<<
>>

§ 4. Арбитражное судопроизводство

Статьей 118 Конституции РФ предусмотрено, что судебная власть в Российской Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.
Термин “арбитражное судопроизводство”, таким образом, в данной статье Конституции РФ не употреблен. Сейчас трудно сказать, чем при этом руководствовался законодатель967. Комментируя данную статью Конституции РФ, профессор В. М. Савицкий справедливо отметил, что отсутствие в ст. 118 указания на арбитражное судопроизводство является пробелом в регулировании. Ho означает ли это, что Конституция не имела в виду арбитражное судопроизводство в качестве одной из форм осуществления судебной власти в России? Такая формула Конституции РФ не означает, что разбирательство дел арбитражными судами не имеет самостоятельной процессуальной формы осуществления судебной власти. Правильный ответ на вопрос о наличии в Конституции РФ арбитражного судопроизводства, посредством которого арбитражные суды осуществляют судебную власть, может быть дан только в результате сопоставления нормы п. 2 данной статьи с другими конституционными нормами, предусмотренными ст. 126, 127. Статьей 71 (п. “о”) Конституции РФ к ведению Российской Федерации отнесено как гражданское процессуальное, так и арбитражное процессуальное законодательство. Центральное место в гражданском процессуальном законодательстве занимал Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1964 г., а в настоящее время ГПК РФ 2002 г., которые установили порядок гражданского судопроизводства. ГПК, как известно, определяет процессуальную форму деятельности судов общей юрисдикции и на арбитражные суды не распространяется. К арбитражному процессуальному законодательству прежде всего относится Арбитражный процессуальный кодекс РФ, которым установлен порядок разбирательства дел в арбитражных судах (п. 2 ст. 3). Такой порядок - не что иное, как арбитражное судопроизводство.
Статья 126 Конституции РФ содержит норму о Верховном Суде РФ как высшем судебном органе по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, действующим в порядке гражданского судопроизводства, определенного ГПК РФ 2002 г. Высшему судебному органу по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, посвящена ст. 127 Конституции РФ. Им является Высший Арбитражный Суд РФ, возглавляющий систему арбитражных судов, действующих в порядке, установленном АПК РФ, т. е. в порядке арбитражного судопроизводства. Во избежание терминологического расхождения с п. 2 ст. 118 Конституции РФ можно сказать иначе. В данной статье Конституции РФ о гражданском судопроизводстве говорится в широком смысле. Оно противопоставлено уголовному и административному, как производство, в порядке которого разрешаются споры, указанные в ст. 126 и 127, преимущественно с участием граждан (в том числе индивидуальных предпринимателей) и организаций, действующих в качестве юридических лиц. Однако порядок судопроизводства в судах общей юрисдикции, установленный ГПК РФ и иным процессуальным законодательством (гражданское судопроизводство в узком смысле слова), не тождествен порядку судопроизводства в арбитражных судах, предусмотренному АПК РФ и другим арбитражным процессуальным законодательством (арбитражное судопроизводство). Термином “гражданское судопроизводство”, употребленным в ст. 118 Конституции, таким образом, охвачены две самостоятельные процессуальные формы: гражданская процессуальная и арбитражная процессуальная. В обоснование единства гражданской процессуальной формы выдвигается ряд иных (кроме ссылки на ст. 118 Конституции РФ) доводов. Некоторые авторы рассматривают арбитражный процесс как подотрасль гражданского процессуального права. Данная позиция основывается на сходстве искового производства в обоих видах процессов, состава участников процесса, едином правовом регулировании института доказывания, регламентацией процессуальных сроков, процессуальной ответственности и др.968 Сходная позиция высказана в учебнике Гражданского процессуального права России под редакцией профессора М.С.
Шакарян. Авторы учебника утверждают, что законодательство об арбитражном суде - органическая часть гражданского процессуального права. Оно должно быть включено в его состав, поскольку общим является не только предмет защиты (споры, возникающие из гражданских правоотношений и в сфере управления), но и правовая природа органа защиты, принципы его организации и деятельности, закрепленные как в Конституции РФ, так и в процессуальных кодексах. В этом нетрудно убедиться (по мнению авторов учебника), сравнив ГПК РСФСР 1995 г. и ГПК РФ 2002 г.969 С указанными доводами нельзя согласиться. Довод первый - общий предмет защиты. Его можно признать общим только исходя из того, что суд общей юрисдикции и арбитражный суд не рассматривают уголовные дела, а также потому, что тому и другому суду подведомственны дела, возникающие из отношений, регулируемых гражданским материальным, административным материальным и другим публично-правовым законодательством. Конкретные категории дел, как правило, весьма различны. В практике обоих судов встречались дела с аналогичным предметом спора. Например, иски акционеров о защите их прав (гражданин шел в суд общей юрисдикции, а юридическое лицо - в арбитражный суд), дела с участием иностранных лиц970. Однако основную массу дел, которые подведомственны судам общей юрисдикции, арбитражный суд не рассматривает. К компетенции судов общей юрисдикции отнесены трудовые и семейные дела, дела о признании гражданина недееспособным, умершим, об эмансипации несовершеннолетних и др. К ведению арбитражного суда отнесены не только дела о банкротстве юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, но и о банкротстве граждан. Где же общность предмета защиты? АПК РФ 2002 г. отнес споры, сторонами в которых являются акционеры, участники иных хозяйственых обществ или товариществ, к компетенции арбитражного суданезвисимо оттого, физические или юридические это лица. В ведении арбитражных судов остались и все экономические споры с участием иностранных юридических лиц и граждан-предпри- нимателей. Таким образом, более последовательно проведено разделение компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов по предмету разбирательства. Довод второй - правовая природа органа защиты. Конечно, и тот и другой суд - органы судебной власти. Суд общей юрисдикции осуществляет судебную власть, рассматривая как гражданские, так и уголовные дела. Ho самостоятельность уголовного процессуального права не подвергается сомнению. Довод третий — одинаковые принципы организации и деятельности обоих судов, закрепленные Конституцией РФ и процессуальными кодексами. В Конституции РФ провозглашены принципы судопроизводства, общие для уголовной, гражданской и административной юрисдикции, а не только гражданской и арбитражной. Данный довод - хорошая под держка сторонников судебного права. Наконец, авторы учебника рекомендуют сравнить оба действовавших кодекса-АПК РФ 1995 г. и ГПК РСФСР. В арбитражном процессе до принятия АПК РФ 2002 г. были три судебные инстанции, деятельность которых возбуждалась заявлением (жалобой) заинтересованных лиц. Теперь - четыре. В ГПК были и остаются две. Кассационные инстанции по ГПК и АПК принципиально разные. По ГПК как 1964 г., так и 2002 г. - пересмотр в порядке надзора осуществляют суды субъектов Федерации и Верховный Суд РФ, по АПК - только Высший Арбитражный Суд РФ. Возможно, авторы учебников имели в виду не все, а отдельные, действительно схожие институты. Такие, например, как исковое заявление, стороны, лица, участвующие в деле, доказательства, процессуальные сроки. Наибольшее сходство наблюдается между разделами кодексов о доказательствах. Ho если обратиться к Уголовно-процессуальному кодексу, то и здесь мы обнаружим немало сходства. Такова природа доказывания. Что же касается других институтов, то их регулирование далеко не тождественно. В настоящее время по инициативе ИГП РАН издан Энциклопедический юридический словарь. При его подготовке авторы попытались дать единое понятие многих институтов гражданского и арбитражного судопроизводства. В большинстве случаев не получилось. Об иске, например, раздельно говорится применительно к гражданскому и арбитражному процессу. Раздельно излагается предварительная подготовка дела. Перечисление примеров можно было бы продолжить. Ho и изложенное позволяет сделать вывод о том, что действовавшее и действующее процессуальное законодательство по-разному определяет порядок разбирательства дел в арбитражном и гражданском процессе. Авторы учебника “Гражданское процессуальное право” разделили его на три части. Первая посвящена гражданскому процессуальному праву, в главах которой нет и намека на АПК. Вторая часть охватывает арбитражный процесс. Она названа “Особенности рассмотрения и разрешения дел арбитражными судами”. Арбитражный процесс здесь представлен в целом (а не его особенности), но настолько кратко, что студент едва ли сможет получить равные с гражданским процессом знания в этой области. В учебнике, авторы которого М. А. Викут и И. М. Зайцев, арбитражному судопроизводству посвящено семь страниц. Дано понятие арбитражного судопроизводства как подотрасли гражданского процесса и кратко, с позиций авторов, изложены стадии арбитражного процесса. В основном же изложен только порядок деятельности судов общей юрисдикции. Попытка объединения не удалась. Итак, согласно Конституции РФ разрешение споров осуществляется двумя самостоятельными ветвями судебной власти на основе разного процессуального законодательства, установившего отнюдь не тождественный порядок разбирательства дел. Поэтому нет оснований для утверждения о тождестве современного гражданского и арбитражного процессов и наличии в российской правовой системе единой отрасли гражданского процессуального права. Дискуссия о наличии в современной системе российского права самостоятельной отрасли арбитражного процессуального права носит сугубо теоретической характер. Какого-либо практического значения при сохранении существующей судебной системы и ее правового регулирования она не имеет. За этой дискуссией скрывалась совсем другая проблема: быть или не быть двум ветвям судебной власти для разрешения споров, возникающих из частных и некоторых публичных отношений. С нашей точки зрения, практика деятельности арбитражных судов свидетельствует о пользе такой дифференциации. Еще никто не привел доводов о ее вреде для социального и экономического развития страны. Арбитражные суды более современные, чем суды общей юрисдикции. Последние практически мало чем отличаются по своей структуре от советских судов, сформированных совсем при другом политическом и экономическом строе и выполнявших иные задачи. Конечно, каждая страна строит свою судебную систему, исходя из собственных потребностей. Ho есть некие общечеловеческие ценности, которые не могут не учитываться в обществе, считающем себя демократическим. Это право на судебную защиту. Судебная система страны должна быть сконструирована так, чтобы данное право максимально обеспечивалось. И здесь, безусловно, важен опыт стран, именуемых цивилизованными. Несмотря на существенные различия, есть нечто общее для судебных систем этих стран: право на судебную защиту заинтересованные лица могут реализовать путем возбуждения дела по меньшей мере в некольких судебных инстанциях, одна из которых апелляционная, т. е. повторно рассматривающая дело по жалобе участника судебного разбирательства, не довольного решением суда первой инстанции. Такая инстанция есть в арбитражном суде. В суде общей юрисдикции апелляция предусмотрена лишь для обжалования решений мировых судей. Следовательно, простое объединение двух ветвей судебной власти в настоящее время просто невозможно. Ho если когда-нибудь произойдет структурная реформа судебной системы, которая максимально сблизит эти ветви судебной власти, то и в рамках единой системы судов по гражданским делам едва ли будет возможно пренебречь уже сложившимся опытом и отказаться от дифференциации судебного разбирательства по группам дел в зависимости от их предмета и состава участников. Ho прежде чем проводить подобные существенные изменения, следует объяснить, чем плоха существующая судебная система, включающая суды общей юрисдикции и арбитражные суды в качестве ее самостоятельных звеньев. Какими должны быть суды общей юрисдикции в демократическом государстве, и во сколько обойдется стране кардинальная реструктуризация судебной системы? Пока сторонники объединения двух систем в одну такого обоснования не представили. Поэтому ставить вопрос об объединении двух ветвей судебной власти нет оснований. В АПК РФ 1995 г. отсутствовало деление судопроизводства на виды. Были предусмотрены следующие категории дел, подлежащих рассмотрению арбитражными судами: дела по разрешению экономических споров, дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и дела о банкротстве. Детально был урегулирован порядок разбирательства только дел по экономическим спорам. Особенностям рассмотрения дел о банкротстве и об установлении, фактов, имеющих юридическое значение, посвящалось всего две статьи. Порядок разбирательства дел о банкротстве в АПК, по существу, отсутствовал. Он более или менее основательно предусмотрен в Законе о несостоятельности (банкротстве). Тем не менее можно было утверждать, что АПК РФ 1995 г. содержал три вида производств: производство по разрешению экономических споров, производство по установлению юридических фактов, производство по делам о банкротстве. Производством по разрешению экономических споров были охвачены споры, возникающие как из гражданских отношений, так и административных и иных отношений. При этом не имело значения, кто выступал на стороне истца или ответчика - организация или государственный орган, иной орган управления. Дела по спорам, участниками которых являются органы исполнительной власти и иные административные органы - налоговые, органы, осуществляющие регистрацию юридических лиц или недвижимости, антимонопольные органы, таможенные и др. - являлись такими же исковыми делами, как и дела с участием только юридических лиц или граждан-предпринимателей. Есть некоторые процессуальные особенности разбирательства дел с участием административных органов. В частности, в делах о признании не соответствующим закону актов, издаваемых административными органами, бремя доказывания законности акта лежит на соответствующем административном органе. Ho и в гражданском судопроизводстве есть определенная специфика разбирательства соответствующих дел в рамках искового производства. Так, по делам об усыновлении обязательно участие органов опеки и попечительства, а также прокурора. В ГПК определены решения, подлежащие немедленному исполнению. Они касаются споров, возникающих из семейных и трудовых отношений, рассматриваемых тем не менее в порядке искового производства. Само но себе наличие процессуальных особенностей в разбирательстве тех или иных дел не должно влиять на их отнесение к исковому производству. Объединение в АПК РФ 1995 г. в рамках производства по разбирательству экономических споров (в исковом производстве) дел, возникающих из гражданских и административных отношений, было, по нашему мнению, совершенно оправданно. На процессуальное положение стороны в процессе не должен влиять статус лица, обратившегося в суд за зашитой, или того, против кого это обращение направлено. Важен предмет такого обращения. Если он связан со спором о нарушенном или оспоренном праве (охраняемом законом интересе), то это дело искового производства независимо от того, какова отраслевая характеристика права, о котором, в частности, возник спор. А само обращение за защитой есть иск, который является институтом процессуального, а не гражданского права. В теории гражданского процессуального права иск рассматривается в процессуальном и материальном смысле. Первый - это обращение в суд за защитой. Второй - материальноправовое требование (или, как говорил профессор Гурвич, само нарушенное материальное право, в состоянии, способном быть защищенным через суд). Однако в процессе эта материальная субстанция является элементом иска в процессуальном смысле, его предметом. Поэтому употребление в гражданском законодательстве термина “иск” не означает, что данный институт является гражданско-правовым. Институт исковой давности устанавливает границы для возможности заинтересованного лица защитить свое право через суд. Ho давностью погашается не возможность обращения к суду с использованием процессуального института иска, а возможность восстановить нарушенное или оспоренное право через суд, что может привести к отказу в иске, но не погашает само материальное право. Иск-универсальное средство защиты, возбуждающее судебный процесс по разрешению любого материальноправового спора. Наличие в ГПК РСФСР самостоятельного производства по жалобам, возникающим из административных отношений, было обусловлено спецификой советской государственности. Тогда просто невозможно было себе представить, что к органу государственного управления или должностному лицу данного органа (при исполнении) можно предъявить (вчинить) иск как к рядовому гражданину. Иск предполагает равенство сторон, состязательный процесс, чего, по распространенному в те годы мнению, не могло быть между административным органом (должностным лицом) и гражданином. Исходили также из того, что в данных делах суд не рассматривает спор о праве. Он проверяет законность акта (действия), принятого (совершенного) административным органом или должностным лицом. В настоящее время также иногда можно услышать, что, рассматривая дела о незаконности действий административных органов (должностных лиц), суд лишь проверяет законность принятых ими решений, а не спор между лицом, обратившимся к суду, и адми нистративным органом (должностным лицом). Ho это совсем не так. Речь идет прежде всего о нарушенных действиями административных органов правах и свободах. Нет никакой разницы в том, чем нарушены эти права-действиями директора организации, издавшего незаконный приказ, действиями органов опеки или попечительства или действиями административного органа, принявшего незаконное постановление. К тому же рассмотрение требования о признании не соответствующим закону акта административного органа (должностного лица) нередко совмещается с имущественными требованиями, например признать незаконным акт налогового органа и вернуть соответствующие незаконно изъятые средства. Отнесение АПК РФ 1995 г. дел, возникающих из административно-правовых отношений, к делам по разрешению экономических споров представляется верным. Поэтому никак нельзя согласиться с выделением в АПК РФ 2002 г. дел, возникающих из административных и иных публично-правовых отношений, в самостоятельное производство (наряду с исковым производством). Копирование в данном случае ГПК РФ по вышеизложенным мотивам представляется крайне неудачным. В АПК РФ 2002 г. нет норм, которые могли бы убедить в такой специфике данных дел, которая потребовала бы их выделения в самостоятельный вид производства кроме, пожалуй, дел о признании не соответствующими закону правовых нормативных актов в случаях, когда закон относит такое признание к компетенции арбитражных судов. Однако данные дела не вписываются ни в исковое производство, ни в так называемое производство по делам, возникающим из административно-правовых и иных публичных отношений. Здесь речь идет не об отношениях, а о нормах права. Данным делам место в самостоятельном разделе Кодекса. Вызывает удивление содержание п. I ст. 189 АПК РФ о порядке рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных отношений. С одной стороны, в этой норме провозглашено, что дела, возникающие из таких отношений, рассматриваются по общим правилам искового производства с особенностями, предусмотренными в данном разделе. С другой стороны, говорится, что это общее правило применяется, если иные правила административного судопроизводства не предусмотрены федеральным законом. Так какое же судопроизводство имеет место при разбирательстве данных дел - арбитражное или административное? Если административное, то ему не место в Арбитражном процессуальном кодексе, так как по Конституции РФ административное судопроизводство - самостоятельный вид судопроизводства наряду с арбитражным (гражданским). Даже при выделении порядка разбирательства дел, возникающих из административных и иных отношений, в самостоятельный вид производства (наряду с исковым) оно не становится административным судопроизводством. He нужно смешивать характер дел, обусловленных материальным правом, и процессуальную форму, в рамках которой осуществляется их разбирательство. Данные дела рассматриваются в рамках арбитражно-процессуальной формы, предусмотренной арбитражно-процессуальным законодательством для данной категории дел. Разбирательство дел в арбитражных судах происходит в рамках арбитражной процессуальной формы защиты прав и охраняемых законом интересов и никакой иной. В АПК РФ 2002 г. предусмотрен также раздел, поименованный “Особенности производства в арбитражном суде по отдельным делам”. В числе дел, отнесенных к данному разделу, дела об установлении наличия или отсутствия фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения и прекращения прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (юридических фактов); дела о несостоятельности (банкротстве); дела упрощенного производства; дела об оспаривание юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями решений третейских судов, рассмотрение заявлений о компетенции третейских судов; дела о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов; о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и коммерческих арбитражей, принятых в отношении юридических лиц, индивидуальных предпринима- телей-граждан РФ, иностранных лиц, организаций с иностранными инвестициями. Порядок разбирательства данных дел существенно отличается от дел искового производства и возникающих из административно-правовых и иных публичных отношений. Однако нормы данного раздела не составляют самостоятельного наряду с предыдущими видом производства. В первом варианте проекта этот раздел назывался “Особое производство” как самостоятельная разновидность производства наряду с исковым971. Особое производство известно как институт гражданского процесса. Традиционно в гражданском процессе к этому виду производства должны относиться дела, в которых отсутствует спор о праве. При этом если в ходе разбирательства дела такой спор возникнет, особое производство подлежит прекращению, и заинтересованные лица могут его урегулировать в исковом порядке. Из перечисленных в АПК 2002 г. дел к особому производству в арбитражном процессе можно отнести только дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения и прекращения прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (юридических фактов). Дела, связанные с оспариванием решений третейских судов и о выдаче юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов, не могут быть отнесены ни к одному из ранее рассмотренных видов производств, так как арбитражный суд не устанавливает относящиеся к делу факты. Они уже установлены. Спор по существу разрешен не арбитражным, а иным судом. Компетенция арбитражного суда состоит в проверке соответствия решения третейского суда требованиям, предусмотренным АПК РФ 2002 г. федеральными законами “О третейских судах” и “О международном коммерческом арбитраже”, либо о признании права на получение исполнительного листа по решению, вынесенному третейским судом опять-таки в соответствии с правилами, установленными указанным выше законодательством. В делах о признании и исполнении решений иностранных судов, принятых в отношении юридических лиц, индивидуальных предпринимателей - граждан РФ, иностранных лиц, организаций с иностранными инвестициями также спор уже разрешен иностранным судом. Задача арбитражного суда состоит только в том, чтобы в соответствии с законодательством России и международными договорами решить вопрос о возможности признания и исполнения решений иностранных судов на территории России. Вышеперечисленные дела, связанные с решениями, вынесенными иными судами, - совершенно самостоятельная категория дел. И именно так ее следовало бы представить в арбитражном процессуальном законодательстве. Самостоятельным, отличным от порядка разбирательства иных дел является процедура рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве). В этих делах роль суда совсем иная, чем в остальных делах, подведомственных арбитражным судам. Непонятно выделение правил об упрощенном производстве из раздела об исковом производстве. В упрощенном порядке предполагается рассматривать экономические споры. Это дела искового производства с особенностями рассмотрения в упрощенном порядке, помещение этих дел в раздел об особенностях производства по отдельным категориям дел не меняет их природы как дел искового производства. По нашему мнению, в современном арбитражном процессе (после введения в действие АПК РФ 2002 г.) есть следующие виды производств: 1) по рассмотрению экономических споров (исковое производство), в том числе возникающих из административно-правовых и иных публичных отношений, процессуальные особенности рассмотрения которых отражены в нормах, содержащихся в разделе о данном виде производства: 2) производство по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения и прекращения прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (юридических фактов): 3) производство по делам о несостоятельности (банкротстве); 4) производство по делам об оспаривании решений третейских судов; 5) производство по делам о выдаче исполнительного листа по решению, вынесенному российским третейским судом в соответствии с законодательством РФ о третейских судах (коммерческих арбитражах); 6) производство о признании и исполнении решений иностранных судов, коммерческих арбитражей, принятых в отношении юридических лиц, индивидуальных предпринимателей - граждан РФ, иностранных лиц, организаций с иностранными инвестициями. Самостоятельное производство составляют и дела об оспаривании нормативных актов. Данная классификация не совпадает с делением на разделы, предусмотренные АПК 2002 г. Да она и не должна совпадать. В разд. IV АПК сконцентрированы нормы об особенностях рассмотрения тех или иных категорий дел, которые никак не могут составить самостоятельный вид производства в арбитражном процессе. Дела, сосредоточенные в соответствующих главах раздела, в зависимости от предмета рассмотрения либо относятся к исковому производству, либо образуют самостоятельный вид производства. Самым спорным в предложенной классификации является отнесение дел, возникающих из административно-правовых отношений, к исковому производству. Ho мы не видим принципиальной разницы между экономическими спорами, гражданско-правовыми и административно-правовыми. Одним из ключевых вопросов арбитражного процесса является вопрос о разграничении подведомственности дел арбитражным и гражданским судам. В основе разграничения лежит, прежде всего, предмет разбирательства - экономический спор. Понятие экономического спора в АПК РФ 1995 г. и в АПК РФ 2002 г. отсутствует. Судебная практика позволяет определить эти споры как споры, возникающие в связи с осуществлением, как правило, юридическими лицами и зарегистрированными в качестве предпринимателей гражданами предпринимательской (коммерческой) деятельности, а также в связи с отношениями, прямо или косвенно с этой деятельностью связанными. Наряду с характером отношений важную роль играет их субъектный состав. Между тем практика выявила ряд вопросов, решение которых высшими судебными инстанциями судов общей юрисдикции и арбитражных судов свидетельствует, что указанные критерии не столь надежны. В арбитражном процессе в случаях, предусмотренных законом, участвуют граждане, не обладающие статусом предпринимателя (в частности, в делах о банкротстве), и образования, не являющиеся юридическими лицами. Весьма неудачным оказалось разделение компетенции Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ по делам, связан ным с правами акционеров. Высшие судебные инстанции признали подведомственными суду общей юрисдикции дела, стороной в которых является акционер - физическое лицо. Ho и в том и другом случае акционер - участник предпринимательской деятельности, и спор носит экономический характер. Такой подход привел к принятию судами противоречивых решений, а также нестабильности в деятельности акционерных обществ. АПК РФ 2002 г. отнес к ведению арбитражных судов все дела, предмет которых - экономический спор, а его сторонами являются российские юридические лица и граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность, а также в случаях, предусмотренных АПК РФ и иными федеральными законами, другие организации и граждане. В АПК РФ 2002 г. предусмотрена специальная подведомственность арбитражным судам (ст. 33). В числе этих дел дела по спорам между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных обществ и товариществ, вытекающие из деятельности этих обществ, за исключением трудовых споров. Против подобного решения вопроса выдвигались следующие возражения. Такими гражданами в настоящее время являются физические лица - участники хозяйственных обществ и главы кресть- янскиххозяйств. Районные суды общей юрисдикции территориально к ним гораздо ближе. Областной, краевой арбитражный суд на необъятных просторах страны может находиться за сотни, а то и тысячи километров от данных лиц. Ho, во-первых, этот довод срабатывает, если такой гражданин ответчик. А если он истец? Ему все равно придется обращаться в суд по месту жительства (нахождения) ответчика. К тому же кассационный суд общей юрисдикции также находится не в районе. Во-вторых, нельзя вечно исходить из бедности наших людей и отсутствия дорог. Притом далеко не все акционеры - физические лица и фермеры (крестьянские хозяйства) бедны. В-третьих, сельскохозяйственные производственные кооперативы сплошь и рядом также не блещут богатством, но споры с их участием подведомственны арбитражным судам. Большие сложности были связаны с альтернативной подведомственностью дел по экономическим спорам, участниками которых являются иностранные юридические лица и граждане-предприниматели, юридические лица с иностранными инвестициями. До 1995 г., т. е. до принятия нового АПК РФ, все дела с иностранным участием были подведомственны судам общей юрисдикции. В советское время такое положение было оправдано, так как иных судов в стране не было, а государственные арбитражи подобные дела не рассматривали и не могли рассматривать. С появлением арбитражных судов, естественно, возник вопрос об отнесении к подведомственности арбитражных судов всех экономических споров, участниками которых являются юридические лица и граждане-предприниматели, в том числе с иностранным участием. На уровне закона данный вопрос был решен в АПК РФ 1995 г. Ho законодатель не внес изменений в ГПК, сохранив в нем подведомственность данных дел судам общей юрисдикции. Таким образом, иностранцам в нашей стране было предоставлено неоправданное преимущество по отношению к российским юридическим лицами и иным предпринимателям. Кроме того, подобный дуализм привел к противоречивой судебной практике по аналогичным экономическим спорам (достаточно вспомнить множество споров оффшорных компаний Газпрома и холдинга "MeflHa-MOCT"), и явно не увеличил доверие к российской судебной системе со стороны иностранных инвесторов. АПК РФ 2002 г. вновь отнес экономические споры с участием иностранных юридических лиц и граждан-предпринимателей к компетенции арбитражных судов. Одной из важнейших проблем судопроизводства, построенного на демократических началах, является законодательное обеспечение последовательного проведения процессов на основе принципов диспозитивности и состязательности. Принцип диспозитивности в науке гражданского процессуального и Hajoce арбитражного процессуального права признается в качестве важнейшего принципа процесса. Этот принцип является основным движущим началом процесса. Источником движения служит инициатива участвующих в деле лиц, в особенности сторон. Процесс возбуждается почти на всех его стадиях по инициативе сторон, от их инициативы зависит развитие процесса, его переход от одной стадии к другой. Однако этот принцип не сформулирован ни в Конституции РФ, ни в процессуальных кодексах. Его наличие в гражданском и арбитражном производстве выводится из анализа ряда процессуальных норм. В частности, норм о праве лиц на судебную защиту, на обращение в соответствующий суд; о праве истца изменить предмет или основание иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований; праве сторон закончить дело миром; праве третьих лиц вступить в процесс, праве истца согласиться на замену ненадлежащей стороны надлежащей и др. Важной проблемой, относящейся к действию принципа диспозитивности в процессе, является определение соотношения свободы сторон в распоряжении своими процессуальными и материальными правами и активности суда. В АПК нет общей нормы, дающей суду право совершать те или иные действия по движению процесса независимо от воли сторон. Ho есть отдельные нормы, допускающие такую возможность. Например, АПК РФ 2002 г., так же как АПК РФ 1995 г., предоставляет истцу право объединить несколько требований в одном иске. Ho тот же АПК предоставляет суду право разъединить эти требования и, наоборот, объединить дела в одно, если их участниками являются одни и те же лица. Суд вправе привлечь к участию в деле третье лицо без самостоятельных требований независимо от воли сторон. Можно было бы назвать и иные случаи, когда закон дает возможность суду самому решать вопросы, связанные с движением дела. В частности, расширять пределы этого дела. Нормы, которые предоставляют право суду расширять или сужать пределы рассматриваемого дела, содержатся не только в процессу альном, но и в материальном законе. Например, согласно ст. 333 ГК РФ суд вправе уменьшить размер неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Статья 166 ГК РФ предоставляет право суду применить последствия недействительности ничтожной сделки, даже если сама сторона об этом не просит. На процессуальном языке это означает изменение цены и предмета иска. В советские времена считали, что сущность принципа диспозитивности состоит в сочетании инициативы сторон с активностью суда. Такое сочетание “на равных” напоминает сочетание льда с горячей водой. Нельзя полностью отрицать возможность суда вмешиваться в распорядительные действия сторон. Ho случаев ограничения прав сторон по распоряжений объектом процесса, на его движение не может быть много. Они должны носить характер исключений из принципа диспозитивности, составлять изъятия из него, а не его сущность. При этом право суда на подобные ограничения может иметь место, если они прямо предусмотрены законом. Для принятия таких законов нужны веские основания. Сегодня трудно объяснить, почему Гражданский кодекс РФ предоставил суду право применить последствия недействительности ничтожной сделки, если стороны об этом не просят. Едва ли с таким решением вопроса можно согласиться. С точки зрения гражданско-правовой здесь явно нарушен принцип автономии воли. С процессуальной точки зрения суд изменяет предмет иска, выходит за пределы заявленного требования, хотя ему такое право процессуальным законом не предоставлено. Однако пока данные нормы есть в процессуальном и материальном законе, суд действует на законном основании. Закон можно и нужно критиковать, но нельзя запретить применять. К сожалению, судебной практике известны случаи, когда суд выходит за пределы заявленных требований в случаях, не предусмотренных ни материальным, ни процессуальным законом. Например, предъявлен иск о признании недействительным свидетельства о праве собственности, выданного регистрационной палатой. Суд же рассматривает не только это требование, но и вопрос о признании или об отсутствии права собственности у предъявителя иска. Нормы, которая запрещала бы суду так поступать, в законе нет. Суд не может и не должен без согласия истца изменять предмет и основание иска. К сожалению, в новом процессуальном законе, так же как в АПК 1995 г., не предусмотрена норма, запрещающая суду выходить по собственной инициативе за пределы заявленных истцом требований, если это не предусмотрено законом. Что же касается названных норм ГК РФ, то следовало бы подумать о внесении в них изменений. Например, в ст. 333 добавить слова “по требованию должника”. Существенно нарушался принцип диспозитивности и установленным АПК РФ 1995 г. порядком возбуждения дел в надзорной инстанции, так как доступ к правосудию зависел не от воли заинтересованных лиц, а исключительно от воли уполномоченных должностных лиц Высшего Арбитражного Суда РФ и Прокуратуры РФ. Принцип диспозитивности относится к числу основополагающих принципов арбитражного (впрочем, как и гражданского) процесса. Его необходимо закрепить в процессуальном законодательстве наряду с принципом состязательности. В АПК могла бы быть норма примерно следующего содержания: арбитражный суд осуществляет судопроизводство на основе распорядительных действий сторон и других участвующих в деле лиц, направленных на возбуждение и дальнейшее движение дела (принцип диспозитивности): изъятия из этого правила устанавливаются законом. Такое решение вопроса дало бы возможность создать хорошую нормативную основу для действия принципа диспозитивности в арбитражном процессе. Наличие этого принципа обусловлено спецификой охраняемых прав и интересов, связанных в подавляющем большинстве случаев с гражданским оборотом, с предпринимательской деятельностью1, где определяющей является воля ее участников. He менее важную роль играет в арбитражном судопроизводстве принцип состязательности. Принцип состязательности в отличие от принципа диспозитивности прямо предусмотрен Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом “О судебной системе Российской Федерации”, а также процессуальными кодексами. Смысл этого принципа состоит в том, что каждая сторона, при равных возможностях для защиты в суде своих прав и интересов, должна обеспечить своими собственными действиями эту защиту. Иными словами, обратившаяся за защитой в суд сторона (истец) должна доказать в ходе рассмотрения дела, что имеет основания для получения благоприятного для нее решения. Другая сторона (ответчик) в случае несогласия с заявленным к ней требованием должна определить предмет и основание своих возражений против требования и доказать, что истец не имеет права на удовлетворение его иска полностью или в части. Принцип состязательности не исключает некоторой активности арбитражного суда в доказывании. Так, в АПК РФ 2002 г. (ст. 135) предусмотрено право суда предложить сторонам раскрыть доказательства, касающиеся существа заявленных требований. Суд вправе также рекомендовать сторонам представить дополнительные доказательства и оказать им по их просьбе содействие в истребовании доказательств от государственных органов или третьих лиц, у которых эти доказательства находятся. CM., например, судебно-арбитражную статистику за 1998-1999 гг. // Вестник ВАС РФ. 2000. №3. С. 6: за 1999-2000 гг. // Вестник ВАС РФ. 2001. № 4. С. 12; 2002. №4. С. 20. Суд решает вопрос об относимости доказательств к данному конкретному делу и вправе не принять представленное стороной доказательство, если оно не имеет отношения к делу. Такие действия суда обусловлены его правом определять предмет доказывания и его обязанностью выносить обоснованные решения, в которых установленные судом факты опирались бы на относящиеся к этим фактам и исследованным им доказательства. Сложным являлся вопрос о праве суда назначать экспертизу по собственной инициативе. Согласно АПК РФ 1995 г. суд назначал экспертизу только по ходатайству одной или обеих сторон. Как известно, экспертиза назначается при отсутствии у суда специальных знаний по тому или иному вопросу. Требуется ли суду экспертиза, вправе как будто бы решать не только стороны, но и сам суд. АПК РФ 2002 г. решил данный вопрос следующим образом. Как и прежде, для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. В то же время закон предоставил суду право назначить экспертизу по своей нициативе в случае, если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы. В соответствии с принципом состязательности каждая сторона обладает правом участвовать в разбирательстве дела лично или через представителя, т. е. иметь возможность давать объяснения суду и быть субъектом доказывания. Принцип состязательности наиболее последовательно реализуется при рассмотрении дела в первой инстанции. Этот принцип действует также в апелляционной и кассационной инстанциях. Производство в апелляционной и кассационной инстанциях возбуждается апелляционной и кассационной жалобой заинтересованного лица, считающего вынесенное решение незаконным и (или) необоснованным. Право обратиться с жалобой принадлежит лицам, участвующим в деле, а также лицам, не привлекавшимся к участию в деле, если суд первой или второй инстанции принял решение об их правах и обязанностях. Заинтересованные лица вправе принимать личное (или через представителя) участие в апелляционном и кассационном заседании, излагать свои суждения по поводу рассматриваемого судом дела. Иначе решался вопрос об участии заинтересованных лиц в надзорном производстве. В АПК РФ 1995 г. не было нормы о порядке принятия решения соответствующим должностным лицом о принесении протеста в порядке надзора на состоявшиеся по делу судебные акты. Практически такое должностное лицо принимало решение чаще всего на основании заявления одной из заинтересованных сторон без учета мнения другой стороны. АПК РФ 1995 г. содержал норму, дающую право Президиуму Высшего Арбитражного Суда рассматривать дело в надзорной инстанции без предоставления обеим сторонам права быть выслушанными перед принятием решения. С позиций Европейского суда по правам человека такая практика не соответствует принципу справедливого разбирательства дела, не гарантирует равенства процессуальных возможностей участников процесса. Конституционный Суд в одном из своих постановлений признал не соответствующими Конституции РФ положения ч. 2 ст. 186 АПК РФ 1995 г. в той мере, в какой они позволяли Президиуму ВАС в случае извещения о судебном заседании одного из участвующих в деле лиц рассмотреть дело без предоставления другим участвующим в деле лицам равных возможностей участвовать в судебном разбирательстве, а также позволяли суду надзорной инстанции определить в конкретном деле объем прав и обязанностей иначе, чем это сделано судами нижестоящих инстанций, не предоставляя лицам, участвующим в деле, права быть выслушанными судом надзорной инстанции1 . Конституционный Суд РФ внес изменения в порядок разбирательства дел в надзорной инстанции лишь частично, что совершенно правильно, так как Конституционный Суд РФ отвечает на вопросы, поставленные перед ним заинтересованными лицами. Ho в изменении нуждался весь порядок возбуждения надзорного производства. В АПК РФ 2002 г. по-новому решен вопрос о надзорном производстве. Надзорное производство возбуждается на основании заявления лиц, участвующих в деле, а не протеста должностного лица Высшего Арбитражного Суда РФ. Заявление рассматривают не должностные лица Высшего Арбитражного Суда РФ, а судьи. Вначале судья единолично решает вопрос о возможности принять данное заявление к производству. При этом отказ в принятии заявления и его возращение заявителю допускаются исключительно по формальным основаниям, предусмотренным непосредственно в АПК. Судья возвращает заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора в случае, если установит, что не соблюдены требования, предусмотренные ст. 292 и 294 АПК. Статья 292 говорит об основании заявления (нарушение или неправильное применение арбитражным судом, принявшим оспариваемый судебный акт, норм материального или процессуального права). В ст. 294 содержатся требования, предъявляемые к форме и содержанию заявления. Заявление возвращается также, если до принятия заявления или представления к рассмотрению от заявителя поступило ходатайство о его возвращении. О возвращении заявления выносится определение, копия которого направляется лицу, подавшему заявление, вместе с самим заявлением и прилагаемыми к нему документами (ст. 296). Возвращение заявления или представления не препятствует повторному обращению с таким же заявлением или представ- лением в Высший Арбитражный Суд РФ в общем порядке после устранения обстоятельств, послуживших основанием для возвращения. Затем заявление рассматривается в судебном заседании в коллегиальном составе судей. Судьи решают вопрос о возможности направления дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда для пересмотра обжалованных судебных актов в порядке надзора и выносят соответствующее определение об этом. Решая данный вопрос, судебная коллегия должна исходить из оснований, предусмотренных ст. 304 АПК РФ. Ho ст. 304 АПК РФ содержит основания для изменения или отмены судебных актов в порядке надзора, а не для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда. В ст. 304 предусмотрены следующие основания для отмены или изменения оспариваемых судебных актов Президиумом Высшего Арбитражного Суда: оспариваемый судебный акт: I) нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права; 2) препятствует принятию законного решения по другому делу; 3) нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы. Получается, что судебная коллегия еще до рассмотрения дела в Президиуме Высшего Арбитражного Суда уже предрешила вопрос о наличии или отсутствии оснований для изменения или отмены судебных актов Президиумом. Ho и это еще не все. Основанием для подачи заинтересованным лицом заявления является нарушение или неправильное применение арбитражным судом, принявшим оспариваемый судебный акт, норм материального или процессуального права. Основанием же для отказа в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда является отсутствие других оснований, Значит то, о чем сказано в заявлении, практически не имеет значения для его передачи в Президиум Высшего Арбитражного Суда972. Рассмотрение заявления единолично судьей, а затем коллегией судей происходит без извещения об этом лиц, обратившихся с заявлением в Высший Арбитражный Суд РФ. Лица, участвующие в деле, извещаются о дате и месте заседания Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. Противоположная сторона в споре и другие лица, участвующие в деле, могут направить отзыв на заявление. После рассмотрения заявления лица, участвующего в деле, о пересмотре судебных актов в порядке надзора, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ принимает соответствующее постановление. Права Президиума Высшего Арбитржаного Суда РФ в вопросе о пересмотре ранее принятых судебных актов не претерпели существенных изменений. Как и прежде. Президиум вправе, если не найдет оснований для пересмотра ранее вынесенных судебных актов, оставить заявление без удовлетворения. Он может также отменить судебный акт полностью или в части и передать дело на новое рассмотрение в арбитражный суд, судебный акт которого отменен или изменен; отменить судебный акт полностью или в части и принять новый судебный акт, не передавая дело на новое рассмотрение; отменить судебный акт полностью или в части и прекратить производство по делу или оставить иск без рассмотрения полностью или в части; оставить без изменения один из ранее принятых по делу судебных актов. Принимая решения о пересмотре судебных актов, в частности об их отмене или изменении, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ должен указать конкретные основания для изменения или отмены судебного акта, которые предусмотрены в ст. 304 АПК РФ. Указания Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, в том числе на толкование закона, изложенные в постановлении об отмене решения, постановления суда, обязательны для арбитражного суда, вновь рассматривающего данное дело. На первый взгляд, новый процессуальный порядок пересмотра судебных актов в порядке надзора демократичнее прежнего. Заявитель вправе возбудить надзорное производство. Ему, а также другим лицам, участвующим в деле, предоставлено право давать устные объяснения после выступления судьи докладчика. Тем не менее нельзя сказать, что у заявителя появились большие возможности добиться пересмотра неправосудного (неправосудных) с его точки зрения судебного акта (актов). Как и прежде, вопрос о принятии заявления к производству в порядке надзора разрешается, а его рассмотрение коллегией судей осуществляется без участия заинтересованных лиц и даже без извещения их о дате и месте рассмотрения заявления. Очень строги, да и мало понятны основания, по которым ранее принятые судебные акты могут быть изменены или отменены в порядке надзора. Как уже указывалось, изменение или отмена судебных актов в порядке надзора возможны в трех случаях: если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум ВАС РФ установит, что оспариваемый судебный акт нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права; препятствует принятию законного решения по другому делу; нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы. Возникают следующие вопросы: что означает “толкование” норм права? Кто вправе их толковать? Ни Конституция РФ, ни Федеральный конституционный закон “О судебной системе Российской Федерации” не предусмотрели такое право Высшего Арбитражного Суда РФ. Сказано лишь, что он дает разъяснения судам по вопросам судебной практики. Обязательность подобных разъяснений суда для нижестоящих судов предусмотрена Федеральным конституцион ным законом “Об арбитражных судах Российской Федерации”. Данному праву суда соответствует такое основание, как нарушение единообразия в применении арбитражными судами норм права. Что же касается толкования, то это право арбитражным судам таким законом, как АПК РФ, являющимся федеральным, а не конституционным федеральным законом, предоставляться не может. Значит, решая вопрос о том, нарушено ли единообразие в толковании арбитражными судами норм права, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, видимо, будет руководствоваться постановлениями Конституционного Суда РФ, которому такое право принадлежит, а также толкованием норм права теми органами, которые издали соответствующую норму, но не собственными представлениями. Далее. Вызывает сомнение и указание на то, что судебные акты могут быть изменены или отменены, если нарушено единообразие в применении норм права. Что значит “единообразие” и кто его устанавливает? По всей вероятности, это Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ, дающий разъяснения о применении арбитражными судами норм права. He может же быть непреложным единообразие, сложившееся в практике отдельных региональных судов или даже федеральных окружных судов. Во всяком случае, требуется разъяснение Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ о том, что все же имеется в виду под таким основанием, как нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права. Два других основания (препятствие принятию законного решения по другому делу; нарушение прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов) также требуют разъяснений. Каким образом одно решение может препятствовать вынесению другого законного решения? Может быть, имеется в виду решение, по которому соответствующий факт установлен ранее вынесенным решением и, следовательно, не подлежит доказыванию в другом процессе между теми же сторонами. Первый суд допустил ошибку, а второй обязан был ее повторить. Ho это, мягко говоря, не слишком распространенная практика. Знак вопроса можно поставить также над понятиями “неопределенный круг лиц” или “публичные интересы”. Ho даже если не высказывать сомнений по поводу содержания ст. 304 АПК РФ, можно с уверенностью сказать, что добиться отмены решений и других судебных актов арбитражных судов в порядке надзора будет очень трудно. Против сказанного могут быть следующие возражения. Надзор - четвертая инстанция. Она должна быть по-настоящему исключительной, и крут оснований, по которым предыдущие судебные акты подлежат изменению или отмене, должен быть весьма ограниченным. Допустим. Ho этот круг оснований должен быть по меньшей мере ясным. Предвижу и ссылки на то, что “там у них на западе высшие суды пересматривают судебные акты нижестоящих судов в весьма крайних случаях”. Ho это “там у них”. Когда у нас сложатся такая же правовая культура и такое же уважение к закону, как на Западе, тогда и можно будет строго ограничивать основания для пересмотра судебных актов в порядке надзора. Сегодня же нужно обратиться к федеральным арбитражным окружным судам и сказать: пожалуйста, будьте еще более бдительны. На вас доступ к правосудию может закончиться. Есть еще один вопрос, который в связи с принятием АПК РФ приобрел актуальность. Это вопрос об участии в арбитражном процессе прокурора. АПК 1995 г. предоставлял прокурору возможность заявлять исковые требования в суд в защиту государственных и общественных интересов. АПК РФ 2002 г. (ст. 52) внес много нового в вопрос об участии прокурора в арбитражном процессе. Во-первых, прокурор может участвовать в арбитражном деле в двух основных формах: в качестве лица, предъявившего иск (исковое производство) или обратившегося в суд с заявлением по делам, возникающим из административно-правовых отношений. Во-вторых, предусмотрены конкретные основания обращения прокурора в арбитражный суд с иском или с заявлением. Прокурор вправе предъявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных органами государственной власти РФ, субъектов Федерации, органами местного государственными, муниципальными унитарными предприятиями, а также государственными учреждениями, юридическими лицами, в уставном капитале (фонде) которых есть доля участия Российской Федерации или субъектов Федерации, доля участия муниципальных образований. Прокурор может также обращаться в суд с исками о применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной указанными выше органами государственной власти, органами местного самоуправления, а также коммерческими и некоммерческими организациями. С заявлением прокурор вправе обратиться в случае, если он оспаривает нормативные правовые акты, ненормативные правовые акты органов государственной власти РФ, субъектов Федерации, органов местного самоуправления, затрагивающие права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Таким образом, АПК РФ 2002 г. по существу расшифровал неясную формулу АПК РФ 1995 г., согласно которой прокурор был вправе заявлять исковые требования в защиту государственных и общественных интересов. В-третьих, прокурор вправе вступить в дело, рассматриваемое арбитражным судом, на любой стадии арбитражного процесса с процессуальными правами и обязанностями лица, участвующего в деле, в целях обеспечения законности. Это право он может реализовать только применительно к делам, связанным с оспариванием заинтересованными лицами нормативных правовых актов, ненормативных правовых актов органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов Федерации, органов мест ного самоуправления, затрагивающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Прокурор, обратившийся в арбитражный суд, пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности истца. Его отказ от предъявленного им иска не лишает истца права требовать рассмотрения дела по существу, если истец участвует в деле. Новеллой является правило АПК РФ 2002 г., предоставляющее прокурору право, хотя и очень ограниченно, вступать на любой стадии арбитражного процесса с процессуальными правами и обязанностями лица, участвующего в деле, в целях обеспечения законности. Видимо, речь идет о том, что прокурор, как это принято в гражданском процессе, будет высказывать свое мнение по поводу того, можно ли признать соответствующие нормативные (ненормативные) акты недействительными. При этом в ходе судебных прений (институт, также введенный в арбитражное законодательство впервые) прокурор должен выступать первым. Это, безусловно, правильно, так как дает возможность другим лицам, участвующим в деле, выступающим в прениях позднее, выражать свое несогласия с мнением прокурора. Обращаться в Высший Арбитражный Суд РФ вправе Генеральный прокурор РФ или заместитель Генерального прокурора РФ. В арбитражный суд субъекта Федерации могут обратиться также прокурор субъекта РФ или заместитель прокурора субъекта РФ и приравненные к ним прокуроры или их заместители. Существенно изменилось правовое положение прокурора в надзорном производстве. С введением в действие с I января 2003 г. гл. 36 АПК РФ Генеральный прокурор и его заместители будут не вправе заявлять протесты в Высший Арбитражный Суд. Они будут обращаться в Высший Арбитражный Суд с представлением о необходимости пересмотра в порядке надзора судебных актов, принятых по делам, указанным в ст. 52 АПК РФ, и в том же порядке, который предусмотрен для лиц, участвующих в деле. Рамки данной работы не позволяют остановиться на всех вопросах судопроизводства в арбитражном процессе. Мы расмотрели вопросы, которые представляются наиболее актуальными.
<< | >>
Источник: И. Л. Петрухин.. Судебная власть. 2003

Еще по теме § 4. Арбитражное судопроизводство:

  1. § 6. Возбуждение арбитражного судопроизводства
  2. 13.1 .Арбитражное судопроизводство как способ защиты прав предпринимателей
  3. Т е м а 14. УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В АРБИТРАЖНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  4. 11. Развитие административной юстиции в системе арбитражного судопроизводства.
  5. § 1. Характеристика правового статуса прокурора в арбитражном судопроизводстве
  6. Глава 32. ПОНЯТИЕ ОБ АРБИТРАЖНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  7. Глава XVII. Участие прокурора в арбитражном судопроизводстве
  8. 83. ПРОИЗВОДСТВО В АРБИТРАЖНОМ СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ. ПЕРЕСМОТР ПОСТАНОВЛЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ
  9. § 3. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. Система арбитражных судов
  10. Тема 5 АРБИТРАЖНЫЕ СУДЫ И ИНЫЕ АРБИТРАЖНЫЕ ОРГАНЫ
  11. 17. Доклад председателя Высшего арбитражного суда РФ В. Ф. Яковлева на Всероссийском совещании председателей арбитражных судов 16 февраля 1999 г. (извлечения)
  12. ОБЗОР практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 года ПИСЬМО Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 декабря 1996 г. № 10
  13. 4.4. Арбитражный управляющий, саморегулируемая организация арбитражных управляющих, реестродержатель
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -