<<
>>

§ 2. Суд и исполнительная власть

Взаимоотношения суда и исполнительной власти более многообразны, чем отношения между судебной и законодательной ветвями власти. В первую очередь, конечно, потому, что исполнительная власть представлена в любом государстве, в том числе в России, значительным числом органов, которые могут быть организованы различным образом, что оказывает серьезное влияние и на рассматриваемый вопрос.
В связи с этим сделаем несколько предварительных замечаний. Первое. В деятельности системы разделения властей принимают участие не все, а только высшие органы исполнительной власти. Второе. Некоторые органы исполнительной власти постоянно взаимодействуют с судами (прокуратура, органы внутрен- нихдел, органы безопасности, органы юстиции), некоторые сталкиваются с ними очень редко (когда сами обращаются в суд или когда их решения становятся объектом судебного контроля). Третье. Организация исполнительной власти в Российской Федерации чрезвычайно сложна. Одна из серьезных теоретических проблем в этой области национального конституционного права - вопрос о вхождении в систему исполнительной власти Федерального Президента. Две основные точки зрения по этому вопросу сводятся к следующему: I) Президент России является главой государства (обеспечивает согласованное функционирование всех органов государственной власти, к какой бы ветви власти они ни принадлежали)209; 2) Президент РФ возглавляет систему исполнительной власти России210, т. е. является только ее частью. Для целей настоящего исследования этот спор не имеет принципиального значения211, поскольку основу правовой природы института президента составляет все-таки не законотворчество или разрешение конфликтов (хотя полномочия этих видов также входят в компетенцию Президента), а именно исполнение212. Поэтому взаимоотношения типа “Президент - суд" являются предметом настоящего исследования. Правоотношения, возникающие в рамках разделения властей в системе сдержек и противовесов между Президентом РФ и судом, достаточно разнообразны.
В силу норм ст. 80 Конституции РФ Президент России выступает гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина, принимает меры по охране суверенитета страны, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Естественно, что при реализации этих полномочий (детализированных в других конституционных статьях) могут возникнуть и возникают отношения типа “президент - суд”. С одной стороны. Президент РФ в ходе осуществления мер, направленных на обеспечение прав и свобод граждан и иных перечисленных выше объектов, может и должен обращаться в случаях, установленных Конституцией РФ и федеральными законами в соответствующие суды. Наиболее часто он использует это полномочие по отношению к Конституционному Суду РФ, обращаясь к нему с ходатайствами о конституционности федеральных законов, конституций и уставов субъектов Федерации. Аналогичным образом реализуются нормы ст. 85 Конституции, но вопрос о разногласиях между органами государственной власти может быть передан Президентом (формы передачи различны) на рассмотрение как Конституционного, так и Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ (соответственно п. 2 ч. I ст. 3, ст. 92 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, ст. 27 ГПК РФ, п. I ч. I ст. 10 Федерального конституционного закона “Об арбитражных судах в Российской Федерации”, ч. 2 ст. 34 АПК РФ). Иными словами, Президент РФ в этих случаях выступает как субъект, хотя и осуществляющий функции государственной власти, но в традиционной для большинства субъектов права роли по отношению к суду - роли заявителя, истца, ходатая. И в этом правоотношении характер полномочий российского Президента является смешанным: в части инициативы рассмотрения дела судом - активным, в части же собственно рассмотрения и решения дела судом - скорее пассивным; влияние со стороны Президента на суд невозможно (ч. I ст. 120 Конституции РФ). Влияние суда на Президента также традиционно и носит скорее косвенный характер, поскольку заинтересованность первого в рассмотрении спора также имеет косвенный характер, а именно - разрешение конфликта.
В чью пользу этот конфликт будет разрешен, в конечном счете, для главы государства не столь важно. Относительно самостоятельными в рамках этой группы правоотношений выступают отношения, складывающиеся в ходе реализации полномочий, предусмотренных ч. 2 ст. 80 Конституции РФ - обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти, но в части не использования судебных способов урегулирования конфликтов, а обеспечения согласования деятельности самих судов. В условиях существования внешне специализированной судебной системы неизбежно возникновение, с одной стороны, некоторых общих для всех трех подсистем судебной власти вопросов, а с другой - внутрисистемных конфликтов213 различной степени интенсивности214. Хотя Президент и не очень активно реализует свои полномочия главы государства в этой части, но определенные меры принимаются. Так, с 1994 г. при Президенте РФ функционирует общественный орган консультативного характера - Совет по вопросам совершенствования правосудия (до 1997 г. - Совет по судебной реформе). В состав Совета входят руководители всех трех ветвей судебной власти, судьи различных судов, известные юристы - ученые и практики. Основными задачами Совета, помимо подготовки научно обоснованных прогнозов развития судебной системы, обобщения и анализа информации о функционировании судебной системы, выработки рекомендаций по ее совершенствованию, подготовки предложений по выработке государственной политики в сфере судебной реформы, организации деятельности правоохранительных органов и адвокатуры и др. {п. 4 Положения о Совете215), несомненно, являются реализация рассматриваемого полномочия Президента в форме создания условий для сотрудничества представителей различных подсистем судебной власти, формирование дополнительного пространства для разрешения возможных конфликтов, возникающих по поводу как конкретных ситуаций, так и будущих законодательных решений. Статья 80 Конституции РФ послужила основанием для возникновения специфического правоотношения регламентарного типа, в настоящий момент почти прекратившего свое существование216. Речь идет об указах Президента РФ о продлении полномочий народных заседателей судов общей юрисдикции федерального уровня217. Подобных полномочий у Президента РФ согласно Конституции РФ, нет, но именно в силу ст. 80 и исходя из потребностей судебной системы (все указы приняты на основании представлений Председателя Верховного Суда РФ) в отсутствие федерального закона, регулирующего порядок формирования данного института, Президент смог устранить возникший пробел. Данное правоотношение характеризуется всеми отмеченными в предыдущем фрагменте признаками (как по субъектному, так и по объектному и содержательному аспектам), свойственными отношениям учредительного типа, существующим между парламентом и судом. Содержание второй группы правоотношений, возникающих между Президентом РФ и судом, предопределяют полномочия Президента по формированию судейского корпуса, предусмотренные ст. 83 Конституции. В соответствии с ее п. “е” Президент, во-первых, представляет Совету Федерации кандидатуры на должности судей Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов России и, во-вторых, назначает на должности судей других федеральных судов. Иными словами, в решении вопроса “А судьи кто?” роль Президента РФ весьма значительна. Предложения о кандидатурах на должности судей Конституционного Суда РФ Президенту могут быть внесены членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы, законодательными (представительными) органами субъектов Федерации, высшими судебными органами, федеральными юридическими ведомствами, всероссийскими юридическими сообществами218, юридическими и учебными заведениями (ч. I ст. 8 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”). Предложения о кандидатурах судей Верховного и Высшего Арбитражного судов вносятся председателями соответствующих судов, на основании заключений квалификационных коллегий судей (ч. 2 ст. 13 Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации” и ст. 5 и ч. I ст. 6 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации”). Предложения о кандидатурах федеральных арбитражных судов округов вносятся председателем Высшего Арбитражного Суда. Предложения о кандидатурах на должности судей федеральных судов общей юрисдикции (кроме Верховного и военных) и арбитражных судов субъектов Федерации вносятся председателями соответственно Верховного и Высшего Арбитражного судов, на основании заключений квалификационных коллегий этих судов219 (ст. 5 и ч. 3 ст. 6 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации”). Предложения о кандидатурах на должности судей военных судов вносятся Председателем Верховного Суда РФ на основании заключений квалификационных коллегий соответствующих военных судов (ст. 5 и ч. 4 ст. 6)220. Очевидно, что количество представлений, которые должен рассмотреть Президент с целью внесения в Совет Федерации или назначения, велико221. В связи с этим Президент России в 1994 г. установил порядок предварительного рассмотрения представлений о кандидатурах на должности судей федеральных судов в Администрации Президента РФ, возложив эту функцию на Комиссию Совета по кадровой политике при Президенте РФ по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов222. Указом Президента № 1185 от 4 октября 2001 г. Комиссия преобразована в Комиссию при Президенте Российской Федерации по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов223. В состав Комиссии входят руководители Верховного и Высшего Арбитражного судов, председатели Совета судей России и Высшей квалификационной коллегии судей, ряд руководителей Администрации, например полномочный представитель Президента в Конституционном Суде РФ и начальник Управления Администрации Президента РФ по вопросам помилования, представители юридической общественности - ректор Московской государственной юридической академии, профессора московских вузов и Российской академии наук. С 1999 г. в состав Комиссии входит и Председатель Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия. Деятельность Комиссии обеспечивает Управление кадров Президента РФ, руководители этого Управления также входят в состав Комиссии, а его начальник является секретарем Комиссии. Комиссия заседает ежемесячно, в случае необходимости проводятся дополнительные заседания. Особое внимание члены Комиссии уделяют рассмотрению кандидатур на должности высших судов и руководителей судов любого уровня. Обычно последние приглашаются на заседание Комиссии. Также с приглашением кандидата проходит рассмотрение “спорных” материалов, т. е. тех, где мнения квалификационной коллегии и председателя соответствующего суда расходятся либо имеются какие- либо сложности иного характера, а также материалы по жалобам. Решения Комиссии носят рекомендательный характер. Президент России может не согласиться с решением Комиссии и последовать, например, особому мнению ее членов. Таким образом, полномочия Президента в рассматриваемой сфере носят скорее решающий характер. Именно от него зависит, какие конкретные лица будут назначены на судейские должности как в первом, так и во втором случае. В первом случае Совет Федерации выбирает кандидатуру именно из тех, кто представлен Президентом. а во втором Президент непосредственно назначает претендента на должность. Однако необходимо отметить, что в первом случае Президент России участвует одновременно в двух правоотношениях (в отличие от законодателя): основном, складывающемся в рамках второй стадии процесса формирования судейского корпуса - непосредственного назначения, и во вспомогательном - в рамках первой стадии упомянутого процесса предварительного отбора кандидатур, хотя и на завершающем этапе. Во втором случае Президент - активный субъект основного правоотношения. Роль суда во взаимоотношениях с Президентом России по поводу формирования судейского корпуса значительна. Положения уже не раз упоминавшейся ст. 13 Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации” и ст. 5 и 6 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации” существенно ограничивают Президента в выборе кандидатов на должности судей федеральных судов. В каждом случае, независимо от уровня суда, в который происходит назначение или в состав которого представляется кандидатура Совету Федерации, Президент может осуществлять свой выбор только из кандидатур, представленных ему председателями Верховного и Высшего Арбитражного судов в отношении соответствующей подсистемы. Последние, в свою очередь, основывают представления на заключениях квалификационных коллегий судей различного уровня224. Таким образом, на практике в вопросе отбора кандидатов на судейские должности федеральных судов решающую роль играет все-таки не Президент или парламент, а судебная власть. Иными словами, хотя система сдержек и противовесов на первый взгляд представляется вполне сбалансированной: часть судей, причем судей высших судов, назначает парламент, часть - Президент, в отборе участвует сама судебная власть, опосредованно представлен интерес субъектов Федерации (мнения членов Совета Федерации), более глубокий анализ свидетельствует, что в Российской Федерации сложился достаточно жесткий механизм контроля над процессом формирования судейского корпуса со стороны именно судебной ветви власти. Она обладает фактическим контролем над первой стадией процесса - первичным отбором кандидатур. Мнение судебной власти в отношении конкретной кандидатуры не может быть, как это ни странно, преодолено федеральными органами власти (напомним, и парламент, и Президент связаны предложенным пакетом кандидатур). Такой порядок формирования судейского корпуса вряд ли может быть признан соответствующим принципу объективной беспристрастности225, тем более в сочетании с существующим механизмом решения вопросов об отставке судей, реализуемым полностью самой судебной властью226. Как было показано выше. Закон "О Конституционном Суде Российской Федерации” предполагает иной порядок представления кандидатур Президенту России. К сожалению, использовать подобный подход к формированию всего судебного корпуса федеральных судов не представляется возможньм, однако думается, что корректировка существующего порядка представления кандидатур на должности судей федеральных судов необходима227. Суды, помимо названных правоотношений типа “Президент - суд”, участвуют в отношениях типа “суд - Президент”. Причем в отличие от подобных отношений с участием законодателя субъектами выступают все три подсистемы судебной власти, а не только Конституционный Суд РФ. Акты Президента могут стать объектом как конституционного, так и административного судебного контроля в случаях их соответственно неконституционности или незаконности. В области конституционного судебного контроля решающая роль принадлежит, конечно. Конституционному Суду РФ, который, согласно п. “а” ч. 2 ст. 125 Конституции РФ обладает исключительной компетенцией в части признания несоответствия конституционным положениям нормативных актов Президента РФ (по запросам Президента России, что, конечно, маловероятно. Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства РФ, Верховного и Высшего Арбитражного судов, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации). Несоответствие Конституции нормативных актов Президента РФ возможно в двух формах: содержательной и собственно формальной. Случаи содержательного несоответствия предполагают либо противоречие каких-то норм, содержащихся в актах Президента, “букве и духу” Конституции, либо их частичное несоответствие. Формальное несоответствие возможно в результате нарушения требований ч. 3 ст. 90 Конституции РФ. В этих случаях нормативный акт Президента противоречит Конституции постольку, поскольку он не соответствует федеральному закону, хотя российская Конституция и не содержит сколько- нибудь относимых к вопросу, урегулированному оспариваемым актом Президента, норм. Конструкция диспозиции ч. »3 ст. 90 такова, что по формальным основаниям акт может быть признан неконституционным. Однако, по сути, в этом случае речь идет об осуществлении не конституционного, а административного контроля, т. е. о решении вопроса о несоответствии нормативного акта именно федеральному закону. Тем не менее корреспондирующие нормы в Федеральном конституционном законе “О судебной системе Российской Федерации” с принятием новых ГПКРФиАПКРФв процессуальных законах корреспондирующие нормы содержатся в полном объеме. При таком положении дел в деятельности Конституционного Суда РФ появляются элементы, более характерные для административной юстиции, хотя Суд всячески воздерживается от подобной “интервенции”. В проектах федерального конституционного закона “Об административных судах в Российской Федерации” и федерального закона “Об административном судопроизводстве” полномочия административной юстиции представлены в полном объеме. И Конституционный, и Верховный суды участвуют в правоотношении, возникающем на основании ст. 93 Конституции России по поводу отрешения Президента РФ от должности, о чем уже говорилось в первом разделе настоящей работы. Конституционная модель разделения властей не отвела самостоятельной роли в рассматриваемой сфере Правительству РФ, но ст. 114 Конституции содержит ряд положений, позволяющих Правительству оказывать серьезное влияние на судебную власть как в направлении ее институционализации, так и в процессе ее повседневного осуществления. Во-первых, Правительство РФ согласно п. “а” упомянутой статьи разрабатывает федеральный бюджет и осуществляет его исполнение. Естественно, что обладание полномочиями по финансовому обеспечению суда - существенный фактор влияния. Ho в Российской Федерации государственный бюджет принимается в форме федерального закона о федеральном бюджете на соответствующий год (первый уровень ограничения Правительства). И второй уровень. В отношении судебной власти российская Конституция (ст. 124), Федеральный конституционный закон “О судебной системе в Российской Федерации” (ст. 33), федеральные законы “О финансировании судов Российской Федерации”1 и “О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации”228 содержат дополнительные гарантии, позволяющие суду быть деятельным участником данного бюджетного правоотношения. Поскольку финансирование судов должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия. Правительство РФ разрабатывает проект федерального бюджета в части финансирования судов229 во взаимодействии с председателями Конституционного Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ, Генеральным директором Судебного департамента при Верховном Суде РФ и с Советом судей РФ. При наличии разногласий Правительство прилагает к проекту бюджета предложения судов вместе со своим заключением. Представители названных органов имеют право участвовать при обсуждении проекта федерального бюджета в Государственной Думе и в Совете Федерации. С другой стороны, суд имеет возможность непосредственно влиять на Правительство и в ходе исполнения бюджета, используя права, предоставленные ему как ч. 2 ст. 125 Конституции РФ230, так и ч. 4 ст. 3 Федерального закона “О финансировании судов Российской Федерации”. Во-вторых, именно Правительство РФ согласно п. “г” ч. I ст. 114 Конституции осуществляет управление федеральной собственностью, т. е. в том числе решает вопросы выделения уже существующих зданий и иных сооружений судебной власти, их обеспечения всевозможными ресурсами. Однако и в этом вопросе наметилась тенденция ограничения свободы деятельности Правительства. Федеральный конституционный закон “О военных судах Российской Федерации” содержит ст. 37, в частности, устанавливающую, что суды должны размещаться в зданиях, внешний вид и внутреннее устройство которых соответствуют конституционному статусу судебной власти. Эти здания являются государственной собственностью, но как сами здания, так и иное имущество не могут быть изъяты из их владения. Третии вид правоотношении возникает между судами и Правительством РФ на основании уже упоминавшихся норм ч. 2 ст. 125 Конституции РФ, ст. 27 ГПК РФ, п. I ч. I ст. 10 Федерального конституционного закона “Об арбитражных судах в Российской Федерации и ч. 2 ст. 34 АПК РФ, относящих к компетенции соответственно Конституционного Суда РФ вопрос о конституционности норматив- пых актов Правительства РФ231, и компетенции Верховного и Высшего Арбитражного судов - вопрос о законности как нормативных, так и ненормативных актов Правительства России. Следующий уровень системы исполнительной власти в Российской Федерации составляют центральные федеральные органы исполнительной власти (как отраслевого, так и межотраслевого типа) - министерства и ведомства (государственные комитеты, агентства, службы и т. д.) и территориальные федеральные органы исполнительной власти232. Их взаимоотношения с судом можно подразделить на две большие группы. Первую составляют правоотношения, возникающие в процессе осуществления правосудия. Вторую - правоотношения, возникающие по поводу осуществления судом правосудия. К первой группе можно отнести отношения по поводу обжалования в суд действий (бездействия) и решений (нормативных и ненормативных) органов исполнительной власти или правоотношения, складывающиеся в сфере судебного административного контроля. Во вторую группу следует включить правоотношения между судом и прокуратурой, между судом и органом внутренних дел233, между судом и органом юстиции, обеспечивающим исполнение судебных решений. Полномочия судебной власти по осуществлению судебного административного контроля в отношении органов исполнительной власти являются универсальными (ст. 46 Конституции России), хотя и реализуются различными судами в отношении различных органов исполнительной власти. Несмотря на исключительную важность включения в сферу судебного контроля актов Президента и Правительства РФ, центральное место в правоотношениях этого типа все-таки занимают отношения, складывающиеся по поводу обжалования в суд актов и действий (бездействия) иных федеральных органов исполнительной власти. Это связано с существующей в России традицией регулирования широчайшего круга вопросов на подзаконном уровне, т. е. именно актами министерств и ведомств. Формирование в Российской Федерации соответствующего полномочия у судов, позволяющего радикальным образом оказывать влияние на функционирование исполнительной власти, относится к 1993 г. (27 апреля), когда был принят Закон РФ “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан”. В настоящий момент этот Закон действует с изменениями и дополнениями внесенными в 1995 г.234 Закон фактически стал составной частью действовавшего Гражданского процессуального кодекса235. Статьи 1-3 указанного Закона (соответственно ст. 239‘-239236 ГПК РСФСР) содержали более широкий перечень предметов жалобы. Во-первых, в отличие от рассмотренных выше конституционных норм к числу таковых отнесены не только акты (нормативные или ненормативные), но и действия3. Во-вторых, обжалованы могут быть решения и действия государственных органов вообще, а не только органов исполнительной власти рассматриваемого уровня, а также решения и действия должностных лиц этих органов и государственных служащих. В-третьих, хотя это и не относится к теме исследования, обжалованы также могут быть решения и действия органов местного самоуправления, учреждений, предприятий и их объединений, общественных объединений и их должностных лиц, муниципальных служащих. И, наконец, в-четвертых. Закон содержит некоторые ограничения рассмотрения судами общей юрисдикции этой категории дел: к их компетенции не относятся решения и действия, проверка которых отнесена к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ или в отношении которых предусмотрен иной порядок судебного обжалования. Компетенция Конституционного Суда РФ в части обжалования решений органов исполнительной власти была рассмотрена выше, а второе ограничение, напротив, рассмотрим чуть ниже. Сейчас остановимся подробнее на компетенции судов общей юрисдикции. Верховный Суд РФ согласно п. 2 ч. I ст. 27 ГПК РФ рассматривает по первой инстанции дела об оспаривании нормативных актов федеральных министерств и ведомств, касающихся прав и свобод граждан. Кроме того, согласно п. 5 именно Верховный Суд разбирает дела об оспаривании решений и действий (бездействия) Центральной избирательной комиссии РФ (являющейся исполнительным органом специальной компетенции) по подготовке и проведению ре ферендума РФ, выборов Президента 1*Ф и депутатов Федерального Собрания (за исключением решений, принимаемых но жалобам на решения и действия окружных избирательных комиссий)237. Верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и автономного округа рассматривают все дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций, а также дела об оспаривании решений (уклонение от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы государственной власти и окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Федерации; соответствующих комиссий референдума (п. 2 и 4 ст. 6 ГПК РФ)238. Районные суды разбирают все иные дела, связанные с обжалованием решений (нормативных или индивидуальных) и действий (бездействия) центральных и территориальных федеральных органов исполнительной власти (ст. 24). В заключение этой части исследования отметим, что уже Закон от 27 апреля 1993 г. не содержал ограничений, связанных с различением органов на федеральные и субъектные, поэтому, по смыслу рассматриваемого Закона, решения и действия органов исполнительной власти субъектов Федерации также могли быть предметом рассмотрения судов общей юрисдикции. Так же, как и в случае с законодательными представительными органами субъектов Федерации, эти полномочия судов конституционной и общей юрисдикции (областные и приравненные к ним) закреплены в нормах Федерального закона “Об общих принципах организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации"239. Согласно ст. 19 этого Закона высшему должностному лицу субъекта Федерации (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации) может быть вынесен вотум недоверия местным парламентом. Основанием выражения недоверия служит факт издания главой исполнительной власти актов, противоречащих Конституции РФ и федеральным законам, конституции и законам субъекта Федерации, при условии, что этот факт установлен компетентным судом, и при условии, что противоречие не устранено в течение 6 месцев со дня вступления в силу решения суда. В случае если решение о вотуме недоверия принято, прекращаются полномочия и высшего органа исполнительной власти соответствующего субъекта Федерации240. Напомним, что суды общей юрисдикции не рассматривают в рамках реализации полномочий судебного административного контроля дела, в отношении которых предусмотрен иной порядок судебного обжалования (абз. 3 ст. 3 Закона]. Иной или специальный порядок обжалования на сегодняшний момент установлен в трех случаях. Во-первых, это дела, связанные с существованием несудебного порядка рассмотрения дел об административных правонарушениях (так называемый административный негативный процесс), реализуемого органами исполнительной власти (гл. 22 и 23 КоАП РФ), заключительные решения которого могут быть обжалованы также в суд общей юрисдикции241, и которые рассматриваются по правилам, установленным гл. 29 и 30 КоАП РФ. Во-вторых, это дела, отнесенные к компетенции военных судов пп. I и 3 ст. 7 Федерального конституционного закона “О военных судах Российской Федерации”. В отношении этой группы дел необходимо сделать несколько замечаний. Пункт I ст. 7 указанного Закона в краткой, сжатой форме воспроизводит характеристики компетенции судов общей юрисдикции по Закону от 27 апреля 1993 г. Пункт 3 содержит аналогичные характеристики, соотносимые, в свою очередь, и с новым КоАП РФ. И, наконец, военные суды являются судами общей юрисдикции (ч. I ст. I уже данного Федерального конституционного закона), специализирующимися на рассмотрении дел, связанных со специальным субъектом - военнослужащим или гражданином, проходящим военные сборы, с одной стороны, и, органом военного управления, с другой стороны. В-третьих, это экономические споры и другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, от несенных ст. 29 АПК РФ к компетенции арбитражных судов. К числу таких дел новый АПК отнес дела: 1) об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности: 2) об оспаривании ненормативных актов, также затрагивающих права заявителя в указанной сфере; 3) об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда; 4) о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих пред- принимательсткую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания; 5) другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда. К числу административных дел также относятся и дела по спорам об отказе в государственной регистрации и уклонении от нее (ст. 33 АПК РФ). Иными словами, в Российской Федерации суды общей и арбитражной юрисдикции, отчасти Конституционный Суд РФ, фактически в полном объеме реализуют полномочия, принадлежащие в зарубежных странах органам административной юстиции или административным судам. Таким образом, сложилась ситуация, когда обособленная подсистема судебной власти, специализирующаяся на рассмотрении этой категории дел (что отнюдь не характерно для зарубежной практики)1 отсутствует, но вместе с тем полномочия судебного административного контроля развиты и активно реализуются судами, причем относящимися к различным подсистемам. Необходимо обратить внимание еще на один факт: законодательное регулирование соответствующих полномочий применительно к различным видам судов несколько отличается (по предмету жалобы, порядку рассмотрения дела, виду решения и т. п.), что, конечно, оказывает влияние на конкретное правоотношение, складывающееся между судом и исполнителем. В общей форме можно сделать вывод, что суд общей юрисдикции обладает полномочиями судебного административного контроля в значительно большем объеме, чем суды конституционной или арбитражной юрисдикции. Последние осуществляют этот контроль фрагментарно в зависимости от вида акта и органа, его принявшего (и Конституционный, и арбитражные суды), от субъекта, участника базового, спорного правоотношения и характера этого правоотношения (арбитражные суды). Как было отмечено выше, вторую группу взаимоотношений между центральными и территориальными федеральными органами исполнительной власти, с одной стороны, и судами - с другой, составляют правоотношения, складывающиеся по поводу осуществления судом правосудия или отношений обеспечительного характера, возникающих между судом и прокуратурой, судом и органом внутренних дел, судом и органами безопасности, судом и органом юстиции, обеспечивающим исполнение судебных решений, и т. п. Вопрос о взаимоотношениях, складывающихся между судом и прокуратурой, судом и органами, осуществляющими предварительное расследование и оперативно-розыскную деятельность, составляет предмет особого исследования и не рассматривается в настоящем материале242. Поэтому остановимся на характеристике правоотношений “суд - орган юстиции”. Как и правоотношения первой группы, участником которых, кстати, вполне могут стать и отмеченные органы исполнительной власти (постольку, поскольку их решения или действия стали объектом обжалования), так и правоотношения второй группы непосредственно влияют на функционирование системы разделения властей, составляя неотъемлемую часть механизма сдержек и противовесов. Особенно это заметно при исследовании отношений, складывающихся между судом и таким представителем исполнительной власти, как органы юстиции. Именно органы юстиции сегодня осуществляют исполнение судебных решений как по гражданским, так и по уголовным делам. Согласно ст. I и 3 Федерального закона “Об исполнительном производстве”243 исполнение судебных решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов осуществляет Служба судебных приставов Министерства юстиции РФ. Эта Служба имеет центральный аппарат и территориальные органы службы судебных приставов РФ. Службу возглавляет главный судебный пристав РФ - заместитель министра юстиции РФ. Статьей 12 Федерального закона “О судебных приставах”244 определяется компетенция судебного пристава-исполнителя, который обязан принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов', I» том числе судебных решений, в широком смысле этого слона. Кажется, больше можно ничего не говорить. Судебный пристав-исполнитель - представитель исполнительной власти, от которого зависит исполнение решения суда, обладает серьезными возможностями по перераспределению властности в правоотношениях, складывающихся в рамках механизма сдержек и противовесов, ведь без его деятельности судебное решение - всего лишь листки бумаги. Судебный ирисгав- исполнитель ограничен в произволе: он обязан принять к исполнению исполнительный документ от суда и возбудить исполнительное производство, если не истек срок предъявления исполнительного документа к исполнению и данный документ соответствует требованиям, предъявляемым к нему ст. 8 того же Закона “Об исполнительном производстве” (ч. I ст. 9). Причем постановление о возбуждении исполнительного деле он выносит в течение трех дней с момента предъявления исполнительного документа, а если требования ст. 8 не соблюдены, то пристав-исполнитель возвращает исполнительный документ тоже в течение трех дней с момента предъявления и устанавливает срок для устранения обнаруженных нарушений (срок для суда - органа, выдавшего исполнительный документ - А. ?.). Кроме того, на действия (бездействие) судебного пристава- исполнителя может быть в течение 10 дней подана жалоба. Жалобу рассматривает суд, в территориальную юрисдикцию которого попадает “территория, на которую распространяются функции” (так в Законе - А. Е.) соответствующего пристава-исполнителя. Рассмотрение такого дела происходит на основании как Закона “Об исполнительном производстве”, так и Закона от 27 апреля 1993 г. Увы, на практике исполнение судебных решений - одна из самых серьезных проблем245. Это, конечно, зависит в первую очередь от сложности задачи, поставленной перед Службой судебных приставов, многочисленных препятствий (розыск должника, отсутствие имущества у должника и, напротив, “присутствие охраны” у должника и т. п.), но повышению роли судебной власти такое положение дел отнюдь не способствует . Исполнение решений судов по уголовным делам также осуществляет Министерство юстиции РФ. Указом Президента России № 1100 от 8 октября 1997 г. “О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации"246 данная система включена в состав Министерства юстиции РФ. Министерство юстиции реализует еще одно полномочие, оказывающее серьезное влияние на деятельность суда. Помимо приставов-исполнителей в состав Службы судебных приставов входят приставы по обеспечению установленного порядка деятельности суда, которые обеспечивают в судах247 безопасность судей, заседателей, участников судебного процесса и свидетелей; выполняют распоряжения судей, связанные с соблюдением порядка; исполняют решения суда о применении к подсудимому и другим гражданам мер процессуального характера; обеспечивают охрану зданий судов, совещательных комнат, помещений в рабочее время; обеспечивают доставку (в случае необходимости) к месту проведения судебного процесса уголовного дела и вещественных доказательств, а равно их сохранность; поддерживают общественный порядок в судебных помещениях и т. п. (ч. I ст. 11 Федерального закона “О судебных приставах”).
<< | >>
Источник: И. Л. Петрухин.. Судебная власть. 2003

Еще по теме § 2. Суд и исполнительная власть:

  1. § 1. Понятие органов исполнительной власти и принципы их организации и деятельности
  2. § 4. Федеральные органы исполнительной власти
  3. § 2. Государственный контроль в сфере исполнительной власти
  4. § 6. Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации
  5. § 1. Понятие органов исполнительной власти
  6. 1 Институты бюджетного торга между законодательной и исполнительной властью
  7. 1. Понятие исполнительной власти
  8. § 2. Организация исполнительной власти
  9. Полномочия Президента России, Правительства России и иных органов исполнительной власти, Центрального Банка, правоохранительных органов в области конкурентной политики (регулирования отношений конкуренции и монополии)
  10. ГЛАВА XIV Об исполнительной власти в представительном правлении
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -