<<
>>

I. Текущее законодательство

Чаще всего объектом критики и обжалования в Конституционный совет на предмет предполагаемых нарушений прав и свобод является текущее законодательство. Принимаемые в обычном порядке законы не обязательно всякий раз до их опубликования направляются на рассмотрение совета; как правило, эта процедура применяется выборочно по инициативе либо Президента Республики, ли бо председателя Национального собрания, либо председателя Сената, а с учетом действия конституционного закона от 29 октября 1974 г.
также по инициативе шестидесяти депутатов Собрания или шестидесяти сенаторов (абз. 2 статьи 61 Конституции). В том, что касается защиты прав и свобод, по процедуре предварительного контроля можно привести несколько соображений: 1. Если говорить о персональном составе лиц, могущих апеллировать к Конституционному совету, то наиболее активная их часть — это парламентарии. а) Но какой же резон обращаться в Совет председателю Национального собрания, коль скоро он лично председательствовал при голосовании о принятии законопроекта? И тем не менее такое случалось дважды. б) Видимо, также нет оснований обращаться в Совет и премьер- министру, поскольку правительство фактически определяет повестку дня Национального собрания, пользуясь его полным доверием. Поэтому весьма редкими являются случаи, когда текст закона принимается без согласия на то правительства. И если он и апеллировал к Совету, то в связи с внесением в принятые законы некоторых поправок, никак не относящихся к правам и свободам. в) Обращение в Совет председателя Сената выглядит более нормальным, поскольку законы могут приниматься и без его согласия; именно это должностное лицо в первых двух апелляциях добилось от Конституционного совета закладки такой судебной практики, которая оберегала бы от посягательств права и свободы граждан. (Таковы решения от 16 июля 1971 г. о свободе объединений и от 27 декабря 1973 г.
о равенстве граждан перед законом.) Но с тех пор, как шестьдесят депутатов Собрания и шестьдесят сенаторов приобрели право апелляции к Совету, именно их жалобы стали превалировать, а обращения председателя Сената стали заметно реже; он стал все чаще подписываться под обращениями в качестве рядового сенатора, не используя предоставленное ему индивидуальное право. г) Зато участились случаи обращения в Совет по поводу предполагаемого нарушения в законах прав и свобод со стороны парламентариев (как депутатских, так и сенаторских групп), которые иногда объединялись вместе. Разумеется, такие апелляции чаще направляются от оппозиционного меньшинства. И все же одна из первых таких апелляций от 20 декабря 1974 г. была сформулирована и направлена в Совет от 60 депутатов тогдашнего правительственного большинства; речь шла о правомерности закона об искусственном прерывании беременности, инициатива принятия которого исходила от правительства, но получила поддержку и депутатов левого блока. То же повторилось в отношении закона о предупреждении производственного травматизма (решение от 2 декабря 1976 г.). Во всех других случаях инициаторами апелляций были члены парламентской оппозиции21. Итак, в традициях французской конституционной системы укрепилось правило о том, что именно оппозиция первенствует в отстаивании прав и свобод индивида. д) Что касается Президента Республики, то он никогда не апеллировал к Конституционному совету по мотивам абз.2 статьи 61 Конституции. И это понятно, поскольку до выборов 16 марта 1986 г. между главой государства и руководителем правительства существовало единство взглядов по вопросу о передаче законопроектов на утверждение парламента. А если, в редких случаях, такое разногласие и возникало, то апелляция в Совет, как правило, исходила от премьер-министра, который обычно берет на себя бремя диалога с парламентом. В условиях, когда президентское большинство не совпадает с парламентским, правительство скорее выражает интересы второго, чем первого большинства; в расстановке же политических сил часто многое меняется.
Во-первых, именно правительство, а не Президент Республики ориентирует деятельность исполнительной власти в ее законопроектной деятельности; безусловно, что «законопроекты обсуждаются в Совете министров» (абз. 1 статьи 2 Конституции) под председательством главы государства (статья 9); но именно премьер-мини стру принадлежит в этом деле решающее слово, поскольку согласно абз. 1 статьи 39 ему принадлежит «законодательная инициатива»; затем обсуждение законопроекта проходит в палатах Парламента под эгидой правительства, которое имеет право на внесение в него поправок (статья 44) и вправе переделать или отозвать проект, составленный в Совете министров. Наконец, коль скоро закон принят, глава государства обязан промульгировать его (абз.1 статьи 10); он не вправе без согласия премьер-министра потребовать его повторного обсуждения (абз. 2 статьи 10), так как подобное требование должно получить контрассигнацию главы правительства (статья 19). Конституционный совет компетентен принимать к рассмотрению любые акты без чьего-либо контрассигнования, тогда как подобное право, закрепленное за главой государства, является единственной конституционной прерогативой, позволяющей ему застопорить или провалить законопроект. Однако Президент Республики «следит за соблюдением Конституции», а следовательно, и гарантируемых ею прав и свобод. На этом основании можно утверждать, что он располагает одновременно и правом, и обязанностью скорее апеллировать к Конституционному совету по поводу закона, посягающего на права и свободы, чем спешить с его промульгацией. Несомненно, если в таком случае оппозиция сама апеллирует к Совету, то глава государства может посчитать более целесообразным воздержаться от апелляции. Однако он может и присоединиться к этой акции с тем, чтобы придать большую торжественность опротестованию акта. 2. В том, что касается круга лиц, не располагающих правом апелляции к Совету, то можно лишь удивляться тому, что в него не входит отдельный индивид; но ведь именно он страдает от невозможности привести в движение правозащитный механизм в случае нарушения его законных прав! Но такое исключение имеет под собой историческое обоснование: творцы Конституции вовсе не намеревались наделять Совет компетенцией в области индивидуальной защиты; поэтому не было никакого резона предусматривать и индивидуальную процедуру обжалования; цель была другой: Совет должен разрешать споры либо исполнительной власти с законодательной, либо споры между двумя палатами. Отсутствие индивидуальной процедуры обжалования ныне находит и другие оправдания: во-первых, среди парламентской оппозиции всегда найдутся надежные поборники прав и свобод, чтобы защитить их от поползновений «властей» путем апелляции к Совету (будь то 60 депутатов Собрания или 60 сенаторов). Во-вторых, если позволить каждому обращаться в Совет с жалобами, то их число может катастрофически умножиться, и тогда Совет столкнется с нагромождением жалоб, по которым не сможет оперативно принимать решения в разумные сроки. 3. А сроки, отведенные для подачи апелляций в Совет, установлены жесткие; для окончания их рассмотрения — подвижные, в за висимости от процедуры, принятой для промульгирования того или иного акта. Из этого вытекает ряд следствий. а) Во-первых, апелляция может быть направлена лишь в преддверии возможной промульгации акта, т.е. сразу же после его окончательного утверждения (статья 10 Конституции); б) Только уже готовый и одобренный текст закона может подлежать апелляции, а не сырой законопроект. А поскольку текст не одобрен, он пока и не является законом, а следовательно, не может подлежать ни промульгации, ни опротестованию. На этом основании апелляция, оформленная до голосования законопроекта, не может быть принята Советом к своему рассмотрению (решение Совета от 8 ноября 1976 г.). в) Во-вторых, апелляция не может быть заявлена после промульгации закона; Совет в своем решении от 27 июля 1978 г. уточнил, что «не может ставиться под вопрос» соответствие уже про- мульгированного закона Конституции, если только он не подменяет прерогативы исполнительной власти. В дальнейшем судебная практика в этой части развивалась не в плане цензуры промульгирован- ных законов, а в плане выявления возможных противоречий в новом законе, когда им изменяются ранее действовавшие акты или расширяется сфера их применения (решение от 25 января 1985 г.). Отмеченные выше правила приемлемости апелляций поставили ряд проблем как при исполнении главой государства его полномочий, так и перед органами, компетентными обращаться в Совет. Президент Республики располагает для промульгации закона сроком в 15 дней, начиная со дня передачи ему правительством окончательно утвержденного закона; никакого минимального срока для него не установлено. Следовательно, он может упредить жалобщиков, ускорив промульгацию закона. Но на практике сложились неписаные правила вежливости: как только главе государства становится известным намерение обжаловать направленный к нему закон, он выдерживает разумный срок перед его промульгацией. В случае срочности он предупреждает палаты парламента о необходимости незамедлительной подачи готовящейся апелляции в Совет, отводя для этого не менее суток. Именно так и обстояло дело с законом о введении чрезвычайного положения в Новой Каледонии (см. решение Совета от 25 января 1985 г.) Впрочем, Конституционный совет склонен оперативно выносить решения даже и в обстоятельствах, исключающих срочность. (Вышеупомянутое решение, направленное 24 января, получило апробацию уже на следующий день.) 4. Последствия принятия апелляции Советом. а) Во-первых, как уже указывалось, Совет согласно абз.2 статьи 61 Конституции принимает к своему рассмотрению закон в целом виде, а не его отдельные, подвергнутые критике положения. Действуя по долгу службы, он может оспорить и такие из его положений, которые не были раскритикованы в апелляции. Так, 60 депутатов Национального собрания обратились в Совет с апелляцией на избирательный закон от 19 ноября 1982 г. с ничтожной, в сущности, придиркой к изменению, которому подверглась статья 262 Избирательного кодекса ввиду принятия нового закона; Совет же воспользовался апелляцией, чтобы, основываясь на принципе недопустимости дискриминации, выдвинуть решительное возражение против другого положения закона 1982 г. (изменяющего статью 260 «бис» того же кодекса), запрещающую «вносить в списки кандидатов более 75% лиц одного и того же пола» (решение от 18 ноября 1982 г.). Но чаще всего Совет не использует эту возможность, заявляя в мотивировочной части своего решения, что «по поступившему на его рассмотрение акту Совет не находит оснований по долгу службы выявить какое-либо положение, дающее повод сомневаться в его соответствии Конституции», В диспозитивной части Совет отмечает, что «все другие положения представленного на его рассмотрение закона объявляются соответствующими Конституции». Итак, решение, выносимое Советом, распространяется на весь текст закона. б) Во-вторых, принятие акта к рассмотрению в Совете влечет за собой отлагательный эффект в отношении его промульгации (статья 61), хотя и не создает для этого нового срока; в решении лишь отмечается, что «отлагательный эффект для промульгации оканчивается в связи с опубликованием решения Конституционного совета» (статья 21 ордонанса от 7 ноября 1958 г.). Однако правительство, располагая правом на опубликование, может задержать этот процесс, а следовательно, и промульгацию акта. Практически оно никогда этого не делает, и, таким образом, решение Совета публикуется одновременно с президентским декретом о промульгации. 5. Рассмотрение обжалованного закона может послужить поводом для состязательных прений. Так, согласно статье 18 ордонанса от 7 ноября 1958 г. (в редакции органического закона о Конституционном совете от 26 декабря 1974 г.) Совет незамедлительно уведомляет о поступлении к нему апелляции Президента Республики, премьер-министра и председателей Национального собрания и Сената, которые в свою очередь информируют об этом членов палат. Такое уведомление должно позволить указанным должностным лицам отреагировать на апелляцию. Впрочем, лишь однажды через Совет прошло официальное разъяснение по апелляции, нашедшее отражение в его решении от 30 января 1968 г.; речь шла о разъяснении председателя Сената, защищавшего раскритикованный премьер-министром закон о свободе местных коллективов, с доводами которого премьер-министр согласился. Но никакие отсылки на-разъяснения такого рода в дальнейшем не фигурировали в решениях Совета, хотя он временами был буквально завален направляемыми отовсюду соображениями. Впрочем, членам Совета отнюдь не возбраняется знакомиться с их содержанием; более того, докладчик по апелляции, который всегда является членом Совета^вправе в любое время и по своему усмотрению вникать в содержание направленных в Совет соображений, так же как и другие его члены. Зато Совет никогда не допускал такого положения, чтобы жалобщики могли развивать свою аргументацию с помощью адвокатов; впрочем, Совет вправе суверенно вырабатывать процессуальный регламент своей деятельности (статья ордонанса от 7 ноября 1958 г.). Такой регламент был разработан для рассмотрения жалоб по избирательным законам, а в отношении всего комплекса прав и свобод специальная процедура не предусмотрена. 6. Юридические последствия решений Совета определены статьями 61 и 62 Конституции и статьями 21 — 23 ордонанса от 7 ноября 1958 г. Как уже отмечалось, с опубликованием решения о конституционном соответствии закона отлагательный эффект для его промульгации оканчивается; однако, поскольку срок для промульгации еще не истек, Президент Республики вправе использовать предоставленную ему абз.2 статьи 10 ордонанса от 7 ноября 1958 г. прерогативу, потребовав нового обсуждения закона или его отдельных положений. Впрочем, решением Совета не соответствующими Конституции могут быть объявлены лишь отдельные положения обжалуемого закона, и тогда встает проблема их расчленения. Решение этой проблемы может быть неоднозначным: а) Совет может вообще не высказывать своего мнения о возможности расчленения положений на соответствующие и не соответствующие Конституции, ибо не ему судить о том, в какой мере и какая часть закона может быть выделена для опубликования. В таком случае Президенту Республики предоставлено право выбора: он вправе либо промульгировать апробированную часть закона или потребовать от палат нового чтения статей закона во исполнение статьи 23 ордонанса 1958 г., разумеется в пределах оставшегося для промульгации срока. б) Совет вправе определить, что не соответствующая Конституции часть закона составляет неразрывное целое со всеми его положениями (таковым было решение от 16 января 1982 г.); тогда закон в целом не подлежит промульгации. В таком случае возобновляются обычные парламентские законопроектные процедуры с предварительными обсуждениями и консультациями, предусмотренными Конституцией (решение от 23 августа 1985 г.). Но в этом случае Президент Республики не использует предоставленную ему статьей 10 прерогативу нового обсуждения закона, поскольку был снят с повестки дня и сам вопрос о промульгации. в) Совет вправе объявить о неотделимости не соответствующего Конституции положения лишь от некоторых положений закона, а не от его текста в целом. Этот случай ордонансом 1958 г. не предусмотрен; он выводится из практики Конституционного совета. Что следует делать в таком случае? Во-первых, надлежит использовать процедуру, определенную для первого случая; глава государства имеет право выбора: или промульгировать закон, за исключением антиконституционных и неотделимых от них положений, или потребовать повторного чтения. Однако, если в результате нового обращения в Совет выяснится, что в неапробированную часть закона парламентом были внесены изменения, приводящие ее в соответствие с Конституцией, отпадает надобность в вынесении нового решения по мотивам антиконституционности на основании одного лишь довода о неразделимости оспоренных и неоспоренных положений закона.
<< | >>
Источник: Люшер Ф.. Конституционная защита прав и свобод личности. 1993

Еще по теме I. Текущее законодательство:

  1. 53. Договор текущего счета
  2. 5.4.1. формы текущего планирования
  3. ТЕКУЩИЕ СПИСКИ
  4. Персонал по текущему ремонту
  5. I. Текущие международные платежи
  6. а) Ограничение текущих платежей
  7. II. Текущие международные платежи
  8. ПРОБЛЕМЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПРЕДМЕТОВ НАДЗОРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ БЮДЖЕТНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И НАЛОГОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  9. 3.3. Структура законодательства в информационной сфере и его место в системе российского законодательства
  10. 9. Текущие международные платежи против движения капиталов
  11. г) Текущие платежи против движения капиталов
  12. 12.5. Право и законодательство в сфере обеспечения информационной безопасности и их место в системе российского права и законодательства России
  13. § 4. Особенности текущих планов
  14. Прошлые и текущие стратегии
  15. 9.6. Метод скорректированной текущей стоимости
  16. Взаимосвязь стратегического и текущего планирования
  17. Движение денежных средств по текущей деятельности
  18. 5.4. ТЕКУЩЕЕ ПЛАНИРОВАНИЕ
  19. § 5. Управление текущими финансовыми операциями
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -