<<
>>

§ 2. Правовой статус Верховного Суда Российской Федерации

В соответствии со ст. 126 Конституции РФ Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебньм органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.
Правовые положения, касающиеся правового статуса Верховного Суда Российской Федерации, содержатся также в ст. 93, 104 и 125 Конституции. Детально полномочия и компетенция Верховного Суда урегулированы федеральным судоустройственным и процессуальным законодательством. I. Немного истории. Верховный Суд впервые был учрежден в России уже в советский период -в 1922 г. в соответствии с Положением о судоустройстве РСФСР от 31 октября в качестве высшего судебного органа, осуществлявшего контроль за всеми без исключения судами (как в процессуальном, так и в административном или организационном смысле) и рассматривавшего в качестве кассаци онной инстанции ограниченный Kpjr дел, а надзорной инстанции - любые дела, решения по которым были приняты судами РСФСР. Кроме того, Верховный Суд был наделен самостоятельной компетенцией по первой инстанции. Полномочием давать разъяснения по вопросам судебной практики, кажущиеся привычными для нас сегодня, этот Суд не обладал. Данное полномочие принадлежало Верховному Суду СССР537 (фактически создан в 1924 г.)538. Верховный Суд РСФСР мог давать разъяснения судебной практики, имевшие обязательную юридическую силу для нижестоящих судов, только с 1958 г., после принятия Основ законодательства Союза CCP и союзных республик о судоустройстве539. В остальном его правовой статус существенных изменений не претерпел. He внес кардинальных изменений в него и Закон РСФСР от 8 июля 1981 г. “О судоустройстве РСФСР"540. В настоящий момент правовой статус Верховного Суда урегулирован нормами ст. 19 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г.
“О судебной системе Российской Федерации”541 и названным Законом РСФСР о судоустройстве (нормы которого действуют в части, не противоречащей новому законодательству), а также ст. 9-12 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. “О военных судах Российской Федерации”542, целым рядом положений ГПК и УПК РФ (о чем ниже). Как видим, в отличие от других подсистем судебной власти в России - конституционной и арбитражной, правовой статус которых, включая и статус высшего судебного органа, урегулирован специальными актами. Верховный Суд, а равно и вся подсистема судов общей юрисдикции действуют на основе сложной совокупности актов различного уровня и характера. Вопрос о том, каким именно актом, посвященным только вопросам правового статуса Верховного Суда РФ, или более общим, например, федеральным конституционным законом “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации”, должны быть урегулированы организация, компетенция, полномочия и т. д. Верховного Суда, до сих пор остается дискуссионным. Сторонники первой точки зрения полагают, что необходимость разработки и принятия самостоятельного акта о Верховном Суде вытекает из положений ст. 126 Конституции РФ, а также обусловлена тем, что этот Суд “выполняет специфические функции, выходящие за пределы понятия «правосудия» (разъяснения по вопросам судебной практики, законодательная инициатива, взаимодействие с субъектами бюджетного процесса, взаимодействие с органами судейского сообщества и т. п.). Все это требует детального законодательного регулирования, не вписываясь в рамки акта об общей судебной системе”543. Исходя из сходных воззрений544, Верховный Суд РФ внес в Государственную Думу Федерального Собрания РФ в 2000 г. проект федерального конституционного закона “О Верховном Суде Российской Федерации”. Вторая точка зрения высказывалась в ходе дискуссии, развернувшейся вокруг проекта федерального конституционного закона “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации”, внесенного в Государственную Думу в 1998 г. Президентом РФ (по согласованию с Верховным Судом и Советом судей России).
Сторонники этой точки зрения, на наш взгляд, к сожалению, остались в меньшинстве. Их аргументы в основном сводятся к следующему. Во-первых, ни из положений ст. 126, ни из положений ч. 3 ст. 118 и ч. 3 ст. 128 Конституции РФ не вытекает необходимость принятия законов, посвященных правовому статусу только одного суда или суда одного уровня, в том числе Верховного Суда РФ. В содержащейся в ч. 3 ст. 128 норме говорится лишь о необходимости законодательного регулирования на уровне федерального конституционного закона полномочий, порядка образования и деятельности Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ, а также иных федеральных судов. Системное толкование этого положения и ч. 3 ст. 118 вообще приводит к выводу, что должным в данном случае было бы принятие закона о судебной системе, комплексного акта, значительного по своему объему (практически речь, на наш взгляд, должна идти о новом виде федеральных конституционных законов - кодексах, в данном случае кодекса судоустройства), содержащего соответствующие разделы, что и было отчасти реализовано на практике. Однако к моменту принятия Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федрации” 1996 г. вопросы организации и деятельности двух подсистем судебной системы РФ уже были решены: действовали федеральные конституционные законы: от 21 июля 1994 г. “О Конституционном Суде Российской Федерации”545 и от 28 апреля 1995 г. “Об арбитражных судах в Российской Федерации”546 (1995 г.). А по вопросу о составе и компетенции судов общей юрисдикции единство взглядов отсутствовало. В этих условиях законодатель принимает рамочный акт, определяющий только основы судебной системы России (причем в очень общей форме): принципы ее организации (дефиниции отсутствуют), состав (определен в назывном порядке), механизмы обеспечения судов различного уровня (общий подход к схеме) и т. п. Иными словами, “за скобки” были вынесены разногласия в отношении одной из подсистем судебной системы. Целесообразность такой позиции подтвердило время.
С момента создания Закона о судебной системе был принят ряд актов: Федеральный конституционный закон “О военных судах в Российской Федерации”, федеральные законы от 17 декабря 1998 г. “О мировых судьях в Российской Федерации”547 и от 2 января 2000 г. “О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации”548. Каждый из этих актов также содержит решение ряда принципиальных вопросов, вызывавших дискуссии (о чем см. подробнее соответствующие параграфы). Здесь же отметим, что все три акта воспроизводят текст соответствующих разделов проекта федерального конституционного закона “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации”, который послужил для них материнским текстом. Обратим внимание и на то, что проект федерального конституционного закона “Об административных судах в Российской Федерации” также основывается на ряде положений упомянутого проекта, хотя во многом он содержит и иные решения. Тем не менее основные спорные вопросы, связанные именно с организацией судов общей юрисдикции, - о компетенции и структуре Верховного Суда, о создании ряда специализированных подсистем (например, административных, ювенальных, трудовых, социальных, земельных и т. п.), об отрыве судебных территорий (округов, участков) от границ административно-территориальных единиц, о необходимости (или отсутствии таковой) создания судов субъектов Российской Федерации в большем объеме и т. п. - до сих пор не нашли своего окончательного решения. Второй аргумент связан уже не с Конституцией, а с Законом о судебной системе. Статья 19 этого Закона действительно содержит правило, предписывающее регулировать полномочия, порядок образования и деятельности Верховного Суда РФ федеральным конституционным законом (ч. 6), т. е. воспроизводит практически дословно приведенную выше ч. 3 ст. 128. Однако все иные статьи Закона, посвященные статусу отдельных звеньев судебной системы, и не только судов общей юрисдикции, но и арбитражных, и иных специальных, также включают аналогичное правило (см.
ст. 18, 20-26). Статьи же 28 и 27, посвященные соответственно мировым судьям и конституционным (уставным) судам субъектов Российской Федерации, содержат подобные по форме, но иные по содержанию бланкетные нормы. Согласно этим правилам правовое положение мировых судей регулируется федеральным законом, а статус конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации- конституцией (уставом) субъекта и его законом. Таким образом, системное толкование этих норм, приводит к безусловному выводу о том, что законодатель в этих случаях имеет в виду необходимость не разработки и принятия отдельного федерального конституционного закона о каждом из элементов судебной системы, а всего лишь решения вопросов организации и деятельности федеральных судов на уровне федерального конституционного закона. Обратим внимание, что именно этот подход законодатель использовал в случае определения правового положения судов арбитражной юрисдикции. Третий довод заключается в исключении разбалансировки законодательства, неизбежной, как показывает практика, при реализации первого подхода. Особенно опасным представляется тот факт, что среди перечней необходимых законов сторонники первой точки зрения практически никогда не называют акты, посвященные правовому статусу федеральных районных и областных (и приравненных к ним) судов - основных работающих звеньев в подсистеме судов общей юрисдикции. Думается, что все особенности правового статуса Верховного Суда, отличающие его от иных судов общей юрисдикции, не только не исключают, а, напротив, предопределяют необходимость комплексного решения вопросов организации и деятельности этой подсистемы, поскольку только в сопоставлении с правовым статусом областных, районных, мировых, а также военных и иных специализированных судов и можно выявить эту специфику, корректно и в полном объеме отразить ее в законе. Положение, когда часть полномочий Верховного Суда урегулирована одним законом (см. например, ст. 9-12 Закона о военных судах в части определения организации и компетенции Президиума, Кассационной и Военной коллегий по рассмотрению соответствующей категории дел или ст.
4 проекта федерального конституционного закона “Об административных судах в Российской Федерации” в части определения организации и компетенции Верховного Суда по рассмотрению административных дел), а другая часть - другим законом, причем таких актов может быть множество, и они, вероятно, будут существовать (во всяком случае какое-то время) параллельно с законом о Верховном Суде, не позволяют признать оправданным не только юридическая логика, но и здравый смысл. 2. Основные элементы правового статуса Верховного Суда Российской Федерации. Прежде чем рассмотреть отдельные элементы правового статуса Верховного Суда, его компетенцию и организацию, отметим, что этот Суд является высшим судебным органом только для подсистемы судов общей юрисдикции и без ее краткой характеристики анализ правового статуса Верховного Суда представляется затруднительным. Подсистема судов общей юрисдикции включает в себя суды двух видов - федеральные и субъектные, или суды субъектов Российской Федерации. К первой группе ст. 4 Закона о судебной системе относит: Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, а также военные и специализированные суды. Ко второй группе согласно той же норме относятся мировые судьи. На I апреля 2001 г. в Российской Федерации фактически действовали 2006 мировых судей и соответственно столько же судов, 2473 районных суда, 88 судов субъектного уровня, около 100 военных судов. В этих судах работали более 15, 5 тыс. судей, из них 115 - в Верховном Суде. Мировые судьи рассматривают гражданские1 и уголовные дела, а также дела об административных правонарушениях, отнесенные ст. 23.1 КоАП РФ к их компетенции (видовой предметной подсудности), ст. 23 ГПК РФ и ч. I ст. 311 УПК РФ по первой инстанции. Районные суды рассматривают гражданские, уголовные и административные (административные дела подсудны также арбитражным судам - о чем подробнее см. соответствующий параграф) дела по первой и второй (апелляционной) инстанциям, отнесенные к их компетенции (видовой предметной подсудности) ст. 24 ГПК РФ и ч. 2 ст. 31 УПК РФ, а также ст. 23.1 КоАП РФ. Суды субъектного уровня рассматривают гражданские, уголовные и административные дела по первой и второй (кассационной) инстанциям, а также в порядке надзора, отнесенные к их компетенции (видовой предметной подсудности) ст. 26 ГПК РФ и ч. 3 ст. 31 УПК РФ. Военные суды рассматривают гражданские, уголовные, административные дела и дела об административных правонарушениях по первой и второй инстанциям, а также в порядке надзора, отнесенные к их компетенции (видовой предметной подсудности) ст. 7, 9, 10, 13, 16, 21 Федерального конституционного закона “О военных судах Российской Федерации”. Соответствующие статьи Термин “гражданские" в России по традиции понимается очень широко: собственно гражданские, трудовые, жилищные дела, дела об интеллектуальной собственности и т. д. гражданского и уголовного процессуальных законов, а также КоАП РФ носят бланкетный характер1. 2.1. Верховный Суд РФ возглавляет эту значительную по числу судов и судей, объему компетенции подсистему. Положение в качестве высшего судебного органа предопределяет наличие полномочий по осуществлению в предусмотренных процессуальных формах надзора за деятельностью судов общей юрисдикции. Организационная или административная составляющая понятия “высший судебный орган” с провозглашением принципа независимости судей и судов (см. ст. 120 Конституции РФ) ушла в прошлое. Верховный Суд согласно ст. 19 Закона о судебной системе выступает в трех самостоятельных процессуальных качествах, два из которых раскрывают содержание конституционного понятия “надзор за деятельностью судов общей юрисдикции”. Во-первых, Верховный Суд осуществляет рассмотрение дел в качестве суда второй (кассационной) инстанции в отношении решений, вынесенных судами субъектного уровня либо им самим по первой инстанции и не вступивших в юридическую силу, в ходе которого, безусловно, осуществляется проверка правильности толкования и применения норм права нижестоящими судами. Во-вторых, Верховный Суд осуществляет рассмотрение дел в отношении решений любых федеральных судов общей юрисдикции, вступивших в юридическую силу, в порядке судебного надзора. До вступления в силу нового УПК решения мировых судей не могли быть обжалованы в Верховный Суд РФ. Такое положение дел сложилось благодаря ст. 374 УПК РСФСР в редакции 2000 г.2 и ст. 375, сохраненной в прежней редакции. Статья 403 (пп. I и 2 ч. I) УПК 2001 г. восстановила универсальность института судебного надзора в этой части. He вдаваясь в анализ данного института, на наш взгляд, не отвечающего требованиям Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку он не является судом в полном смысле этого слова (возбуждение надзорного производства не связано с инициативой заинтересованного лица автоматически, напротив, решающая роль принадлежит публичной власти, весьма ограничено участие сторон в производстве, особенно на так называемой предварительной стадии, реализуемой судьей единолично, неограниченность во Специализированных судов в рамках подсистемы судов общей юрисдикции, за исключением военной юстиции, в Российской Федерации пока не существует. На рассмотрении в Государственной Думе Федерального Собрания РФ находятся по меньшей мере два проекта, посвященные учреждению в РФ специализированных судов. Проект федерального конституционного закона “Об административных судах в Российской Федерации”, внесенный Верховным Судом РФ, одобрен Думой в первом чтении в 2000 г. Проект федерального закона “О ювенальных судах в Российской Федерации” также прошел первое чтение. В научных кругах широко обсуждаются также вопросы учреждения трудовых судов и судов, специализирующихся в сфере рассмотрения споров, связанных с социальным обеспечением граждан. времени и т. п.)549, отметим, что новое законодательное решение в большей мере соответствует нормам упомянутой ст. 126 Конституции России. Необходимо иметь в виду, что Конституционный Суд РФ неоднократно подтверждал принцип верховенства Верховного, а равно и Высшего Арбитражного судов (в их “надзорной ипостаси"), обращая внимание на тот факт, что на эти два суда Конституцией возложены “полномочия по осуществлению - в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах - судебного надзора за деятельностью всех судов общей и арбитражной юрисдикции без каких-либо исключений”550. Таким образом, конституционное понятие “судебный надзор” по объему содержания шире используемого как судоустройственным, так и процессуальным законодательством. Такое положение дел достаточно часто встречается в конституционном праве. Классическим примером стал конституционый институт права собственности, который помимо традиционных для гражданского права институтов владения, пользования и распоряжения включает и право требования причитающихся в качестве заработной платы денег, так называемые социальные ограничения и т.п.551 Еще одним проявлением качества высшего судебного органа, выступают полномочия Верховного Суда в части рассмотрения им дел по первой инстанции. Статья 27 ГПК РФ относит к компетенции Верховного Суда Российской Федерации следующие категории гражданских, административных и иных дел: - об оспаривании ненормативных актов Президента РФ, палат Федерального Собрания РФ, Правительства РФ; - об оспаривании нормативных актов Президента России, Правительства России и федеральных министерств и ведомств, затрагивающих права и свободы граждан; - об оспаривании постановлений о прекращении полномочий судей; - о приостановлении и прекращении деятельности общероссийских и международных общественных объединений, в том числе политических партий; - об оспаривании решений и действий (бездействия) Центральной избирательной комиссии РФ (за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий или соответствующих комиссий референдума); - по разрешению споров, переданных ему Президентом РФ в соответствии со ст. 85 Конституции РФ, между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов Федерации, а также между органами государственной власти субъектов Федерации. Согласно ст. 31 УПК РФ Верховный Суд РФ обладает компетенцией по первой инстанции в отношении дел, отнесенных к его подсудности в соответствии с федеральным законом, а также дел особой сложности или особого общественного значения, которые он вправе принять к своему производству по собственной инициативе либо по инициативе Генерального прокурора РФ при наличии ходатайства обвиняемого. Естественно, к компетенции Верховного Суда РФ относится и рассмотрение им дел по вновь открывшимся обстоятельствам, в отношении решений, им постановленных. Полномочия Верховного Суда, а равно иных судов общей юрисдикции в части осуществления ими судебного контроля за конституционностью и законностью нормативных актов различного вида были уточнены Конституционным Судом РФ в постановлении от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ552, атакже в постановлении от 11 апреля 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ст. I, п. I ст. 21 и п. 3 ст. 22 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации” в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ553 (которые разъяснены определением от 8 февраля 2001 г.), в части невозможности осуществления этими судами полномочий по признанию каких бы то ни было нормативных актов, перечисленных в ст. 125 (ч. 2 и 5), не соответствующими Конституции. Завершая этот краткий обзор собственно судебной компетенции или компетенции Верховного Суда РФ по рассмотрению судебных дел в различных процессуальных формах, необходимо остановиться на проблеме юридической природы решений Суда. Традиционно споры вокруг вопроса о том, является ли судебная практика (понимаемая и как отдельно взятое судебное решение, и как совокупность судебных решений554) источником права, ведутся в двух плоскостях, часто не различаемых авторами555: I) судебное решение в собственном смысле слова (о чем здесь и идет речь) и 2) решение Верховного Суда РФ (а сегодня только он имеет право и обязанность принимать решения этого вида) по разъяснению судебной практики (о чем см. следующий раздел настоящего параграфа). Применительно к судебным решениям, постанавливаемым Верховным Судом по конкретным делам, необходимо констатировать, что эти решения по смыслу закона хотя и имеют обязательную юридическую силу только применительно к рассмотренному делу, на практике представляют собой нечто большее, особенно если иметь в виду ту часть из них, которая опубликована556. Судьи нижестоящих судов (в том числе тех подразделений Верховного Суда, которые оказываются нижестоящими по отношению к его Президиуму или Кассационной коллегии) при рассмотрении в более позднее время сходных дел используют существующие судебные решения как ориентиры, воспроизводя их в случае, если они согласны с аргументацией, или отказываясь от соответствующей модели разрешения конфликта при отсутствии единства позиций. Следовательно, несмотря на острую полемику, ведущуюся вокруг этого вопроса557, данная группа судебных решений проявляется на практике как судебные прецеденты558. 2.2. Наряду с двумя рассмотренными выше прямыми формами осуществления судебного надзора можно выделить и косвенную - полномочие Верховного Суда по даче разъяснений судебной практики. Разъяснения судебной практики судов общей юрисдикции являются результатом ее обобщения, а также анализа судебной статистики, осуществленного сотрудниками Верховного Суда, выявления тенденций ее развития, так называемых “мертвых” или не востребованных судебной практикой норм, пробелов в правовом регулировании, характера судебных ошибок и способов их устранения и т. п. (ст. 56 Закона о судоустройстве). Учитывая, что право внесения представлений в порядке надзора принадлежит руководителям Верховного Суда, такие обобщения могут служить и основанием для их принесения и последующего пересмотра судебных решений в порядке надзора. Полномочие по даче разъяснений судебной практики претерпело существенные изменения. Как выше было отмечено, ранее такие разъяснения Пленума Верховного Суда обладали характером обязательных, а Верховный Суд был уполномочен следить за выполнением судами своих руководящих разъяснений (ст. 56 Закона о судоустройстве). Статья 126 Конституции РФ не содержит упоминания об обязательности разъяснений Верховного Суда, а тем более о его производных контрольных полномочиях, что и естественно при условии провозглашения в качестве основного принципа судебной власти независимость (ст. 120 Конституции РФ). Однако значение разъяснений Пленума Верховного Суда по вопросам судебной практики сохраняется. Они (несмотря на острые, не утихающие споры вокруг их правовой природы - источника права или нет, а если источника, то какого559) выполняют роль субсидиарных толкований, служащих для судей дополнительными (отметим специально - востребованными) ориентирами в вопросах применения норм права, т. е. являются самостоятельным источником права. Действительно, постановления Пленума Верховного Суда РФ обладают признаками источника права: I) являются способом внешнего выражения нормы права (абстрактного правила поведения) и 2) выступают способом закрепления нормы права. Ho дальнейший анализ приводит к любопытному заключению. Характеризуя названные способы, мы вынуждены признать, что постановления Пленума Верховного Суда: а) приняты уполномоченным на то органом Российского государства, б) содержат именно нормы права, выраженные в абстрактной форме, адресованные неограниченному числу лиц, подпадающих под их действие, в) рассчитаны на многократное применение, г) подлежат обязательному опубликованию (хотя это требование напрямую и не упомянуто в ст. 60 Закона о судоустройстве, но вытекает из текста ч. 1-3). Практика идет по пути обязательного опубликования всех подобных решений. Иными словами, речь идет не о квалификации этих постановлений в качестве судебного прецедента, но об отнесении их к совершенно иному виду источников права - нормативным актам подзаконного характера1 . Как ни парадоксален этот вывод на первый взгляд, он непосредственно вытекает из существующего законодательного регулирования и, что важнее, существующей практики деятельности судов560. И еще один момент: сегодня в научной литературе часто можно встретить замечания о том, что тот или иной феномен может быть оценен как источник права только в случае признания его таковым законом. Этот взгляд характерен для юридического позитивизма, но отнюдь не соответствует жизненным реалиям: от того, признает кто-то или не признает за тем или иным явлением те или иные отдельные качества и их совокупности, правовая природа самого явления не изменяется. 2.3. Правовой статус Верховного Суда РФ в качестве высшего органа в подсистеме судов общей юрисдикции подтверждается также наделением только его полномочием законодательной инициативы по вопросам его ведения (ч. I ст. 104 Конституции РФ). Сохранение в действующей Конституции РФ этого полномочия за высшими судами представляется одним из нарушений провозглашенного ею же в ст. 10 принципа разделения властей, поскольку, по сути, наделяет судебную власть полномочиями в сфере законодательствования. He останавливаясь на этом аспекте вопроса, поскольку он не является темой исследования, обратим внимание на конституционные характеристики компетенции Верховного Суда в данной сфере. Согласно упомянутой норме право законодательной инициативы Верховного Суда является ограниченным вопросами его ведения, которые, напомним, перечислены в ст. 126 Конституции. Иными словами, к их числу могут быть отнесены вопросы, связанные с совершенствованием материального или процессуального законодательства, применяемого судами в случае выявления Верховным Судом имеющихся пробелов в таковом561. Вряд ли к числу предметов ведения Верховного Суда РФ могут быть отнесены вопросы судоустройства, а тем более вопросы организации судейского сообщества России, законодательные инициативы Верховного Суда в отношении которых широко известны. Более того, в силу имеющейся тенденции негативной оценки самого явления альтернативности проектов законов, особенно альтернативности “официальным” (к числу которых можно отнести и проекты, вносимые Верховным Судом) проектам, с одной стороны, и практики согласования проекта с заинтересованным субъектом (если не сказать о существовании своего рода “карманного veto” такого субъекта), с другой стороны, фактически имеет место факт саморегулирования своего правового положения этим субъектом. 2.4. Последним признаком, раскрывающим понятие “высший судебный орган”, выступает юридическая сила решений Верховного Суда. Решения, постановленные Верховным Судом по первой инстанции, могут быть пересмотрены им самим (но иным его подразделением - специальной Кассационной коллегией) в кассационном порядке562. Решения, принятые этим Судом в кассационном порядке, могут быть им же пересмотрены в порядке надзора (опять таки иным подразделением - Президиумом). Решения же, вынесенные в порядке надзора, как в отношении решений, постановленных иными федеральными судами общей юрисдикции, так им самим, могут быть пересмотрены только по вновь открывшимся обстоятельствам563. Однако необходимо заметить, что решения, вынесенные в порядке надзора судебными коллегиями Верховного Суда, могут быть пересмотрены его Президиумом. Юридическая сила решений Верховного Суда, равно как и любого иного суда в Российской Федерации, имеет универсальный территориальный характер действия, содержание которого детально раскрыто в ст. 6 Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации”. Вступившие в юридическую силу постановления Суда, а также любые законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан и полежат неукоснительному исполнению на всей территории России. 2.5. Верховный Суд РФ наделен еще одним исключительным по своему характеру полномочием. В силу ч. I ст. 93 Конституции РФ он принимает участие в процессе отрешения Президента РФ от должности, давая заключение о наличии в его действиях признаков государственной измены или иного тяжкого преступления564, в случаях выдвижения соответствующего обвинения Государственной Думой Федерального Собрания РФ. В связи с отсутствием специального судоустройственного акта отсутствует и детальная регламентация реализации Верховным Судом РФ данного полномочия. Некоторые положения, конкретизирующие эту процедуру, содержатся в Федеральном конституционном законе “О Конституционном Суде Российской Федерации”. По смыслу ст. 108-110 этого Закона заключение Верховного Суда РФ должно быть дано этим Судом до направления материалов в Конституционный Суд (ст. 108). Согласно правилу ст. 109 запрос Совета Федерации Федерального Собрания должен быть направлен в Конституционный Суд не позднее месяца со дня принятия решения о выдвижении обвинения против Президента. То есть Верховный Суд должен принять свое заключение ранее. Одновременно в соответствии со ст. 110 Закона о Конституционном Суде предметом рассмотрения в этом Суде выступает вся процедура выдвижения обвинения Президента РФ, следовательно, и процесс принятия заключения Верховным Судом. Детально процедура реализации Верховным Судом этого конституционного полномочия описана в проекте федерального конституционного закона “О Верховном Суде Российской Федерации”. Данным полномочием предполагается наделить Пленум Верховного Суда, который должен решить такой вопрос квалифицированным большинством голосов судей, при условии присутствия более чем двух третей членов Пленума. Установлен порядок предварительного изучения вопроса, доклада на заседании Пленума, собственно порядок рассмотрения, сроки совершения этих и иных действий и т. п.565 2.6. Перечисленные выше полномочия не исчерпывают компетенцию Верховного Суда. Как и иные суды, он в процессе осуществления правосудия (на любой процессуальной стадии) вправе обращаться с запросом о конституционности примененного или подлежащего применению закона в конкретном деле в Конституционный Суд РФ (ч. 4 ст. 125 Конституции РФ). Детально это полномочие урегулировано сегодня также Федеральным конституционным законом “О Конституционном Суде Российской Федерации”, ст. 101 которого устанавливает, что любой суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции РФ закона, примененного или подлежащего применению в указанном деле, обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности данного закона. А ст. 103 определяет, что в период с момента вынесения решения суда об обращении в Конституционный Суд РФ до принятия постановления последним производство по делу или исполнение вынесенного судом по делу решения приостанавливаются1. С другой стороны, в соответствии с ч. 2 ст. 125 Конституции РФ Верховный Суд вправе обращаться в Конституционный Суд и с ходатайством о проверке конституционности не только законов, но и нормативных актов различного уровня, перечисленных в пп. “а” - “г” этой части. Таким образом, в этой сфере полномочия Верховного Суда существенно шире, чем полномочия иных судов общей юрисдикции. 3. Организация Верховного Суда Российской Федерации. В настоящий момент Верховный Суд действует в составе Пленума, Президиума, Судебной коллегии по гражданским делам, Судебной коллегии по уголовным делам, Военной коллегии и Кассационной коллегии. Возглавляет Суд Председатель, руководство Судом осуществляют также: первый заместитель Председателя и заместители Председателя, часть заместителей Председателя одновременно являются председателями судебных коллегий. 3.1. Пленум - общее собрание судей Верховного Суда. Этот орган не обладает полномочиями в сфере осуществления правосудия, но реализует все иные конституционные полномочия Суда, а также некоторые другие, отчасти уже упоминавшиеся: - рассматривает материалы изучения и обобщения судебной практики и судебной статистики и дает разъяснения судам по вопросам применения законодательства, при обсуждении вопросов о даче судам разъяснений заслушивает сообщения председателей верховных судов республик, краевых, областных, судов городов федерального значения, суда автономной области и судов автономных округов, военных судов о судебной практике по применению законодательства; - утверждает по представлению Председателя Верховного Суда РФ составы судебных коллегий и секретаря Пленума Верховного Суда РФ из числа судей Верховного Суда РФ; - утверждает по представлению Председателя Верховного Суда РФ Научно-консультативный совет при Верховном Суде РФ; - рассматривает и решает вопросы о внесении представлений в Государственную Думу Федерального Собрания РФ в порядке осуществления законодательной инициативы; - заслушивает сообщения о работе Президиума Верховного Суда РФ и отчеты председателей Кассационной коллегии и судебных коллегий Верховного Суда о деятельности коллегий; - осуществляет другие полномочия, предоставленные ему законодательством . В заседаниях Пленума участвуют Генеральный прокурор РФ и министр юстиции РФ. Участие Генерального прокурора в работе Пленума обязательно. В заседаниях Пленума по приглашению Председателя Верховного Суда мотут участвовать судьи иных судов, члены Научно-консультативного совета при Верховном Суде, представители министерств, государственных комитетов, ведомств, научных учреждений и других государственных и общественных организаций. Пленум Верховного Суда созывается не реже одного раза в четыре месяца. О времени созыва Пленума и вопросах, вносимых на его рассмотрение, члены Пленума, Генеральный прокурор и министр юстиции уведомляются не позднее чем за 30 дней до заседания. Проекты постановлений Пленума направляются членам Пленума, Генеральному прокурору и министру юстиции не позднее чем за 10 дней до заседания. Заседание Пленума Верховного Суда правомочно при наличии не менее двух третей его состава. Постановления Пленума принимаются открытым голосованием большинством голосов членов Пленума, участвующих в голосовании. Организационную работу по подготовке заседаний Пленума, ведение протокола заседаний Пленума, иные действия, необходимые для исполнения принятых Пленумом постановлений, осуществляет секретарь Пленума Верховного Суда РФ. Секретарем Пленума может быть только судья Верховного Суда, который реализует эти дополнительные полномочия наряду с выполнением обязанностей члена Верховного Суда (ст. 60 Закона о судоустройстве). 3.2. Президиум Верховного Суда является высшей судебной инстанцией в Российской Федерации по отношению к решениям всех федеральных судов общей юрисдикции. Кроме того, он наделен полномочиями по рассмотрению материалов изучения и обобщения судебной практики, анализа судебной статистики и рассмотрению вопросов организации работы судебных коллегий (ст. 62 Закона о судоустройстве). Порядок формирования состава этого органа в настоящий момент определен также Законом о судоустройстве по аналогии с порядком формирования самого Верховного Суда. В состав Президиума входят по должности Председатель Суда, его заместители, а также судьи Верховного Суда, но уже в личном качестве (ст. 61). Полномочия Президиума Верховного Суда РФ были предметом исследования в Конституционном Суде РФ. В деле о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К. М. Кульнева, В. С. JIa- луева, Ю. В. Лукашова и И. П. Серебренникова, анализируя названные нормы. Конституционный Суд констатировал: “В силу этих (оспоренных. -А. Е.) положений закона постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации, независимо от качества содержащихся в них решений, не могут стать объектом судебной проверки в порядке надзора. Поданные в порядке надзора жалобы граждан на решения Президиума Верховного Суда Российской Федерации не полежат изучению, так как априори являются недопустимыми. Таким образом, действующий уголовно-процессуальный закон исходит из абсолютного запрета выявлять и устранять в надзорном порядке любые судебные ошибки, если дело было рассмотрено в качестве вышей судебнонадзорной инстанции Президиумом Верховного Суда Российской Федерации. Естественно такое положение дел было признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, но, учитывая формулировки конкретных правил, не в полном объеме. А именно: п. 5 ч. 2 ст. 371 и ч. 3 ст. 374 УПК РСФСР были признаны соответствующими Конституции Российской Федерации (ее ст. 45, 46 и 50), поскольку предусмотренные ими ограничения на пересмотр в порядке надзора постановлений президиума Верховного Суда Российской Федерации не исключают возможности использования иных процессуальных средств исправления судебных ошибок. С другой стороны, положение п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР, которое ограничивает круг оснований к возбуждению уголовного дела лишь обстоятельствами, “неизвестными суду при постановлении приговора или определения”, и в силу этого препятствует в случае исчерпания возможностей судебного надзора исправлению судебных ошибок, нарушающих права и свободы человека и гражданина, не соответствует Конституции Российской Федерации, ее ст. 15 (ч. 4), 18, 21 (ч. I), 45, 46, 55(ч. 2 и З)”1. 3.3. Кассационная коллегия Верховного Суда была учреждена в 1999 г. для рассмотрения всего двух групп дел: - рассматривает в качестве суда второй инстанции гражданские и уголовные дела по жалобам и протестам на решения, приговоры, определения и постановления, вынесенные Судебной коллегией по гражданским делам. Судебной коллегией по уголовным делам и Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации в качестве суда первой инстанции; - рассматривает в пределах своих полномочий судебные дела по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 60566 Закона о судоустройстве). В отличие от остальных судебных коллегий Кассационная коллегия собирается только в тех случаях, когда имеются соответствующие судебные дела. В период между ее заседаниями судьи, являющиеся членами Кассационной коллегии Верховного Суда РФ, участвуют в рассмотрении дел в составе соответствующей судебной коллегии либо Президиума Верховного Суда РФ при условии соблюдения требования о недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении одного и того же дела (иное составляет нарушение принципа беспристрастности567). 3.4. Полномочия судебных коллегий Верховного Суда РФ определены ст. 64 Закона о судоустройстве, а в части деятельности Военной коллегии - также и ст. 10 Федерального конституционого закона “О военных судах Российской Федерации”. Судебная коллегия по гражданским делам, Судебная коллегия по уголовным делам и Военная коллегия рассматривают дела в качестве суда первой инстанции, в кассационном порядке по жалобам и протестам на решения судов субъектного уровня, а также в порядке надзора по протестам на решения всех федеральных судов общей юрисдикции. Естественно, коллегии пересматривают свои решения и по вновь открывшимся обстоятельствам. Коллегии также изучают и обобщают судебную практику, анализируют судебную статистику. Полномочия Пленума, Президиума и судебных коллегий могут быть расширены законом, поскольку их перечни определены не исчерпывающим образом. В частности, Федеральный закон от 14 марта 2002 г. “Об органах судейского сообщества в Российской Федерации”2 наделяет Верховный Суд (в лице его Судебной коллегии по гражданским делам) полномочиями по рассмотрению жалоб на решения Высшей квалификационной коллегии судей по вопросам приостановления и прекращения (ст. 26) полномочий судей. 3.5. Работой Верховного Суда руководит его Председатель, который обладает значительными полномочиями как процессуального, так и административного (организационного) характера. В соответствии со ст. 65 Закона о судоустройстве Председатель Верховного Суда568: - приносит в пределах и порядке, установленных законом, представления на судебные решения; - в случаях и порядке, установленных законом, вправе приостановить исполнение судебных решений; - организует работу по изучению и обобщению судебной практики, анализу судебной статистики; вносит представления в государственные органы, общественные организации и должностным лицам об устранении нарушений закона, причинах и условиях, способствовавших совершению правонарушений, и вносит материалы на рассмотрение Пленума; - созывает Пленум Суда и председательствует на его заседаниях; - созывает Президиум Суда и вносит на рассмотрение Президиума вопросы, требующие его решения, председательствует на заседаниях Президиума, может председательствовать в судебных заседаниях коллегий Суда при рассмотрении любого дела; - распределяет обязанности между заместителями Председателя Суда; - руководит организацией работы Кассационной коллегии и судебных коллегий; - руководит работой аппарата Суда; - ведет личный прием и организует работу суда по приему граждан и рассмотрению предложений, заявлений и жалоб; - осуществляет другие полномочия, предоставленные ему законодательством. В частности, этот открытый перечень расширен рядом полномочий Председателя Суда по руководству Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, которые перечислены в ст. 8, 11 Федерального закона “О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации”. Председатель Верховного Суда РФ в силу ст. 33 Закона о судебной системе является участником федерального бюджетного процесса, а ст. 3 Федерального закона от 10 февраля 1999 г. “О финансировании судов Российской Федерации”569 предполагает его участие в процессе исполнения федерального бюджета. С другой стороны, Председатель Верховного Суда наделен правом представлять кандидатуры на должности судей федеральных судов Президенту РФ. Это полномочие передано ему нормами ст. 13 Закона о судебной системе. Дополнительную регламентацию по этому вопросу содержит и Положение о квалификационной аттестации судей570, в соответствии с п. 4 которого квалификационная аттестация судей Верховного Суда РФ (включая заместителей Председателя) может состояться только по представлению Председателя Верховного Суда. Аналогичен порядок проведения квалификационной аттестации председателей и заместителей председателей судов областного уровня. Председатель Верховного Суда обладает и правом обращаться в соответствующие квалификационные коллегии по вопросам о прекращении и приостановлении полномочий судей Верховного Суда, руководителей судов областного уровня, а также правом обращаться в Высшую квалификационную коллегию судей с представлениями о пересмотре решений квалификационных коллегий судей, отказавших в прекращении полномочий судьи571. В соответствии с ч. 2 ст. 6.1 Закона РФ “О статусе судей в Росий- ской Федерации” Председатель Верховного Суда, равно как и председатели иных судов, назначается на должность сроком на 6 лет по представлению Президента России, основанному на положительном заключении Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации. 3.6. Заместители Председателя Верховного Суда помогают Председателю в реализации его полномочий по руководству Судом, а также имеют собственную компетенцию (представлены и процессуальные, и административные виды полномочий)572: - могут председательствовать в судебных заседаниях коллегий Суда; - приносят в пределах и порядке, установленных законом, протесты на судебные решения; - в случаях и порядке, установленных законом, вправе приостановить исполнение судебных решений; - осуществляют в соответствии с распределением обязанностей руководство работой судебных коллегий и структурных подразделений аппарата Суда; - ведут личный прием граждан; - осуществляют другие полномочия, предоставленные им законодательством. В случае отсутствия Председателя Верховного Суда РФ его обязанности исполняет первый заместитель Председателя, а при его отсутствии - другой заместитель Председателя по поручению последнего. Заместители Председателя Верховного Суда РФ назначаются на должности в том же порядке и на тот же срок, что и Председатель. 3.7. С учетом значительного численного состава Верховного Суда в процессе его деятельности велика роль председателей его структурных подразделений: Кассационной коллегии и судебных коллегий, которые: - председательствуют в судебных заседаниях руководимых ими коллегий или назначают для этого членов суда; - образуют составы суда (палаты) для рассмотрения дел в судебных заседаниях коллегий; - осуществляют руководство работой соответствующих коллегий; - представляют Пленуму Верховного Суда отчеты о деятельности коллегий; - вправе истребовать судебные дела для изучения и обобщения судебной практики; - организуют работу по повышению квалификации членов суда соответствующей судебной коллегии; - осуществляют другие полномочия, предоставленные им законодательством. Председатель Военной коллегии, являющийся по должности заместителем Председателя Верховного Суда, кроме того: - вносит в Военную коллегию протесты на вступившие в юридическую силу решения военных судов; - вносит в окружные (флотские) военные суды протесты на вступившие в юридическую силу решения гарнизонных военных судов; - вправе истребовать в пределах полномочий Военной коллегии Верховного Суда судебные дела для проверки в порядке надзора; - вправе в предусмотренном законом порядке приостанавливать исполнение судебного решения, на которое он может принести протест; - организует работу по изучению и обобщению судебной практики, анализу судебной статистики, в случае необходимости решает вопрос о передаче дела из одного окружного (флотского) военного суда в другой. 3.8. Судья Верховного Суда РФ осуществляет: 1) рассматривает дела по первой инстанции, в кассационном и надзорном порядке, в зависимости от того, членом какого структурного подразделения он является; 2) рассматривает дела по вновь открывшимся обстоятельствам; 3) председательствует в составе, рассматривающем судебное дело, по поручению председателя соответствующего судебного состава или судебной коллегии; 4) докладывает дела на заседаниях Президиума Верховного Суда РФ по поручению Председателя Суда или его заместителей; 5) участвует в реализации иных, непроцессуальных полномочий Верховного Суда РФ по поручению руководства Суда. Законом также определен правовой статус (как в процессуальном, так и в непроцессуальном аспектах) непрофессиональных су дей - присяжных и народных заседателей573, участвующих в рассмотрении Верховным Судом РФ подсудных ему дел по первой инстанции. 3.9. Деятельность Верховного Суда РФ согласно ст. 30 Закона о судебной системе обеспечивается его аппаратом, в котором насчитывается более 700 человек, работающих как в секретариатах судебных коллегий, так и в иных структурных подразделениях - таких, как отдел обобщения судебной практики, отдел работы с законодательством, отдел проверки судебных решений в порядке надзора, отдел приема граждан, а также отдел кадров, управление делами, планово-финансовое управление, хозяйственное управление574 и др. При Верховном Суде РФ действует еще один орган, призванный обеспечить его деятельность, - научно-консультативный совет. Научно-консультативный совет при Верховном Суде РФ (далее - НКС) - орган совещательный, он утверждается Пленумом Верховного Суда РФ в составе: председателя и сопредседателей совета - руководителей секций совета, ученого секретаря, членов совета из числа ученых, судей, работников правоохранительных органов, адвокатов. В состав научно-консультативного совета входят заместители Председателя Верховного Суда РФ и председатель Военной коллегии Верховного Суда РФ. Положение об НКС, как выше уже было отмечено, также утверждается Пленумом Верховного Суда. В настоящий момент действует Положение об HKC при Верховном Суде РФ, утвержденное Постановлением Пленума 11 декабря 1968 г, с изменениями и дополнениями от 21 декабря 1993 г. и 25 октября 1996 г575. Научно-консультативный совет изучает вопросы, возникающие в судебной деятельности, и разрабатывает соответствующие рекомендации: а) по проектам разъяснений Пленума Верховного Суда РФ по применению законодательства, по материалам обобщений судебной практики и судебной статистики; б) по проектам представлений по вопросам, подлежащим разрешению в законодательном порядке или в порядке толкования законов; в) по проектам инструкций, методических писем и иных документов, разрабатываемых Верховным Судом РФ; ^ г) по вопросам правового характера, возникающим в судебной практике. Кроме того, научно-консультативный совет при Верховном Суде РФ оказывает методическую помощь в организации работы научно-консультативных советов, образованных при верховных судах республик, краевых и областных судах. Члены научно-консультативного совета участвуют в изучении и обобщении судебной практики, в работе по повышению квалификации судебных работников, выполняют поручения по разработке проектов научно обоснованных рекомендаций и заключений, выполняют другие поручения, вытекающие из Положения об HKC и планов работы совета. Членам HKC в связи с выполнением возложенных на них задач предоставляется возможность участвовать в работе Пленума Верховного Суда РФ, а также знакомиться с разрешения руководителей Верховного Суда с материалами судебной практики и данными судебной статистики.
<< | >>
Источник: И. Л. Петрухин.. Судебная власть. 2003

Еще по теме § 2. Правовой статус Верховного Суда Российской Федерации:

  1. § 2. Адвокатура и система общих судов Российской Федерации
  2. § 3. Конституционный Суд Российской Федерации и адвокатура
  3. 15.3. Особенности банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства
  4. 1 Структура Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации
  5. СУДЕБНЫЕ ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ И СТАБИЛЬНОСТЬ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА РАЗДЕЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  6. Международный договор и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации
  7. § 6. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации
  8. § I. Конституционный Суд Российской Федерации
  9. § 2. Правовой статус Верховного Суда Российской Федерации
  10. § 5. Верховный суд республики, краевой (областной) суд и равные им по компетенции суды
  11. § 8. Военные суды
  12. § 13. Организационное (ресурсное) обеспечение деятельности судов
  13. § 14. Правовой статус судьи
  14. 2. Понятие нормативного и ненормативного правового акта
  15. § 4. Постсоциалистическое государство и право — переходный тип государства и права
  16. Верховный Суд Российской Федерации в судебной системе РФ и его роль в подсистеме судов общей юрисдикции
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -