, гарантирующая уголовно-правовыми средствами соблюдение конституционных норм о поддержке конкуренции и запрете «экономической деятельности, направленной на... недобросовестную конкуренцию» (ч. 2 ст. 34 Конституции РФ).

Существуют некоторые противоречия также между содержанием норм уголовного закона и отраслевого законодательства применительно к оценке отдельных форм недобросовестной конкуренции. Например, защита от таких распространенных форм недобросовестной конкуренции, как «продажа, обмен или иное введение в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполнения работ, услуг», реализуется в соответствии со следующими статьями УК РФ: 146 «Нарушение авторских и смежных прав»; 147 «Нарушение изобретательских и патентных

прав»; 180 «Незаконное использование товарного знака».

Безусловно, проблемы предупреждения и пресечения недобросовестной конкуренции нельзя решить исключительно нормативноправовыми средствами. Степень реальной защищенности личности в экономических отношениях зависит от уровня развития национальной экономики, наличия традиций цивилизованного рынка, а также уровня развития правовой культуры как производителей, так и самих потребителей. Но при этом наличие в обществе надежных правовых гарантий в сфере экономических отношений служит обязательным условием для формирования современной экономики, основанной на добросовестной конкуренции и ориентированной в первую очередь на нужды потребителя.

Скорее всего, полностью устранить предпосылки и причины существования и распространения недобросовестной конкуренции невозможно, так как они вытекают из самой сущности конкуренции. Поэтому можно лишь нейтрализовать и ослабить их действие и в основном с помощью государственного регулирования и контроля, так как сам конкурентный рыночный механизм с этими функциями не справляется, примером чему служит массовое распространение недобросовестной конкуренции.

<< | >>
Источник: Писенко К.А., Цинделиани И.А., Бадмаев Б.Г.. Правовое регулирование конкуренции и монополии в Российской Федерации: Курс лекций. 2010

Еще по теме Правовое регулирование противодействия НЕДОБРОСОВЕСТНОЙ КОНКУРЕНЦИИ:

  1. § 6. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ СОТРУДНИЧЕСТВА И КООРДИНАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТАМОЖЕННЫХ АДМИНИСТРАЦИЙ СТРАН СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ (СНГ)
  2. 14.2. Правовая охрана прав и законных интересов человека, общества и государства от воздействия вредной информации
  3. 2.7. СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ РЕКЛАМНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  4. Цели и задачи антимонопольного (конкурентного) права. Государственное регулирование отношений в сфере конкуренции и монополии
  5. Понятийный аппарат отечественного законодательства в сфере конкуренции и монополии
  6. Источники правового регулирования конкуренции и монополии в России
  7. 5.2. Принципы правового регулирования конкуренции и монополии Российской Федерации
  8. Полномочия Президента России, Правительства России и иных органов исполнительной власти, Центрального Банка, правоохранительных органов в области конкурентной политики (регулирования отношений конкуренции и монополии)
  9. Административно-юрисдикционные процедуры в сфере применения законодательства о конкуренции и монополии
  10. Особенности противодействия монополистической деятельности в отдельных сферах хозяйствования
  11. Основы правового регулирования временных монополий на объекты исключительных прав и государственных монополий, защищенных законом от конкуренции: общие вопросы. Основы правового регулирования государственных монополий
  12. Правовое регулирование противодействия НЕДОБРОСОВЕСТНОЙ КОНКУРЕНЦИИ
  13. Основные механизмы правового регулирования и контроля рекламной деятельности
  14. Обеспечение конкуренции при проведении торгов как направление государственного антимонопольного регулирования
  15. Общая характеристика и основные источники конкурентного регулирования и контроля внешнеэкономических отношений с участием Российской Федерации
  16. 15.2.2.7. Государственное регулирование экономики
  17. Правовое положение профессионального объединения страховщиков
  18. § 2. Правовые основы реализации административно-правового механизма защиты прав на объекты интеллектуальной собственности таможенными органами в условиях Евразийского экономического союза
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -